Мать.

Мать. Вопросы и ответы 1953 г.



скачать книгу бесплатно

20 мая 1953 г.

Дорогая Мать, ты говоришь в своей книге:

«И даже те, кто, достигнув другой стороны бытия, стремится уйти вообще, уйти навсегда, возможно, убедятся, что бегство из этого мира в конце концов дает не так уж много».

(Вопросы и ответы, 28 апреля 1929 г.)

Что здесь подразумевается под «другой стороной бытия»?


Можно сказать, что у бытия есть как бы две стороны – проявленная, представляющая собой наш материальный мир, и непроявленная, названная в книге «другой»; их разделяет своего рода завеса, которую нужно пересечь при переходе от одной стороны – к другой. Таким образом, быть на «другой» стороне значит находиться не в физическом мире, а, например, в витальном или в той его части, которую можно назвать сознательно-витальной. Если человек развил в себе способность переходить из одного мира в другой, полностью сохраняя сознательное состояние, то ему становится понятен смысл всего того, что происходит в проявленном мире. Есть люди, которые регулярно «выходят» из тела, чтобы приобрести соответствующий опыт перехода в иной мир и пребывания в нем. Разумеется, это нужно делать умело и для начала – не в одиночку. Нужно, чтобы кто-нибудь следил за состоянием вашего тела и его безопасностью.


Есть ли разница между полной самоотдачей Божественному и тем, что мы называем «приношением»?


Это два аспекта одного и того же – нашего отношения к Божественному; они схожи, но не совсем. Первое сильнее, чем второе, так что, на самом деле, это все-таки разные уровни бытия.

Ну, например, ты решил сделать свою жизнь приношением Божественному. Решил твердо. И вот вдруг с тобой совершенно неожиданно случается что-то очень неприятное, и тогда в тебе первым делом возникает внутренний протест. Да, ты принял решение о приношении, ты раз и навсегда сказал: «Моя жизнь принадлежит Божественному», тем не менее обстоятельства внезапно складываются крайне неблагоприятно, такое бывает, и у тебя, естественно, возникает отрицательная реакция на создавшуюся ситуацию. Но если ты хочешь быть последовательным в своем решении, ты должен и этот неприятный случай превратить в приношение Божественному, со всей искренностью, на какую ты способен, сказав Ему: «Да будет воля Твоя, и если Ты решил так, пусть будет так». Такое отношение должно быть совершенно естественным и добровольным. Понятно, что достичь этого очень непросто.

Даже в самых простых повседневных жизненных ситуациях, когда случается немного не то, чего ты ожидал, не то, ради чего трудился, ты, естественно, непроизвольно реагируешь отрицательно (то есть прямо противоположно тому, как надо): «Нет, это не то, не так», в то время, как если бы ты достиг полной самоотдачи Божественному, этого не случилось бы и ты оставался бы одинаково спокойным, невозмутимым как при ожидаемом – благоприятном – стечении обстоятельств, так и при неожиданном – например, неприятном – исходе событий.

И даже в том случае, когда события развиваются не так, как хотелось бы, если ты по-настоящему совершил самоотдачу, ты в конечном итоге приходишь к выводу, что и такой поворот событий – тоже благо. Пусть, например, ты сделал какую-то очень тяжелую работу, много потрудился для достижения определенной цели, потратил на это много времени, отдал много сил, вложил всю свою волю – и совсем не для себя, а, скажем, ради какого-то божественного дела, ради самого Божественного (это, собственно, и есть то, что мы называем «приношением»), – и вот после многих беспокойств, после всех этих трудов, усилий получилось совсем обратное тому, к чему ты стремился, тебя постигла, на твой взгляд, неудача. Тогда, если ты по-настоящему предал себя в руки Божественного, если твоя самоотдача совершенна, ты говоришь: «Что ж, очень хорошо, я сделал все, что мог, но таково было решение Божественного, и я полностью принимаю то, что решено Им». Если такой глубокой и, в то же время, естественной самоотдачи у тебя нет, ты реагируешь примерно следующим образом: «Как же так, я столько сделал и столько преодолел, и ведь не ради себя, а ради Божественного и вот, пожалуйста, ничего не вышло!» В девяноста девяти случаях из ста реакция именно такова.

Так что достичь настоящей самоотдачи очень и очень нелегко.


Если делаешь какое-то дело, нужно ли стремиться завершить его во что бы то ни стало ради практики самоотречения?


Если дело действительно должно быть доведено до конца, если есть совершенно ясное понимание, что ты должен выполнить его, то независимо от того, получается оно у тебя так, как ты задумал и ожидал, или нет, нужно продолжать делать то, что должно быть исполнено.


Хорошо, а если ты так и стараешься действовать, но, сам того не сознавая, допускаешь какую-то ошибку, как понять, что поступаешь неправильно?


Если ты совершенно искренен, ты всегда сможешь увидеть свой промах. Неспособность видеть свои заблуждения – это всегда признак неискренности. И обычно ее источником является витальное. Даже в том случае, когда витальное полностью готово принять участие в определенной реализации (что уже само по себе является большим достижением), когда в нем есть твердая решимость работать ради этого, отдать все силы и энергию на то, чтобы довести до конца начатое, даже тогда где-то очень глубоко в нем теплится – как бы точнее сказать – надежда, что все выйдет хорошо, что нужный результат будет благополучно достигнут. Из-за этого ваша искренность не является совершенной. Потому что такие надежды – это проявление эгоизма, это личное, а значит, у вашей искренности нет совершенной чистоты. И вы не способны распознать, на ложном вы пути или нет.

Но если вы искренни совершенно и полностью, то как только вы начинаете делать что-то хотя бы чуть-чуть не так, вам сразу же очень ясно и в то же время очень тонко, ненавязчиво дается понять: «Нет, это не то». Таким образом, если вы сохраняете отрешенное состояние духа, вы немедленно, мгновенно поймете, что действуете неправильно, и остановитесь.

Но обычно люди не умеют сохранять необходимое состояние отрешенности даже в самом бескорыстном деле. Очень важно это осознать до конца. Хотя вы и решились посвятить всю свою жизнь неэгоистической цели, это еще не значит, что вы тем самым уже избавились от своего эго. У вас долго сохраняется собственный, личный подход к делу, определенное личное отношение, личная заинтересованность; внутренне вы питаете надежду (не будем говорить о желании), что добьетесь определенного результата, что, в конце концов, что-то будет достигнуто, сделано, и сделано именно так, как вы это видите, как бы вам того хотелось, по-вашему. Даже в том случае, когда вы предприняли что-то не в личных целях, в вас живет надежда, что все удастся, что впереди вас ждет успех, – не ваш личный успех, но успех дела, которое вы начали, ради которого трудитесь. И вот эта крупица личного, совсем крохотная, трудноуловимая для вашего сознания, несколько принижает ваше отношение к делу, совершенной безупречности уже нет, произошло некоторое отклонение от правильного курса. Это лишает вас способности осознавать собственные неверные шаги. Если этой примеси личного нет, то вы способны немедленно распознать любой свой промах. И распознать совершенно безошибочно, даже если произошло едва заметное, микроскопическое отклонение от прямого курса. Тем не менее, как только это произошло, вам достаточно даже самой малости, чтобы осознать: «Да, здесь я ошибся». Но для этого нужно обладать совершенной искренностью, такой искренностью, которая ни за что не допустит и тени самообмана, которая заставит пойти на все, решительно от всего отказаться, лишь бы только не жить в заблуждении. Да, это трудно; чтобы добиться этого, нужно много времени и труда. Ум и витальное всегда стремятся извлечь какую-то выгоду для себя из того, что вы делаете; эта выгода – личное удовлетворение, самодовольство, высокое мнение о себе. Так что не поддаваться самообману – это трудное дело.


Каким образом можно безошибочно узнать, действительно ты принадлежишь Божественному или нет, действует Оно через тебя или нет?


Во всяком случае, ум здесь не поможет. Вы можете думать, что всецело принадлежите Божественному и что Его Присутствие в вас достигло своей высшей точки, но полной уверенности у вас быть не может, это нужно чувствовать, ощущать. Естественно, первоначально стремление к этому состоянию возникает в уме, это понятно, потому что именно здесь начинается вообще всякое понимание чего бы то ни было. Потом стремление возникает уже здесь (Мать указывает на сердце), и, движимые горящим в сердце огнем этого стремления, вы работаете для его реализации. Подлинно Божественное Присутствие ощущается непосредственно и отчетливо.

Предположим, например, что ты занимаешься упражнениями по тяжелой атлетике, поднимаешь тяжести. И вдруг к тебе приходит осознание того, что существует сила, которая неизмеримо превосходит твои силы, и именно благодаря ей, с ее помощью ты поднимаешь вес. Твое тело становится для тебя чем-то почти несуществующим, поднимает вес это Нечто. Тогда ты и узнаешь ответ на свой вопрос и ты уже не будешь больше спрашивать, как и что нужно делать, чтобы узнать об этом; когда все это произойдет с тобой, ты все узнаешь и поймешь. Так бывает.

Вообще же у каждого человека осознание Божественного Присутствия приходит по-своему, все зависит от того, что является преобладающим в его существе. Например, у человека, ищущего истину большей частью с помощью размышлений, в какой-то момент может внезапно возникнуть ощущение, что мыслит не он, что существует нечто, знающее гораздо больше, видящее гораздо яснее, обладающее неизмеримо большим светом, большим сознанием, и именно это нечто выстраивает ваши мысли и слова, и тогда человек начинает поверять свой опыт бумаге. Если опыт чист, то пишет уже не сам человек, но именно Нечто водит его рукой. В такие моменты вы осознаете, что это небольшое поверхностное образование, ваша физическая личность, есть всего лишь скромное крохотное орудие, которое старается, насколько это возможно, быть спокойным, чтобы не нарушалась чистота опыта.

Это очень важно – не нарушать течения опыта. Если вместо спокойствия вы позволите себе какие-то посторонние чувства, например удивление: «Смотри-ка, как это любопытно!», то…


Как достичь такого состояния?


Хотеть этого, стремиться к этому. Стараться все больше и больше избавляться, освобождаться от эгоизма, но не в смысле «жизни ради других» или какого-то самозабвения, нет, нужно, чтобы вы все меньше и меньше ощущали себя отдельной личностью, неким обособленным созданием, существующим самостоятельно и независимо. Но прежде всего, и это главное, в вас должен гореть этот внутренний огонь, это стремление, эта потребность, жажда света. Вас охватывает некое… как бы выразиться… озаренное воодушевление. Непреодолимая потребность раствориться в Божественном, полностью отдать себя Ему, жить только в Нем.

В такие мгновения вы и переживаете подлинное состояние устремленности к Божественному.

Очень важно при этом сохранять полную искренность и по возможности распространить это состояние устремленности на все существо целиком, переживать его не только головой, а именно всем существом, буквально каждой клеткой тела. Нужно, чтобы той самой непреодолимой потребностью, о которой я только что говорила, было охвачено все сознание в целом… Спустя некоторое время после того, как вы вошли в это состояние, напряженность его спадает. Очень долго сохранять это состояние невозможно. А потом, через некоторое время после этого переживания, может быть, очень скоро, почти сразу же, а может быть, на следующий день или еще позже, возникает другое переживание, в некотором роде обратное первому. Вы чувствуете не внутренний подъем, устремленность ввысь и так далее – это прошло, его сменяет другое ощущение – ощущение, что происходит определенное Нисхождение, вы получаете конкретный Ответ. И только Он один и существует для вас. И ничего, кроме Него, кроме божественной мысли, божественной воли, божественной силы, божественного воздействия. Себя же самого, как отдельную личность, вы чувствовать перестаете.

Иначе говоря, вы получаете отклик в ответ на свое стремление. Он может прийти немедленно – хотя это случается редко, но и такое бывает. Ваше состояние совершенно, если оба переживания совмещаются; обычно они чередуются, становясь по времени все ближе и ближе друг к другу, пока в какой-то момент не сольются в одно целое. Тогда их невозможно различить, отделить одно от другого. Один суфийский мистик (кстати, замечательный композитор и по происхождению индиец) рассказывал мне, что в суфизме состояние благоговейного и всепоглощающего почитания Божественного, полной преданности Ему не считается самым высоким, это не последняя ступень; наивысшее достижение в развитии человеческого существа, по учению суфиев, – это состояние, когда для вас уже нет различия между вами и Божественным и уже нет смысла говорить о каком бы то ни было обожании, самоотдаче, преданности, потому что исчезает разделение между двумя сторонами – человеком и Богом. Это по-своему очень простое состояние, когда человек и Бог сливаются в едином бытии. Суфиям, например, оно вполне знакомо, более того – оно подробно описано в их книгах. Вообще это состояние широко известно среди мистиков, его главная и единственная особенность – совершенная простота. Отсутствие всяких различий, полное тождество. При переходе в это высшее состояние преодолевается предшествующее ему состояние исступленной преданности, самоотдачи этому неизмеримо и во всем превосходящему человека, превышающему всякое его разумение «Нечто», состояние, которое является всего лишь следствием его стремлений, восторженного почитания этого «Нечто». Теперь различия стираются. Когда единство совершенно, никаких различий быть не может.


Является ли такое единство пределом самосовершенствования?


Нет, пределов совершенствованию и развитию не существует, в таком деле последней, высшей точки быть не может.


Можно ли достичь этого состояния раньше, чем преобразовано тело?


Раньше, чем преобразовано тело?.. Но это явление, связанное с сознанием. Можно, например, пережить это состояние в физическом сознании за много лет до окончания работы по преобразованию непосредственно клеток тела. Между физическим сознанием (сознанием тела) и самим материальным телом огромная разница. Работа по преобразованию тела потребует много времени хотя бы уже потому, что до сегодняшнего дня этого не сделал еще никто. А то состояние сознания, о котором у нас идет речь, – человечеству известно, оно было реализовано наиболее возвышенными его представителями, выдающимися мистиками, тогда как преобразовать тело не удавалось до сих пор еще никому.

На это уйдет страшно много времени. Когда я как-то спросила Шри Ауробиндо, сколько времени понадобится, чтобы осуществить трансформацию тела, он без колебаний ответил: «О, для это потребуется лет триста».


Триста лет, считая с какого срока?


Триста лет с того момента, когда вы достигли такого состояния сознания, о котором мы только что говорили. (Смех.)

А вы посудите сами, ведь конечная цель всей этой работы – не более и не менее как способность управлять продолжительностью своей жизни: человек сможет оставлять свое физическое тело тогда, когда сам того захочет.

Поэтому для того, чтобы осуществить такую трансформацию тела, необходимо проявить достаточно терпения – и может быть, чтобы добиться нужных изменений, понадобится триста, пятьсот, а возможно, и вся тысяча лет, но это, в сущности, не имеет значения. Я, например, думаю, что триста лет – это самое меньшее; так, по крайней мере, подсказывает мне весь мой опыт.

Давайте попробуем понять, в чем здесь дело. Вы ведь, наверное, серьезно над такими вопросами не задумывались, не так ли? Вы представляете себе, как устроено ваше тело? Все органы человеческого тела и все его отправления сейчас совершенно такие же, как и у животных. Это означает, например, что вы находитесь в полной зависимости от состояния своего организма: если сердце остановится хотя бы на тысячную долю секунды, вы умираете, для вас все кончено. Организм функционирует автоматически, без всякого сознательного участия вашей воли (к счастью для вас, так как если бы вам самим пришлось управлять его работой, он давно пришел бы в полное расстройство). В нем все на своем месте, ничего лишнего, у каждой его части свое назначение, он так устроен, что каждый отдельный элемент необходим для нормальной работы целого. В сущности, нормальное физическое существование невозможно без того или иного органа, если этот недостаток так или иначе не восполнить.

Трансформация предполагает замещение этого чисто материального образования – тела – другим, которое будет представлять собой некоторую совокупность, систему энергетических центров, различающихся характером вибраций (и заменяющих каждый соответствующий физический орган), приводимых в действие сознательной волей и управляемых силой, нисходящей из высших сфер. Ни желудка, ни сердца, ни системы кровообращения, ни легких уже не будет… Все это исчезнет в преобразованном организме. Вместо этого произойдет объединение центров вибраций, которые будут непосредственно составлять структуру, представленную сейчас физическими органами, так сказать, символически. Потому что наши органы – это всего лишь материальные символы будущих центров энергии; их реальность относительна: при определенных условиях они служат не более чем средством воплощения или поддержания реальных вибраций энергии. Так вот, после трансформации тело будет управляться непосредственно именно реальными центрами, а не их символическим выражением, как это происходит в животном теле. Следовательно, прежде всего нужно знать, что именно с точки зрения космической энергии представляет собой ваше сердце, система кровообращения, желудок, мозг и так далее. Понятно, что начинать работу нужно именно с ясного представления об этом. Затем нужно овладеть управлением тех видов вибраций, которые символически представлены в теле соответствующими органами. После этого нужно, сосредоточивая, собирая в теле все нужные типы вибраций и формируя из каждого типа свой энергетический центр, постепенно произвести замену каждого органа центром сознательной энергии, чтобы, в конце концов, полностью заменить символическое функционирование реальным… Так как, по-вашему, триста лет – это очень большой срок для такой работы? Я думаю, что потребуется гораздо больше, для того чтобы создать из тела организм с несравнимо более совершенными свойствами, хотя пока мы и не знаем в точности, какими именно они будут; это будет создание, обладающее такой многогранной пластичностью, о которой сейчас можно только мечтать: вы сможете менять самые разные свойства вашего тела (я имею в виду не саму форму тела, но изменения при сохранении определенной его формы) с той же естественностью, с какой сейчас можете с помощью мимики показать на своем лице испытываемые вами чувства. Можно будет сделать тело очень плотным, очень рельефным, заставить его излучать огромную световую энергию, светиться или же во много раз увеличить его чувствительность, сделать его в высшей степени эластичным и даже невесомым, если угодно… Вам приходилось во сне летать? Отталкиваешься от земли и без всякого затруднения поднимаешься вверх. И летаешь потом по своему желанию как и куда захочется. Слегка повел плечом в одну сторону – летишь сюда, в другую – туда, летишь, куда пожелаешь, без всяких препятствий, а после полета снова возвращаешься в тело. Так вот, в результате трансформации можно будет делать то же самое, но уже не покидая тело; более определенно эта способность будет достигнута преобразованием, заменой дыхательной системы реальным процессом, который сейчас на материальном уровне представлен работой легких и овладение которым позволяет управлять весом тела, преодолевать силы гравитации[1]1
  По Шри Ауробиндо, этот «реальный процесс», который на физическом уровне представлен современной дыхательной системой, управляет также полями электрическим и магнитным; это то, что в древности йоги назвали Ваю, Энергией Жизни. Известные дыхательные упражнения (праняма) – это один из методов (наряду с другими), позволяющий добиться контроля над Ваю, благодаря чему приобретается способность преодолевать силы гравитации, а также некоторые другие способности, известные древним: умение во много раз увеличивать или уменьшать вес тела, его размеры (гарима, лагхима, махима, анима). В приложении к этой беседе помещен отрывок беседы Шри Ауробиндо с одним из учеников, французом по национальности и ученым по профессии; в беседе рассматривались вопросы, связанные с некоторыми из описываемых здесь «реальных процессов», которые внешним образом воплощаются, находят выражение в мире Материи.


[Закрыть]
. Так же будет преобразован, замещен своим реальным центром каждый орган.

Для преобразованного тела открываются все возможности, какие только может подсказать воображение: захочется – можно будет сделать его ярко лучащимся, захочется – прозрачным. Разумеется, такому организму кости будут не нужны, тело перестанет быть скелетом, обтянутым оболочкой из кожи, с помещенными в нее внутренностями, оно станет совсем другим – своего рода образованием, в котором будет сосредоточена управляемая вашей волей энергия высокой плотности. Однако не стоит думать, что у этого образования не будет определенной, характерной для него формы, но определяться эта форма будет скорее качественными функциональными процессами, а не твердыми материальными элементами. Это будет, если можно так выразиться, очень практично, прагматично устроенный механизм; в отличие от нашего теперешнего новое тело будет высокопластичным, подвижным, способным изменять вес по воле своего хозяина. Поэтому для того, чтобы осуществить все описанные мною преобразования, триста лет – это, я думаю, совсем немного; скорее всего, понадобится значительно больше времени. Хотя если работать очень и очень сосредоточенно и целенаправленно, то…


И что, все триста лет эта работа будет проходить в одном и том же теле?


Нет, конечно, ведь тело будет изменяться с течением времени, оно не будет все триста лет одним и тем же. Это для обычного, ограниченного человеческого сознания триста лет представляются чем-то немыслимым: «Как!? сейчас мне пятьдесят, и в организме уже началось разложение, во что же он превратится за триста лет? это будет ужасно!» На самом деле, все не так. Если на протяжении всех этих трехсот лет тело будет постоянно, из года в год, совершенствоваться, то, возможно, к трехсотому году вы скажете совсем иное: «Нет, нет, мне нужно еще сотни три или четыре, чтобы стать таким, каким мне хочется быть». Ведь если каждый год станет для вас еще одним шагом вперед в вашем развитии, в преобразовании, у вас с каждым разом будет возникать все большая потребность иметь побольше времени впереди, чтобы добиться еще большего совершенства. Если что-то в этой работе будет не совсем так, как вы хотели, – допустим, что за триста лет вы не достигли требуемого уровня развития каких-либо из упомянутых качеств тела будущего – пластичности, способности к левитации, эластичности, лучезарности, – и вдруг обнаруживается, что вам нужно еще лет двести – а может быть, и больше, – чтобы довести дело до желаемого результата, то вам уже и в голову не придет сказать себе: «Как!? Все это будет продолжаться еще целых двести лет!?» Наоборот, вы скажете: «Мне совершенно необходимы еще двести лет, чтобы все было сделано как надо». Ну а если все сделано, вы достигли полного совершенства, вопроса о времени быть уже не может, – достигнув совершенства, вы достигнете бессмертия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50