Михаил Чернов.

Best offer. A.M.



скачать книгу бесплатно

– В смысле? Почему? Зачем?

– В самом деле, зачем человеку имя, будем звать его просто «сын». Или «мелкий». А потом он подрастет, и станет «почти взрослым».

– И как ты собираешься его назвать?

Нет, на самом деле мы уже пару лет назад, еще когда были вместе, обсудили этот вопрос, придя к общему решению, что назовем сына «Роберт». Не знаю, то ли имя такое хорошее, то ли в честь одного бармена, который присутствовал в самые тяжелые минуты первого года нашей истории. Может, потому что Роберт де Ниро – гениальной актер, каковым я его, правда, не считаю. Но дело точно не в звучности с отчеством, которым я его награжу, потому что «Роберт Михайлович» – извините, но звучит и правда дерьмово.

– Роберт, как еще то.

– А, это я и так знала, ведь так же хочу.

– Ну, многое могло измениться в твоей голове.

Я смотрел в ее глаза и продолжил ответ:

– В общем, я бы смог, да, смог. Нет, стоп, он точно будет славянином? Я не расист, но всегда представлял себе своего сына голубоглазым шатеном, а не брюнетом с густыми бровями, явной страстью к стрельбе в воздух, АвтоВАЗу и Тимати.

– Да, разумеется, что ты.

– Нет, можно от еврея… В конце концов, бизнесмен в семье лишним точно не будет, особенно учитывая то, что я им так и не стал.

Пока я улыбался на весь этот диалог, в голове всплыл еще один вопрос. Знаете, моя голова похожа на бездонное море, в котором регулярно всплывают тонны дерьма, которое я гордо именую «вопросы».

– А фамилию ты оставишь себе свою? В смысле, сделаешь двойную, так?

– Конечно.

– Ну, да, о чем это я. Погоди, а у ребенка тогда какая будет? Ведь моя?

– Из соображений адекватности и общественных традиций – да. Или может…

– Нет, Ань, если ты настаиваешь… Но подумай о нем, как ему будет с этим житься?

– С чем?

– С этим.

– С чем «с этим»?

– С именем «Роберт Михайлович Чернышев-Мараказов».

– Мараказов-Чернышев!

– Да хоть как, все равно не очень.

– А ты серьезно, это все правда?

Я прекрасно понимаю, о чем речь, но все равно спрашиваю:

– Что – все?

– Ты серьезного готов принять меня даже с чужим ребенком?

– Ну, воспитывать то ты… Ой, мы, его будем вместе, так? Поэтому главное это спокойствие за здоровье твоего донора спермы.

– Вот зачем ты так?

Она не любила пошлые шутки. Почти все женщины не любят пошлые шутки. Они считают это чем-то неправильным и грубым, не имеющим отношения к юмору в принципе. Наверное, это главная причина, по которой принято считать, что женщина и чувство юмора это как верблюд и эспрессо.

– А как еще мне назвать наглеца, осмелившегося осеменить тебя? Так, давай еще раз – ты точно не беременна?

– Точно.

– Значит, тебе еще можно курить, идем.

– Ну, давай еще поваляемся…

Секретное оружие номер тридцать восемь – «Давай еще поваляемся». Работает безотказно, в каком бы я не находился состоянии. За исключением тех минут, когда мне дико хочется пить или курить.

Эти две жажды обычно оказываются сильнее. Таким образом, сегодня было необычное утро:

– Хорошо, давай.

И мы снова легли поудобнее. Я обнял ее чуть крепче, аккуратно взял за руку. Взял за руку так, чтобы это не было чем-то очевидным и пиздец многозначащим, но было заметно, что мне это приятно.

– Как же хорошо, что все получилось именно так.

Потом мы обсудили сложности ее работы, быта, жизни в целом. Я отметил, что без меня она вообще никуда, и мы начали собираться на прогулку в центр города. Но это была классика – я успел собраться за десять минут, а следующие сорок (всего лишь) ждал Аню. Ждал я ее на кухне, выпуская дым в форточку под пристальным надзором ее кошки. Я не помню породу этого существа, возможно, она и вовсе дворняга, но она и с этим фактом очень мила и забавна. Слово, которое описывает ее лучше всего – дурочка. Пока мы общались глазами, я кривил различные рожи.

– Все нормально? Давно с кошками разговариваешь?

– Последние полтора года приходится практиковать общение с женским полом в самых разных его проявлениях.

– Извини, что я выгляжу, как чмо, хорошо?

Чтобы было ясно, «как чмо» – это серые приталенные джинсы, клетчатая красная с черным рубашка и распущенные, а затем убранные в хвост, густые волосы. В таком образе она похожа на подружку какой-нибудь рок-звезды восьмидесятых или девяностых годов. Не в России, разумеется.

– Хорошо, я буду тебя соответствовать, – с такими словами я поправил свое неаккуратное то, что зову «прическа» и расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке.

Поехали мы на общественном транспорте. На загородной дороге не было видно ни машин, ни людей – только свора школьников лет двенадцати терлась около остановки. Отличило это место сегодняшнего дня от четырехгодичной давности одно лишь наличие светофора на «дико оживленном» пешеходном переходе. В дали мы увидели нашу маршрутку, отметив улучшение зрения Ани после операции. Позже мы подумали, что других маршруток здесь и вовсе не бывает, поэтому она могла просто угадать, а не увидеть номер. Но на это она толкнула меня, назвала дураком, а я бережно отвел ее от лужи, водой и грязью из которой ее могла окатить эта машина смерти.

Машиной смерти я ее называю не случайно. Первая причина это ее техническое состояние. Вторая – внешнее. Вся в грязи, с забрызганными фарами и скрежетом подвески, она как бы предвещает, что за рулем будет сатана, а за проезд соберет смерть в робе. А на торпеде, как и должно быть, стоит иконка Божьей Матери или кого-то из тех. Но что еще хуже – дело в людях, которые пользуются услугами этого катафалка общественности. На их лицах, в их глазах, у их речи, нет ничего, кроме отчаяния. Такое ощущение, что эти люди не верят в светлое будущее. В то, что «завтра» будет лучше чем «вчера» или хотя бы «сегодня». При всем уважении к их тоске и досаде, к их причинам, а это – безработица, низкой уровень доходов и духовного развития, я не понимаю этих людей. Зачем вот так легко принимать образ жизни таракана, не пытаться от него избавиться, а в довесок к этому – постоянно жаловаться, да не на себя, а на все, что угодно, кроме себя. Я уверен, что самые прожженные из них считают причиной всех своих бед лихорадку Эболы или последний альбом Тимати. Потому что «Всю страну разворовали, а эти певцы и подавно гребут эти ворованные деньги». Люди без стремлений? Отчаявшиеся путники, топчущиеся на месте? Жертвы, которых везет вниз лифт с обожженными кнопками и расистскими надписями на стенах? Не знаю, как еще определить этот тип людей, но виноваты только они сами. Отсюда, кстати, вытекает и их уровень культуры. Но, честно, я не хочу даже думать о том, что всем и без того известно. Тем более, на соседнем сидении сидит Она. Мы достаем наушники, и каждый уходит в свой мир отдыха посредством наслаждения любимыми и не очень исполнителями. Так было всегда – индивидуальный мир отдыха. Правильно ли это в отношении мужчины и женщины? Видимо, нет.

Дело в том, что у нас редко и мало в чем совпадают мнения, а где мнения, там и вкусы. Так вот – она фанатка «Радио Рекорд», чего-то легкого и простого, где не обязательно вникать в смысл услышанного, а можно просто расслабиться от звучания приятного такта и ритма. А так же послушать смешные (а чаще нет) шуточки ведущих. Я же до недавнего времени был постоянным фанатом русского хип-хопа. Ну, правильного, а не того, где только сиськи, травка и новые сникеры. Про жизнь, чувства, эмоции. Мысли о минувших днях и прочая ересь – вот, что мне по душе. Но последние несколько месяцев я на постоянной основе, все шире и шире, открываю для себя дверь в огромный, бескрайний мир американского классического рока. Nirvana, Black Sabbath, Deep Purple, Dio (как хорош этот мужик, земля ему пухом) – их всех можно назвать чем-то волшебным и великим, но и этих слов окажется недостаточно, чтобы выразить всю легендарность этих исполнителей. Подойдет фраза: «Герои приходят и уходят, а легенды остаются навсегда». Жаль, что многих из них уже нет в живых, но я все равно жду ту ночь, когда мне приснится тот самый сон. И в этом сне я буду отрываться и плакать на арене Madison Square Garden под Кобейна или Ричи Блэкмора. Хотя бы во сне, возьму себе самый дорогой билет, а потом залезу на сцену, обманув охранников и сделаю селфи с рокерами на старую мыльницу «Sony». Потом охрана задержит меня, изобьет, но толпа будет скандировать: «ДАВАЙ, МУЖИК, ДАВАЙ!!!», а по пути в участок я уже проснусь, и мне ничто не будет угрожать.

Город не слишком большой, поэтому решение о прогулке по его центру не слишком чревато и укладывается в рамках шестидесяти минут. Идя вдоль улицы Свободы, я почувствовал, что в нем еще сохранилась некоторая магия, что-то сакральное. Все очень банально – это моя малая родина, здесь я родился, здесь я рос, закончил школу… Несколько школ. Да, меня частенько выгоняли из школы. После третьего, во время восьмого и, кажется, после девятого классов. Тем не менее, одиннадцать классов я окончил.

Каждый угол этих мест мне о чем-то напоминает, согревая легким огнем юности и лучших моментов моей жизни. А одно присутствие Ани по правое плечо делало ситуацию еще более щепетильной.

Всюду пестрили не слишком яркими огнями рекламные вывески. Солярий, цветочный магазин, суши магазин, салон красоты, снова солярий, снова салон красоты… Этот город словно помешан на внешности. Но в равных пропорциях, чуть ближе к центру, весь этот fashion разбавлялся вывесками баров. Баров здесь действительно много: новые и старые, перспективные и собирающиеся закрываться через полгода после открытия, работающие до часу ночи или двадцать четыре часа в сутки. В общем, это второе из основных развлечений молодежи – бары и бухло. Все логично, одно дополняет другое – бары для того, чтобы отдохнуть, а салоны красоты, чтобы подготовиться к мероприятию и привести себя в порядок после него же. Ах, да, солярий. Солярий нужен для получения «естественного цвета загара» и, разумеется, чтобы вывести все шлаки из пор кожи после бурных выходных. Это, знаете ли, помогает.

Мы поднимались по крутой узкой лестнице в небольшой ресто… каф… В небольшое заведение под вывеской «Расстегаевъ». Несколько лет назад здесь была неплохая кухня и приемлемые цены, что волновало меня больше. Я был скорее гурманом экономическим, нежели кухонным.

Выбрав стол с диванами, мы присели и начали листать меню. Пока она выбирала первое блюдо, я молча смеялся на то, что мы такие же смешные и нелепые, как и все эти фанатики ресторанов и заведений в принципе. Все эти приоритеты на уровне «стол с диванами» дико смешны и расточительны. Странно, что немногие хотят сесть за столом на две персоны. А есть еще и те, кто любят в одиночку занять круглый стол на восемь человек. Ох, времена. Но зато мы не стали высмеивать уровень обслуживания в регионах, а ведь это безусловная традиция любого, кто родился в провинции, уехал жить в столицу, два раза сходил в один и тот же хороший ресторан, на правах подарочного сертификата с работы, разумеется, и теперь хает и засирает родные «Пенаты».

– А этот мудак все равно собирается поднять цену за аренду квартиры на пять тысяч! И вообще, у меня ощущение, что он хочет со мной переспать! – последние пять минут Аня рассказывала мне тяготы и невзгоды своей жизни, а точнее, про аренду жилья.

– Ну, я его прекрасно понимаю…

– Миш, ты серьезно? Сейчас? Мне кажется, что когда ты видишь меня, то думаешь только о том, как бы со мной…

– Я буду трусом и лицемером, если скажу, что не хочу переспать с тобой. И разве это плохо? Многие ли мужчины в наше время готовы вот так, открыто говорить о своих желаниях?

– Но не одним же сексом ограничивается контакт с человеком!

– Да. И прекрасно это. Как прекрасно и то, что я вижу тебя и сразу же взрываюсь от твоей сексуальности и очаровательности, а твоя неприступность лишь добавляет шарма…

С этими словами я осторожно и медленно двигаюсь лицом к ней и чувствую, как ее волосы касаются моего носа. Она тут же отталкивает меня:

– Хватит!

– Почему? Я же не говорю, что хочу только от тебя, ой, только этого.

– А чего еще?

– С тобой можно прекрасно молчать…

– !!!, – она, очевидно, злилась, но злилась так, как злится пчела на цветок, который прячет свою пыльцу. Ну, или вроде того.

– А еще разговаривать, смотреть фильмы, гулять и много всего! Черт, где же мой салат?

– В общем, хозяин квартиры какой-то ебнутый, и я его побаиваюсь.

Принесли первый курс еды. Это моя профессиональная деформация, использовать термины из работы официанта. Первый курс это первое блюдо. Им может быть что угодно, но чаще это суп или салат. Перманентно поглощая еду, мы продолжали разговор, иногда чавкая – так нам было интересно побольше сказать друг другу.

– Ты помнишь, для чего мы приехали сюда?

– Да, конечно, Миш.

– Так, может, покончим с этим? А то я слегка на мандраже. Да и времени осталось не так много, а я не хочу слишком сильно расстраивать семью своим опозданием.

Да, я очень сильно переживал из-за того, чтобы Аня прочитала то, что я для нее написал. Намного больше, чем о своей семье. Наверное, это плохо и аморально, но из-за своей семьи я не переживал вовсе. На то есть масса причин, но достаточно и одной – нам прекрасно живется отдельно друг от друга. Мы не нуждаемся в постоянном регулярном общении или встречах, не нарушая личного пространства и времени, появляясь лишь в самые трудные минуты. В самые трудные, обычно мои минуты, поскольку родители значительно мудрее и разумнее. Поэтому ради Ани я опоздал уже часов на восемь, и мог бы еще часов на триста-четыреста.

Я достал из своей сумки толстую тетрадь в клетку. Нет, я не пишу от руки, просто отпечатанный материал я храню между страниц обычной тетради формата «а четыре». Оставив листы на столе, я ушел на полчаса, чтобы оставить ее одну.

Следующие полчаса я решил провести в кофейне на соседней улице. Там работает управляющим мой давний приятель.

На улице было очень свежо из-за холодного воздуха, поэтому я добирался легкой трусцой, успев выкурить всего половину сигареты. Продавщица в цветочном магазине на первом этаже уже не машет рукой при встрече, а антиквариата напротив и вовсе нет. «Ничто не вечно» – думаю я, пока открываю дверь.

Глава 2

«Здравствуйте!» – таким, слегка детсадовским по интонации и голосу приветствием, меня встречает персонал. Это не то пафосное место, куда ходят за сервисом и публикацией луков еды в «Инстаграм». Это кофейня, куда человек среднего класса обязан поиметь желание прийти, а потом и желание прийти еще. И для этого весь персонал обязан произвести на него впечатление своим слегка дебильным, но дико позитивным поведением. Мне ли не знать, учитывая, что несколько лет назад я был одним из тех, кто тренировал этих самых людей.

Данила сидел за небольшим столом для двоих. Он не знает, что я в городе, а поэтому точно не слабо удивится:

– Здорово, мужик.

Подняв голову от тарелки с кесадильей, он взглянул на меня:

– Да ладно? Вот так да! Почему не написал даже?!

– Да я так, ненадолго, решил сделать сюрприз.

Он протянул мне свою руку. Мы не виделись уже больше года, и я успел забыть о его ампутированном среднем пальце. Да не, не такая уж и грустная история – он был очень подающим надежды бариста, как однажды, во время погрузки новой кофе-машины, весом триста килограмм, не меньше, ее случайно уронили ему на руку, точнее, на тот самый палец. Нет, врачи пытались что-то предпринять, но приняли решение об ампутации. Теперь он не может толком варить, точнее темперовать кофе в холдере, а милостивый генеральный директор предложил ему кресло управляющего. Очень теплое и мягкое кресло. Из минусов – он теперь не может показать фак, когда его левая рука занята, как и не может доставить любой девушке удовольствие во время предварительных ласок, ведь это был самый удобный фаланг.

– Когда приехал?

– Сегодня, в шесть утра. Буквально на выходные. Как сам? Маша, работа?

Он рассказал мне про рост на работе, про вновь заигравшую любовь со своей пассией и про планы свалить из этого города. Планы такого плана (ну и сказал) есть в голове буквально каждого молодого жителя этих мест. Проблема в том, что у большинства это так и остается – планом. Мне, наверное, просто повезло, что моя мудрая, духовно развитая мама, в свое время не стала возражать моему уезду из города по поводу поступления в Московский педагогический университет на факультет юриспруденции. Помимо этого она еще и подогрела меня хорошенькой суммой, которой хватило на переезд, аренду и учебу за первый семестр. Правда, учебу я в итоге бросил, отучившись менее года, поставив маму просто перед фактом. Смело, да, для семнадцатилетнего парня, воспитанного строгими нравами? Очередное доказательство того, что смелость очень тесно граничит с глупостью. Тем не менее, мама разозлилась и сказала:

– Вот, теперь я вижу, что у меня по-настоящему взрослый сын.

– Мне всего лишь нужно было бросить учебу, чтобы ты так подумала?

– Нет, это было не обязательно, но я вижу, что ты совершил осознанно такой смелый и ответственный («Или безответственный» – поправляю я ее) поступок, даже не спросив моего мнения. Это по-мужски.

Поняли? Уже тогда, пребывая девственником, я был обладателем тех самых больших и твердых яиц, среди рожденных весной девяноста третьего года.

Тем временем, Данила интересовался, сколько денег необходимо собрать для переезда в северную столицу.

– Сто двадцать тысяч, сто пятьдесят, тебе точно хватит.

– Думаешь?

– Да. Воткнешься куда-нибудь холдеем, барменом, чтобы сразу выйти на незамедлительный доход, а там разберешься.

– Черт, я сейчас управляющий, до этого был менеджером, старшим бариста…

– И что, твое высочество не располагает функцией поработать холдеем? Или ваше превосходство слишком охуенно, чтобы быть не клерком? Во-первых, все твои знания менеджмента развеются, как дым, в любом более или менее приличном ресторане столицы. А во-вторых…

Я хотел сказать о том, как меня напрягает этот общественный снобизм, порожденный левой гордыней и нежеланием трудиться, тягой ко всему готовенькому и прочим:

– Да нет никаких во-вторых, мужик! Этого уже достаточно!

– Ладно, ладно, ладно… Хочешь курнуть? – он показал мне красивую трубку из металла, словно под заказ сделанную.

– Не откажусь. Мне нужно проветрить мозги. А то там сейчас Аня меня ждет.

– Аня? Она где-то здесь?

– Да, в «Расстегаеве» ждет, пока я вернусь, а я жду, когда можно будет вернуться.

– А что ушел то? Зачем? По привычке?

– Вот вообще не смешная шутка. А ушел, видимо, чтобы накуриться со старым приятелем, – улыбнулся я.

Мы сидели внизу у черной лестницы, и я выдыхал дым. Этот сладкий, очень густой дым. Соцветия марихуаны постепенно прояснили все вокруг, но к херам собачьим затуманили мой мозг. Я, как бы, слаб к такого вида наркотикам, меня слишком быстро «выключает». Это не плохо, это факт. Как факт то, что в Америке президент афроамериканец. Это не плохо…

– Для Ярославля очень хороший стаф. И, ахахах, ох уж эта поправка на Ярославль. Типа даже если что-то не так, то это же Ярославль, поэтому ну, можно накинуть поблажку.

– Согласись, да? Очень долго искал хорошего поставщика, всю область обшарил, всех приятелей на уши поднял. В итоге один тип с прошлой работы дал мне номер телефона.

– И???

– И я понял, что проще и лучше начать выращивать самому.

– Ооо.

– Да. Правда, пришлось снять двухкомнатную квартиру. Не то, чтобы вся комната уходит под рабочее место, нет, только шкаф, но все равно – пришлось снять двушку.

– Вот так, приезжаешь домой, а там твой приятель уже самосад дома выращивает. Дай мне что-нибудь попить.

Холодный чай в условиях накура приятен, как холодное пиво в условиях первого января. В смысле, что очень сильно освежает, прекрасная штука, как святая вода для православного.

– Ладно, мужик, до встречи! Будем на связи! – с этими словами я ушел в направлении местечка, где меня ждала Аня.

Пока я таращился на очень красивое изображение алмаза на баннере ювелирного салона, я совсем забыл о времени. Закурив сигарету, отметил, что не так уж и сильно я обкурился, поэтому спокойно отправился обратно.

Аня сидела на том же диване и никуда не ушла, что меня обрадовало:

– Ээээ, привет.

Она толи плакала, толи смеялась. Но на ее глазах проступали слезы, а на лице улыбка.

– Миш, это очень здорово, правда. Я не могу описать словами, что чувствую сейчас.

«Очень здорово? Не могу описать словами?» – такие вопросы пронеслись в моей голове. То есть я две ночи не спал, писал и переписывал эти страницы, чтобы выразить все свои чувства и душевные терзания, доказать всю силу чувств и переживаний, а в ответ получил… Очень здорово? Да это, вообще-то, формат трагедии, а не счастливого конца, там нет ничего здорового, кроме того, что я в принципе это сделал… Женщины, беспощадные.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5