Михаил Вострышев.

Москва и Россия в эпоху Петра I



скачать книгу бесплатно

© Вострышев М. И., 2018

© ООО «ТД Алгоритм», 2018

* * *

Пролог

Государственное правление

Петр Алексеевич родился 30 мая 1672 года от второго брака царя Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной, воспитанницей боярина А. С. Матвеева. Вопреки легендарным рассказам Крекшина, обучение малолетнего Петра шло довольно медленно. До конца жизни он продолжал игнорировать грамматику и орфографию. В детстве знакомится с «экзерцициями солдатского строя» и перенимает искусство бить в барабан. Этим и ограничиваются его военные познания до военных упражнений в подмосковном селе Воробьеве с 1683 года. Осенью этого года Петр еще играет в деревянных коней. Все это не выходило из шаблона тогдашних обычных «потех» царской семьи. Отклонения начинаются лишь тогда, когда политические обстоятельства выбрасывают мальчика из колеи…

После смерти царя Алексея Михайловича 29 января 1676 года на престол вступил его старший четырнадцатилетний сын от первого брака с Марией Милославской – Федор Алексеевич, хилый и болезненный юноша. В царской семье постепенно начал разгораться раздор, борьба между двумя партиями – царской мачехи Натальи Нарышкиной с одной стороны и родственниками царя Мстиславскими – с другой. Последние одержали верх, результатом чего стало падение боярина Артамона Сергеевича Матвеева, обвиненного за приверженность к западным наукам в чернокнижии и отправленного в ссылку в Пустозерск.

Московские стрельцы не единожды подавали жалобы царю Федору Алексеевичу на притеснения, чинимые их командирами. Стрелецкие полковники задерживали, а иногда и вовсе не выдавали своим солдатам жалованье, заставляли их работать в своих усадьбах и чинили множество других утеснений, а за ропот безжалостно наказывали. Стрельцы решили добиваться наказания своих командиров. И тут подвернулся удачный повод.

27 апреля 1682 года умирает бездетный царь Федор Алексеевич, не оставив завещания. В Передней палате Кремлевского дворца к собравшимся боярам вышел патриарх Иоаким и сказал: «Царь Федор Алексеевич отошел в вечное блаженство; чад по нем не осталось, но остались братья его – царевичи Иван и Петр Алексеевичи. Царевич Иван шестнадцатилетен, но одержим скорбью и слаб здоровьем, царевич же Петр десятилетен. Из них, двух братьев, кто будет наследником российского престола, единый или оба будут царствовать? Спрашиваю и требую, чтобы сказали истину по совести, как перед престолом Божиим, кто же изречет по страсти, да будет тому жребий изменника Иуды!»

Собравшиеся бояре предложили передать этот важный вопрос на решение всего православного народа, «что это дело такое, которое должно быть решено всех чинов людьми».

Глухая борьба за власть Милославских и Нарышкиных переходит в открытое столкновение не без помощи озлобленных на свою жизнь стрельцов. Толпа, собравшаяся в этот день перед Красным крыльцом Кремлевского дворца, выкрикнула царем Петра, обойдя его старшего брата Ивана, болезненного и не способного к самостоятельному правлению.

Сразу же послали гонца возвратить в Москву из Пустозерска А. С. Матвеева.

Но спустя два дня недовольные своим положением стрельцы подали властям новую челобитную. Они внимательно прислушивались к распространявшимся по городу слухам, что Петра поставили царем в обход Ивана и власть захватили Нарышкины. Царевна Софья Алексеевна, дочь покойного царя Алексея Михайловича от первого брака, и Милославские решили воспользоваться ситуацией и захватить власть.

В первых числах мая стрельцы вздумали бунтовать, добиваясь для себя очередных привилегий.

15 мая на том же крыльце, где Петр был провозглашен царем, теперь он стоял перед другой толпой, сбросившей его приверженцев Матвеева и Долгорукого и других бояр на стрелецкие копья. Стрельцы находили своих жертв в кремлевских покоях, вытаскивали их на Красное крыльцо и сбрасывали в толпу, ощетинившуюся копьями. «Любо ли?» – спрашивали. «Любо! Любо!» – кричал в ответ народ. Вероятно, впечатление было сильное, и отсюда ведут начало и известная нервность Петра, и его ненависть к стрельцам.

Через неделю после начала бунта (23 мая) победители потребовали от правительства, чтобы царями были назначены оба брата. Еще неделю спустя по новому требованию стрельцов за молодостью царей правление (регентство) вручено было их старшей сестре – царевне Софье. Она самовольно, не считаясь с малолетними царями Иваном и Петром, правила страной в течение семи лет.

Партия Петра Алексеевича была отстранена от всякого участия в государственных делах. Наталья Кирилловна с сыном приезжала в Москву лишь на несколько зимних месяцев, проводя остальное время в подмосковном селе Преображенском; по словам князя Б. И. Куракина, «жила тем, что давано было от рук царевны Софьи».


Царь Петр Алексеевич Романов (1672-1725)


Кремлевский дворец оставался царской резиденцией. Его занимали царевна Софья Алексеевна и царь Иван Алексеевич. В Кремле действовало правительство, оттуда производились назначения, там устраивались дипломатические церемонии.

Около двора Петра Алексеевича группировалась значительная часть знатных фамилий, не решавшихся связать свою судьбу с временным правительством Софьи. Предоставленный самому себе, Петр отучился переносить какие-либо стеснения, отказывать себе в исполнении какого бы то ни было желания. Царица Наталья, женщина «ума малого», по выражению ее родственника князя Куракина, заботилась, по-видимому, исключительно о физической стороне воспитания своего сына. С самого начала он был окружен «молодыми ребятами, народу простого» и «молодыми людьми первых домов». Первые, в конце концов, взяли верх, а «знатные персоны» были отдалены.

В 1683–1685 годах из приятелей и добровольцев организуются два полка, поселенные в селах Преображенском и соседнем Семеновском. Мало-помалу в Петре развивается интерес к технической стороне военного дела, заставивший его искать новых учителей и новых познаний. «Для математики, фортификации, токарного мастерства и огней артифициальных» появляется иностранец Франц Тиммерман. Сохранившиеся учебные тетради Петра свидетельствуют о настойчивых его усилиях усвоить прикладную сторону арифметической, астрономической и артиллерийской премудрости. Те же тетради показывают, что основания всей этой премудрости так и остались для мальчика тайной. Зато токарное искусство и пиротехника всегда были его любимыми занятиями.

Единственным крупным и неудачным вмешательством матери в личную жизнь юноши была женитьба его на Е. Ф. Лопухиной 27 января 1689 года, раньше достижения Петром совершеннолетия. Это была, впрочем, скорее политическая, чем педагогическая мера, – Софья женила царя Ивана тотчас по достижении им 17 лет; но у него рождались только дочери.

Сам выбор невесты для Петра Алексеевича был продуктом придворной борьбы. Знатные приверженцы его матери предлагали невесту княжеского рода, но победили Нарышкины со Стрешневым во главе, и выбрана была дочь мелкопоместного дворянина. Вслед за ней потянулись ко двору многочисленные родственники – новые искатели мест, не знавших притом «обращения дворцового», что вызвало против Лопухиных общее раздражение при дворе.

Царица Наталья вскоре «невестку свою возненавидела и желала больше видеть с мужем ее в несогласии, нежели в любви». Этим, так же как и несходством характеров, объясняется, что «изрядная любовь» Петра к жене «продолжилась разве токмо год», а затем он стал предпочитать жизнь в полковой избе Преображенского полка. Новое занятие – судостроение – отвлекло его еще дальше от супруги; с Яузы он переселился со своими кораблями на Переяславское озеро и весело проводил там время даже зимой. Он производит смотры и учения своим потешным полкам, предпринимает военные походы, испытывает новые пушки, сам строит на Яузе речную яхту, выписывает из-за границы и читает книги по артиллерии.

Участие Петра в государственных делах ограничивалось во время регентства Софьи присутствием при торжественных церемониях. По мере того, как юноша подрастал и расширял свои военные забавы, Софья начинала все более тревожиться за свою власть и стала принимать меры для ее сохранения.

В январе 1689 года Петру исполнилось 16 лет, и Софья должна была сложить свои полномочия. Но самолюбивая царевна не собиралась этого делать. Она демонстративно подчеркивала свою власть, ее стали называть самодержицей и воздавать ей царские почести. Это вызвало тревогу у сторонников Ивана и Петра. Вся надежда царевны Софьи была на стрельцов, которых она готовила к выступлению в свою защиту и к отрешению от власти своих меньших братьев.

В ночь с 7 на 8 августа 1689 года Софья в Кремле ожидала нападения «потешных войск» из Преображенского. Петр же, прознав, что фаворит сестры, глава Стрелецкого приказа Ф. Л. Шакловитый приказал стрельцам напасть на Преображенское, спешно ускакал в Троице-Сергиев монастырь. Вскоре туда к нему приехали многие бояре, дворяне и патриарх Иоаким. Двинулись в Троицу на поклон к законному царю также стрелецкие и солдатские полки. Софья осталась в Кремле без реальной вооруженной силы, лишь с немногими своими приверженцами.

Молодой Петр одержал победу над сестрой, ее фавориты были казнены или отправлены в ссылку, а сама Софья заточена в келье Новодевичьего монастыря.

Власть перешла к сторонникам Петра I. Царь Иван вплоть до своей смерти в 1696 году лишь формально делил престол с братом, появляясь перед народом при торжественных церемониях.

На первых порах, однако, «царское величество оставил свое правление матери своей, а сам препровождал время свое в забавах экзерциций военных». Правление царицы Натальи представлялось современникам эпохой реакции против реформаторских стремлений Софьи.

Сам же Петр до 24 лет продолжал жить преимущественно в подмосковном селе Преображенском, занимаясь военными маневрами с солдатами и офицерами Преображенского и Семеновского полков. Он редко появлялся в Московском Кремле, зато посетил Переславль-Залесский, Воронеж, дважды Архангельск и другие города.

Военные потехи Петра все ширятся, они послужили началом формирования новой армии и будущего флота. Например, маневры в 1694 году в течение трех недель около подмосковного села Кожухова на берегу Москвы-реки, в которых участвовало до 30 тысяч человек, велись по плану, разработанному шотландским военным инженером Петром (Патриком) Гордоном. Эта военная игра стала предвестником Азовских походов 1695 и 1696 годов.

В эти годы центром разгульной жизни Петра становится дом нового его любимца Лефорта в Немецкой слободе. «Тут началось дебошство, пьянство так великое, что невозможно описать, что по три дни, запершись в том доме, бывали пьяны и что многим случалось оттого и умирать». В доме Лефорта Петр «начал с домами иноземскими обходиться и амур начал первый быть к одной дочери купеческой[1]1
  Анна Монс.


[Закрыть]
».

На балах Лефорта Петр «научился танцевать по-польски», сын датского комиссара Бутенант учил его фехтованию и верховой езде, голландец Виниус – практике голландского языка и голландского костюма. Параллельно с этим усвоением европейской внешности шло быстрое разрушение старого придворного этикета; выходили из употребления торжественные выходы в соборную церковь, публичные аудиенции и другие церемонии.

В 1694 году умерла Наталья Кирилловна. Хотя теперь сын «сам понужден был вступить в управление, однако ж труда того не хотел понести и оставил все своего государства правление министрам своим». Правительственная машина продолжает идти своим ходом. Царь вмешивается в этот ход лишь тогда и постольку, когда и поскольку это оказывается необходимым для его военно-морских забав.

Самостоятельное правление молодого царя началось двумя тяжелыми войнами – с Турцией за берега Азовского моря и со Швецией – за берега Балтийского моря. Эти войны показали необходимость скорейшего формирования регулярной, хорошо вооруженной и выученной армии и создания флота. В Москве формировались и обучались первые полки для этих военных походов.

Первый поход на Азов в 1695 году закончился неудачей.

29 января 1695 года умер царь Иван V. В следующем месяце царь Петр I отбыл из Москвы на верфь в Воронеж, где шло строительство стругов и галер.

Второй поход начался весной 1696 года и закончился в июле взятием турецкой крепости Азов. Москва 30 сентября 1696 года торжественно встречала возвращавшиеся с войны войска. К этому событию около Каменного моста (позже – Большой каменный мост) были построены триумфальные ворота, украшенные колоннами, надписями и аллегорическими фигурами.

Петр шумно празднует победу, но хорошо чувствует незначительность успеха и недостаточность сил для продолжения борьбы. Он предлагает боярам схватить «фортуну за власы» и изыскать средства для постройки флота, чтобы продолжать войну с «неверными» на море.

Для организации военного союза против Турции Петр в начале марта 1697 года выехал с посольством в Западную Европу. Впервые русский государь выезжал за пределы своего государства.

Первые заграничные впечатления Петра были, по его выражению, «мало приятны»: рижский комендант Дальберг слишком буквально понял инкогнито царя и не позволил ему осмотреть укрепления. Пышная встреча в Митаве и дружественный прием в Кенигсберге поправили дело.

Из Кольберга Петр поехал морем на Любек и Гамбург, стремясь скорее достигнуть своей цели – второстепенной голландской верфи в Саардаме, рекомендованной ему одним из московских знакомцев. Здесь он пробыл восемь дней, удивляя население маленького городка своим экстравагантным поведением. Посольство прибыло в Амстердам в середине августа и осталось там до середины мая 1698 года, хотя переговоры были окончены уже в ноябре 1697 года. В январе 1698 года Петр поехал в Англию для расширения своих морских познаний и оставался там три с половиной месяца, работая преимущественно на верфи в Дептфорде.

Главная цель посольства не была достигнута, так как Европа решительно отказалась помогать России в войне с Турцией. Зато русский царь употребил время пребывания в Голландии и в Англии для приобретения новых знаний, а посольство занималось закупками оружия и всевозможных корабельных припасов, наймом моряков, ремесленников и т. п.

В его отсутствие опять началось брожение среди стрельцов, тайно сносившихся с царевной Софьей, некоторые из полков, квартировавших в провинциальных городах, двинулись на Москву – побить бояр и иноземцев и посадить на царский престол вместо пропавшего в Европе Петра царевну Софью. Под Воскресенским монастырем у реки Истры мятежники были разбиты правительственными войсками под предводительством боярина А. С. Шеина и генерала П. Гордона.

Узнав о бунтовщиках, Петр спешно вернулся в Москву 25 августа 1698 года и подверг стрельцов новым пыткам и казням, после чего стрелецкие слободы в Москве были навсегда ликвидированы. Несколько стрельцов было повешено под окнами кельи царевны Софьи в Новодевичьем монастыре.

Петр заставил постричься Софью и ее сестру Марфу в монахини. Этим же моментом он воспользовался, чтобы насильственно постричь и свою жену.

После подавления заговора Цыклера 1697 года и стрелецкого восстания 1698 года боярская оппозиция притихла. Продолжал раздаваться лишь негодующий голос высшего духовенства в связи с наступлением светской власти на огромные церковные владения землей и крестьянами. Но со смертью в 1700 году патриарха Адриана первого иерарха Русской Православной Церкви больше не избирали, и постепенно управление церковными делами и имуществом стало переходить в руки государства.

Петр много времени проводил в Немецкой слободе у своего друга Франца Лефорта. Он скончался 12 марта 1699 года на сорок шестом году жизни и сохранил веселость и присутствие духа до конца жизни. Чувствуя приближение последней минуты, велел играть тихую мелодию и читать вслух оду Горация к Делию, где беспечный поэт и философ, вспоминая смерть, говорит шутя:

 
Пусть смерть зайдет к нам ненароком,
Как добрый, но нежданный друг.
 

Торжественные похороны первого русского адмирала состоялись в Москве 21 марта. На них присутствовали в траурных одеждах царь, иностранные послы, бояре и войска. Печальная музыка во время шествия, пушечная пальба при опускании гроба в могилу изумили москвичей. Петр I рыдал неутешно. Но многие бояре не могли скрыть своей радости, видя царского любимца мертвым.

Лефорт был похоронен в Немецкой слободе, на кладбище лютеранской церкви. На его могилу по повелению Петра I положили мраморную плиту со словами: «На опасной высоте счастья стоял непоколебим, был Зопир в отечестве и Цинеас вне его, покровитель наук, Меценат ученых, друг своего Государя, любимый им, как Эфестион Александром. Все, чему он научил Россию своею жизнью, трудом и мужеством, будет незабвенно. Остерегись, прохожий, не попирай ногами сего камня: он омочен слезами Великого Монарха!»


Петр I в келье царевны Софьи


Петр I вернулся из Европы в иноземном платье и вскоре принялся вводить новшества в старозаветный быт москвичей. Лишь крестьяне и духовенство избегли этой участи. Историк первых десятилетий XIX века А. Ф. Малиновский отмечал: «Брить бороды и носить европейское платье государь Петр I повелел при наступлении XVIII века, 1700 [года] генваря 4-го. Чрез двенадцать дней появились на всех городских воротах развешенные для образца кафтаны, и жители московские, исполняя волю царскую, чрез одни сутки преобразились. Скоро дошло дело и до женских нарядов; московские щеголихи должны были расстаться со старинными русскими нарядами и носить по образцам чепцы, кунтуши, бостроги, юбки немецкого покроя и черевики. Кто не успел или не хотел сделать себе иностранного платья или выбрить бороды, тех останавливали на улицах и брали денежную пеню, с пеших по 40 копеек, а с экипажных по 2 рубля. Фельдшеры, портные и сапожники богатели, а пристрастные к старине горевали. Кому жаль было расстаться с бородою и усами своими, на таких упрямщиков наложена была ежегожная в казну подать: первостатейные купцы платили за право оставаться бородатыми сто рублей, приказные и служащие шестьдесят рублей, прочие ж все состояния по тридцати рублей. Для свободного им везде пропуска давалась медная монета величиною в грош с изображенною на одной стороне бородою и с подписью на обороте: “Деньги взяты”. При Екатерине I сей знак переменен».

В Москве появляются новые лавки для продажи иноземного платья. Была открыта также продажа еще недавно запрещенного табака.

В 1699 году был образован союз России с Польшей, Саксонией и Данией против Швеции. Константинопольский договор России с Турцией о 30-летнем перемирии от 3 июля 1700 года позволил России 19 августа того же года объявить войну Швеции. Началась Северная война. Началась она неудачно, под Нарвой 19 ноября 1700 года русские войска разбил шведский король Карл XII. Но через год удалось нанести поражение шведам близ Дерпта, а 11 октября 1702 года взять шведскую крепость Нотебург (Орешек, впоследствии Шлиссельбург).

В 1707 году появились известия, что Карл XII собирается напасть на Москву, и Петр I приказал укрепить Кремль и Китай-город земляными бастионами. Увидев начавшееся строительство оборонительных сооружений, москвичи встревожились. Петр прислал успокаивающую депешу с театра военных действий: «Известно нам здесь учинилось, что у вас на Москве немалый страх произошел, оттого что стали крепить Московские городи; и то нам зело дивно и смеху достойно, что мы час от часу от Москвы далее, а вы в страх приходите». Он посоветовал москвичам избавиться от страхов, веселиться по-прежнему и его не забывать.

Перед бастионами выкопали ров, куда пустили речку Неглинную, а перед Китайгородской стеной уничтожили все строения.

Главной победой России в Северной войне стал Полтавский бой, в котором 27 июня 1709 года шведская армия была разгромлена. Тотчас после Полтавской победы поднялся престиж России и русского царя за границей.

От гонца, посланного с поля битвы, Москва 1 июля 1709 года узнала о разгроме шведов под Полтавой. А через полгода и сам Петр I прибыл в первопрестольный град, чтобы торжественно отметить Полтавскую победу.

Северная война была закончена Ништадтским мирным договором от 30 августа 1721 года. К России были присоединены Лифляндия, Эстляндия, Ингерманландия (Ижорские земли), часть Карелии с Выборгом и часть Южной Финляндии. Через два месяца Петр I принял титул «Отца Отечества, Императора Всероссийского Петра Великого».

Другой исторической вехой деяний Петра I является основание в 1703 году Санкт-Петербурга. Царь теперь редко бывал в Москве, поглощенный войнами и строительством будущей столицы.

В 1712 году город на Неве был провозглашен столицей Российского государства, и главные правительственные учреждения стали переезжать из Москвы в Петербург. Московский Кремль, жизнь которого определялась пребыванием в нем царя, постепенно пустел.

Но правительство продолжало считаться с политическим положением Москвы. В последние годы жизни императора Петра I здесь проходили торжественные празднования Ништадтского мира (с 28 января по 4 февраля 1722 года) и коронование Екатерины (1724 год).

С перенесением главной столицы в Санкт-Петербург и учреждением в 1708 году губерний Москвой стали управлять царские наместники, которые напрямую подчинялись императору и никому более.

В 1716–1717 годах Петр I предпринял вторую поездку в Западную Европу, где пробыл более полутора лет. Больше всего времени он пробыл во Франции, где была достигнута цель его визита: шведский король лишился субсидий из Парижа и вынужден был начать переговоры о мире с Россией. Петр I возвратился в Санкт-Петербург в октябре 1717 года и, дождавшись зимнего пути, направился в Москву, где не был почти восемь лет, – решать судьбу сына Алексея…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное