Михаил Эпштейн.

Альтернативное образование



скачать книгу бесплатно

Серия «Наношкола»

Пособие подготовлено в рамках проекта «Школьная Лига Роснано»


Учебное пособие рекомендовано к использованию в общеобразовательных школах экспертным советом программы «Школьная Лига РОСНАНО» в качестве материалов для элективных курсов, факультативов, организации учебно-исследовательской и проектной работы учащихся.

Председатель экспертного совета,

д-р. пед. наук проф. Казакова Е. И.


© М. М. Эпштейн, 2013

© ООО «Образовательные проекты», 2013

© АНПО «Школьная лига», 2013

Введение,  или Против кого дружим?

В этой книге я предполагаю сделать несколько шагов к описанию такого педагогического явления как альтернативное образование. Эта книга не претендует на подробное энциклопедическое представление всех аспектов этого явления и всего спектра проявлений альтернативного образования. Скорее её задача – фиксировать наличие явления и наметить направления дальнейших возможных исследований – как в теоретических вопросах, так и в осмыслении практики.

Говоря об альтернативности в любой из областей человеческой жизни, мы всегда подразумеваем, что есть устоявшаяся массовая практика, которой некое другое течение (или другие течения) себя противопоставляет (или дополняет существующее в тех проблемных местах, где массовая практика не срабатывает).

В образовании так же. Во все времена существовали различные возможности, подходы к организации образования, но некоторые в итоге становились по тем или иным причинам главенствующими, реализуемыми массово, другие же существовали более локально. Эти «другие пути» и являются той «альтернативой», которую и предлагается исследовать. Очевидно, в различные исторические периоды массовыми оказывались различные способы организации образования. В этом смысле представляется логичным, заводя разговор о современном альтернативном образовании, понимать под массовой, устоявшейся повсеместно практикой – классно-урочную систему организации учебного процесса и вытекающие из неё следствия для всей системы образования в целом.


Исторически существующая сегодня классно-урочная система организации учебного процесса как массового начала утверждаться в Европе примерно с XVI века. Пришла она на смену индивидуально-групповому способу обучения, когда обучение детей велось либо фактически индивидуально (с помощью домашних учителей), либо в школах при монастырях, в которых учились богословским премудростям и необходимым для служения в Церкви знаниям лишь некоторые представители подрастающего поколения.

Большое количество учеников так учить было сложно. А новое время (и новая экономика) требовало дать начальное образование всем (или почти всем) и в достаточно короткие сроки. Иначе вырастающая городская экономика, мануфактуры получали безграмотных работников, не способных выпускать качественную продукцию.

Кроме того, в это время в Европе набирает силы протестантизм, который, в частности, предполагает, что человек может общаться с Богом без посредничества священника, а значит, он должен быть в состоянии сам прочесть Библию.

Необходимость научить читать всех членов сообщества приводит к росту начальных учебных заведений (в основном в форме приходских школ).

И, поскольку на массовое образование никогда не выделялось много денег, то у одного учителя могла собираться большая группа детей…

И что с ней делать? Как научить всех таких разных детей?


В попытке найти ответ на этот вопрос родилась классно-урочная система (которую теоретически обосновал и описал Ян Амос Коменский).

В России этот способ организации учебного процесса широко распространился во второй половине 19 века (причём, скорее, в трактовке немецких педагогов – больших любителей порядка и дисциплины).

Каковы характерные черты классно-урочной системы?

Стабильные группы детей одного возраста и уровня знаний – классы; основное место проведения занятий – учебный кабинет; основная форма обучения – урок; стабильное твёрдое расписание на основе утверждённых учебных планов; содержание обучения разбито на различные предметы, определяется заранее утверждённой программой и опирается на одинаковый для всех учебник, жёсткая система оценок, выставляемых учителем.

В чём достоинства такой системы?

Организационная упорядоченность обучения и – главное! – руководства ею; систематический и последовательный характер изложения учебного материала; предметное обучение позволяет учителям специализироваться … (то есть опять же упрощает жизнь – можно знать прилично только один предмет, учителя можно готовить не по всей совокупности знаний о жизни, а только по одному предмету…).

В чём её ограничения?

Так же как и на мануфактуре – пока идёт стандартный материал – конвейер работает, как только возникает «штучный» или выделяющийся «товар» – либо его ломают, либо система стопорится…

В таком способе обучения создаются трудности для слабых учеников, не успевающих за общим темпом (или мыслящих по-другому – не только вербально, словами – но и образно или кинестетически – действиями). Задерживается развитие более сильных учеников, в ней невозможно «досрочное» изучение того или иного предмета, ограничено взаимодействие учеников на уроке, система работает скорее на изучение одинакового для всех текста (или его трактовки одним для всех учителем), а никак не на развитие многообразия…

Ну, то есть – как в армии – пока нужно единообразие, система работает, как только требуется индивидуальное, нестандартное решение – всё останавливается…

И в какой-то момент многим людям – в первую очередь, педагогам, деятелям образования, но и не только им, – стало понятно, что нужно искать иные ходы в образовании.

Почему классно-урочная система вдруг устарела?

Потому что многие (не все!) считают, что нужно выращивать индивидуальность (умеющую при этом работать в группе!), а не одинаковость; что нужно творческое мышление, а не следование по одинаковому для всех образцу…

Потому что современная экономика всё больше стремится уйти от унификации человеческой работы, и людям требуется самостоятельное мышление и умение работать в ситуации неопределённости, а не только выполнение стандартных функций. Хотя, опять же, может быть и не для всех, ибо большая часть людей ценят стабильность взамен постоянного развития. Но что-то новое рождается лишь из хаоса, а не из стабильного порядка. В этом и есть диалектика жизни.

Потому что информация, необходимая для жизни, сейчас обновляется гораздо быстрее, чем это успевают делать авторы и издатели учебников. И школе нужно научиться учить учеников самим находить нужную информацию (и порождать её!).

Потому что раньше школа была единственным местом, где можно было получить знания, необходимые для социального успеха, а сейчас это не так. Есть много путей стать успешным помимо школы. И пример тому – двоечники и троечники в школе, становящиеся вполне успешными людьми.


И главное – дети (как и раньше) не хотят заниматься бессмысленным для них делом. Но раньше, если не удавалось помочь им найти в этом деле смысл, их можно было заставить это делать розгами, а сейчас – ПРАВА ЧЕЛОВЕКА – не смей трогать ребёнка! А других-то методов учителю не дали, в пединституте его по-прежнему готовят к преподаванию одного и того же предмета причём ученикам, страстно желающим заниматься этим предметом.

Эти и другие возникающие противоречия практиками разрешались и разрешаются разными способами (об этих вариантах, собственно, и будет эта книга).


Важно заметить следующее.

Поиски решения противоречий, не разрешаемых классно-урочной системой, начались не сейчас, и даже не только в ХХ веке.

Так, например, уже в начале ХIХ века популярна была так называемая Белль-Ланкастерская система взаимного обучения, которая предлагала привлечь к организации учебного процесса самих обучающихся. Здесь работал механизм, образно отражённый в известном анекдоте: «Учительница жалуется – три раза рассказала теорему этим оболтусам, уже, наконец, сама в ней разобралась, а они всё не понимают…»

Система имела успех, активно развивалось общественное движение её поддержки. Но в России, скажем, этим занимались во многом люди, близкие к кругу декабристов, и власть, видимо, решила, что эти «смутьяны» вряд ли воспитают послушное ей население и затормозила дальнейшее распространение взаимного обучения.

А ещё много веков сопротивлялась «зубрёжке», в которую чаще всего выливалось организованное в классно-урочной системе обучение, самая стойкая сила – мальчишки. Вся литература ХIХ века полна образами «школяров», ненавидящих свою школу и сопротивляющихся ей в меру своих сил. Вот Гек Финн и говорил: «Я не позволю, чтобы хождение в школу помешало моему образованию».


О том, каким может быть образование, альтернативное сложившейся, массово используемой системе, пойдёт речь ниже.

Глава 1.
Шаги к описанию явления, или Альтернативное образование есть, его не может не быть

В феврале 1997 года в Санкт-Петербурге проходил семинар «Альтернативное образование» (в рамках проекта «Гражданская инициатива»). Наверное, это была первая такая встреча, целенаправленно посвящённая альтернативному образованию в городе. По следам этого семинара был подготовлен сборник, который открывался тогда такими словами:

«Что же такое альтернативное образование? Спорят и не понимают многие – педагоги, управленцы, родители…».

С тех пор прошло уже много лет – а этот вопрос всё так же остаётся вроде бы неразрешённым. По-прежнему на различных встречах, с разнообразным составом участников, когда заходит разговор об альтернативном образовании, возникает один и тот же вопрос: а что вы имеете в виду, когда говорите про альтернативное образование?

Получается интересная ситуация – вроде бы явление жизни есть, а назвать его, увидеть, признать как-то всё не получается…


Почему это так происходит? Может быть одна из причин (наверняка одна из… – не единственная и не основная) в том, что нет «институции», которая пыталась бы осмыслить это явление в целом, исследовать его, оказывать поддержку людям, в нём работающим, и желающим к нему присоединиться – как сотрудникам-соратникам (педагогам) и как потребителям (родителям).

Отдельный вопрос – каким количеством людей (родителями, бизнесменами…) реально востребовано альтернативное образование. Вопрос, достойный отдельного исследования. Но, прежде чем выяснять у людей что-то про «неизвестное явление», хорошо бы, чтобы они о нём узнали. Чтобы увидели – каким может быть образование, устроенное по-другому, иначе, чем они привыкли.

Чтобы узнать какое-то явление, хорошо бы его сначала назвать. И описать.

Попробуем осуществить попытку описания этого явления – «альтернативное образование», сделать несколько шагов навстречу его более чёткому проявлению, определению.

1.1. Шаг 1. Определение по ассоциации

При первом взгляде ни в Энциклопедическом словаре, ни в Педагогической энциклопедии нет такого понятия «альтернативное образование». Тогда попробуем пока оставить словари и обратимся к практике, к смежным областям и попробуем дать определение, так сказать, по ассоциации.


Есть такие понятия: альтернативная музыка, альтернативная медицина, альтернативная энергетика. Есть? Есть! Вполне общественно признаны и многим понятны.

Посмотрим на них.


Альтернативная музыка. Чем она отличается от другой?

Она позиционирует себя как более авторскую.

Она ориентирована не на всех подряд, а обращена, в первую очередь, к «своим», к своему сообществу.


Альтернативная медицина тоже лечит, НО:

• другим способом – более человекосохранным, в этом смысле более экологичным;

• в ней, в большей степени, чем в сложившейся массовой медицинской практике, принимают «пациента» как более активного субъекта своего лечения;

• альтернативная медицина часто делает акцент на том, что лечит не следствие (как скажем, обычные таблетки, снимающие головную боль), а причину.

Альтернативная медицина подозревает, что дело может быть не в лекарствах, что корни болезни находятся в отношении человека к себе и жизни.


Альтернативная энергетика. Тоже греет, НО:

• более экологически чисто;

• и ставит вопрос, что может быть дело не только в том, чем греть, а в том – для чего – то есть – как расходовать и как экономить.


Получается, что альтернативные музыка, медицина и энергетика задают не только иные способы достижения того же эффекта – лечения, обогрева, эстетического удовольствия – но и другие смыслы и ценности.

К альтернативной музыке обращаются, когда хотят большей точечности, камерности, большего соответствия своим душевным струнам.

К альтернативной энергетике и медицине – когда традиционное, привычное не действует, либо когда побочные эффекты от традиционных способов уже «зашкаливают».


Так же, наверное, и об альтернативном образовании можно говорить как о:

• более авторском,

• более точечном, индивидуально ориентированном,

• более направленном на сообщество людей, объединённых общими ценностями,

• более экологичном, человекоориентированном,

• ориентированном на активность самих участников процесса,

• более инициативном, чем «спускаемым сверху», обязательном для всех априори…


Альтернативная энергетика – это не «усовершенствование трубы, по которой течёт нефть», это попытка найти ДРУГИЕ – ресурсы, способы, отношения …

Так же и Альтернативное образование – это не усовершенствование, это попытка найти ДРУГИЕ смыслы, ценности, способы, источники образования.

И так же как альтернативные музыка и энергетика, альтернативное образование – явление не многочисленное, не слишком популярное, не очень признанное, понятое и принятое, в первую очередь, в некоторых сообществах на уровне смыслов, ценностей, отношений.

НО, как и любые другие альтернативы, альтернативное образование показывает возможный вектор развития (одно из возможных направлений развития).


Опыт альтернативных течений в иных сферах показывает, что что-то из того, что сегодня считается ДРУГИМ, альтернативным, через какое-то время может стать массово признанным и массово используемым.

Но в том-то и дело, что сегодня никто не может точно предсказать, какое из существующих социально-педагогических явлений в ближайшем будущем так и останется альтернативным, какое станет массово признанным и используемым, а что новое, ещё неизвестное сегодня, проявится как экспериментальное, пока ещё малочисленное по количеству сторонников.

В конце концов, такая социальная новация как христианство тоже начиналась как альтернатива с группы последователей из 12 человек, и была, по началу, не признаваема и даже гонима. И никто ещё в 1 веке нашей эры не мог предугадать, что уже через несколько веков это течение будет определять судьбы человечества.

1.2. Шаг 2. Определение через близкие, родственные понятия, явления

Вернёмся к педагогической энциклопедии. Посмотрим – нет ли там определений, описаний близких, родственных явлений. И через них попробуем лучше понять, что есть альтернативное образование.

Как я уже отмечал, статьи про альтернативное образование в педагогической энциклопедии[1]1
  Российская педагогическая энциклопедия. – М., 1993


[Закрыть]
нет.

Но есть статья «Альтернативные школы». Вот что о них пишет энциклопедия: «Альтернативные школы (от лат. Alter – другой), «свободные школы», в странах Зап. Европы и США неполные и полные ср.школы, действующие параллельно или взамен обычных школ и обеспечивающие образование, альтернативное по содержанию или формам и методам работы с учащимися».

Кажется логичным думать, что если есть «альтернативные школы», то, видимо, есть и альтернативное образование, которое они реализуют в своих стенах.

Описать такое образование можно попытаться, опираясь на то, какими видят себя эти самые альтернативные школы.


Одна из первых альтернативных, так называемых «новых школ», в Европе была открыта С.Редди в 1889 году в Абботсхолме (Англия). Число их постепенно росло, и уже в 1899 году было основано «Международное Бюро Новых Школ», объединявшее школы по всей Европе.

Один из лидеров движения «новых школ» директор «Международного Бюро Новых Школ» А.Феррьер, познакомившись с опытом многих школ, сформулировал тридцать признаков «новой школы».[2]2
  Васконселлос А. Ф. Новая школа в Бельгии / С предисл. А. Феррьера. – М., 1919. – 198 с. – (Библиотека свободного воспитания и образования и трудовой школы / под ред. И.И.Горбунова-Посадова)


[Закрыть]

Перечислю их. Но отмечу сразу, что сам Феррьер, выделив тридцать признаков, отмечал, что «не требуется непременно, чтобы она (школаМ.Э.) обладала всеми тридцатью отличительными признаками…» для того, чтобы иметь право быть причисленной к «новым школам». Полный набор признаков он называл программой-максимум, как бы противопоставлял ей программу-минимум, в которую включал: местоположение за городом; обучение, исходящее из опыта и дополняемое ручным трудом; режим автономии учащихся и ещё некоторые из признаков, перечисленных ниже.


Итак, кратко – признаки «новой школы» по А.Феррьеру (группировка признаков моя – М.Э.).


Первые признаки описывают ту среду, в которой должно организовываться обучение в «новой школе».


«1. Новая школа есть лаборатория практической педагогии. Она стремится играть для государственных школ роль разведчика или пионера…»

«2. Новая школа есть интернат, ибо только полное влияние среды, в лоне которой растёт и движется ребёнок, позволяет вполне осуществлять воспитание…»

«3. Новая школа находится в деревне, потому что деревенская обстановка составляет для ребёнка естественную среду…»

«4. Новая школа распределяет своих воспитанников по отдельным домам, где они живут группами от 10 до 15 человек под призором и нравственным руководством воспитателя, которому помогает его жена или другая сотрудница…»

«5. Совместное обучение и воспитание обоих полов с первого до последнего года…»


Следующие пять признаков описывают некоторые виды деятельности ребят, которые, по мнению Феррьера, обязательно должны присутствовать в «новой школе».


«6. Новая школа организует для всех своих учеников ручной труд, которому посвящается по меньшей мере полтора часа в день…»

«7. Между различными видами ручного труда столярная работа занимает первое место, ибо она развивает ловкость и твёрдость руки, способность точного наблюдения, искренность и самообладание. Обработка земли и уход за мелкими животными входят в ту категорию деятельности наших предков ещё, которую любит каждый ребёнок и заниматься которой следовало бы давать возможность каждому ребёнку…»

«8. Наряду с обязательными занятиями известное место отводится и свободной работе, которая развивает вкус ребёнка и пробуждает в нём дух изобретательности и творческие способности…»

«9. Физическое воспитание обеспечивается естественной гимнастикой, которую делают без одежды или, по крайней мере, с обнажённым торсом, а также играми и спортом…»

«10. Дальние экскурсии пешком или на велосипеде с ночёвками в палатках и трапезами, приготовленными самими детьми, играют в новой школе большую роль. К этим экскурсиям подготовляются заранее, и они служат вспомогательным средством при обучении…»


Следующие три признака содержат в себе некоторые педагогические принципы, влияющие на общую организацию учёбы и отбор содержания.

«11. В области умственного воспитания новая школа стремится образовывать ум не столько путём накапливания заученных познаний, сколько посредством общего развития мыслительной способности. Критический ум рождается из применения научного метода: наблюдение, гипотеза, проверка, закон…»

«12. Наряду с общим развитием идёт и специализация – сначала более общая, непосредственная: развитие преобладающих вкусов и склонностей каждого ребёнка; затем более систематическая, развивающая наклонности и способности подростка в профессиональном духе…»

«13. Преподавание основано на фактах и опыте. Приобретение познаний вытекает из личных наблюдений (посещений заводов, ручной труд и т.д.) или за недостатком их из чужих наблюдений, найденных в книгах. Но, во всяком случае, теория всегда следует за практикой, а не предшествует ей».


Следующие признаки отражают способы организации учебной работы и отдельного ученика, и группы ребят.


«14. Преподавание основано также на личной самостоятельности ребёнка. Это предполагает самую тесную, какая только возможна, связь умственных занятий с рисованием и разнообразнейшими видами ручного труда…»

«15. Индивидуальная работа воспитанника состоит в добывании всевозможного фактического материала (путём личных наблюдений, опытов или из книг, журналов и т.д.) и в классификации этих данных (согласно логическому плану, соответствующему его возрасту), а кроме того, в исполнении самостоятельных работ и подготовке к рефератам, которые воспитанники читают в классе…»

«16. Коллективная работа состоит в том, что воспитанники обмениваются собранным фактическим материалом, а также в совместной систематизации или логической переработке его…»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

сообщить о нарушении