Михаил Вострышев.

Москва и Россия в эпоху Петра I



скачать книгу бесплатно

Последняя попытка отстранения Петра I от власти была предпринята московским боярством и духовенством в 1717 году. Заговорщики, мечтавшие о возвращении от петровских реформ к любезной им старой жизни, привлекли на свою сторону наследника престола – царевича Алексея. Но их замыслы были раскрыты.

В Москве над Алексеем началось следствие, но его оставили на свободе. Потом он был направлен в Санкт-Петербург, где 14 июня 1718 года его арестовали, подвергнули пыткам, и через два дня после вынесения смертного приговора, 26 июня 1718 года, он скончался при невыясненных обстоятельствах. Радетели старины, желавшие провозгласить его царем, были казнены, а их головы на столбах были выставлены на одной из московских площадей.

В 1721 году на постоянное жительство в Россию приехал грузинский царь Вахтанг IV Леонович с царевичами Бакаром и Георгием и с большой свитой из князей, дворян и слуг. Петр I отвел ему для проживания в Москве сначала Рязанское подворье на Мясницкой улице, а в 1724 году – дворцовое село Воскресенское на речке Пресне. Эта местность вскоре получила название Грузины, и по ней ныне проходят Малая и Большая Грузинские улицы.

В конце января 1722 года после окончания Северной войны и заключения Ништадтского мира император Петр I прибыл в Москву и еще более торжественно, чем после Полтавской победы, отпраздновал здесь успехи своего правления. Устраивались балы, маскарады и потешная прогулка по Москве флота, когда по улицам возили поставленные на колеса суда с поднятыми парусами.

В период петровских реформ, когда в русском обществе проходила европеизация бытового уклада, совершалась секуляризация общественного сознания, правительство стремилось поставить монастыри исключительно на службу государства, рассматривая с утилитарной точки зрения духовно-нравственный и экономический потенциал православных русских обителей. Подобная тенденция приводила к ограничительным мерам, предпринимавшимся государством по отношению к монастырям и монашествующим. Решено было принимать в монастыри лишь на «убылые места», мужчин постригать не ранее тридцати лет, а женщин – не моложе пятидесяти пяти лет. Эти новшества едва ли могли благотворно сказаться на жизни православных обителей. Полицейские меры в отношении монастырей вызывали протесты в монашеской среде, стали появляться сочиненные монахами антигосударственные письма и полемические сочинения. В ответ на это Петр I издавал указы, запрещавшие монахам держать чернила и бумагу по кельям.

Среди многочисленных реформ Петра следует выделить следующие.

Указ 22 ноября 1696 года об отправке за границу для обучения дворянской молодежи.

Введение в России 4 марта 1698 года гербовой бумаги.

Реформа 30 января 1699 года городского самоуправления.

Указ 27 октября 1699 года о создании купцами «кумпанств» для торговли с заграницей.

Указы от 19 и 20 декабря 1699 года о введении нового календаря, Новый год стал отсчитываться с 1 января, а не 1 сентября, а исчисление лет – от Рождества Христова, а не от Сотворения мира.

Указ 4 января 1700 года о введении европейского платья для всего населения, кроме духовенства и крестьян.

Открытие 14 января 1701 года Школы математических и навигационных наук в Москве, в Сухаревой башне.

Указ 22 января 1701 года о постройке кораблей для создания Балтийского флота.

Указ 18 декабря 1708 года об учреждении первых восьми губерний.

Реформа в 1708–1710 годах алфавита, введение гражданского шрифта.

Указ 22 февраля 1711 года об учреждении Правительствующего Сената.

Указ 20 января 1714 года об обязательном обучении дворянских детей арифметике.

Указ 28 февраля 1714 года об открытии «цифирных школ» при архиерейских домах и в монастырях для обязательного и бесплатного обучения детей приказного чина, дьяков и подьячих.

Судебная реформа, указ 8 января 1719 года об учреждении надворных и нижних судов.

Указ 18 января 1721 года о разрешении заводчикам из купцов покупать деревни с крепостными крестьянами для работы на фабриках.

Указ 13 января 1722 года о введении подушной подати.

Введение 24 января 1722 года «Табели о рангах».

Манифест 17 апреля 1722 года, утвердивший Сенат как высший управляющий орган.

Указ 7 января 1724 года о запрещении браков по принуждению.

Указ 28 января 1724 года об учреждении Петербургской Академии наук.

На русское общество реформы Петра, решительные и широкие, после осторожной и медлительной политики его предшественников произвели страшное впечатление.

В обществе не было того сознания исторической традиции, какое жило в Петре Великом. Близорукие знатные люди объясняли себе и внешние предприятия, и внутренние нововведения государя его личными капризами, взглядами и привычками. Частные нововведения они противопоставляли обычаям старины и выносили убеждение, что Петр безжалостно рушил их старину. За частностями общественного быта они не видели общей сущности старого и нового. Общественная мысль еще не возвышалась до сознания основных начал русской государственной и общественной жизни и обсуждала только отдельные факты. Вот почему современникам Петра, присутствовавшим при бесчисленных нововведениях, и крупных и мелких, казалось, что Петр перевернул вверх дном всю старую жизнь, не оставил камня на камне от старого порядка. Видоизменения старого порядка они считали за полное его уничтожение.

Такому впечатлению современников содействовал и сам Петр. Его поведение, вся его манера действовать показывали, что он не просто видоизменяет старые порядки, но питает к ним страстную вражду и борется с ними ожесточенно. Он не улучшал старину, а гнал ее и принудительно заменял новыми порядками. Это неспокойное отношение к своему делу, боевой характер деятельности, ненужные жестокости, принудительность и строгость мероприятий – все это явилось у Петра, как результат впечатлений его детства и молодости. Выросший среди борьбы и вражды, видевший и открытые бунты, и тайную оппозицию, Петр вступил на путь реформ далеко не со спокойным духом.

Он ненавидел ту среду, которая отравляла его детство, и те темные стороны старой жизни, которые сделали возможной ту прежнюю жизнь. Поэтому, уничтожая и видоизменяя старые порядки, он в свою деятельность монарха вносил личные чувства пострадавшего человека. Принужденный бороться за свою власть и самостоятельность при начале правления, Петр сохранил боевые приемы навсегда. Встреченный открытой враждой сначала, чувствуя и позже скрытое противодействие себе в обществе, он все время боролся за то, во что верил и что считал полезным. В этом объяснение тех особенностей в реформационной деятельности Петра, которые сообщили его реформам черты резкого, насильственного переворота. Однако по существу своему эти реформы не были переворотом, а лишь продолжением развития государства.

В основанном им Санкт-Петербурге император Петр Великий скончался 28 января 1725 года на 53-м году жизни, не оставив преемника и завещания. Его похоронили в Петропавловском соборе.

Городское управление

Управление Москвы в конце XVII века, как и прежде, состояло из множества центральных учреждений, созданных по функциональному назначению – Посольский, Поместный, Земской, Иноземный, Рязрядный, Стрелецкий, Пушкарский, Аптекарский приказы. Другие приказы отвечали за управление отдельными территориями – Казанский, Сибирский, Малороссийский… Их функции не были точно разграничены, что приводило к путанице и волоките.

После проведения городской реформы 1699 года в Москве была создана Бурмистерская палата, или Ратуша, во главе с бурмистром. Она не только управляла финансовой и судебной системами Москвы, но и собирала налоги со всех российских городов. Данная система оказалась малоэффективной, часто дублировала другие организации и просуществовала лишь до 1710 года.

По указу 1709 года было введено новое административное управление – восемь губерний во главе с губернаторами. Москва возглавила огромную губернию, к которой принадлежали Владимир, Калуга, Коломна, Можайск и еще 35 окрестных городов (в 1719 году по новой реформе часть власти перешла от Москвы местным воеводам).


Прогулка посла по двору Посольского дома в XVII веке


Иностранные посланники в Посольском приказе


Во главе Московской губернии ставились близкие к Петру I люди. Первым московским губернатором был боярин Т. Н. Стрешнев – воспитатель молодого царя, возглавлявший Разрядный, а затем Военный приказ. Стрешнев пользовался особым доверием царя: отправляясь за границу, именно ему вместе с Ф. Ю. Ромодановским он поручил управлять государством.

В 1711 году Стрешнев был назначен сенатором, и вместо него некоторое время Московской губернией управлял вице-губернатор В. С. Ершов. В январе 1712 года московским губернатором был назначен князь М. Г. Ромодановский – непременный участник всех придворных торжеств. Следующим губернатором ненадолго стал боярин А. П. Салтыков. За злоупотребления он был отрешен от должности, и с января 1716 года губернатором стал родственник царя К. А. Нарышкин, тоже вскоре провинившийся в лихоимстве. Весной 1719 года главным начальником Москвы был назначен князь И. Ф. Ромодановский, который оставался на этом посту до 1724 года. Последним московским губернатором петровского времени был А. А. Матвеев – известный дипломат и государственный деятель.

Царский двор уже в 1710 году временно пребывал в Петербурге. Обосновался же он в новом городе на постоянное жительство в 1712 году, когда Петербург был объявлен столицей государства. С этого времени потянулись в Северную столицу из Москвы на постоянное житье представители иностранных государств. Центральное правительственное учреждение – Сенат – утвердилось в Петербурге с конца 1713 года.

В Москве был оставлен один из сенаторов, а с 1714 года здесь находилась Канцелярия сенатского правления.

В 1720 году в Москве был учрежден городской магистрат – коллегия из постоянных членов, избираемых пожизненно. Ему не были подведомственны дворянство, духовенство и иностранцы, он занимался делами остальных московских жителей – «регулярных» и «подлых». Регулярные граждане принадлежали к двум гильдиям. В первую входили богатые купцы и фабриканты, врачи, аптекари, художники и архитекторы; во вторую – мелкие торговцы и ремесленники. «Подлыми людьми» считались «обретающиеся в наймах, на черных работах и тем подобные». От каждой гильдии регулярных граждан выбирались старшины и старосты – советники в магистрате; старосты и десятники «подлого люда» могли лишь сообщать в магистрат о нуждах их подопечных.

Магистрат наблюдал за раскладкой и сбором государственных податей и отбыванием повинностей, работой полиции, мог «заводить хотя бы малые школы, сиротские дома, госпитали и стараться о размножении мануфактур и рукоделий, особенно таких, каких прежде не бывало».

Московский магистрат просуществовал до 1727 года, когда был преобразован в ратушу.

В Москве, как во второй столице, постепенно создавалась как бы копия центрального правительственного аппарата. В ней находились конторы петербургских коллегий, причем по объему работы эти конторы не уступали коллегиям.

Являясь главным экономическим центром страны, Москва притягивала к себе правительственные органы, ведавшие государственным хозяйством – Мануфактур-коллегию, Коммерц-коллегию, Вотчинную коллегию, Юстиц-коллегию…

Большая часть административных преобразований Петра I разрабатывалась и осуществлялась в Москве. После переезда правительства в Петербург, Москва считалась второй столицей России. Правительство вынуждено было учредить в ней отделения Сената и центральных учреждений. Кроме того, здесь оставались целиком центральные органы финансового и судебного управления. Правительство также вынуждено было поручить московским учреждениям выполнение части общегосударственных мероприятий.

Охрана порядка

Охранение порядка среди крикливой и озорной толпы, наполнявшей московские торговые площади, было нелегким делом, рядовые старосты и объезжие головы, пытаясь унять особенно горластых и задиристых, получали в ответ лишь еще пущую брань и угрозу побоища. Благочиние нельзя было водворить даже среди безместных попов, собиравшихся в ожидании найма для богослужений у храма Василия Блаженного и на Спасском (Фроловском) мосту. Патриарший тиун жаловался в своем донесении, что «безместные попы и дьяконы садятся у Фроловского моста и бесчинства чинят великие, меж собой бранятся и укоризны чинят скаредные и смехотворные, а иные меж собой играют и борются, и в кулачки бьются».

Поэтому охраняли в Москве, главным образом, один Кремль, который с наступлением темноты запирался. Чтобы часовые не спали, они должны были выкрикивать нараспев каждый по своей фразе, один за другим: «Пресвятая Богородица, спаси нас!», «Все святые, молите Бога о нас!», «Славен город Москва!», «Славен город Тверь!» и так далее, пока очередь не доходила опять до первого часового, и все повторялось сначала.

В Москве была создана полиция – специальная служба, которая должна была обеспечить порядок в городе и заботиться о его внешнем виде. Ее возглавлял сначала по совместительству обер-комендант Московского военного гарнизона, а с 1722 года обер-полицмейстер. Ему подчинялся большой аппарат. В слободах избирались старосты, ведавшие отдельными улицами, и десятские, отвечавшие за каждые десять домов своей улицы. Ответственным за слободу являлся прикрепленный к ней офицер. Предписывалось в конце улиц иметь подъемные рогатки, которые запирались на ночь, и при них караул из местных обывателей. Домовладельцы обязаны были доносить полиции о вновь прибывающих людях.

Московский обер-полицмейстер был независим от московского губернатора и подчинялся петербургскому генерал-полицмейстеру. Петр I расширил права и обязанности полиции, попытавшись сделать из нее законную очеловеченную, а не бездушную исполнительную власть. Он писал: «Полиция… споспешествует в правах и правосудии, рождает добрые порядки, всем безопасность подает от разбойников, воров, насильников и обманщиков и сим подобных; непорядочное и непотребное житие отгоняет и принуждает каждого к трудам и к честному промыслу, чинит добрых досмотрителей, тщательных и добрых служителей, города и в них улицы регулярно сочиняет и приносит довольствие во всем потребном к жизни человеческой, предостерегает все приключившиеся болезни, производит чистоту по улицам и в домах, запрещает излишество в домовых расходах и все явные прегрешения, призирает нищих, бедных, больных, увечных и проч. неимущих, защищает вдовиц, сирых и чужестранных, по заповедям Божиим, воспитывает юных в целомудренной чистоте и чистых науках. Полиция есть душа гражданства и всех добрых порядков, и фундаментальный подпор человеческой безопасности и удобности».

Можно подумать, что сии слова писал не царь-плотник, у которого слова не расходились с делом, а философ, далекий от реальной жизни. Зачитай этот меморандум ныне сотрудникам полиции, они тебя на смех поднимут.

Но, оказывается, в Петровскую эпоху, да и позже, пытались из московской полиции сделать «душу гражданства и всех добрых порядков». Ей предписывалось наблюдать за строением домов как в Кремле, так и за его пределами; следить, чтобы печи клали с фундаментом, а трубы делались широкими и только опытными печниками; запрещать строить «черные избы» – без труб, где дым выходил через дыру в крыше; требовать мощения улиц и переулков камнями и починки мостовых местными обывателями; доглядывать, чтобы помету и мертвечины на улицах не бросали, а также не засаривали Яузу с Неглинной. Среди других бесчисленных обязанностей, которые говорят не только об обязанностях полиции, но и о проблемах московского быта, можно отметить: «В тесных улицах лавок, шалашей и полков не ставить», «Харчевникам иметь кафтаны, завески и покрывалы на полках белые», «Весы и меры иметь указные и цены на хлеб не возвышать», «Всякие подозрительные дома, похабства и запрещенные игры искоренять», «Бродящих нищих ловить и отсылать на каторгу», «В праздниках в рядах не сидеть и никакими товарами не торговать, кроме харчевных», «На дворах и по улицам ни из какого ружья днем и ночью не стрелять», «Бегаться на резвых лошадях в поле, а не в городе», «Чужестранных послов, посланников и министров, и людей их не забирать, а требовать из коллегии иностранных дел».

Москва также располагала собственным органом политического сыска – Преображенским приказом, созданным в 1702 году и упраздненным в 1729 году. Здесь Петр I и его сподвижники пытали своих политических врагов, а заплечные мастера рангом пониже – уголовных преступников. Кроме традиционных орудий пыток: кнут, дыба, огонь, Петр I позаимствовал также от шведов вешание за ребра и колесование.

Экономика

В Петровскую эпоху Москва становится центром развивающейся промышленности. На Урале строились доменные и молотовые заводы, Тула и молодой Петербург превращались в военные мастерские, а Москва нашла свое своеобразие, став городом легкой промышленности. На месте старинного Пушечного двора поставили Суконный двор, где работало свыше тысячи человек, на берегах Яузы и в Хамовниках возникли крупные полотняные мануфактуры, в каждой из которой было по сотне работников. На окраинах города в своих домах трудились многочисленные ремесленники – ткачи, крашенники, сапожники, медники, портные…

Гостиный двор на Ильинке и торговые ряды Китай-города были сосредоточием не только московской, но и всероссийской торговли. Завоевание Россией балтийских морских портов и основание Санкт-Петербурга усилили значение Москвы в расширявшейся торговле с европейскими государствами. Предметами торговли являлись сельскохозяйственные товары, промышленное сырье, изделия ремесленников и мануфактур. Сырье для мануфактур и хлеб для горожан шли с юга и юго-запада, с Урала поступало железо, с Севера и из Сибири – пушнина. Промышленные изделия расходились отсюда по всей стране и вывозились за ее рубежи.

Москва в начале XVIII века, несмотря на перенесения столицы государства в Петербург, сохраняла еще значение политического и административного центра России.

Промышленность

Изделия московских промышленников проникали на далекие окраины обширного Русского государства, откуда шел встречный поток местных товаров, достигая Москвы.

К концу царствования Петра I количество профессионалов-ремесленников, записавшихся в учрежденные цеха, достигло в Москве 6885 человек. Фактически же людей, занимавшихся в городе ремеслом, было гораздо больше. Среди них выделились мастера золотых и серебряных дел, специалисты по выделке всевозможных бытовых изделий и украшений из недрагоценных металлов. Из скорняков на первом месте особо стояли шубники, овчинники, красильщики бобров. Кожевники делились на мастеров хомутного, плётного, шлейного дела.

Совершенствовались старые ремесла, появлялись новые. Наряду с оружейниками возникли шпажисты и эфесочники, кроме шапочников – шляпники. Стали потребны мастера пудреного, каретного, муфточного, парикмахерского дела.

Пополнение состава ремесленников непрерывно происходило за счет приезжавших «разных чинов людей», и больше всего – крестьян. Они жили «в скудости», что выражалось, в первую очередь, в жилищных условиях. Привилегированные мастера имели свои дворы, основная же масса ремесленников жила «из найма», снимая, смотря по своему достатку, избу, горницу или угол.

Скудость средств часто заставляла ремесленника не покупать нужное сырье, а брать его в долг «до спуска» изделий.

В практике мелких производителей наблюдалась двоякая организация работы и сбыта. Первая, старинная, – изделие готовилось на известного заказчика. Вторая, новая и более сложная, – ремесленник сбывал продукцию на вольном рынке самостоятельно или через посредника-купца.

Продавцами своих изделий особенно часто являлись серебряники, стоявшие по достатку на первом месте среди товаропроизводителей. Некоторые из них являлись одновременно торговцами Серебряного торгового ряда. Но чаще мелкие производители сбывали свой товар через посредников, скупавших готовые изделия.

Мелкая промышленность в конце XVII – первой четверти XVIII века заметно расширяется и становится разнообразнее.

Внимание к мелкому производству отчетливо выразилось в уставе Главного магистрата: «Купечество и мануфактуры размножать… наряду необходимо нужные, яко портные, сапожники, плотники, кузнецы, серебряники и им подобные».

Правительство принимало меры к усовершенствованию приемов и техники мелкого производства. Так, в 1716 году в Москве было организовано обучение кожевников обработке кож не дегтем, а ворванью…


Осмотр белой вороны в Преображенском приказе


Книжные лавочки на Спасском мосту в XVII веке


В XVII веке наиболее крупными московскими мануфактурами были Пушечный двор на Неглинной, Оружейная палата с ее разнообразными мастерскими и с работавшими на дому мастерами, Кадашевский Хамовный двор, где было организовано производство полотна как на дому, так и в мастерских. Кроме того, существовали сафьянный и стекольный заводы, бумажная мельница, шелковая и суконная мануфактуры. Эти предприятия постоянно расширялись.

Стали возникать и новые предприятия, в первую очередь для нужд армии и флота. В 1696–1697 годах в селе Преображенском на Яузе возник большой новый Хамовный двор, где было налажено производство парусного полотна. Здесь протекал весь процесс его изготовления, начиная с обработки сырья-пеньки и кончая окраской полотна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное