Мила Бачурова.

Страна цветущего шиповника



скачать книгу бесплатно

– Джефф – хороший парень, – кивнул мистер Боровски.

Леди София поджала губы и покачала головой, но, к счастью, возражать не стала.

– Только, прошу тебя, недолго.

– Разумеется, – хитро улыбнулся Брайан, – даже заскучать не успеете! Идем?

– Конечно. – Тина с готовностью встала. – Я не прощаюсь. Приятного вечера.

Она с трудом нашла в себе силы не вылететь из гостиной пулей.

– А что за вечеринка? – накинулась на Брайана, едва перешагнув порог. – Мне, наверное, переодеться надо?

– Э-э… не знаю. Надо, наверное… Впрочем, как хочешь. Видишь ли… – Брайан огляделся. Они с Тиной стояли в холле. Он понизил голос: – Здесь никто не подслушает?

– Лучше выйти, – тоже понизив голос, недоуменно отозвалась Тина. Вывела Брайана на террасу. – Что случилось?

– Видишь ли… – он мялся. – Не хотел говорить, но так получилось, что именно сегодня… Я клянусь, что такое больше не повторится!

– Да в чем дело, блин? – не сдержавшись, выпала из образа Тина. – Что происходит?

– У меня сегодня игра.

– Что-о?

– Онлайн игра, – сбивчиво объяснил Брайан, – финал. Такое раз в год бывает, понимаешь? Я никак не могу пропустить.

– Ты… э-э… геймер? – вспомнила правильное слово Тина.

Брайан скривился:

– Ох, и ты туда же! Ну, почему обязательно нужно ярлыки навешивать? Просто играю.

– Ясно. – Тина начала догадываться, что на самом деле означало внезапное желание Брайана посетить «вечеринку». И для чего он начал подлизываться к ней еще вчера. – И ты хочешь сказать, что там, у этого Малкольма…

– Что там сегодня обойдутся без меня, – закончил Брайан. – Джефф и не ждет, на самом деле. Знает, что меня предки к вам потащили.

– Так, подожди… – Тина все еще не понимала. – Если он тебя не ждет…

– Я и не пойду. – Брайан просительно улыбнулся. – Все, что мне нужно, это два часа свободного времени. Ну, три – не больше. И сразу же вернусь, обещаю.

– То есть… ты уходишь, а мне предлагаешь остаться? – сообразила наконец Тина.

– Н-ну… Тебе ведь не обязательно возвращаться в гостиную? Ты можешь пойти к себе, например. Или… не знаю. Погулять где-нибудь.

– Ну да, и напороться на кого-то, кто немедленно сообщит Эндрю, что я разгуливаю по ночам! Вот уж спасибо.

– Тина. Прошу тебя. – Брайан попытался взять ее за руку, Тина сердито вырвалась. – Такси уже приехало. Пожалуйста, сядь в машину вместе со мной – чтобы слуги видели, как мы уезжаем, а сразу за виллой миссис Остин ты выйдешь и вернешься…

– Чтобы пройти мимо слуг, ага.

– Ох, умоляю тебя! Есть ведь выход на пляж.

– Предлагаешь ковылять по песку в туфлях?

– Переобуйся, это недолго. Тина! Пожалуйста. Три часа – а потом проси, чего хочешь.

– То есть, ты меня покупаешь?

– Почему тебя? Твое молчание.

– Хорошо. – Тина прищурилась. – Мое молчание стоит пятьсот евро.

– Идет. – Брайан едва не подпрыгнул от радости.

Продешевила, – поняла Тина и мысленно выругалась.

– Ну, что? Идешь переодеваться?

– Да. Жди здесь. – Тина, стараясь не показать, как расстроена, спустилась с крыльца.


***

Удивленный таксист высадил Тину за виллой миссис Остин.

– Спасибо! – Брайан прижал руки к сердцу. – Ты настоящий друг! – и повернулся к водителю: – Гони.

Такси, взревев мотором, умчалось. А Тина постаралась не разреветься от обиды. Так ее не кидал еще ни один парень. Ее вообще парни до сих пор не кидали.

«Пятьсот евро, – напомнила себе Тина. – А можно было сказать семьсот. Или даже тысячу. И он бы заплатил… И почему я такая дура?!» Она ударила кулаком по садовой ограде миссис Остин. Вспомнила о задней калитке в ограде «Шиповника» и сообразила, что на пляж спускаться вовсе не обязательно. Дважды дура, выругала себя, могла бы не переодеваться. Хотя, конечно, тащиться в вечернем платье, на высоких каблуках через заросший сад – то еще удовольствие, в джинсах и майке всяк сподручнее.

Обойдя ограду, Тина потянула на себя калитку – уф-ф, не заперта. Протиснулась в узкий проем между калиткой и забором – нижний край калитки скреб по земле, она едва открывалась. Тина с усмешкой подумала, что любовнице Ника ни в коем случае нельзя поправляться.

Подсвечивая себе телефоном, двинулась по тропинке, едва заметной в темных зарослях. Тихо зашипела от боли, угодив босой ногой в крапиву. Ох, попадись ей завтра этот Ник! Она его заставит все сорняки в саду выкосить. Каждую травинку.

– Ну, где ты там? – вдруг негромко окликнули из темноты. – Посветить?

Тина вздрогнула и остановилась. Вставшего с качелей, включившего фонарик Ника она в темноте не заметила.

Ник, судя по всему, понял, что перед ним не тот, кого он ждал, тоже только сейчас. Недовольно буркнул:

– Ты что тут забыла?

– Гуляю, – огрызнулась Тина. И перешла в наступление: – А ты?

– Я жду, пока гости уйдут, чтобы в доме прибраться.

– А почему здесь?

– А почему нет? – Ник зачем-то переступил на месте, смещаясь в сторону. – Тут вроде нигде не написано, что сидеть нельзя.

– Можно, – прищурилась Тина. – И сидеть можно, и много чего еще делать можно. Можно даже не одному.

Ник ухмыльнулся. Насмешливо прищурился:

– Завидно?

– Дурак, – вспыхнула Тина. И собралась идти дальше – теперь уже уверенная, что Ник ее не сдаст. Не идиот же он, понял, что она знает о той девушке. Замужней, судя по всему.

Но, сделав несколько шагов, Тина разглядела предмет, который Ник пытался загородить собой. У его ног стоял ящик, в ячейках которого серебрились горлышки бутылок. Во-от оно что…

– Шампанское, я так понимаю, из хозяйских погребов? – Тина присела на корточки рядом с ящиком. – А мамаша твоя в доле, или как?

– Или как. – Ник угрожающе навис над Тиной. – Это мое! Утром купил. Имею право?

– Да имеешь, конечно. – Тина вытащила из ячейки бутылку, посмотрела на этикетку. – Ого, Моэт! А ты, смотрю, не хило зарабатываешь.

– На бухло хватает. – Ник выдернул из ящика еще одну бутылку, протянул Тине. – Вот. Забирай и вали. Я тебя не видел, ты меня не видела. О’кей?

Тина медленно, с удовольствием покачала головой:

– Не-а. Не о’кей. – Вернула бутылку обратно в ячейку и поднялась. Распорядилась, указывая на ящик: – Ты отнесешь это ко мне в дом. Сейчас.

– Сейчас нельзя. Там Роберта, на террасе.

Тина мстительно мотнула головой:

– Не мои проблемы. Неси!

От удовольствия полюбоваться на взбешенное лицо Ника ей пришлось отказаться, ради удовольствия красиво уйти. Тина представляла, с какой яростью Ник смотрит вслед и наслаждалась. Главное, снова в крапиву не наступить.


***

– Да чтоб тебя!.. – Тина припомнила все известные ей ругательства.

Тугая пробка сначала долго не поддавалась, а потом бутылка с шампанским вспенилась так, что едва не выпрыгнула из рук.

Тина облила и футболку, и джинсы, и пол вокруг себя в радиусе пары метров. Никогда не думала, что из одной бутылки может хлынуть столько пены. Да, честно говоря, ей никогда раньше и не приходилось самой открывать шампанское. У знакомых парней на вечеринках это получалось легко и непринужденно, Тина была уверена, что запросто управится. И – на тебе.

Она оглядела залитый пол. Зачем-то подергала за подол футболку. Нда… И не позвать никого – ее ведь здесь, по официальной версии, нет. И, даже если б была – попробуй объясни Роберте, для чего приличной барышне понадобилось в одиночку открывать шампанское? Отчиму Роберта, может, и не расскажет, но изведет причитаниями о «непутевой» матери так, что лучше бы рассказала.

Ох, блин… Ладно. Тина, подумав, сняла залитые шампанским босоножки. Перешагнула лужу, направляясь в ванную.

Там ее ждал еще один сюрприз: тряпки в шкафчике под умывальным столиком – у себя в капмусе Тина хранила чистящие принадлежности там – не обнаружилось. В туалете тоже. В крохотной кладовке скучали пылесос и гладильная доска.

Ни клочка материи и ни единой бутылки с чистящим средством! Даже бумажных полотенец не нашлось – Роберта, по-видимому, все необходимое приносила с собой.

Тина, вздохнув и снова выругавшись, сняла с вешалки полотенце. Мягкое, белоснежное, с вышивкой шелковыми нитками, девяносто евро комплект – она видела такие в салоне, где продавали белье.

Намочила полотенце под краном. Вернувшись в комнату, горестно нацелилась на край лужи. И вздрогнула – в балконную дверь постучали.

На террасе стоял Ник. Не впустить его было нельзя, вдруг кто-нибудь увидит.

Тина с ругательствами открыла раздвижную дверь. Прошипела:

– Чего тебе?

– Ты совсем дура? – вместо ответа осведомился Ник. И, быстро войдя, опустил жалюзи, на балконной двери и на окнах.

Тина вспыхнула. Получалось, что совсем. Так наслаждалась своей победой, что в голову не пришло: снаружи отлично видно все, происходящее в освещенной комнате.

– Хорошо хоть, никто тут сейчас не шляется, – закончив с жалюзи, проворчал Ник. – Жених-то где?

– Скоро вернется… Не твое дело! – опомнилась Тина.

– Ну, не мое так не мое, – неожиданно миролюбиво согласился он. Окинул помещение взглядом, оценивая учиненный Тиной разгром: – Я смотрю, так себе из тебя пьяница.

– Зачем ты пришел? – сквозь зубы прошипела Тина.

– Хозяйское добро пожалел. – Ник кивнул на полотенце в Тининой руке. – И тебя, балбеску. Что ты завтра Роберте рассказывать будешь? Отчего полотенце грязное, почему шмотки вином воняют?

Тина опустила голову. О том, что делать с залитыми шампанским вещами, она пока не думала.

– Дура, – категорично подвел итог Ник. – Ладно. Сиди тихо, я быстро.

Он выключил в комнате свет, оставив только ночник, и исчез в темноте за балконом. Вернулся минут пять спустя, с пластиковым ведром в руках.

– Ты полы-то мыть умеешь?

– Справлюсь. Давай. – Тина потянулась за ведром и тряпкой.

– Э, нет. – Ник отодвинул ведро. – Ты еще не поняла, крошка? Я на халяву даже не кашляю.

Тина вздохнула.

– Сколько?

– Нисколько. – Ник странно смотрел на нее. На облепившую фигуру мокрую футболку – Тина не успела переодеться. – Тебе бы помыться…

– При тебе, что ли? – фыркнула Тина.

– Как догадалась? – Ник с прищуром смотрел на нее. – А я за это прибраться помогу. И шмотки в прачечной закопаю так, что Роберта не заметит.

– Пошел вон, – с едва сдерживаемой яростью приказала Тина.

– О’кей, – кивнул Ник. – Пошел.

И действительно пошел к балконной двери. Демонстративно покачивая ведром.

– Стой. – Тина почувствовала, что ее накрывает бесшабашной злостью.

На Ника, на Брайана, на сушеную мамашу Брайана и его самовлюбленного отца, на Эндрю, который затеял этот идиотский званый вечер – на всех.

– Поклянись, что ко мне не притронешься.

Ник остановился. Обернулся.

Разглядывая Тину с головы ног – она снова ощутила, что футболка мокрая – кивнул.

– Клянусь. Сама не попросишь – не трону.

– Не дождешься.

Тина отпила шампанского. Прямо из бутылки, там оставалась примерно половина. Поставила бутылку на пол. И, глядя на Ника, принялась раздеваться.

Глава 7


Тина стянула через голову футболку, стащила с себя джинсы. Оставшись в одном белье, прошагала в ванную.

Казалось почему-то, что у Ника не хватит духу следовать за ней, но нет. Он молча подобрал с пола бутылку. И, прислонившись к косяку ванной, отхлебнул.

Выжидающе уставился на Тину. А она только сейчас разглядела, что глаза у него, оказывается, вовсе не черные, а темно-серые. И взгляд… Тина почему-то подумала, что в средневековье людей с таким взглядом должны были сжигать на костре.

Она завела руки за спину, расстегнула лифчик. Неторопливо стянула узкие трусики.

Ник смотрел на нее. Не смущался и глаз не отводил.

Смущаться впору было Тине, она впервые раздевалась перед парнем. Но смущения почему-то не было. Только злость на Ника, и гордое: «ну, я тебе устрою!» Хотя, что именно устроит, пока еще сама не понимала.

Тина включила воду и залезла под душ. Долго, неторопливо размазывала по телу гель. Подставляла воде руки, грудь, бедра…

Ник по-прежнему стоял в дверях. Он не отводил от Тины глаз, но и попыток приблизиться не делал. Хотя, заметила Тина, про бутылку в руке позабыл.

– Насмотрелся? – Тина выключила воду, неторопливо отжала мокрые волосы.

Ник, будто сбрасывая оцепенение, пожал плечами:

– В расчете.

– Что? – не поняла Тина.

– Ну, сперва ты на меня пялилась, как с Ванессой обжимался, а теперь я на тебя. Вот и говорю – всё. Квиты.

– Я вовсе не собиралась смотреть!

– Угу. Поэтому глазки зажмурила и мимо прошла.

Ник снял с вешалки полотенце. Раскрыв перед собой, протянул Тине:

– Прошу, сеньорита.

– Да пошел ты.

Тина сердито выдернула полотенце. Завернулась и гордо прошагала в комнату.

Одевалась она за дверцей старомодного платяного шкафа – домик обставляли мебелью еще при «старой хозяйке», леди Барбаре. Ник держал слово: Тина слышала, как из крана льется вода. Потом она долго сушила волосы.

Закрыв шкаф, увидела, как Ник отжимает тряпку над ведром. Пол был уже протерт, а ее одежда сложена в матерчатый мешок с логотипом прачечной.

«Спасибо», – чуть не брякнула Тина. Вовремя спохватилась. Уселась в кресло возле сервировочного столика, положила ногу на ногу.

– Прямо, девочка-припевочка, – разглядывая ее простое домашнее платье, заметил Ник. – Будущая свекровь рыдала бы от счастья… Во сколько твой геймер-то нарисуется?

Тина вздрогнула. Начала:

– Откуда ты… – и осеклась.

– Знаю, что геймер?.. Тоже мне, секрет. Городок маленький. На одном конце чихнут, на другом – «будьте здоровы». Тут все про всех знают. А сегодня – финал игры, я в сети проверил. Два и два сложить нетрудно.

– И Эндрю… мистер Кларк знает?

– Наверное. Да подумаешь, чего такого-то? Ну, играет парень. Не ширяется же.

Тина хотела ответить злобно-ехидно. Она даже рот открыла. Но вместо того, чтобы заговорить, почему-то расплакалась.

– Ы-ы-ы… – Сама услышала, насколько по-детски это прозвучало, и разревелась еще горше: – Ы-ы-ы!

– Вот тебе здрасьте, – обескураженно пробормотал Ник. Такого эффекта явно не ожидал.

Тина с упоением ревела, Ник растерянно топтался рядом. А Тине стало плевать уже на все. И на то, что он рядом, и на то, как она выглядит.

– Козлы! – отрывая от ладоней зареванное лицо, объявила она. – Все – козлы!

– Есть такое, – подумав, серьезно согласился Ник.

Выдернул из ящика новую бутылку шампанского. Открыл – у него, в отличие от Тины, получилось это сделать, не разлив ни капли. Достал из шкафчика над мини-баром бокал, наполнил шампанским. Протянул Тине:

– На.

Она, подумав, взяла. Отпила – без удовольствия, как лекарство.

– Э, не. – Ник покачал головой. – Так шампанское не пьют. Подожди.

Он достал еще один бокал. Налил. Поднес к Тининому:

– За вашу красоту, сеньорита.

Тина шмыгнула носом:

– Опять издеваешься?

– Нет. – Ник серьезно смотрел на нее. – Ты правда красивая. Почти как леди Маргарита, я в нее в детстве по уши был влюблен.

Тина улыбнулась сквозь слезы:

– Правда?

– Ага. Лет, этак, в шесть. Они с матерью – ровесницы, да только леди Маргариту возраст не брал, с годами только краше становилась. Это ведь леди Маргарита мамку в прислуги взяла, когда еще старые хозяева были живы.

– Надо же, – удивилась Тина. Мария казалась ей неотделимой от «Шиповника». – А где же они познакомились?

– В Стамбуле, мать на рынке приправами торговала. Только-только тогда из России уехала, специально замуж вышла за турка. Мне два года было. А оставить не с кем, так мамка с собой таскала, на рынок. А леди Маргарита поглядела – хороший, говорит, у тебя малыш – про меня. Мне, говорит, тоже скоро рожать – это, как раз ты должна была родиться. Ну, и привезла нас обоих в «Шиповник». Сэр Роджер поначалу – ух, ругался! Это потом уже мать полюбил, когда она готовить начала.

Тина улыбнулась.

– Я помню, Маргарита рассказывала. Как Мария пекла пироги, и от нее прятала. Потому что, говорила, нельзя беременной столько есть, а то в дверь не пролезет. – Она шмыгнула носом. Вытерла остатки слез.

– Леди Маргарита была хорошая, – твердо сказал Ник, – добрая.

– Дура она была.

– И никакая не дура. – Ник разглядывал Тину. – Слушай. А почему «Тина»? Как твое полное имя?

– Роуз Вэлентайн. Вэ-лен-ти, – по слогам произнесла Тина. – Маргарита говорила: «Ти».

– А моя про тебя говорит «Valya», – улыбнулся Ник. – Это ведь она тебе имя придумала, знаешь?

– Первый раз слышу. Правда?

– Ага. Деда моего звали Valentin, мать – Maria Valentinovna. Это по-русски так. И вот, когда леди Маргарита книжку листала – про имена, специально купила – мать и брякнула, мол, назовите Валентиной. Когда имя – и мужское и женское одновременно, дети счастливыми получаются.

Тина грустно улыбнулась:

– Что-то не похоже, что это работает.

– Да ладно. Чем тебе плохо-то? Миллионера, вон, привели знакомиться. Замуж выйдешь – горя знать не будешь.

Тина прищурилась:

– А тебе завидно, что ли?

– Еще как. Что такая красота мудаку достанется, которому ничего, кроме игрушек, на хрен не сдалось. Он тебя приласкать-то не сумеет как следует.

Ник поднялся. Тина застыла в кресле. Не шевельнулась, когда он подошел и встал рядом, глядя на нее сверху вниз.

Ник провел ладонью по распущенным волосам Тины. По затылку, шее. Наклонился и поцеловал ее в губы. Не требовательно, как вчера – нежно, бережно, едва касаясь. Взял Тину за руки, поднимая с кресла. Обнял ее и снова поцеловал.

И снова это было удивительно приятно – чувствовать его объятия, тепло его тела, губы на своих губах. Тину все это почему-то совсем не возмущало. Все было как-то… правильно. Так, будто по-другому и быть не могло.

– Ты ведь раньше ни с кем по-настоящему не целовалась, – чуть отодвигаясь от Тины, сказал Ник. Он не спрашивал, утверждал.

– Сто раз! С чего ты взял?

– Врешь. Я еще вчера понял. Сперва-то решил, что у тебя куча парней была – уж больно лихо хвостом вертишь, а потом сообразил. Для жениха бережешься? Или просто дразнить нравится?

– Отстань. – Тина попыталась вырваться. – Тебе-то какое дело?

– Да так. Природная любознательность… Ч-черт. – Это у Ника зазвонил телефон. Чтобы выудить его из кармана, пришлось отпустить Тину. – Алло.

На том конце говорили громко, девичий голос долетал даже до Тины.

– Нет, малыш, – изображая сожаление, отбрехивался Ник, – пока никак не могу. Молодой Боровски нашу барышню подхватил и свалил куда-то, а старики сидят. Теперь уж, ясное дело, до упора будут сидеть, пока те не нарисуются. Не знаю, во сколько освобожусь. Разве что совсем ночью, если раньше не срубит… Ага, и я тебя.

Он положил трубку и как ни в чем не бывало снова потянулся к Тине.

– Офигеть, ты нахал! – отпрыгивая, возмутилась она. – Одной наобещал, что придешь – и тут же к другой лезешь! Ничего не треснет?

Ник знакомо ухмыльнулся:

– До сих пор не трескалось. – И вдруг, без всякого перехода, предложил: – Хочешь, на мотоцикле покатаю?

Тина фыркнула.

– Надеешься, что во мне луна и звезды романтику разбудят?

– Ну да. С другими срабатывало.

– Со мной не сработает, не надейся.

– Не поедешь, то есть?

Тина прищурилась.

– Поеду. Вот, специально чтобы тебя обломать! А еще мне интересно – как ты с территории выходить собираешься и мотоцикл выкатывать?

Ник ухмыльнулся.

– Пошли, покажу. Только, как на террасу выйдешь, у стены держись. Там тень от винограда, снаружи не видать.

На террасе он, скользнув вдоль стены, уселся на боковые перила. Перемахнул их, замерев с внешней стороны. Скомандовал Тине:

– Прыгай за мной, – и исчез.

Тина подошла к перилам. Разглядела в темноте тропинку, проложенную вдоль густых зарослей барбариса. Что-то подсказывало, что приведет тропинка к дровяному сараю. И что подобных ходов – таких, о которых прочие обитатели виллы не догадываются – здесь немало. Настоящим хозяином «Шиповника» являлся, похоже, вовсе не Эндрю.

– Спрыгнешь? – Ник смотрел на Тину снизу вверх. – Или ловить?

Она прикинула высоту – метра полтора от силы. Насмешливо посоветовала:

– Эту свою лови… у которой свекровь крепко спит, – и спрыгнула.

Глава 8


Дровяной сарай возник из темноты неожиданно, как будто вырос. К сараю Тина и Ник подошли крадучись, сзади – входная дверь из окон «большого дома» отлично просматривалась. А в задней стене дверей не наблюдалось.

Тина подумала, что сейчас ей, вероятнее всего, придется ждать здесь – пока Ник каким-то образом незаметно выкатит мотоцикл, – но парень снова ее удивил. Он повис на нижней ветке дерева, росшего рядом с сараем, подтянулся, выталкивая себя наверх, и встал на ветку ногами. Забрался на следующую.

Раскидистая крона дерева почти касалась чердачного окна под крышей. Неужели прямо с ветки туда запрыгнет? Но все оказалось проще – Ник перебросил на подоконник извлеченную откуда-то толстую доску. Должно быть, специально прятал среди густых ветвей. Качнул доску ногой, проверяя, устойчиво ли легла, и в два шага перебежал на подоконник.

Тине ужасно хотелось крикнуть: «Мотоцикл на веревке будешь спускать?» – но она благоразумно промолчала.

Следующий ее поступок был совсем не благоразумным. Но очень уж захотелось увидеть обалдевшее лицо Ника.

Забраться на дерево, с ее-то гимнастическими навыками – тьфу. Перебежать по доске – детская забава.

Тина пролезла в открытое окно и спрыгнула с подоконника в… в комнату, наверное. Судя по тому, что на полу тут лежал матрас с одеялом и подушками, а рядом пристроились две большие картонные коробки, со свисающим из одной рукавом рубашки, чердак был обитаем.

– Ты, что… тут живешь? – выпалила Тина.

– Охренела? – одновременно с ней рявкнул Ник. Он стоял на коленях, роясь в одной из коробок. Увидев Тину, подпрыгнул от неожиданности. – А если бы упала?!

– Пришлось бы «скорую» вызывать, – горестно вздохнула Тина. – И спалили бы твой контрабандный склад. – Она оглядела коробки. Готова была спорить на что угодно, что внутри не только одежда. – Думал, что самый умный, да? Что никому сюда, кроме тебя, не забраться?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении