Милена Завойчинская.

Книгоходцы и тайна Механического бога



скачать книгу бесплатно

– Никак, – фыркнул Карел. – Ни разу не был.

– Аналогично! Тогда поскакали быстрее, мне нужно принарядиться к выходу.


К мероприятию я успела собраться вполне спокойно и даже приняла помощь от второй горничной, работающей в доме. И?льза предложила сделать мне прическу, и я не стала отказываться. С такой длинной гривой, как у меня сейчас, самостоятельно так просто не справишься, если нет доступа к магии.

К указанному времени я спустилась в гостиную в новом вечернем платье, купленном специально для выходов в люди. Это не я так решила. Кстати, Аннушка велела купить два наряда, сказав, что одного не хватит. Шею и уши я украсила своими бессменными жемчугами, благо они универсальны. Ну и макияж, само собой, сделала.

– Вы пунктуальны, Кира, – тут же раздался голос магистра Кариборо. Или вернее – Каро?

– Госпожа Золя, вы обворожительны!

О как! Наш вчерашний знакомый Арман Лари тоже тут? Похоже, фея решила расслабиться и отдохнуть от своей нарочитой суровости.

– Добрый вечер, господин Лари, – протянула я ему руку. Он тут же галантно поцеловал мне пальцы, а я попросила: – Обращайтесь ко мне по имени, пожалуйста, так привычнее.

Мужчина тут же уверил меня, что он счастлив, и велел звать его просто Арманом. Ну вот и славно! А то я с этими фамилиями, и чужими, и собственными переделанными, скоро совсем запутаюсь. Пока мы любезничали, в комнату вошел Карел. Должна сказать, что местная мода ему очень шла. Ну или просто мне привычнее видеть мужчин, одетых в костюмы, а не в колеты. Я за два года в Межреальности, конечно, пообтерлась, но все равно.

– Да ты сногсшибателен, – шепнула я, следуя с ним под руку к выходу.

– Сногсшибательна – это ты, – тихонько отозвался он. – Никак не могу привыкнуть к тебе в таких нарядах. Мы с тобой вечно замордованные, с оружием и одеты в походные костюмы. А ведь ты настоящая красавица, Кирюш. Не удивлен, что Изверг на тебя глаз положил практически с первой встречи.

Я озадаченно покосилась на напарника, так как он чуть ли не впервые за два года сказал что-то подобное, оценивающее меня как девушку, а не как боевого партнера. И не в шутку, с подначкой, а искренне и серьезно.

Оперный театр, в который мы добирались на такси, поразил своей роскошью. Величественное здание с колоннами и барельефами из белого камня привлекало взгляд сразу и настраивало на ожидание чего-то восхитительного. Широкая пологая лестница с красной ковровой дорожкой, по которой сейчас поднималась нарядная публика, тоже вызывала душевный трепет. Словно на вручение кинопремии приехали. Я хихикнула от невольной ассоциации и покачала головой на вопросительный взгляд Карела.

Внутри театра тоже все соответствовало: зеркала, цветы, хрустальные люстры, обитые багряным бархатом диванчики и банкетки. И кресла в зале с такими же красными мягкими сиденьями и спинками. Ложи, балконы, партер, огромная сцена с бордовым занавесом.

Билеты у нас были из недешевых, судя по тому, что мы целиком заняли ложу точно напротив сцены.

Аннушка и Арман расположились справа, мы с напарником – слева.

– Как думаешь, о чем будет опера? – шепнул он мне.

– Понятия не имею. Либретто ведь у нас нет, а название мне ни о чем не говорит. Вот какой сюжет может быть у оперы с простым и абсолютно ничего не говорящим названием «Оти?ль»?

Но наконец потух свет, занавес открылся…

Сказать, что у меня упала челюсть, – это ничего не сказать. Главной солисткой была… механическая дива. Сюжет соответствовал миру: смешению техники и магии. Наша героиня работала в богатом доме горничной, что логично. Кем еще может быть робот? Она была исполнительна, справлялась с уборкой и своими прочими обязанностями хорошо, но мечтала о большем. О чем мечтают все девочки? Правильно, о любви и о самореализации в чем-то эдаком. Так вот Отиль жаждала стать магом и к тому же завести семью. И чье только больное воображение вложило в голову механического существа, не имеющего души, такие мысли? Семья и магия… Бред какой-то.

А дальше она влюбилась в молодого и красивого хозяина дома, мага, кстати. Сложно все было, но он пообещал ей сделать что-нибудь для того, чтобы она обрела человеческое тело, ведь иначе о семье можно и не мечтать. Любовь у них была исключительно платоническая и, как я поняла, односторонняя. Мужик оказался не извращенцем, что радовало, и механическую девушку он не любил, но относился к ней с теплотой. Потом был запрещенный магический ритуал, который в итоге закончился большим «бумом!» и фейерверком, и Отиль развалилась на запчасти. Ну, то есть артистка не рассыпалась, просто вместо нее красовалась горстка деталей из реквизита, пока певица пела «за кадром». Красавчик маг рвал на себе волосы, только у меня сложилось впечатление – не от того, что он взорвал хорошего, в общем-то, робота, а потому, что расстроился из-за неудачного эксперимента. Ну или это просто я такая циничная, поскольку кое-кто из впечатлительной публики даже всплакнул.

В общем, ощущение от оперы у меня было неоднозначным. Во время представления я порой ловила себя на том, что мне хочется приложить ладонь к щеке и выпалить: «О мой бог!» Искупал недостатки либретто дивный, чарующий голос механической певицы. Он действительно был невероятен по своей силе, чистоте и красоте. Мне привычна компьютеризированная музыка, так что я отнеслась к этому спокойно, в отличие от Карела, который, похоже, был шокирован.

– И как тебе? – спросила я друга, когда мы покинули театр.

Аннушка и Арман медленно шли далеко сзади, а мы вырвались вперед.

– Ну… слушай, я даже не знаю, что сказать. Я ожидал чего угодно… Но такое?!

– Да ладно, – рассмеялась я. – Это еще не самый худший расклад. Все же робот – это не упыриха. А представь, например, сюжет, который могли бы придумать некроманты? Зомби, бывшая при жизни прекрасной девушкой и в душе? продолжающая себя таковой ощущать, вдруг воспылала любовью к поднявшему ее магу. И начинает его преследовать, мечтая о взаимности, пробираться к нему в постель и ждать его там, принимая томные позы. Бедный недотёпа, вляпавшийся в это приключение, само собой, всячески сопротивляется, но кто его спрашивает? А она ему шамкает своими полуразложившимися челюстями: «Люблю – не могу, бери меня замуж, и давай я нарожаю тебе кучу маленьких зомбят. Ведь ты мой герой!»

Карел ощутимо позеленел, но стоически промолчал, а меня понесло:

– Или более сглаженный и не такой тошнотворный вариант: привидение женского пола начинает каждую ночь донимать хозяина дома, требуя любви. Например, когда-то это была опять-таки юная красавица, которую отравили, задушили, зарезали – тут сам додумай – враги, а ныне она обнаружила, что новый владелец места ее обитания – красивый мужчина в самом расцвете сил. И вот она, стеная, устраивая истерики и упрекая его в жестокосердии, требует взаимности. А что делать? Любви все возрасты и сущности покорны. Вот и призрак, чувствуя себя в душе? живее всех живых, хочет чего-то радостного. Витает под потолком в спальне несчастного мужика, трогает его своими холодными полупрозрачными руками, заглядывает в ванную и заботливо дает советы: не забыть помыть спинку и причесаться. Ну и дамочек его гоняет, разумеется, ибо нечего всяким там живым теткам покушаться на ее возлюбленного. И плевать, что сам «возлюбленный» уже слегка поседел от «счастья».

– Кира! – прыснул от смеха напарник. – Тебе нельзя писать либретто и сценарии. С твоей буйной фантазией – это будет нечто настолько шокирующее, что никто не сможет вынести сие без урона для собственной психики.

– Вот поэтому я читатель, а не писатель, – расхохоталась я, а потом спела: – Моя-я любо-о-овь, мой некрома-а-ант! Ты для меня-я не провиа-а-ант! Ведь я же зо-омби, а не упы-ырь! Э-э… Ты-ды-ды-ды-ы…

– Кира, не замечала в вас ранее тяги к опере, – сбил меня ироничный голос Аннушки.

Я так увлеклась, что не заметила, как она подошла вместе со своим спутником. Арман кусал губы, чтобы не рассмеяться в голос, и мелко трясся, а темная фея смотрела на меня почти с улыбкой.

– Да ладно уж, веселитесь, разрешаю, – махнула я рукой маркизу, видя, что его сейчас разорвет. – Это была ария девицы-зомби, которая влюбилась в поднявшего ее некроманта. Автор либретто – я. Исполняла тоже я.

Приложив руки к груди, я раскланялась, как это недавно делали артисты на сцене.

– Мы слышали ваши истории, – сдавленно ответил Арман.

Получив разрешение, он расхохотался вместе с Карелом. Да и Аннушка к ним присоединилась. Ну а я стояла и краснела.

– Ох, Анни, – выдавил из себя блондин, отсмеявшись. – Теперь я понимаю вас. Эти студенты…

– О-о, Арман, вы себе представить не можете, какой головной болью для нашего ректора является вот эта неугомонная парочка. Уж сколько они всего сотворили за два года обучения… То, что вы сейчас увидели и услышали, – это лишь легкая разминка. Если бы не преподавательская этика, глава школы их давно бы уже выпорол или прикопал где-нибудь.

– Студенческие годы, студенческие годы… – мечтательно произнес он и предложил своей даме руку.

Мы с Карелом в это время стояли, изображая из себя паинек и милых, скромных, тихих детишек. Но судя по искрящемуся весельем взгляду маркиза, нам никто не поверил.

После был ужин в респектабельном ресторане, причем мы взяли два столика: «взрослые» сидели за одним, а мы подальше от них, чтобы не мешать. И правильно сделали, так как они удалились, не попрощавшись, и домой мы с напарником добирались сами, взяв такси.

Наутро у нас была запланирована поездка в библиотеку. Посему было решено встать пораньше, чтобы успеть просмотреть монографию леди Амальфии и попытаться понять, что там за туманная история с феями. Уточнив с вечера адрес и отметив его на карте, мы отправились отдыхать. А ни свет ни заря мы с напарником уже завтракали, удивляя прислугу. Нам они, конечно, ничего не говорили, но я случайно подслушала их шепотки. Мол, какие неугомонные гости у них живут. Молодежь все время где-то носится или учится, в замка?х опять же ковыряется отмычками, хотя с виду такие приличные господа! А герцогиня-то, герцогиня! Мало того что от ее взгляда в озноб бросает, так еще и роман крутит прямо на глазах у своих подопечных. Ая-яй!

Под «романом» имелось в виду то, что одну ночь Аннушка провела вне дома, а на другую у нее заночевал мужчина. Полагаю, Арман Лари и Аннатиниэль Кариборо решили со вкусом провести время нашего пребывания в Дарколи. Ну и то правильно, даже у таких суровых и отстраненных женщин, как Аннушка, должна быть личная жизнь и романтика.

В библиотеку мы прибыли минут за пятнадцать до открытия, чем озадачили позевывающих сотрудников, которые еще только брели на работу. А тут – опаньки! – и мы их уже ждем. Вот прямо с крыльца мы и взяли в оборот нужного нам библиотекаря, отвечающего за зал с книгами по магии. Удивляясь нашей любознательности, мужчина таки отыскал нужный нам талмуд, и мы уселись разбираться.

Процесс у нас уже был отработан, так что Карел диктовал мне цифры, я искала в тексте соответствующие им слова, чтобы попытаться разгадать послание, спрятанное на витраже.

Закончив, я озадаченно прочитала вслух:

– «Под сенью великого древа срединная дева дарует цветок».

– Срединная дева – это, надо понимать, средняя сестра, Айрис, – отозвался Карел.

– Вероятно. Давай искать информацию о сестрах, где еще есть их изображения. Нам нужно что-то связанное с деревом.


Обсудив следующую нужную нам литературу с библиотекарем, мы пришли в ужас. Книг про трех сестер фейской национальности тут имелось штук сорок, если не больше.

– Многовато… – протянула я, глядя на нашего помощника. – Скажите, а есть какой-то список культурных достопримечательностей, связанных с феями? С ними всеми или с каждой в отдельности.

– Есть, но только старый. Сестры весьма популярны в народе, их изображения любят ваять, писать, выбивать барельефами, отливать витражи. Так что сами понимаете, учесть все нереально.

– А насколько старый у вас список? – вклинился в разговор Карел.

– Лет шестьсот, наверное, – неопределенно повел рукой библиотекарь.

– Годится! Несите! – распорядился мой напарник.

Далее мы изучали толстенный справочник. На нашу удачу, составлен он был очень грамотно: раздел, посвященный каждой из сестер, в свою очередь, делился на картины, статуи, витражи, барельефы.

Отыскав раздел об Айрис, мы принялись его штудировать. Картины и витражи нас уже не интересовали, осталось изучить прочие изображения. Все, что могло подойти, выписывали, так как понимали, придется объехать все эти точки, дабы своими глазами увидеть, есть ли там поблизости старое дерево. Среднюю сестру любили, так что девушка с букетом ирисов красовалась много где.

Устав писать, я вручила список напарнику и уже сама принялась диктовать ему. Незаметно пролетело время, и оказалось, что нам пора срочно мчаться домой, так как вот-вот подъедет Хантиль Туан. Ведь у нас же еще уроки по изучению местных техномагических приспособлений.

Записав, на какой страничке мы остановились, вернули книгу библиотекарю. А когда уже собрали сумки и хотели уходить, он вдруг подошел и сказал:

– Господа, я вспомнил, что у нас хранится еще одна книга. Она также имеет отношение к интересующей вас теме, но условное. Раньше в Дарколи стояло несколько храмов, посвященных сестрам. Это, конечно, было неофициальное течение, но тем не менее последователей у него хватало. Почитали цветочных фей в основном девушки и молодые женщины. Со временем и исчезновением магии поклонение им пришло в упадок, храмы забросили. Так что я даже не знаю, сохранилось ли от них хоть что-то. Но коли вы интересуетесь историей, возможно, вам будет любопытно на книгу взглянуть.

– Будет! – просияла я. – Спасибо вам большое, что сообщили. Мы завтра придем, вы найдете для нас ее? Мы из сегодняшней еще не все нужное выписали, и ту, о храмах, подготовите для нас?

– А с чего вдруг такой интерес к истории фей? – проявил любопытство мужчина. – Я думал, их давно уже не изучают.

– Это наша курсовая на лето, – солгала я, зная, что Карел врать точно не станет. – Наша преподавательница прививает нам любовь к искусству и считает, что все связанное с Розой, Айрис и Жасмин прекрасно иллюстрирует народную веру в волшебство.

– Похвально! – принял мой ответ библиотекарь, и на этом мы распрощались.


Занятия с Хантилем Туаном прошли примерно так же, как и вчера. Сначала он проверил, усвоили ли мы обращение с револьвером. Убедился, что мы все запомнили, в состоянии разобрать, почистить, вновь собрать и зарядить оружие, и перешел к отмычкам. Вот с ними дело обстояло хуже. Мы старались, но таким умением мгновенно не овладеешь, а посему мы вновь бродили по дому и демонстрировали свои убогие способности взломщиков. Слушайте, вот уж не думала, что воришкам так трудно открывать замки! Не имею ни малейшего представления, зачем нам может понадобиться этот навык, но Аннушка сказала «надо», ученики ответили – «есть!».

Отмучившись с отмычками, мы перешли к сегодняшней теме урока, имеющей непосредственное отношение к только что проверяемому материалу – умению отпирать наручники и кандалы подручными средствами, а именно: булавками, шпильками и скрепками.

О боже мой! Я себе все руки в кровь расцарапала, пытаясь выбраться из наручников, в которые Туан меня заковал. Впрочем, тяжко было не мне одной. На соседнем стуле страдал Карел, с таким же усердием ковыряясь в своих оковах. Лицо у него было мрачное и сосредоточенное, брови нахмуренные, и он явно злился, что ничего не получается.

Глава 5
О тренировке навыков взломщиков, особенностях балета в разных реальностях,
поисках нужных достопримечательностей, а также о поездке на столичный вокзал
и знаменательной встрече с юным воришкой-беспризорником

Когда мы окончательно умаялись, Хантиль сжалился и расковал нас. Убирая «учебные пособия» в саквояж, этот мутный тип произнес:

– Ребята, я все понимаю, это тяжело с непривычки. И скорее всего, вы не понимаете, для чего вам это нужно. Но давайте поразмышляем. Вот вы оба – маги. И в мире, где магии много, вы справитесь с любым замком легко и просто. А теперь представьте ситуацию: вы попали в плен. Вас напоили зельем, полностью блокирующим силы, либо надели ошейник, который перекрывает ваши способности. И что вы станете делать в такой ситуации? Снять ошейник с себя вы вряд ли сможете, тут нужна чья-то помощь. А рядом никого нет, и как тогда быть? Предположительно – сбежать и найти кого-то, кто сможет вас вытащить из этого ошейника. Но для того чтобы сбежать, нужно вскрыть дверной замок и уйти из места заточения. И как вы будете открывать этот самый замок, если магии у вас в данный момент времени нет?

– М-да… – пробасил Карел и вздохнул.

– То же самое в случае, если вас напоили зельем. Тут все еще хуже, так как ждать помощи вообще неоткуда и не от кого. Пока не пройдет определенный интервал времени, эффект от зелья не исчезнет. И ваша задача, пользуясь уверенностью тюремщиков, что маги без своих сил никуда не денутся, вскрыть все оковы и замки и удрать как можно дальше. Все понятно?

– Все, – вздохнула я. – Просто привыкли уже, что это легко можно сделать заклинанием.

– А вам, Кира, вообще должно быть стыдно. Ведь вы из технического мира. А даже я знаю: в таких мирах магии нет или же настолько мало, что пользоваться ею практически невозможно.

– Все поняли, осознали, устыдились, исправимся, – рассмеялась я.

– Вот и славно, – отзеркалил мою улыбку учитель. – Ну и последний довод. Вдруг вы окажетесь когда-либо в месте, где колдовать нельзя, ибо это чревато? Намного проще использовать подручные средства, чем переполошить все охранки и стражу, использовав даже простенькое заклинание.

– А чему мы будем учиться еще? – спросил Карел.

– О! Многому. Герцогиня велела вложить в вас максимум, и я намереваюсь выполнить ее указания. Так что готовьтесь. И да! Купите для себя по револьверу, набору отмычек, компасу, булавки, которые можно спрятать в одежде, или шпильки. С ними вы уже разобрались и принцип поняли. Теперь тренируйтесь и оттачивайте навыки. Тут вам помогут только терпение и усердие.

После ухода учителя мы уточнили у магистра Кариборо планы на вечер, с кислыми лицами выслушали, что сегодня мы идем смотреть балет, и отправились в город. Нам предстояло объехать все места, в которых располагались статуи Айрис. Надо ведь отыскать такую, где поблизости стоит (или стояло в давние времена) старое дерево.

Забегая вперед, скажу, что нам не повезло ни в этот день, ни на следующие три. Мы выписали адреса храмов Айрис из книги, любезно предоставленной нам в библиотеке. Объехали все площади, улицы, подворотни и прочие закоулки, где имелись изображения средней сестры, но… Все было впустую.

Каждый день занимались с Хантилем, который учил нас разным штукам. Кроме того, мы выполнили его указание и приобрели все, что он велел. Культурная жизнь у нас была весьма насыщенная: опера, балет, спектакль, цирковое представление, картинная галерея, музей механизации, вернисаж…

Кстати, о балете. Я-то предполагала увидеть нечто вроде «Лебединого озера», «Щелкунчика» или «Жизели», но реальность оказалась далека от моих ожиданий. Нет, танцовщицы действительно двигались на сцене под музыку, но боже мой! Человеку, выросшему на классическом понимании, что такое балет, видевшему – пусть и не вживую, но по телевизору или в Интернете – настоящих балерин, порхающих на пуантах и исполняющих фуэте, происходящее на сцене казалось по меньшей мере забавным. Особенно роботесса, катающаяся на колесиках по сцене вокруг остальных девушек и парней. Хотя, конечно, познавательно и интересно, тут ничего плохого не скажу.

– Слушай, вот это – что угодно, но не балет! – шепнула я Карелу. – Когда мы отправимся на Землю навестить моих родителей, напомни мне, чтобы я показала тебе настоящий балет! – выделила я интонацией предпоследнее слово.

– А мы поедем навещать твоих родителей? – сверкнул на меня глазами напарник.

– А разве нет? – удивилась я. – Ты что, не хочешь посмотреть на мою реальность?

– Хочу, конечно! Что за вопрос?!

– Адепты! – шикнула на нас Аннушка.

Я изобразила жестом, что застегнула рот на молнию, и затихла. Арман Лари, и сегодня сопровождавший нас, тихо хмыкнул и улыбнулся уголками губ, но поймал взгляд своей дамы и демонстративно посерьезнел.


Уже дома Карел решил вернуться к моему видению того, что есть балет. В его-то мире вообще такого понятия не существовало, а в Межреальности нам было не до искусства. Мы учились как проклятые.

– Кирюшик, давай, показывай, – жестом предложил он мне, плюхнувшись в кресло в моей комнате.

– Что именно? Козу рогатую? Запросто! – Я выставила два пальца и зашевелила ими, надвигаясь на напарника: – Идет коза рогатая за малыми ребятами. Кто Аннушку не слушает? Кто… пирожки не кушает? Кто Кирюше не помогает? Забодает! Забодает! Забодает!

Я с тихим визгом прыгнула вперед и принялась щекотать друга.

– Эй! Прекрати! – отбивался он от меня, давясь от смеха. – Хва-а-атит! Ай!

Соскочив с кресла, он отбежал от меня подальше и спросил, улыбаясь во весь рот:

– Фух. Это что такое было?

– Я же сказала. Коза рогатая, – прыснула я. – Потешка для малышей.

– Балда! – махнул он рукой. – Я тебе предложил показать мне балет таким, каким ты его понимаешь.

– Ах э-это! Нужны специальные атласные туфельки на лентах с пробковым мысом, на который балерины встают. Вот так. – Я поставила ногу, показывая. – Еще специальные короткие юбки, так называемые пачки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении