Михаил Михеев.

Рожденные в огне



скачать книгу бесплатно

– Понимают, не понимают… Какая, черт, разница? Над проектом «Урал» контроль мы только что потеряли. Как только там узнают, что их фактически бросили, они тут же радостно этим воспользуются.

– Наши их де-факто давно бросили, и руководство этой проклятой планеты очень хорошо понимает расклады, – мрачно заметил Марк.

– А сейчас они сделали это официально. Все, фактически мы сами выпихнули уральцев из своей юрисдикции. И я опасаюсь, что будет обратный эффект. Если они смогут отбиться, то уже как самостоятельное государство заключат с Ассоциацией перемирие. Те уважают силу и решимость ее применять и согласятся, тем более это обезопасит им фланг и позволит сконцентрировать все силы против нас. Вся надежда на то, что на Урале поймут: справившись с Конфедерацией, восточники навалятся на них, и предпочтут не выходить из боя раньше времени.

– И что делать?

– Только попытаться донести наше мнение до руководства Урала. Пообещать им… Впрочем, что именно обещать, надо еще подумать. Ну и активизировать работу по альтернативному проекту.

– Адмирал Кеннинг?

– Да. Если у нас получится, то он пригодится не только в войне с Ассоциацией. Потом, когда все закончится, нам нужно будет держать уральцев на коротком поводке. Иначе могут обнаглеть, народ они на диво шустрый. И человек, готовый выполнить ЛЮБОЙ приказ, в этом очень пригодится.

– Не оказалось бы лекарство опаснее болезни…

– Корабль, совершивший аварийную посадку, проветривают в три раза дольше. Не уподобляйтесь, все равно у нас выбор невелик. Наступает время людей со стальными яйцами. И для каждого из нас это шанс.

– Разве что шанс откинуть копыта, – буркнул себе под нос Марк, но так тихо, что никто его не услышал.

– Далее. У наших штабных умников мозги тоже работают, и тот факт, что Урал сможет отбиться, они во внимание принимают. Считают маловероятным, но это, скорее, из-за недостатка информации. На этот случай планируется направить к ним эскадру для «обеспечения конституционного порядка», – последние слова контрразведчик буквально выплюнул, кривясь, словно от зубной боли. – Эту информацию, я считаю, до русских необходимо довести.

– Смысл? – приподнял бровь Кристофер.

– Урал – очаг сепаратизма. Наши политики сейчас подбросили дровишек в костер. Если армия попытается его задавить…

– Вообще-то, это не функции армии, – осторожно заметил Кристофер.

– А пошлют вас, – отрезал контрразведчик. – Вы моментально заработаете себе репутацию карателей и, даже победив, наверняка понесете серьезные потери. А потом начнутся проблемы более серьезные. Русские не простят. В этом случае атомный взрыв в центре столицы может оказаться наименьшим из зол.

– И какой выход?

– Элементарный. Карательная эскадра должна проиграть. Поэтому твоя задача, Кристофер, обеспечить, чтобы ее укомплектовали старьем и теми, кого не жалко. А ты, Марк, будь готов по своим каналам передать информацию на Урал. Тогда к моменту появления эскадры они будут готовы и отобьются. После этого же проще будет добиться, чтобы их оставили в покое.

– Это называется государственная измена.

– Марк, голубчик, нас всех троих давно уже можно за нее повесить. Ты как, с нами?

– Да куда ж я теперь денусь…


Система планеты Новый Амстердам. Несколько часов спустя

Два линкора, авианосец и пять эсминцев сопровождения вошли в систему красиво, всего в трех часах хода от планеты и не нарушив строя. Все же Александров, комплектуя экипажи новых кораблей, не зря сделал ставку на молодежь. В иной ситуации им пришлось бы подниматься наверх долго и мучительно, что, с одной стороны, заставляло их прогрессировать, но с другой, благодаря неизбежным в космосе случайностям или даже просто невезению, отсеивало значительную часть перспективных кадров. Сейчас же, получив карьерный толчок вкупе с угрозой потерять все сразу и бесповоротно – а что церемониться с не оправдавшими доверия не станут, и заменить есть кем, не скрывалось, – молодняк рвал жилы. И там, где более опытные коллеги ограничивались «допустимыми показателями разброса», волчата Александрова предпочитали меньше поспать и лишний раз проконтролировать ситуацию, но сделать все идеально. Не то чтобы сейчас это было так уж важно, но профессионализм экипажей повышало невиданными темпами.

Вот и получилось, что реакторы работали, будто часики, практически без колебаний мощности, курс выдерживался, как по ниточке, синхронизация момента гиперперехода и вовсе балансировала на грани недостижимого. Сейчас это было не столь уж важно, однако когда-нибудь, возможно, это спасет им жизнь. А может, и нет, тут уж как повезет, но дополнительный козырь, пускай даже шестерка, никогда не лишний.

По сравнению с теми, не столь уж и давними, но совсем не забытыми временами, когда на Новый Амстердам впервые обрушилась армада восточников, служба здесь была поставлена куда как серьезнее. Конечно, разведчики, обладающие совершенными системами маскировки, проскакивали, но появление тактической группы Николаевой засекли почти сразу и так же мгновенно опознали гостей. Немного удивились, поскольку никаких приказов от адмирала не получали, однако и претензий не высказали. Еще бы! Когда идет война, каждая орудийная башня на счету, а тут целая эскадра, пускай даже идущая транзитом.

Впрочем, не совсем транзитом. К линкорам были пришвартованы грузовые секции, набитые продуктами, которых на Новом Амстердаме, как всегда, ощущался острый дефицит. Снабженцы просто не могли отказаться от такого шанса и воспользовались оказией – грузовые корабли ходили в эту систему регулярно, но их не хватало, чтобы обеспечить быстрое создание продовольственного резерва на случай непредвиденных осложнений. Особенно сейчас, когда все мощности оказались задействованы на строительство боевых кораблей, а практически все резервные контейнеровозы перестроили в ракетоносцы. На самом же Новом Амстердаме и в лучшие времена сильно зависели от внешних поставок. После же оккупации восточниками и последующего штурма, в результате чего оказалась разрушенной большая часть гидропонных сооружений, эта зависимость еще более обострилась.

Ирине совершенно не улыбалось превращать свои линкоры в грузовые корабли, пусть даже контейнеры и предполагалось тащить на временной внешней подвеске. Одно только смещение центра масс во время маневрирования доставляло массу проблем. В гипере становилось только хуже. С другой стороны, это Александров мог бы послать всех далеко и надолго, и ни один интендант, какие бы погоны ни украшали его плечи, не посмел бы рта открыть. Николаева же его весом в спорах не обладала в принципе. Молодая сопля на временной должности… Пришлось проявлять гибкость.

С другой стороны, просьба интендантской службы выглядела вполне логичной. Снабженцы и так старались, как могли. И Устинов их в этой просьбе поддержал. Да и не требовали они – именно что просили. Так что, немного поразмыслив, Ирина согласилась. В конце концов, она практически не теряла времени – визит к планете все равно был необходим. Неизвестно, что будет дальше и сколько тактической группе придется действовать вдали от баз, поэтому перед броском Николаева рассчитывала заполнить топливные бункеры под завязку. Повторять ошибку адмирала Лютьенса[2]2
  Адмирал Лютьенс во время легендарного рейда на линкоре «Бисмарк» при производстве последней заправки не заполнил топливные цистерны полностью. В результате он оказался ограничен в маневре, что привело к выбору опасного курса. Это было одним из обстоятельств, позволивших британскому флоту перехватить и уничтожить лучший линкор Германии.


[Закрыть]
девушка не собиралась. Впрочем, несмотря на то, что ошибка эта стала уже хрестоматийной и изучалась на первом курсе любого военного института на занятиях по тактике, те, кто ухитрялся ее повторить, все равно периодически находились. Уподобляться им Ирина не хотела категорически.

Вообще же, система оказалась на редкость оживленной. Две крепости, буквально облепленные ремонтными кораблями, внушительно плыли по своим орбитам. Обе они были готовы к бою, но при этом спешно модернизировались под стандарты Конфедерации, а экипажи проводили непрерывные учения. Все же освоение техники, построенной по чужим, непривычным лекалам, требовало определенного времени.

Помимо крепостей здесь же находилась группа корветов, годных разве что гонять пиратов да перехватывать разведку противника. Все более серьезные корабли Александров выгреб подчистую, логично рассудив, что распылять силы по разным системам нет смысла, выгоднее устранить саму угрозу. Однако чуть в стороне дрейфовали ракетоносцы. Выведенные Александровым в тыл для пополнения боезапаса, ну и чтобы не путались под ногами в маневренном бою, они ожидали сигнала на присоединение к основным силам флота. В принципе, Ирина намеревалась либо идти дальше с ними, либо, если б опоздала, могла рассчитывать легко настигнуть основные силы Александрова. Все же флот вынужден подстраиваться под самого тихоходного, а паршивые ходовые качества ракетоносцев были ей хорошо известны.

Отсалютовав ходовыми огнями патрульному корвету, эскадра запросила данные парковочных орбит, после чего виртуозно заняла свои места. Эсминцы тут же присосались к заправочной станции. Правда, скорее, эрзац-станции – ту, что была здесь раньше, сбили еще восточники, когда штурмовали планету. Однако необходимость в ней, особенно с учетом активных действий флота, никуда не делась.

Проблему решили с присущей уральцам склонностью к импровизации. На орбиту доставили старый, давным-давно списанный рудовоз, лет пятьдесят простоявший на корабельном кладбище Урала. Корпус корабля сохранил еще достаточный ресурс, чтобы не рассыпаться и даже не травить воздух через все щели, хотя, конечно, отдельные утечки наблюдались постоянно. Оборудование у дряхлого корабля соответствовало его возрасту, но предки строили крепко, и практически все после минимального ремонта функционировало. Со скрежетом и пугающим экипаж скрипом – но работало, разве что часть электроники пришлось менять.

Вместительные трюмы корабля загружали доставляемым с планеты топливом, персонал работал вахтами – двое суток работы, двадцать отдыха. Иначе не получалось, общая изношенность приводила к повышенным дозам облучения. Правда, и платили за это соответственно. Временная (а нет ничего более постоянного, чем временное) заправочная станция функционировала исправно, и всех ее работа, по большому счету, устраивала.

Пока эсминцы заправлялись, а авианосец ожидал своей очереди, линкоры начали разгрузку. В принципе, можно было произвести ее максимально быстро, попросту отстрелив крепления с помощью пиропатронов. Этот вариант предусматривался как раз на тот случай, если груз потребуется сбросить немедленно, к примеру, наткнувшись на противника. Но сейчас, когда требовалось ожидать как минимум шесть часов, пока завершится заправка кораблей эскорта и авианосца, в столь радикальном решении вопроса не было смысла. С планеты прибыли монтажные бригады, начавшие шустро, но не суетливо, без лишней спешки производить отстыковку груза. А экипажам выпала возможность отдохнуть, чем опытные космонавты тут же воспользовались. Неизвестно, что будет дальше, может, и на поспать времени не останется.

Ирина, в глубине души считавшая себя опытным космическим волком (единственный, пускай даже и победоносный поход такого права, в общем-то, не давал, но польстить себе, любимой, ну очень хотелось), тоже рассчитывала завалиться на койку и продрыхнуть часика два-три. Увы, с этим желанием пришлось распрощаться – на борт «Севастополя» прибыл местный представитель интендантской службы, и послать его куда подальше не было никакой возможности. Одна из обязанностей командира отряда, никуда не деться. Пришлось принимать.

Визитер Ирине не понравился совершенно. Невысокий, кругленький, лоснящийся и потный на вид, он тут же попытался облобызать даме ручку и едва не был послан далеко и надолго. Ирина даже удивилась, гость не был похож на офицера, пускай даже интендантской службы, но тут она вспомнила характеристики из досье на деятелей интендантской службы, работающих здесь, и вопрос отпал сам собой. Как оказалось, тащиться в такую дыру, которой являлся Новый Амстердам, дураков не было, и интенданты отпихивались от подобной чести руками и ногами. Направляли сюда в основном проштрафившихся. Этот же кадр и вовсе оказался гражданским специалистом, прямо-таки жаждущим покинуть родную планету. Видать, тянулся за ним какой-то дурно пахнущий след. Однако же раз так сложилось, не пропадать же добру. Вот и оказался новоявленный доброволец здесь и, судя по его виду, совершенно не стремился загибаться со скуки, наглядно иллюстрируя тот факт, что чем тише омут, тем профессиональнее в нем черти.

Надо признать, дело свое интендант знал туго. Пожалуй, тому же Александрову, ненавидящему бумажки и слабо разбирающемуся в нюансах снабжения, если они не касались флота напрямую, в разговоре с ним пришлось бы туго. Впрочем, адмирал просто послал бы излишне ретивого снабженца куда подальше. Однако с Ириной у визитера получился облом. Как и многие женщины, она была въедлива, перед отлетом успела разобраться с бумагами, а потому отбилась и от предложения сделать небольшой гешефт, и от попыток обнаружить недостачу. Банально предложила остановить разгрузку и прогуляться в скафандре да посчитать. Гость скривился, но от подобной чести отказался. Ну а от дальнейшего выноса мозга девушку спас старший офицер линкора, которому спектакль надоел. Он с непередаваемым флотским высокомерием напомнил интенданту о том, что ничто не защищает человеческие зубы так, как уважительное отношение к окружающим. Тот намек понял и, скрипнув своими защищенными зубами, убрался восвояси. Но три часа, которые Ирина отводила себе под отдых, честно украл, так что вместо сна оставалось девушке теперь пить кофе и ругаться сквозь зубы приличными словами и, мысленно, ядреным трехэтажным матом.

Именно этот момент и выбрал незадачливый адмирал Касиваги для того, чтобы прибыть в систему Нового Амстердама. И прибыл он, что характерно, не один, а с пятью основательно потрепанными линкорами, да еще и без эскорта. Последнее обстоятельство было вполне логичным, поскольку остатки эскорта как раз сейчас гоняли по всей системе крейсера фон Корфа. Но это здесь никому не было известно, системы обнаружения позволили классифицировать цели, и только. А вот повреждения линкоров, равно как и причину отсутствия других кораблей, радары передать не могли. Неудивительно, что когда сыграли тревогу и экипажи разбежались по боевым постам, Ирина оказалась перед весьма сложным выбором.

Пять вражеских линкоров, курс которых лежит мимо планеты. И неизвестно, что и в каком количестве выскочит после. Судя по всему, они идут на Урал, и девушка с тоской подумала, что Александров, приказав ей сидеть дома, был прав. На родной планете все еще очень слабая стационарная оборона, а кораблей, чтобы остановить такую эскадру, попросту не хватит. Но и она, бросившись наперерез, мало чего добьется. Двое против пяти – сметут и не поморщатся. А главное, корабли восточников вышли близко к Новому Амстердаму и сразу же начали разгон. Времени на принятие решения минимум.

Она не могла этого знать, но Касиваги тоже оказался не в лучшей ситуации. Драпать пришлось быстро, корабли пошли по курсу, внесенному в навигационные компьютеры заранее. Первоначальным планом кампании предусматривался удар по Новому Амстердаму, и поменять курс вначале в панике забыли, а потом уже и времени на это не оставалось. Да и удар Касиваги отменять вначале не хотел – согласно информации разведчиков, у планеты имелись только две не самые мощные крепости и почти отсутствовало прикрытие из боевых кораблей. И тут раз – а на орбите эскадра, и проломить оборону уже не получится, да и на заднем плане висит что-то непонятное. Оставалось разгоняться и нырять к Уралу – пускай и ценой собственной жизни, но задачу требовалось выполнить.

К несчастью для Касиваги, его неожиданную визави натаскивали люди, привыкшие жить в огне и на кризис реагировать молниеносно. Что Александров, что Устинов имели богатый опыт выживания и сходились во мнении, что если на вас рушится небо, то лучше делать хоть что-нибудь, нежели застыть в ступоре или часами обдумывать ситуацию, тратя драгоценное время. В крайнем случае, умрешь на бегу с адреналином вместо крови. И ученица оказалась достойна учителей.

Две минуты на оценку ситуации, еще столько же на вызов по всем каналам – и рыкающий, ничем не напоминающий женский голос:

– Слушай мою команду!..

Позже многие офицеры ловили себя на мысли, что имели вроде бы больше прав на то, чтобы принять командование на себя. Старше возрастом, выше званием… Но пока они думали, командир тактической группы взяла на себя ответственность, и оспаривать ее решения не было времени. И потом… Она имела право отдавать приказ хотя бы потому, что именно ее линкорам в случае неудачи предстояло идти на смерть.

Впрочем, отсутствие времени было не самой большой проблемой. Куда хуже было то, что сборная солянка, скопившаяся у Нового Амстердама, при всем желании не успевала интегрироваться в единую тактическую сеть. Задачи Николаева ставила на словах, указывая их только в общих чертах. Каждый из командиров отрядов вынужден был работать самостоятельно, что повышало риски, но давало шанс на импровизацию и максимально возможное использование достоинств их тактических единиц. Ведь каждый командир ракетоносца, не говоря уже о том, кто командовал их сводным отрядом, лучше пришлой девчонки знал возможности своих кораблей.

Касиваги был весьма удивлен, обнаружив, что линкоры, которые тактический компьютер упорно опознавал как построенные на одной верфи с его собственным флагманом, начали выдвигаться на перехват его группы. По всем законам тактики, им полагалось бы сидеть в сторонке и не чирикать. Нет, конечно, сам он поступил бы точно так же, но он – японец, а не варвар! Вот только кто бы ни вел в атаку линкоры конфедератов, в решимости и смелости он не уступал самому Касиваги. А ведь, казалось, что флот Конфедерации не любит открытого боя. Ударить из засады, зажать в неудобной позиции – это да, могут, а вот так, лоб в лоб… Касиваги на миг почувствовал некоторое уважение к достойному противнику. Но только на миг – большего времени на слабость адмирал не мог себе позволить.

Между тем эскадра конфедератов, стартовавшая от планеты безо всякого порядка, на ходу перестроилась. Не бог весть какие маневры для этого потребовались, но быстрота и четкость их выполнения производили впечатление. Те, кто вел в безнадежную атаку свои корабли, были неплохо подготовлены. А главное, парировать эту угрозу все равно требовалось. Перестраиваться, менять курс, терять время… Когда буквально на плечах, отставая всего на несколько часов, висит еще одна эскадра, вот-вот готовая выйти из гиперпространства и непонятно где намеренная это сделать, любая задержка чревата фатальными последствиями.

Выстраивать полноценную фронтальную «стену» Касиваги не стал. Противник атакует на пересечении курсов – значит, ответом будет стена фланговая, когда огонь корабли смогут вести всем бортом. Дистанцию между кораблями, чтобы не угодить под сопла двигателей соседа, приходится держать заметно большую, а так – никакой принципиальной разницы… Конфедераты это тоже понимали, но у них не было возможности выстроить даже жиденького подобия нормального строя. Два корабля слишком мало для сражения. Правда, за ними, прикрываясь силовыми полями линкоров, шли эсминцы, и Касиваги был последним, кто решился бы недооценивать их возможности. Как же, проходили, да еще совсем недавно. Но против линкоров пять эсминцев – не угроза, равно как и роящиеся, будто осы, истребители, держащиеся там же, за мощной защитой линейных кораблей.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении