Михаил Янков.

Мадагаскар-Россия



скачать книгу бесплатно

– Хорошо. С каким войском сюда придёт [битая ссылка] Андрианавалонимерина?

– Думаю, что не менее 6-8 тысяч.

– Значит, в городе останется 4-2 тысячи. Учитывая, что надо охранять и другие важные объекты, то их будет меньше.

– Ты предлагаешь не встречаться с войсками его сына, а напасть на самого правителя! Но ведь [битая ссылка] Андрианавалонимерина вернётся!

– Не просто вернётся, он постарается собрать дополнительные силы здесь. Поэтому мы объявим тотальную мобилизацию на землях бывшего князя Андриамнетуци.

– Мерины не будут воевать с меринами. Нам просто ударят в спину.

– А кто говорил, что мы их возьмём в своё войско? Мы пошлём мобилизованные силы в Сиханака, а потом Цимихети. Пусть там расширяют твои владения. Тем самым мы убьем трёх зайцев сразу. Повяжем их кровью, завоюем земли и не дадим мобилизовать их против нас.

– Мне нравиться. Хороший ход. Но что делать здесь?

– Ну, раз само проситься в руки царство – надо брать!

– Как у тебя всё легко.

– Легко, нелегко. Кстати, я хотел другое сказать послам, но не знал, как правильно сказать, чтобы это прозвучало про твоё княжество.

– А что ты хотел сказать?

– У нас в таких случаях говорят – Где ступила нога русского солдата, там и Россия!

– Хм, а мне нравится. Но мы отклонились от темы. Как будем действовать?

– Отдадим приказ о мобилизации и отошлём всех способных носить оружие в Сиханака. Сами двинемся окружным путём к столице Имерина. В этот раз придётся применить наши ракеты и возможно секретное оружие. Потом зачищаем город, оставляем там ополченцев и отходим от города. Возвращается сынок, весь в соплях от злости и кидается на город. А тут сзади мы все в белом, на белом коне.

– Красиво звучит, да только 8 тысяч против 2 тысяч. Не вижу, где мы победим.

– Противник побеждён, когда он сам так считает, а не когда ты его поразил копьём. Мы будем побеждать не числом, а умением. Будем побеждать в их умах. Ты видел, к чему это приводит. Целое княжество легло у твоих ног, а убитыми ты потерял только 12 человек.

Как говориться – утро вечера мудренее. Ложись спать княжие.

– Я лягу, но дай слово, что после, когда мы вернёмся в Махадзанге, ты расскажешь, кто Вы и откуда. В ту сказку, что Вы рассказали, теперь и я не верю.

– А кто ещё не верит?

– Уантици. Он сразу сказал, что Вы не простые люди. Он встречал много людей, много знает о мире, но про Вас не слышал. Так не бывает. Не может развитое государство быть не известным в мире сотни лет. Про Россию сказал, что это единственное, во что он верит. Остальное Вы придумали, потому что не можете или не хотите говорить всю правду.

– Хорошо, Ваше будущее Величество. В 6 часов вечера, после войны я расскажу о нас.


*****


К городу Антананариву подошли 15 августа. Перекрыли выходы из города. Король опешил от такой наглости и решил смешать нас с землёй. К нам на встречу, выдвинулась тысяча воинов. Понимая, что это только малая часть войск короля, пришлось пойти на жертвы.

Раскрывать наши возможности, раньше времени, обречь себя на осаду. Приняли бой по всем правилам. Копья, сабли, щиты, луки. Ничего больше. Потеряли почти 100 человек, но атаку отбили. Военачальники Андриамасинавалуна, посчитали наших воинов, просчитали варианты и доложили королю – Надо ударить всеми силами. Противник не выдержит, его гораздо меньше.

На второй день противник выдвинул 3 тысячи воинов. С нашей стороны, в километре от крепости, стояло 500 человек. Построение было скопировано с прошлого боя. Это внушало уверенность воинам. Ведь ситуация была почти такая же. Соотношение сил похожее.

Противник пошёл в атаку. Вот так, всей толпой и ринулись. Учить Вас да учить.

Шеренги перестроились, образовав через каждые десять человек пустое пространство, в котором стояли системы залпового огня. Зарядом шрапнельных снарядов, служила мелкая картечь или крупная дробь. 800 картечин в каждом снаряде. Расчёт на массовые ранения, а не на убийство противника. Подпустили на 300 метров и произвели залп из шести установок 36 ракетами. И всё. Пока рассеивался дым, воины Андриаманетиариво кинулись к поверженному противнику. Местами завязывались короткие схватки. Тех, кто не сопротивлялся, вязали, заранее приготовленными ремешками. Через полтора часа, на поле боя, остались только убитые. Всех пленных отвели или оттащили подальше от крепости и оказали медицинскую помощь. Многие раненные имели по 3-4 ранения. Пересчитали пленных, их оказалось больше 2 тысяч, практически все раненные. Некоторые из них умрут от ран, но большинство выживет. Получилось лучше, чем мы рассчитывали.

Крепость затаилась. Там сейчас на землю, летят отрубленные головы военачальников. Такие просчёты не прощают. Противника стало меньше чем нас. По показаниям пленных, у Андриамасинавалуна, осталось тысяча воинов. В городе, почти неделю, находятся 12 наших агентов влияния. Они вливают в уши воинов, слухи, о хорошей жизни на службе у Андриаманетиариво.

В лоб, крепость нам не взять, пусть она и состоит изо рва, вала и деревянного частокола. Слишком дорогой будет цена. И воины Имерина, просто так не сдадутся, им нужен серьёзный повод. Причина, оправдывающая их сдачу в плен. Вот созданием такой причины я и занялся.


*****


Пошёл второй час, как мой отряд спецназа, лежит на верху стены, окружавшей замок правителя. Стена широкая, каменная. Не то, что частокол окружающий город. Мимо прошли двое часовых. Никто из них не догадался посмотреть вверх. Мы ждали, когда его величество соизволит ужинать. Дождались. Церемония приёма пищи его Величеством началась. Расстояние 250 метров. Беру на прицел грудь правителя, так вернее и нажимаю спуск. Меня больно бьет в плечо. Всё-таки калибр у этой бандуры большой. Замена дымного на бездымный порох, только увеличила мощность выстрела. На будущее, надо взять на заметку, что количество пороха в заряде надо уменьшить. Смотрю в окно и успеваю заметить, как по стулу сползает то, что раньше было правителем. В груди огромная дыра. Стул с Андриамасинавалуна не опрокинулся сразу, только потому, что сзади стояли слуги. Раздаются взрывы петард и выстрелы моих воинов. Они уничтожают фаворитов и отвлекают внимание от меня. Быстро спускаемся со стены и уходим. Следом уходит прикрытие. Их кто-то нагоняет, но разрывы гранат, говорят преследующим, что это не самая умная идея. На дворец обрушиваются ракеты с осколочно-фугасными снарядами. Это было оговорено заранее. Стреляют не спеша, 6 ракет в минуту. После 12 ракеты обстрел заканчивается. Мы уже за частоколом, а темнота позднего вечера, скрывает наш отход.

За эту ночь к нам перебежало более 100 человек. Выслали парламентёров, но их убили. Дали неполный залп в 12 зажигательных ракет. В городе начался пожар. Пожар потушили к обеду, всё-таки климат тут влажный, а ракет выпустили мало. К вечеру город сдался.

Прошло три дня, когда разведчики донесли о приближении противника. Шли они по главной дороге и почти не боялись нападений. Видно у них так не принято. Будем перевоспитывать. Поставили две установки залпового огня на возвышенности возле дороги. Возвышенность не большая, но главное, что дорога в неё упиралась и огибала. Получалось, что установки будут бить не сбоку, а прямо по пути движения войск. На головках установили разную дистанцию подрыва. Остальные четыре установки поставили вдоль дороги с интервалом в 500 метров. Заряд, крупная дробь. У нас последние ракеты, поэтому приказано установки не спасать. Есть одна мысль. У нас со спецназом задача старая – уничтожение командного состава. В первую очередь, нового правителя, сына застреленного мною Андриамасинавалуна.

После обеда появился головной дозор. Его пропустили за поворот, где расстреляли из арбалетов. Появилась колонна, достигла поворота и остановилась, увидев трупы дозора. Пока решали, что делать, подтянулась и замерла вся колонна. Мой выстрел послужил сигналом. По командному составу, открыл огонь спецназ. В колонну ударили последние 36 ракет. Голову колонны ракеты не накрыли, по ней отстрелялись лучники и арбалетчики. Пока на дороге стояли крики и неразбериха, засадный отряд отступил к крепости.


*****


Теперь наша надежда, на большие потери противника и на страх перед новым оружием. Мы не зря оставили установки у дороги. Противник увидит и поймёт, что вот эти 6 невзрачных, бамбуковых сооружения, нанесли им такой урон. Разведка доложила, что противник оставил половину людей на том месте, где был обстрелян, а остальные двинулись к крепости. Наступала кульминация. На главной дороге, перед крепостью мы ждали противника. Построение прежнее. В центре стоят 500 воинов в пять рядов. По бокам стоят две «сороки» Остальные войска спрятаны в лесу с обеих сторон. Появляется колонна противника, не доходит 500 метров и останавливается. Не спеша, выходят наши засадные войска и растягиваются вдоль колонны, на расстоянии 600-700 метров от них. Вперёд выдвигают ракетные установки. Это для врага они ракетные установки. На самом деле это просто нарубленный в лесу бамбук.

Посылаем трёх парламентёров. Они проезжают половину пути и останавливаются. Ждём долго. Наконец, от противной стороны тоже высылаются парламентёры. Начались переговоры. Суть наших требований проста.

– Король и его сын мертвы. Больше половины войск Имерины разбито. Мы потеряли меньше 200 человек, в чём они могут убедиться своими глазами. Сколько было наших воинов, меринам хорошо известно, сколько осталось можно сейчас видеть. Мы можем просто расстрелять оставшихся воинов, так же как это сделали на дороге, но у нас другое предложение. Дать клятву верности князю Андриаманетиариво и продолжать служить своему народу. Условия службы Вам известны. Они гораздо лучше, чем были на службе у бывшего короля. Князь будет ждать ответа до вечера. Если ответа не будет, значит, великодушное предложение Андриаманетиариво отклонено со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ждать вечера не пришлось.

22 Августа Андриаманетиариво короновали на царствование в королевстве Имерина. До 5 сентября привели к повиновению ещё два ранее отколовшиеся от королевства, мелких княжества. Имерина вновь стала единой. 12 сентября прибыли вести из Сиханака и Цимихети. Они признали себя поданными князя.

Вместе с этими вестями прибыл купец Адиль с Уантици. Доставил письмо от Михаила. Вот жук! Поменять несколько куриц на 2 тысячи русских невольников! Пусть эти птицы и здоровые, но для меня всё равно курицы. Риво отдал указание и из королевского заповедника доставили 8 птенцов. Адиль улетел обратно на крыльях счастья. Я вздохнул облегчённо и сдал молодого царя на руки дяди. Дядя выглядел прекрасно. Морские прогулки пошли ему на пользу, а тут ещё королевство свалилось в придачу. Пусть вдвоем укрепляют властные структуры, нового государственного образования. А для смазки мы им тонну золота подарим. Как-никак, а получается, что золото теперь добывать будем на землях Андриаманетиариво. А мне пора в мои пенаты. Да и сезон дождей не за горами.


Глава 23

Мадагаскар. Крепость. Дмитрий. Август 1689 года.


А у меня, всё начало налаживаться. Я даже себя, местным князьком почувствовал. Понял главное, не надо совать свой нос, в каждую дыру. Как там говорилось – Царь не может думать о каждом, царь должен думать о важном.

Раздул штаты города. Теперь Дикол министр. Отвечает за все сельские и бытовые проблемы. У него пять замов. У каждого зама пять бригадиров. Все они в штате крепости и получают зарплату. Впрочем, зарплату получают и все работники мастерских и заводов, а военные тем более. Есть военно-морское министерство, но портфели ещё не распределены. Есть министерство тяжёлой и лёгкой промышленности. Есть департамент, отвечающий за образование и ведение архивов. Теперь все события, происходящие в крепости и информация, приходящая из внешнего мира документируются. Появился свой судья и юрист, правда, это одно и тоже лицо.

Прибытие огромного числа дармовой рабочей силы, благотворно сказалось на строительстве, но отрицательно на пищевом довольствии. Крокодилы возле крепости уже не попадались. Да и на день пути их было сложно встретить. Выручало море. Появилась такая мода, ловить акул. Со всех сторон хорошо. Спорт и отдых. Акул в заливе почти не стало, значит, рыбы будет больше. Акула не только мясо, но жир, лекарство и кожа. Шагрень это кожа акулы. Из хрящей, варим желатиновый клей; из печени топим жир; из поджелудочной железы акулы можно извлекать инсулин и панкреатин. Но пока этот процесс не освоили. Кожа идёт на защитные фартуки для кузнецов, на тонкую шлифовку дорогих металлов, ценных пород дерева, камня, мрамора. Ею обтягиваем щиты, рукоятки мечей и ножей. Щиты получаются трудно пробиваемые, а рукоятки не скользят в руках.


*****


Ещё 10 июня, ко мне пришли два земледельца. Один был из племени Сиханака, который прибился к нам, вместе с тремя семьями, пару месяцев назад. Другой наш, русский, из первой партии освобождённых рабов. Просили выделить им земли, вдоль притоков реки, для посевов. Оказывается, раньше там не сеяли, из-за постоянного затопления участков и крокодилов. Теперь, крокодилов извели, а доставка брёвен по малым руслам притоков привела к разрушению завалов и углублению русла. Ну, с завалами я понял, а как русло то углубилось? Оказывается, местные предпочитают пользоваться не вёслами, а шестами. Последние полгода движение стало таким оживлённым, что дно всё исковыряли. Отталкиваясь шестом от дна, отрывают комки грунта, которые уносит течением. Не много, сантиметров на 20, но уровень воды понизился. Этого оказалось достаточно, чтобы стало возможно сажать рис там, где раньше резвились крокодилы. Чуть выше подсохли земли прекрасно подходящие под посадку хлеба. Меня так заинтересовала это предложение, что я к себе в мастерские не дошёл. Достал карту, подозвал переводчика для сиханака и начал вещать.

– Мужики! Надо думать глыбше и ширше! Если на этих ручьях, поставить небольшие дамбы, то временно перекрывая их, можно будет периодически запускать воду на рисовые чеки. Площадь под посевы значительно увеличится. Заодно увеличится влажность и на полях под пшеницей. Выше, вот здесь, здесь, здесь и здесь, где берут начало эти ручьи, земли каменистые, не пригодные для посевов. Строим более серьёзные дамбы, берега здесь крутые, получатся прекрасные озёра. Запустим туда рыбу, а так эти озёра, будут служить запасами воды на засушливый период.

Глянул, а у землепашцев, глаза круглые, они сейчас вообще отключатся. Позвал Дикола, объяснил идею, предложил назначить старшего и набрать землепашцев на эти земли. Министр «всея и всего», обрадовался. Люди с земли его напрягали. Прекрасные мастера на земле, они плохо вписывались в городскую жизнь. А тут можно и с продовольствием проблему решить и от лишних ртов избавится. Кинули клич среди народа – кто желает работать на земле, записывайся! Землю даром раздаём. Набралось почти 100 мужиков, не считая их семей. Потом с новыми партиями освобождённых невольников, число землепашцев выросло до 400 семей. Дали им 200 пленных имирина, пусть отрабатывают свой хлеб и 5 англичан как технических советников. Срок окончания работ, до сезона дождей. Управились раньше, к августу. Правильно, это не наша двух километровая дамба. Построить пяток дамб высотой в 3-4 и длиной 20-40 метров, для 200 человек не проблема. Углубление русел и постройку мелких дамб, вниз по течению ручьёв, делали сами землепашцы.


*****


Андрей запросил корабли для перевозки ссыльных на острова. Отдал флейт «Каштан». Галеон уже задействован. Возит цемент. Запустили цементное производство возле нефтедобычи. Там рядом известняк и глина нужного состава. Цемент получаем мокрым способом. Известняк, глина и немного шлака из плавильных печей, перемалываются с добавлением воды в суспензию, которая подаётся во вращающуюся трубу. Железная, кованая труба, длиной в 10 метров, имеет наклон, поэтому шихта постепенно перемещается вниз. С нижнего конца работает горелка на мазуте, прогревая шихту до 1450 градусов. С нижнего конца трубы высыпаются шарики – клинкеры, которые перемалываются в цемент. Воздух в горелку подаётся с вентилятора вращаемого быком зебу. Двумя другими быками вращается труба. Единственное слабое место это топливо. Оно не однородно по составу и требуется постоянное наблюдение за температурой.

Полностью разделить нефть на фракции, у нас ещё не получается. Если производить лёгкие фракции уже приноровились, то с тяжёлыми проблема. Собираем парафин, остальное делится на две фракции. Условно называем их гудрон и мазут. Условный гудрон идёт на изготовление рубероида и ещё ряда вещей, остальное пока в отвал. Теперь лёгкие сараи и хранилища делаем в два счёта. Бамбук и рубероид вот и все материалы. За основу для рубероида идёт тина. Её вытаскивают на песчаный берег, разравнивают, дают высохнуть и пропитывают гудроном. Готово, даже песчаное покрытие с одной стороны есть. Мазут, используем как топливо, для таких вот производств как цемент. Андрей собирался установить мартеновскую печь. Железорудная жила, на старом месторождении, уходит вглубь земли. Мы работаем открытым способом, поэтому добыча руды скоро прекратится. Новое месторождение дальше от города, но ближе к нефтеносному району. Получается, переработка нефти, цементный и сталеплавильный завод оказываются в одном месте. Там же, возле речки построили и пустили кирпичный завод. Будет новый город. Не большая крепость там уже есть.


*****


Заработала электротехническая мастерская. Производит телефонный кабель и телефонные аппараты похожие на ТАИ-43. Правда, размерами в полтора раза больше, чем сам прототип. Корпус и изоляция это каучук и сера. Стальной провод и три медных, покрываются сырой резиной и вулканизируются. Подобие полевого кабеля готово. Больше серы, получается эбонит. Из эбонита льём корпуса телефонов, аккумуляторов и много чего другого. Отдельно о телефонах. Пока они без электронных усилителей. Но дальность приёма-передачи должна быть более 100 километров. У ТАИ-43 официально заявленная дальность 200 километров. Конечно, наши угольные микрофоны и электромагнитные телефоны не дотягивают до заводских образцов. Да и остальное кустарщина, но это временно. Делаем пока поштучно. Готово пять аппаратов. Ну, ничего, набьем руку, всё и вся телефонизируем. Пока все аппараты ушли охранному ведомству крепости. Следующие пойдут для связи внутри города. Начали тянуть линии связи к нефтеперегонному заводу и к городу Махадзанге.

Идут эксперименты с лампами накаливания, прожекторными зеркалами. Сделаны большие линзы для плавления платины и вольфрама. Параметры для них не критичны, главное, чтобы фокусировали солнечный луч в одну точку. Построили пороховую мельницу, идут эксперименты с составом пороха. Собрали токарный и фрезерные станки. Они металлические, а не деревянные, похожие на станки 19 века. Уже работают два сверлильных агрегата. Они после доводки будут образцами, для серийного производства. Будет с чем поехать к Петру 1. Ждёт пробных пусков, станок для нарезки стволов. Пока только ружейных, но в сезон дождей, собираемся начать сборку станка, для нарезки резьбы на пушках. Отработана технология и начат серийный выпуск ветряков. Это уже не те ветряки, которые мы делали на коленках. Железо, бронза, графитовая смазка, занимают не последнее место в их изготовлении.

Отдельная наша гордость это мастерская эталонов. В неё вошли самые умелые руки крепости. Здесь делаются ювелирные изделия, точные и сложные механизмы. Здесь отлаживается методика шлифовки линз. Уже собраны первые подзорные трубы. Первые станки тоже появлялись именно из этих стен. Скоро мастерскую, разделим на три, по профилям.

Делаем байдарки и плоскодонки из бамбука и резины. Получаются очень лёгкими. На случай проколов есть резиновый клей. А как ему не быть, если есть каучук и бензин?

Разобрались с сахарным сиропом. Научились получать чистый сахар. Расширили сеть наших поставщиков. С некоторыми договорились о выращивании тростника в больших объёмах, а мы им за это дадим, в лизинг, мачете и давильный аппарат. Производительность поднимется в три – четыре раза.

Из сахара и селитры стали делать карамельное топливо для ракет. Разом решили ряд проблем. Точный расчёт получаемой тяги, равномерность горения и упрощение процесса изготовления. Топливные шашки, стали просто отливать, в пропорции 65% калийной селитры и 35% сахара.


*****


Скоростными темпами идёт строительство городских стен. С появлением цемента процесс значительно ускорился и облегчился. В строительство идёт, любой камень. Стал поступать кирпич. Но это для внутренних построек. Народу на строительстве много, но и объёмы работ большие. Почти 2 километра стен. Да не просто стен. С внутренней стороны сразу строятся примыкающие к стенам помещения. В два этажа. Это даёт двойной эффект. Боковые стены помещений создают дополнительные рёбра жесткости для крепостной стены. Помещения экономят как минимум на строительстве одной стены. Часть крыши второго этажа служит валгангом, а по-русски боевым ходом. В этих помещениях будут мастерские, склады, лавки, На вторых этажах жилые помещения.

Наша гордость это устройство сливной системы. Улицы построены с лёгким уклоном. В случае дождя вода самотеком уходит к сливным трубам, уходящим за стены города. Поскольку в городе не предусмотрено строительство одиночных домов, то вопрос канализации удалось решить в современном варианте. А не пускать стоки с отбросами по улицам, как это часто делается в Европе. Благо выпуск керамических труб налажен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22