Михаил Янков.

Мадагаскар-Россия



скачать книгу бесплатно


Ну вот я и дошёл до того места откуда начал повествование.

–А я бамбук, тупой бамбук, вжик, вжик и тук-тук.

Я сидел и тупо сортировал напиленный бамбук, напевая, про себя, переделанную песенку. Было жарко и душно. Четверо аборигенов уже освоились с работой, тем более я её разбил на операции. Сам я готовил боеголовки и топливную смесь. Ну, ещё сортировал бамбук так сказать по калибрам. Два калибра просто откладывались в сторону, было не до них. Это то, что пойдёт на яхту и дай Бог на корабль. Можно сделать позже. Два других калибра снаряжались уже сейчас. Почему так много калибров? Да потому, что бамбук не растёт по калибрам он разный. И так 90% срубленного бамбука шло в отходы. Калибр это ещё не всё. Бамбук разный по толщине внутри ствола и это тоже приходилось учитывать. Где-то подтачивали, где-то добавляли веса. Сопла в форме стаканчиков с большой дыркой в центре, отливал Андрей из бронзы. Лучше бы конечно из железа, но у нас здесь не мартеновская печь. Усовершенствовал топливную смесь. К ней стали добавлять машинное масло, да простит меня Сергей за растрату. Топливная масса стала более эластичной и монолитной. Набивку корпуса ракеты топливом производили с помощью пресса. Душа радовалась. От ракет большой дальности пришлось отказаться. Это не реально при такой кучности. Ещё при первом пробном пуске я убедился, что разброс превышает 30%. То есть, при стрельбе на километр ракеты разлетались на триста метров в каждую сторону. Ну а что вы хотели получить, когда делаете на коленках? Точность мы, конечно, улучшили за счет балансировки, косых складывающихся стабилизаторов, но это всё не то. Хотя, плюс, минус сто метров при стрельбе на 800 метров это уже что-то. Есть надежда, что из десяти ракет, пара попадёт в цель. Ну а на расстоянии в 300 метров, в цель размером в 20 метров, попадает половина наших изделий. Это внушает оптимизм. Но в основном это средство устрашения, хотя на близком расстоянии и убийства. Есть у нас 3 десятка осколочных ракет ближнего боя. Это так сказать наш козырь. Летят только на триста метров. Но почти по прямой, топливная смесь усилена, учли опыт запуска восьмого варианта испытательных ракет. Те пролетали около 400 метров до разрыва корпуса. Зато боевая масса увеличена. Боевая головка, это самая настоящая разрывная граната, только повышенной мощности. Килограмм пороха, три килограмма осколочная рубашка. Два взрывателя. Один, мгновенного действия. Это простой капсюль, в который направлен гвоздь. При встрече препятствия гвоздь ударяется об него, на скорости 150 метров с секунду и сам бьет с той же скорость по капсюлю. Второй взрыватель, даже не взрыватель. Когда прогорает всё топливо, то пламя попадет и на затравку гранаты. Есть у нас зажигательные и шрапнельные. Шрапнельных зарядов большинство и устроены они проще, потому что мы хотим сохранить корабль. Они с хитринкой. На носу торчит гвоздь. В случае попадания в корабль или иное относительно мягкое препятствие, гвоздь вонзается и не даёт снаряду упасть или отскочить раньше подрыва.

Шрапнельный заряд превращается в гранату. Зажигательные на крайний случай. А шрапнельных сделано более 100 штук. Мы даже сделали грубую регулировку времени подрыва. На боевом заряде снизу, где торчит трубка замедлителя, надеты деревянные шайбы. Чем больше шайб снимешь, тем быстрее сработает подрывной заряд. Снял сколько надо колец и вставляй боеголовку в реактивный снаряд, а его в направляющую трубу и всё. Тоже простенько и со вкусом.


Глава 4

.

Мадагаскар. Декабрь 1688 года.


На 36 день нашего пребывания в этом мире, появился корабль. Сначала его заметили с постов и доложили. На берегу началась суматоха. Срочно всё и вся убиралось в лес. Пляж должен был выглядеть так, как будто мы прибыли сюда пару дней назад. Через пару часов всё выглядело мирно, аборигены сидели в лесу, на пляже ничего нет. Только яхта у берега и в сотне метрах от нас, на берегу, лежит потерпевший крушение корабль. Ещё через час, у входа в бухту, бросила якорь каравелла. У неё было три мачты, две палубы, 8 пушек с одного борта и водоизмещение 200-250 тонн. Длина судна не превышала 25 метров. Такие суда, относят к классу средних каравелл. Только вопрос, сколько народа на судне? Для управления таким кораблём достаточно 40-60 человек, но если там есть абордажная команда, то их количество может составить 120-180 человек. Ну, подсчетом команды уже занялись аборигены на постах. Для этого им выдали самый простой бинокль. Считать они до таких цифр не умеют, но у них хорошая зрительная память. Им достаточно, просто сложить в кувшин по одному камешку на каждого человека. В этот день, на каравелле ничего не предпринимали. Даже за водой не спустили шлюпку. Но за нами постоянно следили в подзорную трубу. Видно тоже оценивали ситуацию. Чтобы не вызвать подозрительности, мы изображали суету на берегу и яхте. Что-то носили, куда-то бегали. Команда в четыре человека, могла вызвать подозрения о ловушке, поэтому мы заранее увеличили нашу команду за счёт аборигенов до 14 человек. Естественно их пришлось одеть в матросскую одежду, взятую нами с корабля. Удовольствия это им не доставило. Они привыкли к более свободной одежде. Так прошел остаток дня. С точки зрения пиратов, мы хотели бы смыться из бухты, но нам мешал их корабль. Пираты должны были думать что, бросать своё судно и убегать мы тоже не хотим. Нам оставалось попытать счастья ночью. Возможно, пираты и вошли бы в бухту, но их смущал вид нашего корабля. Вдобавок, ветер был с берега, а это играло нам на руку, попытайся мы вырваться из ловушки. Пока каравелла стояла в узком горле бухты, мы были бессильны, но стоило ей войти в бухту, и у нас появлялся шанс, обогнуть её и уйти в море. Видно придя к такому выводу, капитан решил, что не стоит спешить. Лучше взять нас возле берега, чем потопить в бухте или дать уйти.

Когда стемнело, на каравелле стали жечь факела. Таким способом, они хотели пресечь, ночную попытку бегства. Нам, это было только на руку. Ослепленные своими же факелами, они не видели, что твориться на мысе. А на мысе кипела работа. Убирали часть сваленного бамбука, а на освобождённое место, ставили реактивные установки. Зарядили пушки ядрами и снова замаскировали. На этом работы практически закончились. Все кроме часовых легли спать. Поспать удалось немного, через три часа стало светать. На мысу, с пятью помощниками, расположился я. Сергей, с четверыми воинами, на яхте, выдвинулся к выходу из бухты. Андрею пришлось выбирать, с каким отрядом везу, ему выступать на тропу войны. Так и не выбрав, он остался с десятком воинов и Смитом в базовом лагере, реквизировав для себя резиновую лодку. Два отряда везу, каждый численностью по 25 человек, ушли в засады на тропы. На яхте, в базовом комплекте, была основная и четыре переносных радиостанции. Поэтому раций хватило на все группы. Некоторые везу, были научены пользоваться этим чудом двадцать первого века, когда мы пытались наладить связь с Дмитрием по цепочке. Эту, хорошую идею, пришлось бросить, из-за не знания туземцами нашего языка. Теперь их навыки пригодились. Каждый отряд получил по рации. Действия начали разворачиваться.

Я лежал в двухстах метрах от пусковых установок и рассматривал экипаж каравеллы в оптический прицел Серёгиной «Сайги». Час назад, с другой стороны мыса, пираты высадили десантный отряд численностью около семидесяти человек. Высадка продолжалась два часа. За это время, отряды везу, успели объединиться и залечь возле тропы. Мину активировали. На случай, если произойдёт непредвиденное, в двадцати метрах от тропы, в отрытом окопчике лежит воин, сжимающий верёвку принудительного подрыва. Аборигенов 50 человек и они вооружены только ножами, копьями и духовыми трубками. Пиратов около 70. Если подрыв будет произведён правильно, то… Ладно, не буду загадывать. Везу предупреждены, что по возможности надо брать пленных, а не убивать просто так. Но и не рисковать, свой живой воин дороже пленного.

Обстановка накалялась. Пропищала рация и что-то сказала. Тут же последовал перевод от Смита с Андреем – начинают. В двух километрах от нас, сотни птиц, взмыли над деревьями. Потом над лесом поднялось облако дыма, а через несколько секунд донёся звук мощного взрыва. Я отвлёкся и чуть не прозевал свой выход. Только сейчас заметил, что меня трясёт. Адреналин явно зашкаливает. Это не хорошо. Очень не хорошо. Не надо чтобы везу это видели. Судно подошло к точке встречи с ядрами. Поднял руку и воины сорвали маскировочную сеть. Ещё две секунды и они уже стоят по бокам пушек, с зажженными факелами. Пираты заметили движение на берегу и засуетились. На яхту они уже не смотрели. Взмах руки и четыре выстрела слились в один. Все четыре ядра, попали в цель. Не мудрено, со 150 метров, да по пристреленной точке. С корабля, донёся дикий рёв десятков глоток. Явно кому-то поплохело. Через некоторое время, донеслись выстрелы мушкетов, но на том месте, где стояли пушки, уже никого не было. Мы бежали к нашей «катюше», которая располагалась на двести метров дальше. Там же лежал мегафон. Блин как же я помучился, выучивая эти паршивые фразы на английском. Учил меня Смит, так что пираты должны понять.

– Сдавайтесь. В знак сдачи спустите паруса, бросьте якорь и постройтесь на палубе.

Ага, так они и сдадутся. Они ещё просто не осознали, что это ловушка. Но мы на это и не рассчитывали. Каравелла медленно подплывает к пристреленной точке. Пираты решили всё-таки разобраться с яхтой. Корабль начал медленно разворачиваться к ней бортом. Ну, ну. Ребята, вы уже в нужной точке. Взмах рукой и шесть шрапнельных реактивных снарядов устремляются в район парусов. До корабля около 200 метров, на что и рассчитывали. Раздаются хлопки, шрапнель разлетается во все стороны. Если бы пираты были на нижней палубе, то итог обстрела был менее катастрофичен. А не фиг болтаться без дела, на верхней палубе. Каравелла имеет одно преимущество. Все орудия у нее расположены на нижней палубе, и прислуга защищена от шрапнели верхней палубой. Пушкари почти не пострадали, а вот абордажной команды у пиратов, пожалуй, уже нет.

Вон и капитан попал под раздачу, а жаль, я сам хотел его подстрелить. Но мечтать некогда, если корабль совершит разворот, то он станет ко мне почти кормой, а мне этого не надо. Срочно вношу поправки. Показываю два пальца и везу, убирают две подкладки, уменьшая угол наклона пусковых, почти до горизонтального угла. Взмах рукой и из другой установки вырываются ещё шесть реактивных снарядов. Две втыкаются в борт, застревают и исполняют роль гранат, одна уходит в сторону, а две не долетая, взрываются в десятке метров от портов. Последняя ракета, показывает, что не все рояли вытащены из кустов. Она влетает прямо в порт и взрывается внутри. Да, похоже, если и у туземцев такие же результаты боя, то мы рискуем остаться без пленных. Поднимаю мегафон и повторяю фразу

– Сдавайтесь. В знак сдачи спустите паруса, бросьте якорь и постройтесь на палубе.

Секунд тридцать ничего не происходит, после чего якорь уходит в воду, каравеллу разворачивает на 180 градусов и она замирает, хлопая порванными парусами.

От берега отчаливает моторная лодка и плывет к судну. В бинокль насчитываю одиннадцать человек. Как Андрей их туда напихал? Яхта подходит к каравелле практически одновременно с лодкой. Теперь на верхней палубе, четырнадцать наших людей. Андрей на пустой лодке, быстро подбирает нас с берега и переправляет на корабль. Здесь же находиться и Смит. На борту идёт сортировка пиратов. Мёртвых раздевают почти догола и складывают по левому борту. Выбрасывать за борт мы запретили. Не хватало нам ещё акул в бухте и мертвяков на пляже. Потом, спустим шлюпки, сложим туда мертвецов и отбуксируем в море. По левому борту, Сергей с двумя туземцами, оказывает помощь раненным. В большинстве, они имеют лёгкие ранения, что радуют. Просто много контузий. Полностью здоровые, уже заперты в трюме. К ним же, после оказания первой помощи, отправляют легко раненных. Блин, это же я должен помогать раненым, а не Сергей. Но меня ещё трясёт и становиться тошно от вида убитых. Да что это со мной? Что я убитых не видел? На сгоревших людей, насмотрелся в своё время. Да и не я их убивал, ножом в рукопашном бою живот не вспарывал! Я сегодня даже с расстояния никого не убил, ни одного выстрела не сделал! А трясёт. Чтобы никто не заметил, беру из рук Андрея свой «иж» и иду на корму. Делаю вид, что несу охрану. На палубе остаётся 46 убитых и 12 тяжелораненых. В трюме 31 человек. Значит, пиратов было около 160 человек. Поднимаем якорь, Сергей, берёт нас на буксир и тащит к берегу. Когда яхта и каравелла становится на якорь на нашей стоянке, день уже клонится к вечеру. Вернулись воины с тропы войны. Привели 13 пленных. Тяжелораненых среди пленных нет. Всё ясно, не стали себя утруждать. Ну и Бог с ними. Сами везу довольны, их прямо-таки распирает от гордости. Убитых нет, раненных пятеро, да и то легко. Они трещат как дети и в итоге выбалтывают реальную историю того что произошло. Смит долго прислушивался, а потом рассказал. Пираты шли грамотно. Двое спереди, через 20 метров основной отряд и двое прикрывали отряд сзади. В общей сложности они растянулись почти на 300 метров. Да, а мы об этом не подумали, большая часть взрыва могла уйти в пустоту. Так вот, передовой дозор оказался глазастый, но тупой. Они заметили леску и стали её рассматривать, вместо того чтобы остановить отряд. Ну, это вы ребята, просто не учёные. Подтянулся основной отряд. Воин, сидящий в окопчике, понял, что взрыва долго нет и поднял голову. Почти на него шли два пирата, отслеживая, куда тянется леска. От неожиданности, он дёрнул за верёвку и раздался страшный взрыв. На ногах устояли только эти двое, все остальные упали или убитые или оглушённые. Вот эти двое и оказали сопротивление, ранив четверых из пяти. Ну, их там и оставили. Ещё одного в ногу ранил очнувшийся пират. Дальше всё шло как по сценарию. Тех, на ком не было ран, вязали, пока они ещё оглушённые, остальных добивали. Смит рассказывал это мне, а глаза у него смеялись, видно он не всё мне перевёл, через Андрея.

– Андрей, ты обратил внимание, что они вернулись с пустыми руками, хотя даже на пленных не хватает многих вещей?

– В лесу припрятали, боятся, что мы потребуем свою долю. Причем большую часть, потому что большинство пиратов было убито нашей миной.

– Переведи Смиту, а он пусть переведёт им, что мы уже оговорили с вождём, кому и что достанется. Все воины об этом знают. Знают, что почти всё холодное оружие и много чего другого, что есть на корабле, мы отдадим их селу. Но если они хотят так разделить добычу, то пусть забирают, что спрятали. Оно и так им достанется, а мы тогда заберём то, что на корабле. Если же они не хотят этого, то пусть завтра принесут, то, что спрятали. Завтра мы все вместе осмотрим корабль и достанем оттуда ещё много вещей, которые достанутся им. Вот тогда под руководством мудрого вождя они сами справедливо поделят трофеи.

Моя речь, похоже, достала этих детей природы до печёнок. Пока мы проводили разъяснительную работу среди пленных, они успели сбегать в лес и принести всё что спрятали.

Пленных пиратов построили. Тяжелораненых положили рядом. В сопровождении Смита я прочитал им краткую лекцию, о международном положении, а конкретно их собственном.

– Граждане пираты. Мы понимаем ваше щекотливое положение, когда во всём мире, так или иначе, но пиратов казнят. Могу обрадовать. Мы не собираемся этого делать. Мы Вам предлагаем несколько вариантов на выбор.

Отсидеть в сарае месяц и потом идите куда хотите. Этот месяц мы будем вас кормить, а Вы помогать нам в ремонте судна. После окончания срока, местное племя поможет Вам покинуть их территорию без проблем.

Удрать сейчас. Тогда местным ребятам, вы доставите уйму удовольствия, в охоте на Вас.

Согласиться нам помочь. Тогда по окончанию работ здесь, через месяц, другой, отправиться с нами, до одного крупного порта. Там Вам будет произведена приличная выплата вещами, оружием и возможно деньгами. После чего вы свободны. Некоторым, мы предложим продолжить работу на нас, но это только по обоюдному согласию. Не хочешь, свободен.

Последний вариант. Здесь в 10 милях севернее есть не плохой остров. Мы переправляем Вас туда, даём немного продовольствия, инструменты и немного оружия. Для охоты оружия Вам точно хватит.

Всё. Теперь думайте до утра. Утром каждый скажет о своём решении.

Только мы вернули пиратов в сарай, дали им пищи и воды, как вернулись наши аборигены. Молча, сложили всю добычу в одну большую кучу. Чтобы немного поправить их настроение, решили устроить праздничный ужин. Ром у пиратов был, а еды у нас было полно. Но расслабляться мы не стали. Кинули монетку, сторожить выпало мне и Смиту. С собой взяли по два молодых туземца, Первая 6 часовая смена досталась мне, потом 3 часа дежурит Смит, а потом кого смогут разбудить. Почему так? Потому что был только вечер. Моя смена заканчивалась в час ночи. Смит, выпил рому и дал по полстакана своим двум напарникам. Мудро поступил, после сегодняшнего боя, нервы у всех были взвинченные. Уснуть в таком состоянии, проблема. Через полчаса они спали как убитые. Я со своими пареньками честно отстоял караул. Ну как отстоял, мы, ели, пили чай. Плюнув на договорённости со своими ребятами, угостил везу кофе с конфетами. Кофе им не понравилось, конфеты даже очень. Пришлось им показывать знаками, как иногда объясняешь собакам или кошкам. Развёл руки, как бы говоря, что у меня больше с собой нет конфет. Время пролетело довольно быстро. Втроем это не одному, даже если ты их язык не понимаешь.

Утро нас удивило. Умерло 6 из 12 тяжелораненых. Умерли или помогли? Зато 6 других оклемались. Видно у них была сильная контузия, а не раны так подействовали. Но это было не всё. Из оставшихся 50 человек 22 изъявили желание перебраться на остров. Только сейчас до нас дошло, что они надеются на другие пиратские корабли, которые плавают здесь часто. Это даже к лучшему. Теперь будет гораздо спокойнее за оставшихся 28 человек. Кто остался, явно не горит желанием продолжать пиратствовать. Я даже уверен, что они практически все попросят о продолжении контракта. Ну не все, а большинство.

После завтрака, ко мне подошли Андрей с Сергеем.

–Дружок! А скажи-ка нам любезнейший, про какой крупный порт ты вчера говорил, а мы-то и не знаем? И распустить пиратов, с какого чёрта лысого всех пообещал?

– Грешен, ребята. Экспромтом большую часть выдал. Да только они не уйдут. Большинство не уйдёт. А это две большие разницы. Одно когда тебя заставляют, а другое, когда ты сам просишься. А про порт я вот, что скажу. Намучился, я тут, то с туземцами, то с этими англосаксами, на пальцах разговаривать. Посетила меня одна мысль, и я её думал. Думал, думал и придумал, глядя в лица пиратов. А на фига нам Таити? Зачем нам с этими мучиться? Сплаваем в крупный порт, сходим на невольничий рынок и купим три, четыре десятка русскоговорящих. И нам польза и им. А для Родины как бы хорошее дело сделали – не дали русской душе пропасть. А если надумаем в Россию возвращаться так это опять в хорошо. Есть разница, с какой командой возвращаться. Да обычаи и нравы узнаем здесь, а не там, когда припрёт.

– Мысль интересная и мы пошли её думать. Присоединяйся, обдумаем её на троих.

Обдумывать пришлось на ходу. Надо было решить вопрос с пиратами. Мертвецов на двух шлюпках, рано утром отвезли в море, за пределы бухты. Теперь живых, на этих же шлюпках, отвезли на остров. Дали им 1 топор, 2 ножа, четыре копья, котелок, 2 пустых бочонка, 1 мушкет и боеприпасы к нему. Дали от наших щедрот, рису и другой снеди. Даже кувшин с сиропом дали. Было жарко и душно. Когда вернулись, приняли морские ванны. Прибыл вождь посёлка. Пора было делить взятое на штык.

Сначала поделили то, что захватили на тропе войны. Делёж был быстр. Мы отобрали для себя огнестрельное оружие, деньги с украшениями и частично обувь и одежду. Вождь поморщился, но согласился, когда мы пообещали ему, большую долю с корабля. Начали осмотр каравеллы. Пираты уже успели кого-то ограбить. Товары были из Европы. Странно только, что их так мало. Выяснили у пиратов. Корабли, идущие в Индию и заходящие в Голландскую колонию, их команде не по зубам. Плавают караванами, пушек и моряков больше. Колония, расположена на реке, в глубине острова. Для морских судов, река не проходима. Поэтому, товары для них перегружают на местный ботик, который поднимается по реке к колонии. Вот этот ботик они и подкараулили. Всё стало на свои места.

Продолжили осмотр корабля. Ткани, бусы, браслеты, пряжки, ножи и многое другое, для обмена. Порох, свинец, вино. Это явно для посёлка. Третью часть отдали вождю. Вождь был не в претензии. Нашёлся товар, который очень обрадовал Андрея, это медные листы. Но и с ней вопросов не возникло. Медь мягкая, железо лучше. Для вождя топоры был важнее меди.

Решили вопрос с ромом и с вином. Ром очевидно пиратский. Поделили честно. Ром туземцам, нам вино, только с условием, что нам отдадут пустые бочонки. Я вообще к пустой таре не равнодушен. Поэтому на вопрос Андрея

– Зачем?

Ответил.

– А шоб було!

Делёжка шла хорошо, каждый получал, что хотел и думал, что он объегорил другого. К пушкам и мушкетам аборигены отнеслись равнодушно. Взяли одну пушку, чтобы для приколу поставить у входа в деревню, и 4 мушкетона. Зато холодное оружие вызвало у нас первый спор. Вождь хотел всё. С трудом договорились. Пришлось тактично напомнить, кто захватил корабль, сколько пиратов поразила мина, а сколько его воины. Договорились, холодное оружие пополам, а нам ещё столярный и плотницкий инструмент. С личными вещами пиратов поступили как на берегу. Всё, что досталось везу, стащили на берег. Там начался гвалд. На берег пришла, наверное, вся деревня. По крайней мере, столько женщин, здесь, мы раньше не видели. Чтобы не оглохнуть, перебрались на яхту. Надо было снять пробу с вина. Вино было отличное, по меркам, людей 21 века. А Смит, ещё на корабле, высказался, что вино так себе. Ну, пусть будет так себе. Нам больше достанется. Правда, пить не хотелось. После того как пропустили по стаканчику, Сергей достал из холодильника минералку и мы уселись в кают-компании. Минералку и лимонад покупали для детей. Даже ящик «Байкала» был. Такие маленькие бутылочки по 0,33 литра. Я их с 90-х не видел, а Димка где-то добыл. Разговорились и не сразу поняли, что на берегу стало тихо. Выглянули, аборигенов почти не было. Сошли на берег и выяснили, что делёжка ни к чему не привёла и её перенесли в деревню. Ну и славненько. Здесь будет тише. Правда возникла проблема. Все везу исчезли, никто не хотел пропустить такое событие. Мы остались одни с бывшими пиратами. Даже доставка горюче смазочных материалов замерла. Бедный Димка, что он там сейчас думает? Написали письмо, выловили двух подростков и за небольшой нож, отправили к Дмитрию. Из другой деревни, прибыл отряд воинов, 23 человека. Они расстроились, узнав, что опоздали к битве. А мы обрадовались. За определённую плату, везу согласились остаться с нами на неделю, для охраны и помощи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22