Михаил Мещеряков.

Русский агент-инопланетянин



скачать книгу бесплатно

– Да на хрен он мне… – тут же озаботился пришелец, и посмотрел на меня умоляюще.

– Может, все-таки возьмёшь? Видишь ли, это как раз наше оборудование, просто я ему внешний вид ваших часов придал. Очень высокотехнологичное устройство, его ломать, в смысле аннулировать, замучишься. В местных условиях, ухайдакать такой прибор вообще не реально. Взрыв атомной бомбы выдержит. А забабахать его из золота – минута делов. Он вообще, сам внешне меняется в любую сторону, хочешь, как пластилиновый выглядеть будет? Вещь долговременная, поэтому при проектировании была учтена возможность придавать различный вид, подгонять к веяниям моды.

– А что это вообще такое? Кроме часов ещё что-то выполняет? Неужто машина времени!?

– Ну, не так круто, конечно, но штука вполне полезная. Просто более узко специфичная. У нас они были распространены лет… ну, … где-то восемьсот назад. Называли его, в переводе на ваши понятия, наверно будет «Хранитель». Прибор сугубо индивидуальный, настраиваемый на одного, определенного человека. Этакий супер доктор. Вот, например, надень сейчас его на тебя, и через час ты начнешь своими зубными коронками плеваться. Ещё через часок, все зубы без желтизны, пломб и кариеса будут на месте. То же самое касается, твоего инфаркта, отсутствующей почки и прочее, и прочее.

– Я ещё могу понять и поверить в лечение того же инфаркта, но откуда возьмётся несуществующее? Мать-природа опять производить будет?

– Да ну, зачем? Просто включается функция регенерации. У людей, кстати, мощнейшая, но почему-то почти полностью атрофированная. Всё само и вырастет. Только по-быстрому и в отличном состоянии. Вообще, это приблуда весь организм держит в идеальной форме. Для данного вида. Грубо говоря, делает из тебя эталона.

– А у тебя такой есть?

– Нет.

– Почему?

– Видишь ли… Как вот тебе объяснить… У нас это не модно. Теперь. Раньше-то у всех поголовно были, а теперь западло. Как у вас силиконовые сиськи. Киборгом дразнить будут. Там ещё и побочных эффектов тьма-тьмущая.

– Например? – спросил я, тоном очкастого учёного, крепко сжимая «часы» в кулаке, и про себя уже твердо решив, что всяко-разно одену. Пусть даже у меня в виде побочного эффекта силиконовые сиськи вырастут. На жопе.

– Ну, … во-первых, он ген старения давит напрочь, плюс организм находится в оптимальных условия, так что жить просто замучаешься. Грубо говоря, сдохнуть проблема. Пока там батарейка не накроется, а она у них самовосстанавливающаяся, «Хранитель» будет держать тебя хоть тысячу лет, хоть десять тысяч. Ему поровну.

– Это у вас! В цивилизованном мире. А у нас в любой момент можно умереть сладкой смертью, даже если ты об этом не мечтаешь, и от жизни не устал. Переедет тебя машина с сахаром, и привет Хранителю.

– Я так не думаю. Не даст. Варианты могут быть разные, … он просто может тебя подправить. То есть мгновенно отреагировать, вылечить, хоть тебе в башку разрывной пулей выстрели. Но, я полагаю, что они, для экономии энергии, и чтобы, ни нагружать организм пациента лишней работой, никогда не допускают таких ситуаций.

– Каким образом? Мочат всех мимо проезжающих?

– Нет.

Насколько я знаю, просто в нужный момент, на какое-то время, делают тело носителя проницаемым. Если давление, или скорость приближения предмета к телу опасны для жизни, то угрожающий объект просто пройдёт насквозь.

– То есть, если кто-то, любя, решит пнуть меня по яйцам или просто залезть в рожу, то кулак пролетает насквозь, а дружище умирает от разрыва сердца?

– Да нет, конечно, зачем? Ты имеешь полное право на неприятности. А бланш, в смысле синяк, Хранитель тебе потом залечит. В момент.

– Угу, понятно. Практически бессмертие… Ну, что ж, … этот побочный эффект меня устраивает как нельзя лучше. Я благородно готов смириться с этим неудобством. Что ещё?

– У человека пропадает такое достойное качество, как лень. Он переполнен энергией. А учитывая, что чел пользующийся Хранителем практически гениален…

– Стоп! С этого места поподробней! Что значит «практически гениален»?

– Ну, … вот ловит человек рыбу. Один плохо, другой хорошо. Если ты начнешь ловить рыбу, то через какое-то время, ты будешь делать это лучше всех. То же самое с катанием на велосипеде, игрой на бильярде, бухучетом, собиранием бутылок, физикой пространственных энергий и так далее. У тебя мозг и тело будут оптимальными для хомо сапиенса. Вот, примерно так.

– Тогда на хрена мне ваши баксы? Если я могу стать лучшим специалистом в любой области? Хотя постой! Это что же получается? Я буду любить постоянно работать, как трактор?

– Да почему? Ты можешь любить всё, что твоей душе угодно. Просто тебе будет не лень работать и отдыхать. Отдыхать знаешь, как лень бывает?

– Знаю. Я ленивый. Лежишь, делать нечего. Думаешь: «надо бы на дачку махнуть, порыбачить, шашлычка пожарить, позагорать…». Вот так, бывало, и пролежишь, промечтаешь. Так никуда и не съездишь.

– Во-о-т… А с Хранителем это исключено. Вскочил и помчался. Всегда не лень, всегда в тонусе. Как дурак.

– Хм-м… А почему ты так негативно к этой полезной функции относишься?

– Так я ж кот! Исконный, кондовый, сермяжный. Плоть от плоти, кровь от крови так сказать! Ты, что, где-нибудь трудолюбивых котов видел? И потом представь: целая планета навсёвсегдаготовых придурков. Ты ему говоришь: Поехали? А он: Давай! Вперед! Да на подольше!

Кому это надо? А ворчать на кого? Кого прибалтывать? Кого обзывать уродом? Про кого жаловаться «он нам всю идею засохатил!»? Не жизнь, а сплошное мученье. Лентяев вообще, беречь надо! Это общенациональное достояние! Просто об этом никто не знает. А им лень сообщить нам эту истину.

– Хм-м… В принципе, я разделяю твою мысль. Сам такой, жалеть нас надо. Но! В отдельно взятом, рассматриваемом нами случае, – это не предметно. Я один. Да и не очень-то верится, зная себя. Вряд ли какому-нибудь хранителю удастся моё могучее чувство побороть.

– Победит, победит, не сомневайся! Однако это ещё не всё! Я самого главного не сказал.

– Ну, что, что там у вас за косяки ещё? Бракоделы несчастные! – вымученно-нетерпеливо взвыл я, судорожно тиская в потной руке вожделенный, инопланетный прибор.

– Видишь ли… Господь Бог действительно есть. Существует. Имеет место быть. Факт доказанный и непреложный.

– Ну и, слава Богу! Я рад необыкновенно! Я всегда в него веровал и верую, и сын у меня в семинарии на священника учится, надеюсь, что с Господом у меня всё нормально. Если что не так, – покаюсь, попрошу прощения. Что дальше?

– Ты не понял! Библейскую историю помнишь? Ну, ад там, … рай… и так далее?

– Ну?

– Ну, так вы в аду! Точнее не только вы, а все. Вы, мы, остальные. Все, все, все. Все в аду.

– В смысле?

– Нынешнее наше бытие, это не подарок Бога, это Его наказание. Превентивное. Испытание, так сказать. В общем, здесь такая ситуация…

Бог нас много насоздавал. Вас, нас, ещё кучу всяких существ. И все, как один, засранцы. В смысле несознательные и неблагодарные. Непослушные, «сами-с-усами». Короче других вариантов воспитания просто нет. Если не лишать нас воли и свободы выбора. А что бы создание поняло, что ему хорошо, надо сначала показать, что такое плохо. Вот нам и показывают. Хотя, как нам было хреново, мы поймём потом, позже. А пока цепляемся за то, что есть. Так что самое идиотское желание, какое можно было бы попросить у того же Бога, это: Господи! Сделай меня бессмертным! Другими словами: «оставь меня в аду навечно». С «Хранителем» ты тут сильно подзадержишься. Честно предупреждаю.

– Если я правильно понял «хранителевы» возможности, то жизнь с Хранителем мало, чем отличается от рая, – хмыкнул я. – Кроме того, его наверно, всегда можно снять, если жить надоело, и преспокойно гигнуться от старости. Ну, или ещё от чего. Например, предаться страшной смерти от переедания.

– То-то и оно… Снять-то можно, да больно мало кто снимал. Судя по нашей истории. Тяжело по своей воле обратно окунаться во «все тяготы и лишения» жизни. Кстати! – пришелец злорадно ухмыльнулся. – У нас этого излишества не было, а вот у вас вовсю процветает: сто пудов ты будешь вести наиздоровейший образ жизни.

– Это как?

– Алкоголь и курение – точно никак.

– Ну-у… – я разочарованно покрутил головой.

– Так каждый раз будет, как первый, – продолжал гадко улыбаться гость. – Первая сигарета, первая стопка. Напрягись, вспомни: получал ты от них хоть малейшее наслаждение? Он же тебя лечить будет, по мере поступления негативных факторов. Так что будешь блевать от каждого «удовольствия». С непривычки.

– В принципе, я думаю, проблем не будет, – по недолгом размышлении хмыкнул я.

– Подладился, подправился маленько, в смысле до идеала… А потом ради Бога, – пей-гуляй сколько хочешь. Часы же снимаются? Годика два-три повеселился, – опять надел, и по новой выздоравливать. Так можно?

– Ты посмотри-ка, какая популяция смышлёная… – хмыкнул инопланетянин и переглянулся с товарищами, – минуты не понадобилось, смекнуть. Хотя, конечно, если просто, без всяких предысторий, да с этим суррогатом, что не комбинировать.

– В смысле?

– Разболтал ты меня… – большой, рогатый кот запрыгнул в кресло к своему товарищу, бесцеремонно подвинул его задом, откинулся на спинку, и почти по-человечески подпер голову лапой.

– Видишь ли… приврал я тебе… Про то, что Хранитель наше оборудование. Не совсем наше, да и не оборудование это вовсе. Было.

Когда-то давно, первых Хранителей притащили Дальние Разведчики. Тогда ещё на звездолётах летали, но, конечно, в пятом измерении, и не со скоростью света вашей дурацкой, побыстрее. Вот только точность транспортировки, в те времена была никакая. Обратно-то гавно-вопрос, база намертво в компе сидит, а вот куда собирался, мог и не попасть, могло и забросить в «Ебеня» какие-нибудь. Вот и ребят тех куда-то чёрт занёс, сами не поняли, где были. Откуда-то со стороны Лбрида всё это дело приволокли. Как сувениры. Красивые такие, тёплые, переливающиеся кристаллы. Ну, привезли и привезли. Лежали дома, по шкатулочкам. В академию сколько-то сдали, всё как положено.

Не прошло и несколько дней, как те кристаллы преобразовались в красивые браслетики. Пока там, в академии начали осторожненько изучать что почём, кто-то из космонавтов не утерпел и напялил. Кто на себя, кто на жену. Ну, небольшое время проходит, носители чувствуют себя всё лучше и лучше. Академия – «ба-бах»! – говорит: они живые.

Короче со временем выяснилось, что это нечто вроде симбионтов. С той только разницей, что им от носителя ничего не надо взамен. До поры, до времени он живет как бы в закукленном состоянии, а когда живое существо входит с ним в плотный контакт, то через 54 часа происходит инициация.

С этого момента он раз и навсегда принадлежит своему носителю, полностью настраивается на его организм. Это его единственный и неповторимый друг, которого он безумно любит, холит и лелеет. Самому ему от своего хозяина ничего не нужно, он вполне самодостаточен. Питается космической энергией, практически бессмертен. Как мы поняли, носитель для него, и награда, и смысл жизни, и самое наивысшее счастье. Вроде долгожданного ребенка, о котором нужно заботиться. Очень ваших собак напоминает, только кормить его не нужно. Наоборот, если какой форс-мажор, ну, там, на необитаемый остров выбросит, или ещё какие-нибудь косяки, голодный ни в коем случае не будешь. Будет подпитывать своей энергией. Хоть всю жизнь. Ему не трудно.

– А что значит: «практически бессмертен»?

– Они считают себя камнями. Сколько может жить камень? Миллион лет? Двести, триста миллионов? Это потом выяснилось, когда носители научились с ними общаться. «Я был камнем, ты сделал меня живым» – так считает каждый Хранитель.

– Понятно. Они полагают себя камнями, а на самом деле кто? Кто они реально?

– Камнями и являются. Целая планета мыслящих камней. Древняя планета с умнющими обитателями. Не знаем, как это у них получается, но они, лежа на месте, – в курсе всех галактических дел, событий и явлений. Сами лежат, а сознание путешествует. Причём, кажется, во многих местах сразу.

– Планета сильно старая?

– А? Ну, да, правильно мыслишь. Мало, что старинная, так ещё и приблудная какая-то. По образцам оттуда притащенным, – у нас такого нет. Почти ничего из того, что было представлено на рассмотрение. В общем, мы тоже такой вариант, как основной рассматриваем.

– В смысле?

– Ну, так же, как и ты считаем, что это была древняя, могучая раса. В какой-то чужой галактике. И случилась у них там большая «бяка». То ли звездочка ихняя одномоментно пострадала, то ли другие какие астрономические проблемы возникли. А теряться – сваливать, они толи не захотели, толи не смогли. Так вот и законсервировались всем гамбузом. Снизили потребности в ноль, увеличили продолжительность жизни до чёрт знает каких пределов, оставили за собой способность мысленно перемещаться, что бы не скучно было… Спихнули свой «домишко» с орбиты, да и потянуло их гравитационными течениями Бог знает куда. Так вот и живут, в камни превратившись. Одного не учли, что если только лежать, да мыслить, это, в конце концов и надоесть может. Соскучились они по каким-либо действиям. А тут наши разведчики прилетели и «пошли на контакт», в смысле взяли с собой. Сами те в любом случае навязываться не стали бы. Хоть и понравились они им.

– Офигеть… А они не боялись, что раса ваша окажется злобной, будет с ними плохо обращаться, повредит как-нибудь камень, разрушит например?

– Если бы они не захотели, – их и с планеты было бы не поднять. Хоть звездолётом тяни. И как их можно повредить? По той же твердости, вот эта срань, – кот ткнул лапой в кучу алмазов, – разогретый воск, по сравнению с ними. Им одинаково комфортно, что в вакууме, что в кислоте, что в плазме. Кроме того, в любой момент они могут телепортироваться куда угодно. То есть при желании вернуться домой, для них плёвое дело. Да и знают они всё наперёд, будущее для них открыто и прозрачно. Они предвидели, что будут привязываться к своим «детям», знали, что будут умирать из-за них, но им этого захотелось.

– Зачем умирать? Почему?

– Наша раса не вечная и совсем молодая. Чтобы жить бесконечно долго, надо иметь много мудрости, иначе просто устанешь. Пресыщаешься, скучаешь. Хранитель выбирает себе носителя раз и навсегда. Жизнь без обретённого «ребенка» для него теряет смысл, и он тоже умирает, вслед за своим подопечным.

– Да-а-а… Прости пожалуйста. Я наверно, затронул очень больную и деликатную тему. Хотя, конечно, безумно интересно было бы узнать, как это выглядит.

– Да ничего. Это было давно, лично я этого не застал. Хранитель чувствует усталость своего носителя, как бы тот не скрывал её от него.

– В смысле?

– Мы тоже очень привязались к добрым и мудрым друзьям. Трудно не любить того, кто тебя любит. «Если меня не станет, – не станет моего Хранителя», – такая мысль посещала каждого. Живые Хранители, а не тот робот, что у тебя, были не просто докторами и улучшателями организма. Они действительно ЛЮБИЛИ нас. Любили, как мама, и даже сильнее. У них всегда можно было спросить совета или просто попросить какого-то знания, получить сочувствие, одобрение или порицание. Такое ощущение, что он знали ВСЁ. Они НИКОГДА не диктовали свою волю, но всегда готовы были прийти на помощь. Агрессия, злоба, превосходство над низшими, диктат своей воли – это удел молодых и глупых цивилизаций. Даже прародитель и автор всего зла во вселенной, Дьявол, – не более, чем юный и неразумный архангел. Возжелавший когда-то быть равным Богу.

– Ничего себе, юный… Мне всегда казалось, что зло вечное и очень, очень древнее.

– Это тебе действительно казалось. Даже у нас давно уже нет войн, подлецов, завистников. Хотя добрую драку никто не отменял. Но это уже не зло, – это кураж.

– Так вот… Когда Хранитель чувствовал, что это не лёгкий депресняк, а жизнь уже действительно начинает тяготить его подопечного… Он тихо отключался и просто старел с ним вместе. Когда человек уходил из жизни, то есть я имею ввиду носитель, Хранитель тоже гас и умирал. Навечно. Возвращался на этот раз домой, к Богу. Настоящее название их расы так и переводится – Помощники Бога.

– Ты говоришь «раньше у всех были». Вы, что, много их понавезли, Хранителей?

– Мы их не возили. Они потом начали появляться сами. У тех, кто их действительно хотел. Мечтает мальчик или девочка о Хранителе, однажды просыпается – вот он, на тумбочке лежит. Вскоре вся планета стала ходить с Хранителями.

– А мой откуда? Я же о нем не мечтал?

– У тебя подделка, робот. Настоящих Хранителей давно уже нет.

– А куда они подевались? У вас был мор? И Хранители умерли вместе с носителями?

– У нас мор невозможен. Мы вообще-то раса небедная. Тем более при Хранителях. Всё гораздо проще и печальней вышло. Мы выросли, и Хранители расстались с нами. Детство всегда проходит. Уходит и мама. Однажды Хранители сказали своим детям: Вы уже взрослые, и мы вам больше не нужны. Если мы останемся, получатся «маменькины детки». Вы должны идти своим путем. И развиваться без наших подсказок. На следующий день все Хранители погасли.

– А что они не улетели обратно на свою бродячую планету?

– Наверно не захотели, поняли, что будут скучать по своим… не знаю, как и сказать. По нам короче.

– А может всё-таки они там?

– Вряд ли. Хранители совершенно не могут врать. А уж притворяться тем более.

– А что дальше было?

– Ничего. Жили, как раньше. Только НИ ОДИН из тех, у кого на руке был погасший Хранитель, браслета не снял. До самой смерти. Ни на секундочку. Не из-за того, что надеялись на лечение или помощь, просто хранили верность мертвому другу. Но, ни к кому из них, никакая хворь до конца жизни не привязывалась. Все умерли от старости. Это был последний привет Помощников Бога.

– Как грустно…

– Лет через триста сделали этот прибор, что у тебя. В принципе он не только лечит и совершенствует организм, это ещё и мощнейший компьютер. Самообучающийся. Что бы ты ни делал, где бы ни был, он постоянно собирает и впитывает в себя информацию. Неустанно усваивает самые разнообразные знания. Любые. А вдруг хозяину пригодится? Вот только другом он быть не может.

У нас они не прижились. Слишком свежа память. Может ещё лет через триста…

– Слушай, ты прости ради Бога, – мне было стыдно и неловко. – Для вас, наверно, это будет выглядеть, как святотатство… Но, кажется, да нет, точно! – я похожую историю уже где-то читал.

– Значит, у кого-то на Земле есть Хранитель, – пожал плечами пришелец. – И тоже наверняка робот. У писателя, какого-нибудь. Не выдержал, расхвастался. Теплая вода в попе не держится! Есть и молчи! А то тому, кто ему этот подгон сделал, такая нахлобучка светит… – мама не горюй. Тебя, кстати, это тоже касается! А то сломается! Понял, да?

– Понял, понял… – согласился я, думая о только что услышанном.


В это время, на далёкой Планете, о которой мне рассказывал один из нежданных гостей, была ночь. Даже не была, – царила. Как всегда. Вечная, космическая ночь. Последние 500 лет они плыли в сильно разреженном пылевом облаке. Их занесло далеко от сколько-то ярких звёзд, поэтому дня не было совсем.

Немногих обитателей замерзшей планеты это совершенно не тревожило. За те миллионы лет своего бесконечного путешествия никуда, они наблюдали и не такое.

Видели взрывы Сверхновых, когда окрестные звезды испарялись быстрее, чем иней на стекле под напором напалма. Проходили в нескольких парсеках от Чёрных дыр, в липких объятиях чьего тяготения умирал сам Свет. Их не тревожило ни то, и ни другое. Это было продумано ещё до начала их вечного пути. Тогда казалось, что вечного.

В то время их ещё было много, и суммарная энергетическая мощность всех обитателей Планеты во много раз превышала энергию какой-нибудь паршивой Сверхновой. Поэтому они даже не стали телепортировать свой Дом куда-нибудь в сторонку, в другую галактику, а просто надели на него невидимую защитную рубашку. Использовав для этого энергию самой виновницы катаклизма и её погибающих соседок. Их просто отшвырнуло в сторону, не затронув ни старые, безжизненные камни Планеты, ни тёплые кристаллы её обитателей.

Проплывали они и мимо загадочных Чёрных дыр, которые воочию не видел никто. В тот момент Планета была необычайно легка, в миллиарды раз легче без массовой частицы нейтрино. Такая лёгкая, что чудовищное тяготение даже не заметило её.

Тут у меня в башке что-то беззвучно лопнуло, и вместо лицезрения грандиозного взрыва сверхновой, и полного офигения от их звёздных проблем, я обнаружил себя снова дома. В кабинете, в окружении честного, домашнего кота Маси и четырех виверровых шарлатанов. На лицах, точнее мордах, космических гостей был обозначен вполне убедительный ужас.

– Что это с ним? – с придыханием спросил мой любимый космонавт. Тот самый, который догадался объяснять мне наш тупиковый путь развития при помощи баксов. – Что это он тут делает?

В комнате, по мановению его лапы, возникло наяву только что представленное мною видение.

– Как обычно, – вяло махнул лапой Дэв. – Домысливает, фантазирует – мыслитель…

– Ой-ё-ё-ё-ёй… – замотал головой чертёныш, – вот непруха! Он, что, тоже писатель?

– Не, – снова махнул лапой Дэха, – он лох, графоман. Пишет для друзей в интернете. Из-под палки. Ему и охота писать, и лень одновременно. Сам вообще не пишет, – ждет, когда Муза придёт.

– Это еще хуже… – горько прошептал пришелец, – интернет скоро будет основным средством общения.

– А уже гавно, – «обрадовал» его приятель, занимающийся моим компом, – он таки-успел наплести семь верст до небёс. Вот их сайт, смотри. Этот гадёныш научил его мысленными образами разговаривать, – он ткнул лапой в Дэху, – а он и рад на весь инет расписывать. Настучал на целую книгу, «житьё-бытьё» описывал, стукач! В сайте четыре миллиона просмотров. Козлы. Один, – что научил, второй, – что пишет. Трепло, находка для шпиона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное