Михаил Игнатов.

Школа. Первый пояс



скачать книгу бесплатно

– Служитель Гарлом?

– Пустое, – отмахнулся от него служитель.

Я, уже твёрдо стоял на ногах, внимательно следил за ударившим меня техникой. Но старик-служитель безразлично отвернулся от меня, подошёл к стягу и легко выдернул его из земли. Гарлом. Я запомню это имя.

– Выдвигаемся! – раздался над караваном его привычный утренний крик.

Похоже, Тогрим знал об обычаях в Ордене, больше меня.

Глава 3

– Итак! Сегодня наш вечер скрасят две пары противников! Первая – это Кирито и Варикол! Смелее, смелее! Крим, сделай мне одолжение, пни этих увальней!

Орал Зимион. Его голос слышали не только собравшиеся вокруг вечернего костра чемпионы, но и те, кто оставался на фургонах. Как-то само собой вышло, что за эти дни он не только примирился (скажи я сдружился – это было бы слишком громко) с Тогримом и его парнями, но и стал неотъемлемой частью представления. Оно и представлением стало только с его появлением. Идея выпустить пар в официальной драке, может, звучала на словах хорошо и понравилась моей правой руке. Но изначально выглядела для всех остальных настолько уныло, что поначалу этим предложением воспользовались только двое.

Зимион и Магрит.

Остальные ещё слишком кичились своим званием чемпионов. А ведь уже месяц они не гордость посёлка, а товар. Да и товар не такой уж и дорогой. К счастью, для начала нашлись нарушители установленного порядка. А затем, сведя счёты с двумя избившими его, всё в свои руки взял Зимион. И я уже второй день вижу на лицах стоящих вокруг парней энтузиазм.

– Не обращайте внимания на их помятый вид! – надрывал горло Зимион. – Эти парни из тех забияк, что не мыслят жизни по правилам. Вот и решили не ждать вечера, а выяснить отношения в укромном уголке, пока Воины поили быков. Но ребята Крима видят всё, суют нос в каждую тёмную щель, от них нигде не спрятаться! Не стоит нарушать правила и слово старшего. Вот эти задиры попались, и им намяли бока. Но не переживайте! Совсем несильно. Им ничто не помешает вновь сойтись кулак к кулаку!

– Да не хотим мы тут прыгать на потеху другим, – озираясь исподлобья, заявил тот, что пониже.

Улыбка на лице Зимиона стала лишь шире:

– Что я слышу? Не может быть! Неужели, пока мы собирались у этого костра, вы успели выяснить, кто из вас грязный шакал, а кто вонючий дарс?

– Ты! Да я тебе сейчас сам рожу начищу! – теперь парень пониже вскинул голову и сжал кулаки.

– Ты меня на рык не бери! – Зимион продолжал улыбаться. – Все, с первого дня знают, что я каждый день готов биться! Но только с победителем у костра, а не трусом.

– Да я! Ах, ты! Бьёмся!

Парень пониже развернулся к своему противнику. Тот жался, оглядываясь по сторонам, забормотал:

– Варикол, ты чё? Договорились же?

– Да иди ты в свою нору! Никогда меня не называли трусом!

Зимион уже не улыбаясь, а ухмыляясь от уха до уха, отошёл от закипающей ругани и снова обратился к кольцу собравшихся.

– Итак! Не знаю всех подробностей, но вот не труса мы уже нашли. Смотрим! Кирито и Варикол!

Убедившись, что внимание всех приковано к происходящему на пятачке голой земли, я украдкой пробежался по своим записям, которыми обзавёлся за эти дни. Кирито, тот что повыше, – пятнадцать лет, Варикол, тот что пониже и огрызался, – шестнадцать лет. Если я правильно понимаю, то их посёлки находятся рядом и парни давно знакомы. Видимо, это не первая их драка. Но вряд ли я увижу что-то интересное. Ни один из них не охотник. Кожевник и резчик по кости. Сами или по велению родителей выбравшие защиту стен, а не опасности пустошей. Такие ребята редко дрались по-настоящему в своей жизни в Нулевом.

Я поднял глаза и, в очередной раз, с сожалением убедился в своей правоте. Парни не нашли ничего лучше, чем ухватить друг друга за рубахи и охаживать кулаками по лицу. Ткань не долго сопротивлялась силе десятых звёзд, уже через десяток вдохов на сцепившихся в драке висели одни обрывки.

Печальное зрелище. А вот мнения остальных наблюдавших бой разнилось: кто орал слова одобрения, кто прыгал у самой границы круга с советами куда бить; лишь малая часть советовала бросить смешить народ такими детскими ударами и идти убирать дерьмо за быками, пока рожи целые. Вот этот совет точно запоздал. Пусть неумело, но махали кулаками парни с полной самоотдачей. У обоих уже разбиты губы, носы, подбиты глаза. Я хотел было приказать разнять их, как Варикол решил последовать советам. И принялся с хеканьем бить противника в живот. Раза с пятого-шестого он всё же попал куда нужно и Кирито с выпученными глазами согнулся, разом забыв о сопернике.

– Итак! У нас победитель! Варикол! К сожалению, победа в схватке хоть и срезала половину наказания за драку, но не освободила полностью от уборки отборного бычьего дерьма!

Окружавшие площадку парни загоготали, словно никто из них не собирался нарушать правила. И Зимион не преминул напомнить им об этом:

– Парни, запомните, что лучше самим прийти сюда и попросить у нашего старшего решить разногласия на виду у всех! Во-первых, наказание за нарушение правил – неминуемо! Во-вторых, так вы ещё глубже макнёте противника, ведь он займётся пахучей работой совершенно один. А в-третьих, с сегодняшнего дня старший решил разориться и награждает каждого победителя купленным им зельем Восстановления Тела! – Зимион обвёл толпу взглядом и ударил себя в грудь кулаком. – Клянусь, ещё немного и я сам начну вызывать всех вас на драку, чтобы заработать приз! Шучу, конечно, не переживайте! Я честный парень! Драки будут идти только по взаимному согласию. Кстати о нём. – Зимион развернулся к победителю схватки, с усмешкой спросил: – Варикол, ты будешь бросать мне вызов?

– Иди к дарсу, сволочь! – побитый Варикол скривился и тронул лицо. – Завтра жди меня!

– Жаль, жаль. Но я могу понять нашего победителя. Ему изрядно досталось и он похоже ждёт не дождётся, когда же его подлечат? Эй, парни, кто поможет им добраться до лекаря?

Варикол вскинулся:

– Эй, а моё зелье, как победителя?

Зимион выпучил глаза, услышав эти слова:

– Приятель, а не охренел ли ты? Не хватало ещё награждать за запрещённые драки. Вам достанется только дерьмо. Приз только добровольцам. Вот как наша следующая пара! Встречайте! Магрит и Крим!

Это уже третья схватка между ними. Похоже, взрослого мужчину за живое задело то избиение. И он решил то ли отомстить, то ли вернуть себе уважение. Всё же у него сын, причём нашего возраста. Должен признать, что гончар очень быстро набирался опыта. И уже может хоть что-то противопоставить привычному к драке охотнику, а не падает от одного удара. По моим записям Крим из того же посёлка, что и Тогрим, а значит и учитель у них один и тот же. И он дал им вполне неплохие навыки драки. Да что там неплохие!

По сравнению с ними, мой опыт поединков с Вартусом можно считать смешным. Я и выиграл, лишь положившись на свой козырь. Теперь, как Магрит, тщательно изучаю всё, что вижу, пытаюсь совместить со своими приёмами. Мне, кстати, сложнее, чем ему. Я не могу, подлечившись, каждый второй день выходить на всеобщее обозрение и оттачивать в настоящей схватке увиденное. Не позволяет положение старшего. Ничего, скоро с ним мне станет выпадать вдвое схваток от остальных.

В этот раз Зимион на площадке был краток:

– Даже не буду сообщать причину их схватки. Думаю, все и так её знают. Кто всё проспал или тупит спросит у соседа. Скажу просто – бейтесь!

Два преимущества, что есть у гончара – это его рост и вес. У него длиннее руки и его тяжелее сбить с ног. Даже с нашей силой. Но стоит ему подпустить охотника, пропустить два-три сильных удара, и он проиграл. Так происходило в прошлые разы. Так случилось и сейчас.

Магрит честно пытался попасть по противнику и споро махал кулаками. Вот только Крим всё равно быстрее. Нет, не так. Он – ловчее. По нему заметна привычка к движению, к схватке, к бегу, к опасности, наконец. Он легко подныривал под размашистые удары горшечника, короткими шагами избегал его сильных рук. В итоге обманул противника, сделав вид, что собирается рвануть вправо, а шагнул навстречу, пригибаясь под кулаком, который ударил в пустоту. Буря ударов по телу гончара и тот отшатывается назад, закрывая бока локтями. Ошибка. Я бы лучше стиснул зубы, преодолевая боль, и ударил врага, отгоняя его от себя. Крим вложился снизу вверх в подбородок, сильно кхекнув при этом. Готово.

Все могли видеть, как Магрит зашатался, сделал несколько неуверенных шагов на подгибающихся ногах и упал на землю.

Зимион пожал плечами:

– Ничего нового. Покричим победителю! И его противнику, который хоть и проиграл, но сегодня продержался на пять вздохов дольше! Пусть ты меня не слышишь, Магрит, но с тебя должны брать пример все остальные задохлики, что жмутся у костра и не решаются выйти сюда и решить обиды кулаками! Парни! – Зимион пошел вдоль толпы, вглядываясь в лица. – Вы же чемпионы! Это ведь лучше игры в кости! Правда. Азарт, когда впереди победа или дерьмо! А на сегодня всё. Все желающие что-то доказать недругу из соседнего посёлка, да и просто потешить удаль и почесать кулаки, мы всегда вас ждём вечером у нашего костра. Ах да, вождь? Награда победителю?

– Держи, – я протянул Криму крохотный стеклянный коричневый фиал, стараясь не морщиться от режущего слух именования.

В правильном названии пузырька меня просветил тот Воин, что отвечал за походную аптечку отряда Гарлома. Приходя в себя после очередной попытки прорваться, я занимался тем, что просто шлялся по всему утреннему лагерю. Глядел, как очередные наказанные чемпионы с мрачными рожами помогают Воинам с огромными скребками. Дерьмо не дерьмо, но возиться, с этими резко пахнущими гигантами, чистя их, приятного тоже мало.

Первых пойманных за дракой пришлось приказать загнать на эту работу тумаками. Это распоряжение Тогриму мне пришлось буквально выдавить из себя, напоминая и себе, и им, что это не тупое унижение, а наказание за нарушение правил. И, что этой работой занимаются даже Воины. Не знаю, что подействовало лучше. Главное, что своё недовольство парни держали при себе.

Кое-кто уже успел убедиться, что, несмотря на игнорирование нас в обычной жизни, неуважения к себе послушники ордена не выносят. Я, со своим полётом к фургону, ещё легко отделался. Одному из парней сломали руку. Просто за отсутствие с утра поклона тому Воину, что управлял его фургоном. Зелье поставило парня на ноги за два дня, но все стали ещё более уважительны и предпочитали поклониться лишний раз, чем испытывать терпение послушников. Особенно работая под их приглядом.

Вот такая прогулка и привела меня к фургону лекаря.

– Старший, я могу войти?

Всё же привычка страшная вещь. Мне тяжело заставить себя говорить молодому мужику, пусть и старше меня лет на десять, уважаемый. Вот Гарлому, с его сединами – легко. Я словно снова в деревне. А этому, с его жидкой бородёнкой – нет. Приходилось искать помощи в правилах обращения друг к другу идущих к Небу.

– Входи, – тот самый белобрысый мужик, с редкой, но тщательно расчёсанной бородкой, в рубахе навыпуск мазнул по мне взглядом и махнул рукой. – Что у тебя? Понос, изжога, болит голова после вчерашнего возлияния?

– А? – я перестал принюхиваться к забытым запахам трав. Уже второй раз я слышу о вине. Действительно пьют, что ли? – Много обращается с головой, старший?

– Не, немного, но есть те, кто ударился во все тяжкие. Да, есть… Так чего тебе?

– Я вырос в дыре и мало что видел в жизни, старший. Как я могу пропустить столь интересное зрелище? – думаю, немного лести не повредит.

– Какое ещё зрелище? – Воин оглядел меня, себя, скамью, на которой сидел, затем стены своего фургона, ничем не отличающиеся от стен моего, словно и не сделана его повозка на землях Первого пояса, и вопросительно поднял брови.

– Фургон алхимика! – я даже рискнул опустить обращение.

– Ну, эт ты загнул, парень, – засмеялся мужик. – До алхимика мне ещё много лет бегать в подмастерьях.

– Почему так, старший? Я знаю, что в Арройо, из которого мы приехали, клеймо мастера можно получить лет в шестнадцать, если есть талант.

– Талант, парень, талант! – скривился мужик. – Знаешь, в чём главное отличие профессий Нулевого и Первого?

– Нет, старший.

– В работе с силой. Возьмём меня. Всё это, – он пихнул ногой здоровый ящик, стоявший у его ног, тот тихо звякнул, – что действует на этапе Закалки Меридианов, может варить чанами любой, у кого есть рецепт и набитая рука. Хлам, годный лишь заработать себе на кусок хлеба. А вот зелья, что действуют на Воинов, уже так просто не создать. Собирай хоть самые редкие травы, но если ты не знаешь, как и сколько добавить своей силы, а главное, не имеешь её, то звания алхимика тебе не видать.

– А талант?

– Да, парень, да. – Мужик огладил чахлую бородку, поднял палец. – Талант! Мало иметь талант в самой алхимии, нужно иметь и недюжинный талант в Возвышении. Иначе просто не удержишь баланс компонентов.

Я снова добавил лести:

– Так все эти зелья созданы вами, уважаемый?

– Да! – скривился мужик. – Как-никак я всё же подмастерье. Эту бурду могу варить даже с похмелья. Так что у тебя болит?

– Я здоров, старший. Хотел действительно просто поглядеть на алхимика.

– Хорош так говорить, – мужик нахмурился, – можно и выхватить. Говори подмастерье. У меня от такой грубой лести начинается изжога. А глотать своё же зелье? Упаси Небо от такого перевода материала. Лучше ты купи зелья про запас и обеспечь мне отличное настроение. А?

– А так можно?

– Конечно можно. Это случись что с вами, я должен вас лечить, а вот если меня рядом не будет? Хотя, – он задумался и махнул рукой, – зачем тебе? До города вы под нашей ответственностью.

И все же я спросил:

– А какова цена, старший?

– Ох, за любой пузырёк десятка золотых. Уже и пожалел, что предложил купить. Возись ещё с обменом, – подмастерье сморщился, говоря эти слова.

– Старший, а в ваших, первых монетах, какая цена? – у меня и золотых то нет.

– Зелёнка.

– Одна зелёная монета за любое зелье? – недоверчиво уточнил я. У меня монет этого цвета сто пятнадцать штук. Выходит, настоящее богатство?

– Ты глухой? – на меня даже прикрикнули. – Да, зелёнка за половину из этих фиалов. Остальные подороже.

– А сколько будет стоить зелье Возвышения Воина, старший?

– Тебе? – меня подозрительно оглядели.

– Матери, – поспешил я оправдаться. – Она восьмёрка, старший, но я не теряю надежды.

– Ясно, – мужик сразу расслабился, снова огладил бородку. – Это зелье я могу делать, но вот с собой его нет. Да и сразу скажу, что покупать лучше свежее. Да. – он хохотнул. – Бесплатный совет. У него не такой большой срок хранения. Жди, как мать прорвётся. А ещё лучше год выжди, чтоб с гарантией подействовало.

– Оно ещё может не подействовать? – таких подробностей о настоящем зелье от захлёбывающегося в словах Вирата я не слышал.

– А то. Вот это зелье, что я варю, в первый месяц всего один из четырёх шансов на возвышение. Пойми. Просто силы в человеке и зелье не хватит. Да. – снова этот жест по бородке. – Там нужно покупать ещё зелья, а проще и дешевле подождать год. И вот тогда придёшь ко мне.

– Ясно, спасибо за тонкости. Так сколько оно будет стоить в городе, старший? – не сдавался я. Нужно же понять, сколько я могу потратить зелёных, и стоит ли вообще их тратить на ненужные вещи?

– Кровавую, может, полторы. Зависит от сезона и курса. Ха! Держи ещё совет. Дешевле всегда по осени.

– Это такая красная монета? – уточнил я. Те, что у меня – совсем непохожи на кровь по цвету.

– Да, парень. Нулёвка, зелень, кровь, дух. Белые, зелёные, красные, голубые монеты. Ну, дух, думаю, даже Гарлом в руках не держал. Белые даже тебе ни к чему.

По ткани фургона застучали крупные капли. Я оглянулся на распахнутый вход, оглядывая суету снаружи. Мало кто хотел мокнуть под дождём. Глядя, как одна из наших девушек-чемпионок срывает с растянутой верёвки вещи я решился. На зелье для мамы денег хватит в любом случае. А зелень можно и потратить. Хочу, чтобы у мамы действительно всегда был запас таких важных зелий. Мне в Ордене думаю зелья ни к чему. А родные будут жить без меня. И так мне будет спокойнее. Обернулся.

– Старший, а сколько годно Восстановление Тела?

– Тебе хватит, – отмахнулись от меня. – Так чего? Берёшь?

Я был упрям:

– Сколько, старший?

– Поставишь в закрытый шкафчик, – мужик вздохнул, – и два года можешь о нём не беспокоиться.

– Старший, – я улыбнулся, – знаете, у меня найдётся десяток зелени. А что у вас еще есть на продажу?

– Да ты никак богач? – мужик заулыбался и потёр руки. – Какая удача! Отлично!

Развернул свой сундук, именно его он пинал до этого в разговоре, и откинул крышку. Там, в углублениях, обтянутых мягкой чёрной тканью, лежали плотно уложенные стеклянные пузырьки. На каждом приклеена бумажка. Мужик, хотя правильнее все же будет называть его подмастерьем алхимика, принялся водить пальцем по рядам зелий и тыкать в них.

– Смотри. Это фиалы. Коричневые они потому, что мало какое зелье любит свет. Портится. Да. Потому и о шкафчике сказал. Читать умеешь?

– Да, старший.

– Тогда с тобой проще, парень, а то бывают разные пастухи, даже богатые. Вот этикетка, на ней всё написано.

– Старший, а печати? – я вспомнил наши кувшинчики, оставленные дяде Ди.

– Есть печать, – отмахнулись от меня и показали пробку одного из фиалов, со сложным рисунком. – Моего мастера, гильдейская. Начнём с самых дешёвых. Да. Зелья Восстановления, Укрепления Костей, Очищения, Ясной Головы, вот противоядия разные.

– Ясной головы и Очищения? – я слушал очень внимательно, раньше узнаю, больше пойму потом. – Что это?

– Ну, Ясной Головы это тебе рановато, согласен, – хмыкнул подмастерье. – Таких резких я и не видел в твои годы. Да. Это от похмелья зелье. Очищение помогает от большей части слабых ядов. Самое то, взять в лес, когда экономишь место и не знаешь, чего конкретно там будет-то. Если не укусят, то… Ну, – он задумался. – В лес ты в ближайшие полгода не попадёшь. Да. А вот купить, всё равно купи. Часто берут. Если не знаешь, отчего живот прихватило, то лучше и его тоже выпить.

– Ясно, – я кивнул, сдержав улыбку. Я же не собираюсь есть тухлую похлёбку? На кой оно мне? Но вот противоядия это другое дело. – Старший, а от яда песчаного скорпиона, что стал Зверем, у вас есть противоядие?

– Это у вас там в Нулевом? – скривился подмастерье.

– Да, старший.

– А свои противоядия давали?

– Не помогает, старший.

– Ага. Эт хуже. Есть от скорпионьего яда. Да. Да вот никто тебе не скажет – вылечит или нет. Они разные даже у нас. А тут – с Нулевого! Знаешь, какой самый простой способ сварить противоядие?

– Нет, откуда старший, – я даже помотал головой.

– Притащить алхимику этого самого отравителя. Или ядовитую железу. Вот с неё и можно быстро и без затей сделать нужное средство. Да. Но тут две вещи. Первая – где ты и где тот скорпион. Вторая, – подмастерье помедлил, – где ты и где отравленый. Как ты фиал собираешься передавать через границу Пояса? Самый быстрый способ, если тебя в Академию возьмут, тогда да, позволят ещё родных выписать оттуда. Пока забудь.

– Жаль, старший, – я разочаровано скривил губы, но его слова запомнил. – Прошу, рассказывайте дальше, что у вас есть ещё.

– Да много чего! Для Закалки устану перечислять. Чуть дороже – всего в десять раз, зелья, что могут помочь в бою, – подмастерье говорил легко, без напряжения, видно повторяя эти слова уже в сотый раз. Затем снял поднос с показанными зельями. Под ним оказался ещё один. Он принялся тыкать пальцем. – Придать сил, сделать быстрее, снять усталость.

– Почему так дёшево, старший? – я, ещё не успокоившись, съязвил. – Ведь это отличное подспорье в сражении! Или берут десятками?

– Не, парень, – покачал головой алхимик, кажется, даже не поняв, что я оказался сильно удивлён ценой и издевался над ним. – В честной схватке использовать нельзя. Да. Усиливают прилично, конечно, но в день Закалке можно принять всего раз. Обычно и берут именно на всякий случай. А вдруг? Ага. Всего по фиалу берут. Хотя нет, вру.

– Что?

– Зелье Долгого Бега стоит сотню в несезон, – на мой вопросительный взгляд дополнил и махнул рукой. – Дорогая трава используется. Как исчезает на рынке, так зелье и дорожает. Да. Я продал бы тебе за семьдесят, но тебе оно и не нужно. Так, лишь поговорить.

– И его берут? Вроде же дорого, старший?

– Жить все хотят, – пожал плечами подмастерье. – Его как раз всегда берут. Ага. Ещё всегда берут Омоложение.

– Чего? – я не понял улыбки на лице подмастерья.

– Я про женщин. Если морщины появились от возраста или там кожа загрубела от работы, то сразу идут в лавку. Неплохой заработок идёт, скажу тебе. Ага. Лёгкие деньги. Сорок-пятьдесят зелёных за фиал. И лет на пять помолодеет бабёнка.

Конечно, дорого. Очень дорого. Половина всех моих, вернее, половина наших зелёных монет. Но увидеть, как мама помолодеет, того стоит. Непременно, как только смогу заработать денег, то нужно будет купить маме такое зелье. Её жизнь не была лёгкой, и я замечаю первые морщины на её лице. И это больно.

– И долго эффект длится?

– Так, считай, год-другой новых морщин не будет. А там, – подмастерье развёл руками, – время то не стоит на месте. Ага.

– Что дальше, старший? – я в предвкушении глянул на ящик, там ещё должно быть два, а то и три футляра-слоя.

– Дальше у меня ничё нет, – подмастерье снова развёл руками. – Это как раз зелья постоянного улучшения. Они у нас идут за кровь. Да. Я их и не брал с собой.

– А за зелёные монеты?

– Не, – покачал головой подмастерье. – Редко кто меняет зелень на кровь. Курс скачет, да и то, что тебе продадут за два кровавика, могут не отдать и за пять сотен зелёных.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

сообщить о нарушении