Михаил Гвоздев.

Мой домовой



скачать книгу бесплатно

Мой домовой


1 Новый дом и человек в шляпе


– Не то, чтобы я сильно мечтал о деревенской жизни, скорее – нет, совсем не думал об этом. Все-таки в городе больше интересного, скоростной интернет и вообще, но… Так уж получилось, что папу перевели работать в село на железнодорожную станцию, вот нам всем и пришлось временно поменять место проживания. Нам – это папе, маме, и мне – 13-летнему мальчишке. Хорошо, что еще была осень, то есть во всю шёл учебный процесс, а мне вот так вот – раз, и случились очередные каникулы. Ну, не навсегда, конечно, пока мама там все документы не оформит и меня не устроят в местную школу. Пусть так, но все равно – весело!

Дима поднял голову и посмотрел в окно автомобиля. Вдоль дороги медленно проплывали одинокие столбы, от их макушек тянулись друг к другу длинные провода. Складывалось ощущение, что когда-то столбы стояли рядом, но вдруг испугались и побежали в одну сторону. Но кто-то, возможно, какой-то пастух, метко бросил свое лассо и поймал их всех. Вот так они теперь и стоят связанные друг за другом и не могут пошевелиться.

Дальше виднелись желтые поля с уже убранным урожаем, а еще дальше прятались леса, меняющие свой цвет с туманно-зеленого на ярко-желтый и пурпурно-красный. Мальчик снова задумчиво опустил голову и продолжил размышления.

– Вот только все мои многочисленные школьные и дворовые друзья были очень опечалены такой новостью. Да я с ними даже и попрощаться-то как следует не успел. Вовка, мой лучший, точнее сказать, единственный друг, прямо так и сказал: «Как же я без тебя через соседний двор буду проходить?» Конечно, одному-то сложнее убегать от задир. Ну ничего, я надеюсь, что мое пребывание на новом месте будет недолгим. Из-за папиной работы нам часто приходилось куда-то переезжать, но все эти перемены были непродолжительными. Порой даже мы меняли место жительства по два раза в год. Но все-равно возвращались домой. Вот и в этот раз собрали вещи, закинули в машину и – вперед!

На передних сидениях о чем-то разговаривают родители, наверное, обсуждают, как будут жить на новом месте. Мальчик разместился на заднем, смотрел в окно и внимательно следил за всем происходящем.

– Смешные птицы, такое ощущение, что они словно летят задом. Неужели им вправду так удобнее?

Димка поежился, хотя вовсе не было холодно, и переместился к противоположному окну, решив, что пора поменять обзор. В другой стороне картина была кардинально противоположная, – как выразился он сам, – сначала шел небольшой лесок, а уже за ним виднелись поля.

– О чем бы таком еще подумать, чтобы совсем не заскучать, может, в телефон поиграть, такую же прикольную гоночку скачал? Нет, не хочу. Лучше снова погрузиться в мир своих фантазий, где мне всегда так уютно. Сколько еще ехать-то? – он посмотрел на спины теперь молчавших родителей и ничего не спросил.

– Интересно, а как там поживают мои работнички? – Он улыбнулся и, опустив глаза, поуютнее вжался в кресло, – это же надо было такое придумать, что где-то у меня есть своя корпорация, заводы и много чего еще, точно я и сам не в курсе.

И пока, в силу малого возраста, мне не могут передать все дела. Просто я догадался, что у меня такое есть и спокойно жду своего времени. Зато уже сейчас я вполне могу обратиться к «ним» и попросить немножко денег. Да, в это трудно поверить, но мне действительно помогают. А как же иначе, отказать руководителю никто не вправе. Конечно, чемоданами мне деньги не таскают, но немного, чтобы не развращать несформировавшееся сознание, это уж без разговоров. И получается-то как интересно: то мама мне вдруг выделит ни с того, ни с сего нужную сумму, то папа. Или я сам проявлю усилия и на недельку остаюсь без школьных обедов, и вот, что загадал, то и получил, на личные расходы. Даже на этот телефон я долго просил моих учредителей, – он достал из кармана джинсов внушительных размеров смартфон и, повертев его в руках, засунул обратно, – а отказать не смогли. И точно в день моего рождения, как бы от родителей, конечно, как же иначе, но я его получил.

Пока Дима сидел, погруженный в свои мысли, в зеркале заднего вида было хорошо заметно, что большие зеленые глаза его воодушевленно светятся. Копна не особенно густых подстриженных светлых волос упала набок, в ту сторону, куда и была наклонена голова.

Конечно, невозможно понять, действительно ли все так и есть или это просто выдуманная история, в которую очень хочется верить. Придумал он ее еще несколько лет назад по пути в школу, и она ему так понравилась, что он сам стал верить в нее. Мысленно разговаривал со своими работниками, давал им какие-то советы. Конечно, если бы его просьбы «помочь финансово» никогда не осуществлялись, то, он бы ее забыл, но, что странно, все всегда получалось. Значит, можно и дальше верить. Главное, только не разговаривать с ними вслух и не рассказывать никому, чтобы не посчитали ненормальным.

Он снова посмотрел в окно. Автомобиль проезжал в это время очередной населенный пункт. «Скорей бы приехать», – недовольно, но с надеждой подумал мальчик.

– Мама, а мы скоро приедем? – спросил он.

– Еще немного. Что-нибудь хочешь: пить или есть? -поинтересовалась она, обернувшись к сыну.

– Нет, подожду, если скоро приедем.

Через какое-то время автомобиль въехал в очередную деревушку с покосившимися темными домами. Темными, возможно, потому что уже наступил вечер и все стало темнеть. В самом конце ее они наконец остановились.

– Восемь часов – и на месте, в маленькой и полузаброшенной захудалой деревушке, названия которой я не успел прочитать, да это и не важно, – подумал Дима, посмотрев на дисплей телефона. Фары осветили большое строение синего цвета. – Раз машина остановилась, это означало, что тут, похоже, и останемся на неопределенный срок.

Возле дома находился старый небольшой сарай с поломанной дверью. Она криво висела на нижней петле и вот-вот собиралась опуститься с грохотом на землю. Только что-то ее еще удерживало, видимо, чье-то честное слово, и она все же худо-бедно старалась преграждать путь в деревянную постройку.

Именно поэтому первым делом, как только Дима вышел из автомобиля, он устремился к огромной дыре в дощатой стене, рядом с этой дверью, и заглянул внутрь. Было, конечно, страшно, но любопытство победило. К тому же на улице стало еще не очень темно, да и свет от фар помогал неплохо. Внутри оказалось очень чисто, все лежало на своих местах. Да уж… Там просто не было видно ничего, сарай выглядел абсолютно пустым. Вероятно, это местные жители «позаботились» о порядке.

Сам участок оказался огорожен зеленым забором, и кое-где даже штакетник остался. Больше тут снаружи не было заметно ничего. Хотя да, бросилась в глаза крыша, нет, не сам шифер, а ниже – чердак. В разных специальных книжках часто пишут, что самое интересное в старых домах скрыто на чердаке. Значит, решил он, – надо будет обязательно там все разведать. Потом, конечно!

Поселились новоиспеченные жители пусть и в старом, но зато большом деревянном доме, неподалеку от станции.

– До нас тут, похоже, давно никто не жил, – сказал глава семьи, проходя внутрь. За ним проследовали и остальные.

На удивление, все внутри оказалось чисто и прибрано. Не было и намека на бардак и заброшенность.

– Видимо, кто-то за ним все же ухаживал, – добавила удивленно и обрадованно женщина.

Там были две большие комнаты, одну из которых тут же занял мальчик. В другой, немного больше, вещи разложили родители. Еще в доме была просторная кухня с большой белой печкой. У Димы оказалась огромная деревянная кровать, два окна, возле одного стоял стол со стулом и шифоньер. Тоже большой и пустой.

– Вот куда я буду прятаться, – сразу подумал с воодушевлением Дима и так же быстро погрустнел, так как в прятки играть тут не с кем.

Пока он стоял посредине своей комнаты и смотрел по сторонам, привыкая к новой планировке, хозяйка успела застелить всем постели и стала выкладывать взятые с собой припасы на стол. Мужчина тем временем проверил все замки на дверях, ручки и окна. Все оказалось вполне целым и пригодным к пользованию. Большая входная дверь запиралась изнутри на массивный железный крючок. Небольшие сени имели слабенькую дверь с хиленькой щеколдой.

Когда приготовили ужин, все сели за стол, тяжело вздохнули, оглядываясь по сторонам, и принялись за еду.

Конечно, никому из них такая резкая смена привычного быта совсем не нравилась. Но, как считал мальчик, папа принимал это как должное, такая у него работа, маме тоже ничего не оставалось, они же сами решили всегда быть вместе. Поэтому и он молча ел и старался ни о чем не думать.

После ужина пришлось зажечь свечу, так как свет почему-то в доме не загорался, но папа не стал лазить и проверять в темноте в чем проблема, решив отложить это на завтра. Все сели вокруг уже убранного стола на то, что нашли. Дима – на пустой деревянный ящик, а родители на стулья, их оказалось всего два в доме, и принялись обсуждать планы на завтра. В итоге было решено заняться изучением дома и созданием уюта. Папа с утра решил сходить на станцию. Диме же только и оставалось что помогать маме.

Когда дежурная свеча стала догорать, было уже очень поздно, и новые жильцы наконец разошлись по своим комнатам.

Говорят, что на новом месте тяжело засыпать, наверно, это действительно так, только подумать об этом более основательно мальчик не успел, так как почти сразу же уснул. Причем так было всегда вне зависимости от того, насколько мягкая постель и где она находится. Ему достаточно только было прислонить голову к подушке, как тут же все пропадало. Вот такая странная у парня была особенность, довольно удобная, кстати, при такой кочующей жизни.

– Что мне снилось на новом месте я, к сожалению, не помню. Я вообще обычно не помню своих снов. Ну или первые пять минут, как только проснулся, еще могу что-то вспомнить, но уже без подробностей. А вскоре основательно все забывалось. Но в этот раз точно запомнил, что мне ничего не снилось. Видимо, сказалась усталость от длинной дороги. Как известно, тогда засыпаешь быстро и глубоко.

Светлым и теплым утром меня разбудил звук чего-то грохочущего неподалеку. Открыл глаза и испугался от увиденного. Нет, мир вокруг не рушился, и я не стоял на краю пропасти, просто незнакомая комната, в которой себя увидел, сильно отличалась от той, в которой привык просыпаться в последнее время. Быстро сел на кровати и… и наконец вспомнил о вчерашнем переселении. Тогда при тусклом свете свечи не так хорошо все успел разглядеть и привыкнуть к увиденному. Размерами мое жилье было метра четыре на три. Два окна очень хорошо пропускали солнечный свет, занавешены они зеленоватыми шторами. Возле одного окна стоял прямоугольный стол. В углу был шифоньер, как я помнил по вчерашнему беглому осмотру, – пустой. Раньше, точнее, вчера, у стола стоял стул, но тогда его унесли на кухню, по-видимому, он там и остался.

Кровать у меня оказалась просторной и непривычно высокой. Пол был дощатым, выкрашенным в бордовый цвет, потолок оказался также из широких досок и был голубоватого оттенка. Стены оказались белыми. Ну, довольно неплохо, чистенько и уютненько, – подумал я и слез с кровати. Быстро оделся, вещи мои висели на спинке кровати, и пошел на кухню смотреть, чем там занимается мама. Папа, скорее всего, уже ушел знакомиться с работой.

Мама действительно прибиралась на кухне, дверь в их с папой комнату была открыта. Там все оказалось уже прибрано и лежало на своих местах. Кстати, их комната была возле моей, разделяла нас только одна стена. Размерами они были примерно одинаковыми.

Быстро позавтракал тем, что мне поставила на стол мама, это оказались остатки от ужина: колбаса, вареные яйца, хлеб. Запил все это соком и уже готов был прийти на помощь маме в ее нелегком занятии по благоустройству помещения, но помощь моя не понадобилась. Мама просто благодарно улыбнулась, о, как она красиво улыбается. Тогда ее большие зеленые глаза игриво блестят, из-за чего кажутся еще больше. Лицо становится сразу еще более добрым и милым, так что в эти мгновения я готов исполнить ее любую просьбу. Так и в этот раз, но мама только улыбнулась и попросила меня пока изучить дом снаружи. Проще говоря – не мешать ей. Ну что же, – подумал немножко разочарованно я, – а ведь там действительно столько интересного можно найти, особенно на чердаке.

Под эту мысль я и вышел на улицу. Вчера наш участок казался мне значительно меньше, чем сейчас. Территория была довольно внушительной. Это если сравнивать с нашей дачей, в которой было четыре сотки. Больше частный сектор мне сравнивать было не чем. Но даже пусть и так, места для веселья было предостаточно.

Построек оказалось правда не так много: сам дом, сарай с дыркой в стене, туалет в дальнем конце. Непонятно, почему туалеты принято строить так далеко от дома. Я, конечно, понимаю, что делать его в частных домах надо не возле кухни, как в благоустроенных, но не на другом конце участка же. А если, например, съешь что-то не то и вдруг закрутит живот. Вот приятно тогда будет бежать в туалет и помечать при этом дорогу. Чтобы потом, в случае чего, было проще найти по следам. Короче, не понимаю. Хотя на удивление дошел я до него довольно быстро.

Как успел заметить вчера, в сарае не было ничего интересного, зато очень заманчиво выглядела дверка на чердак дома.

Вот только где же взять лестницу? Обошел вокруг дома – нет. А может быть, в сарае? Последовал к сараю и вошел в дыру. Дверь выглядела уж очень опасной. Тронь ее и только успей отскочить в сторону, чтоб та не грохнулась на ногу.

Пол тут оказался посыпанный соломой. Кроме того, кое-какие разбросанные и явно ненужные вещи там все же валялись. Два небольших окна светили вполне ярко. На стенах были видны торчащие гвозди, наверное, для вешания на них чего-то. И в общем-то все. Нужной лестницы тут тоже не было.

Разочарованный, Дима выше снова на улицу все-таки через дверь, пнув ее изнутри. Она с грохотом тяжело плюхнулась на землю. Дальше решил обойти весь участок вдоль забора.

– Вот если бы выломать один пролет забора, то его как раз бы мне хватило по длине. Ну, если использовать забор как лестницу. А что, вполне можно было бы взобраться и по нему. А потом можно приставить обратно, и все! – Так думал он, как вдруг в траве увидел настоящую лестницу. Видимо, забор испугался и помог! – подумал он, воодушевленно разглядывая находку. Ее можно было бы принять за часть забора, но это оказалась именно лестница, старая, местами прогнившая, но еще вполне пригодная для использования.

– Папу она, конечно, не выдержит, но меня – просто обязана.

Вскоре Дима уже подтащил ее к дому и с трудом, вертев из стороны в сторону, поднимая со всех боков, все же сумел приставить к чердаку.

Оглянувшись по сторонам, чтобы вдруг не оказалось кого-нибудь, кто сможет помешать, он осторожно полез. К счастью, этот новый для семьи старый дом находился вдали от всех других домов в этой деревне. Точнее даже, далеко от обычных жилых построек, на самой окраине. Мама тоже была еще занята в доме и не видела, чем занимается ее сын.

Первая перекладина оказалась вполне прочной и даже не скрипнула под весом. Чтобы на всякий случай уменьшить давление на нее, Дима крепко вцепился руками в лестницу и попытался мысленно перенести свой вес на руки. И вот уже осторожно, словно в замедленном кино, начал поднимать правую ногу, чтобы ступить на следующую перекладину, как вдруг неподалеку за углом раздались звуки приближающегося автомобиля. Вскоре двигатель его замолк.

– Видимо, уже приехал папа, наверное, время обеда, – подумал мальчик и, сожалея, что нужно прерываться на таком серьезном моменте, выдохнув, спрыгнул с лестницы на землю.

Завернув за угол, он увидел, что действительно приехал отец и уже вошел в дом. Оставалось лишь проследовать туда же.

На кухне глава семьи уже сидел за столом, так как только там были стулья, а хозяйка вытирала тарелки и готовилась накрывать на стол.

– …ничего сложного там нет, – говорил мужчина, взглянув на вошедшего сына, он подмигнул ему и продолжил, – работа мне знакомая. Сколько точно будем жить здесь, сказать сложно, это уж как решит начальство, но – не меньше года, так что обосновываемся тут, как и планировали.

Ну что, Дим, уже все изучил тут? – мужчина посмотрел на сына и улыбнулся, – есть что поразбивать и чем себя занять?

– Да, пап, только в сарайке нет ничего интересного, но вот зато на чер… – Мальчик не договорил и осекся. Нужно ли сообщать про чердак, вряд ли ему разрешат туда залазить. – в общем, еще изучаю местность.

Говоря это, он помыл в умывальнике руки и сел на соседний стул. Потом посмотрел на маму, которая уже начала ставить на стол еду, и, поймав ее вопросительный взгляд, пересел на ящик.

За едой почти не разговаривали. Отец еще говорил немного о специфике работы, что здесь просто нет таких специалистов, поэтому и вызвали его. Мама слушала и лишь иногда что-то переспрашивала и уточняла. Конечно, ее вопросы не касались сути работы, ей было интересно, когда муж будет уходить и во сколько возвращаться домой и так далее. Дима так же живо интересовался всем, за что несколько раз был прерван мамой.

– Да ты ешь давай, потом поговорим – вечером все спросишь, сейчас дай отцу спокойно поесть. – говорила она, но вовсе не зло, так как прекрасно понимала, что сыну очень интересно все узнать прямо сейчас.

После обеда отец снова уехал. Проводив из окна машину глазами, мальчик стал обуваться.

– Мам, если я тебе сейчас не сильно нужен, – сказал он как можно спокойней, – я пойду еще немножко погуляю, там просто…

Женщина в это время мыла посуду и стояла спиной к сыну. Так же, не оборачиваясь, она ответила.

– Да, конечно, иди, только будь аккуратней и не задерживайся долго. Надо будет еще тебе некоторые вещи разложить в своей комнате, что я еще не успела. За ограду тоже не уходи, а то где я тебя потом искать буду. Ладно? – она обернулась и посмотрела на сына.

– Конечно, мам, – ответил Дима и толкнул дверь. Вскоре он уже стоял возле своей лестницы.

– Вот и самое время возобновить мое исследование, – проговорил он, улыбаясь и глядя вверх. Там виднелась заветная дверь, что вела внутрь чердака. Сверху находилось небольшое окошечко полукругом, куда были вставлены три стекла, которые маняще блестели на солнце. Зачем-то осмотревшись, видимо, чтобы убедиться, что в этот раз его никто не отвлечет, Дима снова аккуратно поставил на первую перекладину сначала правую ногу, потом левую. Как и в первый раз, ничего страшного не произошло, поэтому мальчик не спеша стал забираться выше.

Конечно, рисковать ему не хотелось. Распространенное среди его знакомых выражение: «Кто не рискует, тот не пьет шампанского», – его никогда не побуждало на какие-либо необдуманные поступки. И сейчас лететь кубарем с лестницы вниз ему тоже не хотелось, поэтому каждый свой шаг он делал предельно медленно. Поднимался, крепко вцепившись руками и прислушиваясь к каждому звуку. А вдруг под ногами хрустнет что-то?

Вот и половина пути позади. Дима решил остановиться и осмотреться. Все вокруг было по-прежнему спокойно, это и дало ему уверенность, что все пойдет так же безупречно. Поэтому следующий шаг он сделал уверенно и, вероятно, слишком сильно опустил ногу на дряхлую перекладину. Раздался хруст. Дима еще сильнее вцепился руками в лестницу. Возможно, это его и спасло и ничего страшного не случилось.

– Да я три раза тонул, – прошептал он, подбадривая себя, и продолжил восхождение. Вскоре мальчик все же благополучно добрался до верха и, продолжая крепко держаться руками, взглянул на дверку, которая, по его убеждению, вела к страшным тайнам. Сбоку, внизу от двери, он заметил вбитый гвоздик, который был загнут так, что своей верхней частью как раз подпирал эту самую дверь и не давал ей открыться. Осторожно, стараясь не делать резких движений, Дима отцепил одну руку и попытался ею крутнуть самодельный держатель. Не сразу, но тот поддался, и вскоре все было готово. Освободившись от того, что мешало, возможно, долгие годы двери открыться, она сразу же сделала попытку, немного приоткрылась и, хлопнув, закрылась обратно.

От страха Дима вскрикнул, еще сильнее схватился за лестницу и пригнул голову. Но никто не выбежал с криком: «Брысь отсюда!» или «Посторонним вход воспрещен!». Это был просто сквозняк. Придя в себя, мальчик снова уцепился рукой за дверку и уже уверенно, хотя осторожно и медленно, открыл ее настежь.

Та, поддавшись свободе и ветерку, словно сама открылась, стукнула о стену да так открытая и застыла. Любитель тайн встал еще на одну ступеньку и заглянул внутрь чердака. Однако видно было плохо, поэтому он, недолго думая, залез внутрь, встал на пол, покрытый опилками, и выпрямился. Глаза не сразу привыкли к темному виду, поэтому он, чтобы вдруг не потерять равновесие и не вылететь назад, сделал несколько маленьких шагов дальше и проморгался. Глаза наконец привыкли к полумраку и стали хорошо различать все вокруг.

Тут для Димы не было предела разочарованию. Чердак оказался пустым. Кроме опилок на полу, балок, что держали крышу, и мелких дырочек в шифере, сквозь которые едва поступал солнечный свет, больше ничего видно не было. Да, еще страшная пыль повсюду, из-за чего дыхание стало тяжелым, поэтому вдохи приходилось делать короткие и отрывистые.

Мальчик прошел по крыше до другого конца чердака, там тоже было такое же маленькое окошечко, как и первое. Только двери не было. Разочарованный, он уже сделал несколько шагов назад, чтобы вылезти, как вдруг заметил что-то черное. Что-то непонятное было засунуто на самый край чердака и присыпано опилками. Дима подошел к находке. Это оказался небольшой чёрный чемодан. Сбоку он увидел ручку и, не присаживаясь, взялся за нее, потянув к себе на середину чердака, где было больше света.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное