Михаил Щукин.

Рабыня



скачать книгу бесплатно

Глава 3. Жизнь рабыни

Утром они проснулись от духоты. Маленькая каморка успела нагреться на ярком солнце, в изобилии освещавшем дощатую стенку снаружи. На дворе слышались голоса работников, занятых своими повседневными делами. Едва успев принять сидячее положение на лавке, дети услышали приближающиеся шаги, и дверца открылась.

– Ну, все, голубки, ваше время закончилось. Ты, – заглянувший в проем двери ниэл Айрин ткнул пальцем в Майю и кивнул в сторону стоящей сбоку от него женщины. – Это леди Ритара, с этой минуты она твоя госпожа, и ты должна обращаться к ней именно так.

– Ты, – мужчина смотрел прямо на мальчика, – идешь со мной.

– Вы говорили, что мы сможем видеться, господин. – Майя постаралась придать голосу вопросительную интонацию и даже попыталась правильно обратиться.

– Да, если ты это заслужишь. Все, некогда с вами разговаривать. Скажите друг другу «до свидания», – издевательски протянул мужчина.

– До свидания, Лютик, мы будем видеться, ты только держись и верь мне.

– До свидания, сестренка, я буду ждать.

Давешняя дама, скептически наблюдавшая сценку прощания, презрительно фыркнула.

– Какие, оказывается, возвышенные отношения среди рабов встречаются. Пошли уже.

Майя осторожно прошла вслед за женщиной на крыльцо. Обернувшись, она увидела, как Лютик, следуя за мужчиной, исчез в калитке между двумя сараями, которая, оказывается, вела в ухоженный дворцовый парк.

Войдя вслед за дамой в холл замка, Майя огляделась.

– Ты вообразила, что на экскурсии? – Леди Ритара зло покосилась на Майю.

– Что? Нет, госпожа.

– Кто твои родители?

– Мама… – Майя слегка запнулась. Мама как-то говорила, что мастер Альтер не может работать под принуждением, и быть рабом для него хуже смерти. – Мама помогала лечить людей, а папа был охранником.

– Ясно, ты бывала в домах высокородных? – Леди Ритара задала вопрос с таким видом, будто сомневалась, что у Майи вообще могло быть понятие дома.

– Да, вместе с мамой, когда она приходила делать процедуры больным, госпожа. Но рабов в тех домах не держали.

– Раз ты недавно стала рабыней, так и быть, сегодня я позволю тебе допускать ошибки и буду их только объяснять. Завтра за нарушение этикета будешь наказана.

– Благодарю вас, госпожа. – Майя постаралась не показать испуга и в то же время не вызвать раздражения женщины, которая была явно не в восторге, что приходится с нею возиться. – Но я незнакома с правилами. Как мне о них узнать?

– Да у меня спросить, дурочка. Для начала несколько правил, которые известны любому, кто носит ошейник. Первое, ты не леди, и любая простолюдинка намного выше тебя по статусу. Ты не должна смотреть по сторонам и разглядывать свободных. Второе, ты обязана быть вежливой с любой, кто к тебе обратится.

– А если ко мне обратится другая рабыня? – все-таки не сдержалась Майя. Она никогда не терпела вот такого менторского тона и всегда начинала раздражаться. Но теперь, вспомнив, что от ее поведения зависят свидания с младшим братом, поспешно прикусила губу.

– Третье, – госпожа слегка поморщилась, но продолжила довольно спокойно: – Ты не имеешь права перебивать, заговаривать первой и уж тем более протестовать, чтобы ты ни думала по поводу распоряжений или наказаний.

Что касается твоего вопроса, за последние двадцать лет ты первая и единственная рабыня во дворце. И куплена ты по моему заказу. Твоего брата это не касается. Он куплен не дворцом.

– А кем? – снова перебила Майя. И тут же испуганно поправилась: – Госпожа.

– Рабы при обращении к свободным, независимо от их статуса, говорят «моя госпожа» или «мой господин». Ибо любой свободный может потребовать наказать за непочтительность. Поняла?

– Да, моя госпожа. – Тихий ответ Майи леди Ритара все же расслышала и удовлетворенно хмыкнула. А потом вернулась к заданному вопросу.

– Мне не известно, кто покупатель твоего брата. В хозяйственные дела я не вмешиваюсь. Продолжим.

Они подходили к большим резным дверям, которые дама открыла и остановилась на пороге.

– Это – парадный холл. Дальше по коридору приемный зал и выходы в лифты, ведущие на верхние этажи. Все такие двери, независимо от размера, имеют резьбу и украшения на притолоках. Это для тебя ориентир. Тебе туда нельзя. Даже если я прикажу, ты не имеешь права туда входить. Ни под каким предлогом.

Не дожидаясь реакции девочки, дама направилась в обратном направлении. Они пересекли холл и вошли в другой коридор. Тут были вполне обычные, хоть и крепкие двери, но без украшений и резьбы.

– Это служебные помещения нижних этажей. Тут столовая. Служащие замка пользуются раздачей. Но рабынь обслуживать никто не будет. Так как во дворце ты единственная рабыня, то обслуживать тебя будет только кухонный автомат по заранее заданной программе. Три раза в день. Сидеть будешь за столом в темном углу. Присаживаться к другим служанкам тебе запрещено. Понятно?

– Да, моя госпожа. – Майя робко заглянула в открытую дверь. В большом помещении стояли столы, аккуратно накрытые разноцветными скатертями. У дальней стенки находилась стойка с раздачей. Но госпожа указывала пальцем в другой угол, где действительно высился ящик автоматической раздачи, которым явно редко пользовались. Рядом с ним в темном углу стояли небольшой столик с табуреткой. Удержавшись от комментариев, Майя поспешно побежала за уходящей женщиной.

– Здесь вход в подвалы. Тебе там делать пока нечего. – Женщина указала на схему коридоров, висящую на стене. Это схема подвалов. Для тебя тут есть комната. Вот эта, третья справа от входа, была экзекуторской. Последний экзекутор давно был переведен в смотрители подвалов. Ты с ним скоро познакомишься. Карцера у нас нет. Так что и сидеть тебе в нем не придется. Все провинности, что положено по статуту о рабах наказывать карцером, для тебя будут заменены плеткой.

– Плеткой? Но разве можно бить! – Майя, ошарашенная свалившейся информацией, снова начала задавать вопросы, забыв об обращении.

– Рабов можно, для вас в империи действует отдельный статут. – Дама равнодушно пожала плечами и поморщилась. – Все остальные помещения подвала для тебя запрещены. Так что имей это в виду.

– Простите, моя госпожа, я ничего не знаю о статуте рабов.

Леди Ритара презрительно оглядела свою подопечную, демонстрируя, что она думает про неуча, незнакомого с таким серьезным документом.

– Согласно статуту, по поводу общения со свободными я уже сказала. С другими рабами ты можешь общаться только с разрешения хозяев, причем одновременно своего и его. Что касается поведения, то тебе запрещается сидеть в присутствии свободных. В домах аристократов, в данном случае здесь, тебе запрещается пользоваться мебелью для отдыха, которой пользуются свободные. Имеется в виду, что тебе нельзя сидеть на стульях, диванах, креслах и прочем, как свободной.

– Но как же?..

– Ты можешь стоять или сидеть на коленях на полу, подстилке или коврике. В крайнем случае на какой-то подставке. Раньше были специальные ошейники с программой, которые следили за соблюдением правил такими, как ты. – Женщина с сожалением вздохнула. – Сейчас их нет. А жаль. Сохранились только такие, как у тебя, с поводками. Но это поправимо. Если мне доложат, что ты нарушила запрет, получишь пять плетей.

– Но в столовой ведь стулья, – Майя с трудом сдерживала слезы от унижения.

– Около твоего стола будет стоять низкая тумба или табуретка. На нее можно даже встать коленями. Так что со столом не ошибешься.

Они подошли к двустворчатой двери, за которой оказалось несколько коек.

– Отдельного помещения для тебя пока нет. Спать будешь здесь, около дальней стены. – Женщина небрежно ткнула в дальний угол комнаты. – Тебе положено два платья. За неряшливость… впрочем, ты поняла. Душевые в соседней комнате. Остальные кровати для дежурных служанок, которые живут вне дворца.

Женщина продолжала неторопливо плыть по коридору и вещать. Майе приходилось подстраиваться под ее походку и при этом внимательно слушать.

– Соседние спальни для девушек, постоянно проживающих здесь. Советую помнить о правилах и не нарываться. Многие из служанок происходят из дворян и даже семей высшей аристократии. Раздражать их точно не советую.

– Я поняла, моя госпожа.

– Сомневаюсь. Но это твои проблемы. Плетка – хороший учитель. Теперь пошли наверх.

Женщина не спеша прошла в конец коридора, к дверям розового цвета, за которыми была лестница на верхние этажи.

На следующем этаже коридор сверкал светлыми оттенками разных цветов. А в ярком солнечном свете больших окон были хорошо видны изображенные на стенах цветочные узоры. Удивление Майи вызвали девушки, явно аристократки. Они сидели за столами в комнатах, двери в которые были открыты, и что-то читали, записывали и пересмеивались друг с другом. Создавалось впечатление, что тут какая-то школа.

– Каждый день ты будешь приходить сюда, в мой кабинет. Ты не должна разговаривать с другими девушками и тем более рассказывать, чем ты тут занимаешься. Для всех ты простая рабыня-служанка. Это, кстати, и будут твои основные обязанности.

– Основные?

– Да. Для обучения другим обязанностям у тебя есть пара лет. Так что, кроме основных обязанностей, ты будешь учиться под моим контролем.

– Мне позволено знать, чему именно я буду учиться у вас? – смиренно спросила Майя.

– Конечно, – дама цинично улыбнулась. – Я провожу курсы для аристократок, которым хотелось бы знать об отношениях между мужчиной и женщиной немного больше, чем об этом принято говорить в благородных семьях. Девушки тут узнают, как себя вести наедине с мужчиной, которого для них выбрала судьба, – высокопарно и явно рисуясь произнесла женщина, но тут же сбилась на деловой тон. – В теории, конечно. Здесь не бордель, а именно курсы.

– А я тут при чем? – Майя хоть и сообразила, о чем идет речь, но точно не могла взять в толк, зачем в подобное заведение взяли девочку-рабыню не полных двенадцати лет.

– У мальчиков есть своя проблема. Особенно это связано с их первым опытом. В случае неудачи они могут получить серьезную психологическую травму, которая бывает настолько болезненная и глубокая, что переходит в комплексы, с которыми им приходится бороться всю жизнь. Мне известно как минимум о двух уважаемых семьях, которые сейчас вынуждены привлекать, так сказать, служанок из специальных заведений. Это возмутительно! – Леди Ритара возмущенно всплеснула руками. – Благородные рода вынуждены пользоваться услугами борделей в столь деликатном вопросе. Раньше было проще. В семьях содержали рабынь, специально подготовленных для такой работы. Я намерена возродить эту традицию. Его высочеству Вирту меньше чем через два года исполняется пятнадцать лет.

– И что? – Майя уже догадывалась, куда клонит госпожа. Как мастер Альтер, она хорошо себе представляла, чем отличаются мужчины от женщин. И взаимоотношения между ними для нее не были секретом. Мама всегда очень деликатно поднимала темы в этой области. И девочка даже не думала обо всем этом в подобном ключе.

– Начиная с этого возраста, ему официально будет можно заводить фавориток. Точнее, их от него перестанут отгонять.

– А я тут при чем? – со все возрастающим недоумением слушала Майя этот бред. – Я же не могу стать его фавориткой!

– Нет, конечно. – Тетка даже рассмеялась от такого предположения. – Фаворитками становятся девушки из высшей аристократии, те, кто имеет шанс зачать от него ребенка. Большинство из них, по крайней мере те, чьи семьи относятся к этому серьезно, сейчас или чуть позже появятся у меня здесь. Но представь, принц приглашает девушку, уже знающую, что ей ожидать от близости с мужчиной. А сам не имеет никакого опыта обращения с ней. Слухи и сплетни во дворце никому не нужны.

Майя все так же недоуменно смотрела в лицо женщине и от растерянности не могла придумать, что сказать.

– Глаза опусти, пока не отправила тебя в подвал прямо сейчас, – зло прошипела леди Ритара, раздраженная непонятливостью девчонки, не способной оценить масштаб ее идеи.

– Простите, моя госпожа, – Майя быстро пригнула голову и уставилась в пол. – Но…

– Господи, – прервала ее женщина, раздраженная непониманием рабыни. – Ты будешь для него подарком на день рождения. За два года обучишься, как вести себя с мужчиной и доставить ему удовольствие. Пристроим в качестве служанки в его покои. Будешь крутиться перед ним и разыгрывать невинность. А после дня рождения, когда надоешь, куда-нибудь пристроим.

Лицо Майи стало малиновым от стыда. Она в ужасе подняла голову, собираясь что-то сказать.

– Глаза! – тут же с угрозой произнесла женщина. Дождавшись, когда Майя поспешно уставится в пол, продолжила: – Молода ты еще, конечно, я хотела кого-нибудь на год-два постарше. Но придётся работать с тем, что есть. Так что пару месяцев будешь учить теорию со мной. Потом тобой займется ниэл Айрин. Он любитель таких малолеток. Это, конечно, незаконно, но для рабынь закон не писан.

– Но, госпожа, я не смогу…

– Не сможешь, заставим. – Женщина зло сузила глаза. – Не забывай, кто ты есть. Кого вообще интересует твое мнение и что ты можешь! Зачем ты во дворце, никто не знает. Это мой проект, и у меня на него большие планы. Когда все получится, император поймет пользу от подобного подарка. Было бы неплохо тебя лишить языка, но нельзя. Он тебе еще пригодится.

– Я никому не расскажу, госпожа, но…

– Опять! – Хлесткая пощечина заставила Майю покачнуться. – Какая же ты тупая, оказывается! Я обещала, что не буду сегодня наказывать, но это не значит, что можно вести себя, как тебе угодно. За сегодняшние проступки можно выпороть и завтра. Рабы тем и отличаются от животных, что им, при дрессировке, можно объяснить, за что наказывают. Проболтаться ты не сможешь в любом случае. В ошейнике блок, он установлен как раз на этот случай. Пошли, будешь молчать и находиться при мне. У меня сегодня как раз две новенькие. Вводные лекции послушаешь вместе с ними.

Весь день Майя стояла за спиной новоявленной госпожи и сгорала со стыда, слушая ее лекции на тему отношений с мужчинами.

Пробуждение на следующее утро, как ей показалось, произошло почти мгновенно, от грубого тычка какой-то служанки. После неприятного дня уже ночью она с трудом дошла до отведенной ей кровати и буквально рухнула на нее, ничего вокруг себя не видя.


– Эй ты. – Простоволосая шатенка возмущенно смотрела на едва проснувшуюся рабыню и ждала ее реакции. – Ты здесь на курорте, что ли? С чего это ты решила, что можешь спать дольше меня? Вставай и приберись тут, и постели застели. Бездельница!

– Да, госпожа. Я сейчас все сделаю. – Вспомнив про правила и возможное наказание, Майя поспешно поднялась с жесткой кровати и испуганно осмотрелась.

Еще несколько молодых девушек, ночевавших в спальне, с любопытством наблюдали за этой сценкой. Кто-то одобрительно подсмеивался, кто-то отводил глаза, но ни одного сочувствующего взгляда Майя не нашла. Помня о необходимости быть послушной, ради свиданий с младшим братом, Майя поспешно задавила зарождающийся протест и спрятала глаза, чтобы никто не увидел ее возмущения. Утро пришлось провести в спальне, прибираясь за ушедшими служанками. Причем некоторые из них нарочно навели беспорядок, чтобы затруднить ей работу. После уборки, поспешно проглотив выданную автоматом невкусную бурду, Майя бегом поднялась к своей госпоже.

– Я смотрю, ты не очень расторопна, вынуждаешь себя ждать. – Госпожа встретила ее в кабинете. При виде Майи она вышла из-за стола и вплотную приблизилась к своей жертве.

– Прошу прощения, моя госпожа, я прибиралась в спальне, служанки приказали.

– Это не значит, что я должна тебя ждать. Для начала обойдемся этим, – звук пощечины разнесся по кабинету. – В следующий раз я не буду столь доброй. Поводок очень хороший способ напомнить тебе о времени. Так что порученную работу советую исполнять побыстрее. И мне сообщили, что ты обратилась к свободной как к равной.

– Да, моя госпожа, я больше не буду. – Майя постаралась сдержать слезы и не обращать внимания на стоявший в ушах звон.

Дама, удовлетворенная покорностью рабыни, только фыркнула.

– Итак, общие лекции будешь слушать, как и вчера, с новенькими. С утра у меня есть несколько часов, которые я выделила для тебя. Садись перед экраном.

Майя, увидев монитор проектора на низеньком столике в углу, послушно подошла и опустилась перед ним на колени.

– Ты будешь учиться по записям, которые дают смотреть новеньким в определенных заведениях. Мои слушательницы их, естественно, не видят. Так что делать это будешь только здесь. И сдавать мне. Ни с кем другим ты увиденное обсуждать не будешь.

– Прошу прощения, моя госпожа, я бы хотела задать вопрос, – вывернулась Майя из-под запрета обращаться с вопросом к свободным напрямую.

Дама одобрительно кивнула.

– Можешь задавать, только по делу.

– Вчера, на лекции, вы говорили о необходимости знать не только обычные, но и индивидуальные особенности мужчины. Значит ли это, что я должна буду знать такое о его высочестве?

– Никогда не упоминай его в своих разговорах, даже здесь. – Женщина снова зло сощурилась. – Надо будет обсудить этот вопрос с камердинером Айрин. И да, ты будешь о нем знать все, что необходимо.

Майя постаралась не покраснеть во время разговора и послушно уставилась на экран. Но сохранить невозмутимый вид, глядя на запись урока, было уже выше ее сил. Леди Ритара же, глядя на то и дело красневшую девочку, только весело смеялась, находя это весьма забавным.


– Посмотри-ка, приперлась, мерзавка! – Громкое восклицание печально знакомой шатенки привлекло внимание всех присутствующих в столовой.

Майя невольно втянула голову в плечи. Шатенка со злобой и презрением смотрела на нее, стоя около стойки раздачи. В столовой почти все столики были заняты. И привлеченные громким криком присутствующие с любопытством смотрели на нее.

– Вы только посмотрите на эту рабыню. Ей еще хватает наглости приходить как ни в чем не бывало. Эй ты, чего приперлась?

– Пообедать, госпожа, – тихо пролепетала Майя, испуганно оглядывая весь зал. Но среди любопытных и презрительных взглядов смогла разглядеть только несколько равнодушных взглядов.

– Пообедать! – Шатенка явно играла на всеобщем внимании. Уперев руки в бока, она не спеша приблизилась к рабыне. – А ты заслужила? Тебе что было велено сделать?

– Госпожа, я…

– Кто-о, ты как ко мне обращаешься, рабыня! – От взмаха руки шатенки Майя испуганно пригнула голову.

– Прошу меня извинить, моя госпожа, я оговорилась. Я только хотела сказать, что сделала все, что вы мне велели.

– Сделала. – Шатенка даже взвизгнула от возмущения. – Как ты сделала? Кто так убирается! Почему моя кровать застелена криво?

– Ой, да ладно тебе, Лирина. За самой-то переделывать постоянно приходится. Покомандовать решила, так хоть избавь наши уши от твоего визга. – Сидящая за столиком около окна полноватая брюнетка лет двадцати пяти досадливо поморщилась, с неодобрением глядя на разворачивающееся представление.

– Что, да как можно сравнивать рабыню со мной? – Возмущенная шатенка обернулась, но увидев, кто именно вмешался, заметно поутихла.

Ссориться со служанками, прослужившими во дворце многие годы, было не с руки. Леди Мегерианна благоволила к тем, кто имел аристократическое происхождение. Но опытные служанки для управляющей замком были намного важнее. Да и между молодыми служанками не допускала серьезных разборок на почве происхождения.

– Тебя, Лирина, никто и не сравнивает. Ты сама взялась судить работу этой девочки, можно подумать, на жилых этажах лучше. Девочка, ты пришла пообедать? Так иди поешь.

Майя осторожно, бочком прошла к автомату. Аппетита уже не было, но есть надо. Поэтому получив свою порцию какой-то бурды, она прошла к своему столику. Но не стала садиться на пуфик, а начала есть стоя, повернувшись спиной к залу. Поэтому не видела грустной улыбки, промелькнувшей на губах заступившейся женщины и ее понимающего взгляда. В зале восстановился привычный шум от вернувшихся к своим делам зрителей.


Утро началось так же, как и прошлое. Шатенка Лирина ради ранней побудки рабыни даже не поленилась вскочить с кровати раньше обычного. Она без церемоний столкнула девочку на пол. А когда та, еще не проснувшись, попыталась встать, схватила за волосы и протащила по полу. От боли у Майи проступили слезы, но это было уже привычным для нее. Отец на тренировках много внимания уделял освобождению от таких вот, как он говорил, бабских, приемов. Но вовремя вспомнив о свиданиях с Лютиком, остановила порыв использовать уроки отца. Она только схватилась за волосы, пытаясь унять боль, и, стиснув зубы стерпела.

– Что, думаешь тебе так просто сойдет с рук вчерашнее? – наклонившись к уху девочки, зашептала шатенка. – Я младшая дочь барона Виннэ, а не какая-нибудь ниэла или инера. Я леди. Поняла?

– Д-да, моя госпожа.

– То-то же. – Лирина торжествующе выпрямилась и отпустила наконец волосы своей жертвы. – В общем, так. Будешь заправлять мою кровать, пока не сделаешь это так, как положено.

– Но я не знаю, как положено, – Пощечина могла бы быть сильнее, но Майя успела пригнуть голову. – Моя госпожа.

– Я тебе покажу. Вон кровать свободная стоит, видишь. Должно быть так же. Начинай.

Майя неловко подобрала одеяло с кровати шатенки и поспешила привести ее в порядок.

Фыркнув, Лирина без разговоров разворошила застеленную кровать.

– Застилай заново.

Майя послушно повторила свои действия. Но результат снова не удовлетворил стервозную служанку, и постель опять оказалась разворошенной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное