Милена Завойчинская.

Книгоходцы и тайна Механического бога



скачать книгу бесплатно

– Пачки? Это как? – поднял брови Карел и бочком пробрался к кровати, на всякий случай обходя меня по дуге.

– Счас! – скорчила я ему рожицу и принялась рыться в шкафу, отыскивая что-нибудь, из чего можно сделать импровизированную юбчонку подходящего фасона.

Там ничего подходящего не нашлось, тогда я поблуждала взглядом по комнате и увидела стопку писчей бумаги на столе.

– О! Только погоди, я брюки надену, а то на платье непонятно будет.

Быстренько скинув вечерний наряд, я натянула узкие брючки от костюма и простую гладкую рубашку. После чего начала сооружать себе балетную пачку, засовывая край бумажных листов за пояс.

– Ну вот, как-то так. Только эта штука из специальной гофрированной стоячей ткани и торчит вокруг бедер как… тележное колесо. И нужно стоять на пальцах в пуантах. Представь, что я не на цыпочках, а вот прям совсем-совсем на пальчиках стою.

Карел подавился смешком, но предложил мне действовать дальше.

– А теперь… Танец маленьких лебедей из балета «Лебединое озеро». Композитор – Пётр Ильич Чайковский. Исполняет прима-балерина – Кира Золотова.

Я дурашливо поклонилась, поставила ноги в нужную позицию и, напевая с детства всем известную мелодию, стала типа танцевать.

Ёлки, ну какая из меня балерина?

Такая, что мой напарник уже просто задыхался от смеха, корчась на кровати. Я же самозабвенно отплясывала (в меру своих скромных возможностей) и импровизировала. Нет, ну он же не ждет, что я реально смогу показать ему фуэте? Или там нет фуэте? Вот бы я еще помнила…

Мне быстро надоело изображать из себя лебедёнка, я переключилась и пошла вприсядку. И плевать, что это мужской танец, я же не виновата, что у этих дремучих иномирян нет такой богатой культуры, как у русского народа. Надо приобщать, чем я и занимаюсь в меру своих сил. Впрочем, и тут я отчаянно фантазировала и домысливала, так как исходного текста не знала, лишь пару слов да мелодию:

– Эх, яблочко-о, да на таре-елочке! Если я тебя не съем, отдам бе-елочке. Эх, яблочко-о, да золоти-истое! Это я, твое-е счастье игристо-ое!

Устав, я плюхнулась рядом с напарником на кровать и ткнула его пальцем в бок:

– Хватит ржать! Сам просил показать.

– О-ох, не могу. С тобой никакого цирка не надо! – выдохнул Карел.

Кстати, о цирке. Прямо скажем, не совсем то, к чему привыкла я. А вот спектакль в небольшом, но симпатичном театре мне понравился. Там не было механических людей, только живые и настоящие, и я с удовольствием посмотрела и отбила все ладоши, хлопая в конце кланяющимся артистам. Порадовала меня и картинная галерея, вероятно, потому, что талантливые художники – они в любой реальности талантливы. Творят от сердца и души, и на их работы приятно смотреть всем без исключения.

В общем, как-то так и жили. Аннушка держала свое слово и вмещала в наши затурканные занятиями мозги максимум того, что существует помимо учебы. И я была ей за это благодарна. Она, конечно, очень странная, принять и понять ее было непросто.

Но за этот год мы притерлись друг к другу. Кроме того, мне импонировало ее отношение: я вас научу, а дальше действуйте сами. Хуже нет, когда наставник контролирует каждый твой шаг и не дает вздохнуть и проявить инициативу.

Так было и с нашим заданием на практику. Она выдала нам книгу с зашифрованным посланием, убедилась, что мы поняли, что нам нужно нечто найти, и все! Больше об этом не заводила речи, хотя видела, что мы что-то делаем, возимся с бумажками и картами, куда-то постоянно сбегаем и бродим по городу. Магистр даже ни разу не спросила нас: а какой фигней мы, собственно, страдаем? Вот эта ее позиция невмешательства и принятия нас разумными самостоятельными особями мне ужасно нравилась.


Пролетела неделя, выделенная нам на изучение города, знакомство с основными достопримечательностями и посещение культурных мероприятий. Насчет «изучения города» – вот это мы выполнили и перевыполнили во время поисков феи Айрис, подходящей под описание. Нужную, правда, так и не нашли, но это уже другое.

За обсуждением этой неудачи нас как-то застала третья из горничных, Мали?ва. Я как раз, бурно жестикулируя, ходила взад-вперед по библиотеке и высказывала догадки, где еще может найтись изображение средней сестры с цветком в руках, чтобы при этом рядом стояло старое дерево.

– Простите, что вмешиваюсь, – робко прервала меня девушка.

– Да, Малива, – повернулась я к ней. – Нас зовет герцогиня?

– О! Нет, я не об этом. Я случайно услышала… Вы просто говорили про Айрис, и я…

– Да-да, Малива! – оживился Карел и взял разговор в свои руки. – Мы слушаем.

– Я родом не из Дарильи, а из городка в трех часах езды от столицы, – стреляя в него глазками, сказала она. – Так вот у нас в Тулане на центральной площади есть древняя статуя Айрис. Она изрядно пострадала от времени, так как бюджет города… ну и ее не реставрировали. А рядом с ней растет платан. Говорят, ему больше тысячи лет.

– Да-а?! – обрадовалась я, но напарник зыркнул на меня, чтобы не лезла.

– Малива, мы очень хотим посетить твой родной город, – с обаятельной улыбкой произнес он. – Ты нам расскажешь, как туда попасть, где можно переночевать и как найти эту площадь? У нас задание от герцогини изучить все, связанное с тремя сестрами-феями. Сейчас занимаемся Айрис.

Записав все, рассказанное девушкой, мы отправились паковать вещи. Добираться нам предстояло на поезде, кстати, расписание нам сообщила все та же Малива. Ну и там предполагали побыть пару дней. Упаковавшись, мы потопали к Аннушке в кабинет.

– Магистр, можно? – первым зашел внутрь Карел.

– Куда-то собрались? – спокойно спросила фея, оторвавшись от работы с какими-то бумагами.

– Да, мы хотим съездить в городок Тулан. Там…

– Отправляйтесь, – перебила его преподавательница. – Вам полезно проветриться и заодно познакомиться с Дарколью.

– А вы не спросите, зачем мы… – удивилась я, но и меня магистр не стала дослушивать.

– Кира, вам не три года, чтобы я спрашивала вас, зачем вы уходите из дома. И ведите себя прилично, адепты. Не разгромите эту несчастную реальность.

Переглядываясь и посмеиваясь над последним напутствием, мы отправились ловить такси, чтобы доехать до вокзала. Где найти кассы и какая платформа нам нужна, мы узнали заранее у Маливы. И время складывалось удачно, нужный нам поезд должен был отправиться как раз через час с небольшим.

Шум, грохот, гудки, стук колес, свист и шипение пара, вырывающегося из-под днищ паровозов, машинисты, выглядывающие из будок и что-то кричащие. Интересно, кстати, если в поездах есть специально выращенные кристаллы, то зачем им еще и пар? Голоса дикторов объявляли о прибытии и отправлении. По перрону сновали носильщики – как живые люди, так и механические «роботроны». Последние, учитывая их функцию носильщиков, выглядели весьма внушительно: мощные такие, большие, с платформами для багажа впереди и руками-манипуляторами. Пассажиры с чемоданами, картонками, коробками, с маленькими и не очень собачонками, как и положено, суетились. Дамы в дорожных платьях, господа с тросточками, дети… Все куда-то уезжали и откуда-то приезжали.

Билеты покупал Карел, так как маленькую меня просто выдавили из очереди. Я невольно вспомнила родную Землю, где магия тоже отсутствовала, а потому народ был наглый. Это в волшебных мирах все с осторожностью относятся к хорошо одетым, вооруженным господам. А ну как герцог или маркиз? Ты его толкнешь, а он потом тебя засудит, а если не засудит, то мечом пырнет, и будет в своем праве. А с тем, кто одет поскромнее, но увешан амулетами, вообще себе дороже связываться. Ты ему ногу оттопчешь, а он тебя проклянет или распылит в состоянии аффекта. И опять-таки – в своем праве. Маги – народ с неустойчивой психикой.


В общем, как я уже сказала, слегка обалдевший от вокзала Карел направился в кассы, а я стояла в сторонке и караулила наш багаж. Но в какой-то момент вдруг почувствовала легкое шевеление и прихлопнула чью-то руку, пытавшуюся меня обворовать. Рука рванулась, так как ее владелец явно попытался дать деру, но я держала тонкое запястье крепко и не выпускала.

– Прокляну, и конечность отсохнет, – сообщила не оглядываясь. Мало ли, вдруг у воришки сообщник: я отвлекусь, а в это время у меня все остальное стащат.

– Ы-ы-ы, – заверещал за моей спиной детский голос. – Не надо, тетенька! Я так больше не буду!

– Какая я тебе «тетенька»?! – до глубины души оскорбилась я и рванула жулика вперед, не выпуская, впрочем, чтобы не сбежал.

Передо мной стоял мальчишка лет шести-семи, тощий, грязный, оборванный, с немытой светловолосой головой и кое-как коротко обрезанной шевелюрой. Но поразило меня не это. Будь он человеком, все было бы понятно – обычный беспризорник, увы, их во всех мирах хватало. Но этот кадр оказался чистокровным эльфёнышем. Самым настоящим: глазастым, ушастым, тонкокостным и смазливым.

– Вот это да! – озадачилась я. – С каких это пор эльфийские детеныши бродяжничают и воруют у прохожих?

– Какой я тебе, тетенька, «эльфийский детеныш»? – один в один с моей интонацией оскорбился мальчишка. Причем его возмущение было абсолютно искренним, и я заподозрила, что он не в курсе своей расовой принадлежности. Это как так?

– А чей же?

– Я ничей! Сам по себе! – выпалил он, потом вдруг вспомнил, что, вообще-то, его поймали с поличным, и сник.

– Та-ак! И давно ты сам по себе? – нахмурилась я.

Причина для непонимания ситуации у меня была более чем веская. Эльфы рожают детей мало и редко, это особенность рас долгожителей, но если уж у них появляется ребенок, то его берегут, опекают и пылинки сдувают на протяжении всего долгого, растянутого на десятилетия, взросления физического и психологического. Нет, с полукровками история мутная, там все зависит от матери, как правило – человека. Да и созревают такие детишки почти как люди. Но этот-то мелкий жулик стопроцентный эльфик, я же вижу. И где же тогда его ушастые родители?

– А ты меня страже сдашь, тетенька?

– Еще раз назовешь «тетенькой», и я тебе щелбан в лоб дам. Вот это гарантирую.

Пацаненок распахнул глаза так, что они заняли пол-лица, но промолчал, только носом шмыгнул.

– Так где твои родители?

– Нету… – буркнул он. – Раньше были, а теперь нет.

– Умерли?

– Нет. Наверное. Не знаю. Я… потерялся. И не знаю, как вернуться и куда.

– Хм. И давно потерялся? – продолжала я допрос. Мельком глянула, не идет ли Карел, и снова уставилась на своего чумазого собеседника.

– Года четыре или пять, а может, больше. Я не помню, – хмуро отозвался он.

– А что помнишь?

– Я книжку рассматривал. Мне мама подарила, красивую такую, с картинками. Читал, читал, то есть смотрел, смотрел… А потом почему-то оказался непонятно где… – зачастил он. – И не знаю я, как тут очутился. А тут таких, как я, нет, и магии почти нет. И мамы с папой тоже нет.

– Книжку, значит, читал… – протянула я, начиная понимать ситуацию. – А сейчас что пытался украсть?

– Так книгу! – вскинул он на меня огромные раскосые глазищи. – Вдруг… Но ты же мне все равно не поверила, тетенька. Никто не верит! В цирк вот забирали, говорили, мутант ушастый. И на ярмарках показывали. А я сбежал из клетки.

– Кира, кто это тут с тобой? – подошел к нам мой напарник. – О! Эльфёныш! Ты где его откопала?

– Черт, как же не вовремя… – пробормотала я, судорожно решая, что делать.

Возвращаться в особняк не хотелось, это плохая примета. Но и отпускать мальчишку я тоже не собиралась. Значит, либо тащить его с собой, но это явно не лучшая идея, либо отправить к Аннушке с запиской, но так, чтобы он не сбежал подальше от злой «тетеньки», поймавшей его на воровстве.

– Значит, так! Слушай сюда! – заглянула я в глаза беспризорнику. – Ты вовсе не мутант ушастый, а чистокровный эльф. Это такая раса, как люди, но немного другие. Эльфы хорошие, и с растениями у вас здорово получается управляться. И маги вы практически все до единого. Вас много, и живете вы почти везде. А такие, как ты, называются книгоходцами. Это маги, имеющие способности проваливаться в порталы, которые открываются книгами. Я и мой друг – тоже маги-книгоходцы. Понял?

– По… понял… – оторопел эльфик.

– Тебе надо учиться, иначе в следующий раз ты можешь провалиться вообще в какой-нибудь жуткий мир с монстрами и нежитью. Осознал?

– Д-да… – От перспектив мой малолетний собеседник аж заикаться начал.

– Жить спокойно, не бояться снова угодить к сволочам в клетку, учиться и когда-нибудь найти своих родителей хочешь?

– Хочу!!!

– Тогда сейчас ты с запиской, которую я напишу, отправишься к нашей преподавательнице. Отдашь ей послание и сообщишь, что тебя прислала Кира. Это я. Расскажешь о том, как ты потерялся, все, что помнишь о родном мире, и попросишь помощи. Наша учительница, она… Короче, не пугайся. Она невероятно красивая и строгая, но справедливая и очень умная. Как только разберется, непременно поможет. Ясно?

– Да. А она меня не выгонит? Или того хуже, в приют не отдаст? Я там бывал уже, меня били постоянно и уши оторвать пытались. Я не дамся больше! Я сбегу, ты так и знай, тетенька!

Не выдержав, я свободной рукой легонько щелкнула его в лоб и по блеснувшим глазам поняла, он осознал, за что получил. Предупредила ведь.

Глава 6
О правильном делегировании проблем, прибытии в другой город и тайнах,
которые скрывала фея с ирисом, а также о том,
что нужно хорошо знать географию и другие языки

Времени на рассусоливания у меня не было, потому что вот-вот должен был отправиться наш поезд, и я быстро продолжила инструктаж:

– А чтобы ты точно выполнил мое указание, я сейчас на тебя наложу маленькое проклятие. Пока не сделаешь то, что я велела, и не поговоришь с Аннуш… э-э… с магистром Анни Каро, будешь икать и спотыкаться.

– Не надо-о прокл…

– Поздно! – Под вздох Карела, внимательно слушающего нашу беседу, я быстренько наложила простенькие ведьминские проклятия с коротким сроком действия и четким условием снятия. – Я ведьма! А мы, ведьмы, зловредные и не любим, когда наши просьбы игнорируют.

Я сделала страшные глаза, мальчишка икнул и попытался вырваться, но куда там. Я держала его как клещами.

– Кир, ну что ты ребенка запугиваешь? – укорил меня Карел. – Ты ведь не такая.

– Потому что этот ребенок может струсить, как дохлый заяц, и к Аннушке не пойти и тогда сгинет когда-нибудь в мирах. А я потом всю жизнь себя винить должна? Нет уж!

– К-ка-к-кой еще «д-дохл-лый з-заяц»?! – проблеял ушастик.

– Так, время! Карел, держи этого «не дохлого зайца», чтобы не убёг, я записку напишу и адрес.

Изложив в послании краткую историю, услышанную от эльфа, я сложила лист и сверху крупными буквами указала точный адрес и для кого письмо. А чтобы у прислуги не было искушения выгнать чумазого бродяжку, добавила, что подателя сего необходимо лично сопроводить к герцогине, и подписалась.

– Кира, наш поезд, – прислушавшись к объявлениям, поторопил меня напарник.

– Держи! – сунула я в руки малыша листок. – Ты все понял? И учти, я на тебя еще маяк навесила, вернусь через два дня, узнаю, что не выполнил мой приказ и до сих пор где-то в подворотне икаешь и спотыкаешься, найду и отлуплю ремешком по попе. Усёк?

– Кира! – одернул меня напарник.

– Ус-сёк! – буркнул мальчишка, который явно надеялся, что все само собой «рассосется» и ему никуда не придется идти.

– Пошел!


Уже в комфортабельном вагоне первого класса, когда мы убрали багаж и расселись, напарник спросил:

– Ну и зачем ты с ним так? Совершенно ведь запуганный мальчишка.

– Это он-то запуганный? – фыркнула я. – Не смеши меня! Он лет пять обитает на улице и подворовывает. Из цирка сбежал и из приюта. Раз справился, значит, палец в рот ему не клади. Другие на улице не выживают. И немного припугнуть лишним не будет. По крайней мере, теперь он точно доберется до Аннушки, а не удерет куда подальше от чокнутой «тетеньки» Киры.

– Вечно ты умудряешься во что-то вляпаться, – улыбнулся друг. – Меня не было всего несколько минут, а ты успела за это время подобрать найденыша и решить проблему с ним.

– Ну не страже же было сдавать этого малявку? – развела я руками. – Я его это… как же слово-то такое умное? О! Я делегировала проблему. Пусть с ним теперь Аннушка возится, она опытная и взрослая. Если уж она меня терпит, то с этим ушастым точно справится.

Карел пару мгновений смотрел на меня, а потом от души расхохотался.

Дорога пролетела незаметно. У нас с напарником редко выдавалось время вот так просто посидеть, посмотреть в окно и поболтать ни о чем. Ничего не делая, не решая глобальных проблем, не строя грандиозных планов «по захвату мира». Поэтому разговор шел спокойный, то о жизни, то об отношении к каким-то вещам (хотя мы в принципе и так знали друг о друге все), а то и затихала беседа, и тогда мы любовались на проносящиеся мимо виды чужого мира.

Наконец поезд прибыл на нужную нам станцию, мы покинули вагон и остановились на перроне, решая, отправимся пешком, верхом или наймем такси.

– Авто! – категорично решил Карел и хитро улыбнулся. – Очень уж мне нравятся эти штуки, никогда раньше ничего подобного не видел.

– Интересно, ими управлять так же, как теми, что в моем мире? – задумалась я и предложила: – А давай возьмем несколько уроков? Можно того же Туана попросить. Мне кажется, он не откажет, если Аннушка даст добро.

– Можно! – воодушевился мой напарник. – А ты умеешь?

– Ну, как тебе сказать? Мне папа пару раз давал порулить, но за городом на пустом и длинном шоссе.

Поехали мы не сразу к статуе, а сначала в гостиницу, которую нам порекомендовала Малива. Заплатили за сутки, оставили вещи и налегке пешком отправились искать нужную площадь. По пути осматривали городок и его население. Площадь нашлась быстро, статуя тоже. Но вот никакого дерева возле нее не оказалось.

– Не понял! – возмутился друг. – А где обещанный платан?

– Да! Где?! – поддержала я его с точно такой же интонацией, чтобы показать, как смешно прозвучало его возмущение.

Но делать было нечего, раз уж приехали, придется изучать ту Айрис, которую имеем. Красивая мраморная девушка стояла на потрескавшемся постаменте и держала в руках цветок ириса.

– Дева – есть, цветок – есть, а вот дерева нет, – пробурчал Карел, направившись к статуе.

Я же замешкалась, так как заметила кондитерскую лавку.

– Карел! Я куплю нам лимонада! – крикнула другу.


Приветливо звякнул колокольчик над дверью, и ко мне обернулась пожилая симпатичная женщина, стоявшая за прилавком, на котором были выставлены разные сорта печенья и пирожных под стеклянными колпаками.

Уточнив, есть ли у них прохладный лимонад, попросила две большие кружки навынос с обещанием вернуть, как только все выпьем, и печенье с корицей. Если уж я слюной изошла, глядя на все эти вкусности, то Карел точно не откажется.

– Вы не местная? – с любопытством спросила дама, выполняя мой заказ.

– Нет. Только сегодня приехали. Заодно решили прогуляться и осмотреться.

– Ну и как вам наш городок? – сверкнула она глазами.

– Да мы пока не поняли, – рассмеялась я. – Но вроде симпатичный. Вот решили посмотреть на ваш знаменитый древний платан, укрывающий своей сенью Айрис, но, похоже, перепутали адрес и не туда пришли.

– Отчего же? Туда, – улыбнулась хозяйка лавки. – Только нет больше того платана. Два года назад в него молния попала во время страшной грозы. Так полыхало… Одни только головешки от дерева и остались. А жаль. Хорошую тень он давал, мои клиенты любили под ним посидеть с лимонадом или чаем, поговорить.

– О-о… – протянула я. – Да уж, жаль, конечно. Такое старое дерево, подобных ему уже и не сыщешь, наверное. А статуя Айрис не пострадала во время той грозы?

– Не особо, – покачала головой продавщица. – Только цветок откололся из-за упавшей на него ветки, но его потом прилепили обратно.

– Да? – Забрав печенье и две кружки, я обернулась к окну и задумчиво уставилась на статую.

У ее подножия стоял Карел и тоже внимательно ее рассматривал.

– Пойти взглянуть, что ли? – пробормотала я словно для себя, но в расчете на то, что меня услышат. – Вдруг смогу магически отреставрировать?

– Так вы маг? – отреагировала женщина именно так, как я и планировала. – О, если бы сумели сгладить трещину! Это было бы так чудесно!

– Я слабенький маг, да вы и сами понимаете, энергии-то почти нет, – смущенно улыбнулась я ей. – Но я попробую. Может, хоть немного подправлю.

Карел забрал у меня вкусную добычу, одобрительно хмыкнул, заглянув в пакет, и тут же засунул в рот сразу несколько печенек.

– Дерево раньше тут было, – поделилась я добытыми сведениями. – Но сгорело два года назад во время сильной грозы. Кроме того, откололся цветок от статуи. Я сказала, что попробую залатать трещину на нем, чтобы иметь возможность спокойно осмотреть его.

– М-м-м, – промычал напарник с набитым ртом. Проглотил и спросил: – И как будем осматривать? Отсюда ничего не видно, слишком высоко цветок от земли. А левитировать не вариант.

– Темнота! – хмыкнула я. – Ты мужчина или где?

– Ну, допустим, мужчина, – поднял он брови.

– Тогда дожевывай и подставляй плечи, мой могучий друг. Сяду тебе на шею и свешу ножки.

От столь заманчивого предложения Карел закашлялся, пришлось даже постучать его по спине. Но деваться ему было некуда. Отставив в сторону кружку с лимонадом и почти опустевший пакет с печеньем, он снял сумку и пристроил ее рядом. Я сделала то же самое, только сначала вынула блокнот и ручку и сунула их напарнику.

Потом Карел присел на корточки, а я, откинув назад длинную съемную юбку, прикрывающую узкие брюки, уселась напарнику на шею.

– Кира! – хекнул он. – Надо меньше жрать! Жрать надо меньше!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении