Мать.

Мать. Вопросы и ответы 1953 г.



скачать книгу бесплатно

«Между тем, если говорить об облике тех двух существ, что постоянно являлись Жанне д’Арк и говорили с ней, то он был бы совсем иным, например, для индуса, так как то, что человек видит, он облекает в привычные для него образы. […] Та, которую в Индии называют Божественной Матерью, для католиков – Дева Мария, а для японцев – Каннон, богиня Милосердия; другие назовут Ее иначе. Это одна и та же сила, одна и та же энергия, но в каждой религии у нее свой образ».

(Вопросы и ответы, 21 апреля 1929 г.)

Ну и… где же ваши вопросы? Что-то вы сегодня не очень разговорчивы! Что ж, больше вопросов нет?


В твоей книге говорится о том, что «у каждого человека свой собственный мир образов и форм, свойственных его сновидениям». Что это значит?


У каждого человека своя, только ему присущая, манера вести себя, мыслить, говорить, чувствовать, понимать. В сочетании все эти аспекты человеческого бытия и образуют то, что называется индивидом. Поэтому процесс осмысления мира каждым человеком зависит от внутренних свойств его личности, от природы его существа. До тех пор, пока человек ограничен рамками собственной природы, он осознает только то, что уже существует в его сознании. Таким образом, ваше мировосприятие зависит от уровня развития сознания. Вы живете в мире, границы которого определяются кругозором вашего сознания. Если ваше сознание очень ограниченно, то и понимать вы способны очень немногое. А устройство всей Вселенной, смысл всего происходящего в мире вы сможете понять только в том случае, если обладаете достаточной широтой и универсальностью сознания. Когда же содержимое вашего сознания определяется одним лишь эго, то ничего, кроме собственного эго, вы осознавать не способны… У некоторых людей головной мозг не больше ореха, а величина мозга в какой-то мере соответствует и сознанию человека. (Кстати, вам, наверно, известно, что мозг по виду напоминает орех). Так вот, такие люди не в состоянии понять многого, с чем они непосредственно сталкиваются в жизни: видят, но не понимают. Они могут осознавать только то, что непосредственно воздействует на их органы чувств. Для них реально существует только то, что они могут попробовать, увидеть, услышать, потрогать, все остальное просто не существует, и вот такие люди обвиняют нас в том, что все то, чем мы занимаемся и о чем мы говорим, построено на вымысле. «То, что я не могу потрогать, не существует» – таково кредо этих невежд. Единственное, что им можно ответить: «Если этого не существует для вас, то вовсе не обязательно, что это нереально для всех остальных». Не нужно спорить с этими людьми и следует всегда помнить, что чем ниже их развитие, тем смелее и категоричнее они в своих утверждениях.

Самоуверенность всегда соразмерна невежеству: чем меньше человек знает, тем больше он уверен в себе. Обычно наиболее самодовольные, чванливые люди – самые глупые, так что степень тщеславия человека соответствует его невежеству, тщеславие есть мера человеческого неведения.

С другой стороны, чем больше человек знает, тем… На самом деле, в жизни наступает такой момент, когда ты приходишь к выводу, что ты ничего не знаешь. И это происходит потому, что ты начинаешь понимать, что с каждым мгновением в мире происходят какие-то совершенно новые события и явления, ибо он находится в постоянном развитии, и когда ты это осознаешь, ты видишь, что какими бы большими знаниями ты ни обладал, они всегда будут неполными, и что полное знание – это самообман и у тебя всегда есть возможность познать что-то новое. Но осознать все это вы сможете лишь постепенно. А убежденность в неопровержимости собственных мнений всегда прямо пропорциональна невежеству и глупости.


Но тогда, дорогая Мать, у людей науки сознание должно быть очень ограниченным?


Почему же? Хотя это и верно до известной степени, но относится, конечно же, не ко всем людям, занимающимся наукой. Если вы побеседуете с настоящим, много поработавшим ученым, то в ответ на свои вопросы вы сможете услышать примерно следующее: «В сущности, мы ничего не знаем, потому что наши сегодняшние знания потеряют свою важность, станут такими незначительными в свете завтрашних достижений; то, что мы узнаем завтра, заставит забыть о сегодняшних знаниях, и в следующем году наука получит новые результаты, которые окажутся гораздо шире и глубже нынешних данных». Настоящий ученый очень хорошо понимает, что непознанного гораздо больше, чем известного. (То же самое можно сказать вообще о серьезных представителях любой другой области человеческой деятельности.) Я никогда не встречала ученого – разумеется, я говорю о тех, кто действительно достоин этого звания, – который был бы вполне доволен и горд собой и удовлетворен своими познаниями. Я никогда не видела вообще какого-либо серьезного человека, который мог бы заявить: «Я знаю все». Наоборот, все те, с кем мне доводилось встречаться, признавали, что, если как следует разобраться, то получится, что на самом деле они ничего не знают. Такой человек расскажет вам о том, что он сделал, чего добился, и совершенно спокойно добавит: «Но, в конце концов, я ничего не знаю».


Есть такие люди, которые говорят, что ничего не знают, только из желания выглядеть скромными, хотя сами они не верят тому, что говорят!


Лжецы и лицемеры есть везде. Но тем хуже для них, потому что ложь и лицемерие полностью преграждают им путь к совершенствованию, к росту, расширению сознания, вот и все.


Здесь, в Ашраме, мы учимся. Не представляет ли обучение опасности для нас?


Что ты, совсем наоборот! Если ты хорошо учишься, то это способствует пробуждению твоего сознания, ты начинаешь лучше понимать, каких знаний тебе пока еще недостает. По этому поводу мне вспоминается, как одна женщина, которая, вследствие того, что сознание ее мало-помалу росло, как-то сказала мне: «Перед тем, как я встретила вас, я верила людям, для меня все они были добры и я была счастлива. А теперь, когда я стала яснее, правильнее видеть, больше осознавать окружающее, я просто потеряла покой! Это просто ужасно – когда начинаешь осознавать больше и больше!»

Что делать при таких обстоятельствах? Становиться сознательным еще больше. Бессмысленно и, больше того, даже вредно, едва приобретя какие-то небольшие познания, останавливаться в дальнейшем развитии своего сознания. Нужно продолжать эту работу до тех пор, пока однажды ты вдруг не увидишь, что на самом деле ты ничего не знаешь… Я вам как-то рассказывала про одного неофита, который с таким пылом жаждал передать другим людям то, чему его научили, – пока однажды он вдруг не осознал, что не слишком-то и много у него того, что действительно будет нужно и полезно людям. В сущности, здесь проявляется главное свойство любой религии, а именно то, что обычно она представляет собой небольшое количество знания, облеченного, как правило, в отточенные, тщательно обработанные в языковом отношении формулировки, легко запоминающиеся и прочно закрепляющие в вас убеждение, что именно они и только они и содержат в себе полную и окончательную истину. Так что для того, чтобы обладать этой истиной, вам нужно только изучить то, что написано в книге. Это так удобно! У каждой религии есть своя книга или несколько книг – катехизис, Веды, Упанишады, Коран, одним словом, какой-то свод священных книг, – которые вам нужно выучить наизусть. Вам внушают, что это-де и есть истина, вы совершенно уверены в том, что это так и есть, и чувствуете себя очень уютно. Это очень удобно, вам не нужно прилагать усилий, чтобы что-то постичь, понять, познать. А те, кому неведома эта «истина», которую посчастливилось постичь вам, идут по ложному пути, и вы даже молитесь за тех людей, которые живут не по ней! Все это свойственно всем без исключения религиям. Но во всякой религии есть и такие люди, которые знают о духовной жизни больше и чья вера не столь примитивна. Я была знакома с одним из таких людей, приверженцем католической веры. Это была важная фигура в своем ведомстве, человек высокого уровня. В беседе с ним я сказала о том, что у меня есть опыт духовной жизни, что оккультный мир знаком мне, и задала ему вопрос: «Почему вы действуете таким образом? Почему поощряете невежество?» И он ответил следующее: «Эти действия можно назвать политикой успокоения: действуя подобным образом, мы поддерживаем мир в умах и душах людей. Если бы мы действовали иначе, мы бы не смогли заставить людей слушать нас, верить нам, жить по тем правилам, которые мы проповедуем. Именно в этом и состоит секрет долгожительства религий, на этом они и держатся, благодаря этому существуют». Кроме того, он рассказал мне, что в этой религии, как и в древних эзотерических культах, есть люди посвященные, знающие. Существуют особые школы, в которых обучающимся передается древняя традиция. Но говорить об этом запрещено, это должно сохраняться в тайне. Истинное содержание, значение религиозных символов совсем не то, которому они учат паству. Но обычных прихожан в это знание не посвящают.

Истоки такой религиозной политики – особое благородство и сострадание ее деятелей, как они сами думают и утверждают, рассуждая приблизительно так: «Если людям с ограниченными умственными способностями – а их немало – открыть какие-то слишком высокие, слишком великие истины, то это вызовет у них смятение, душевное беспокойство, сделает их несчастными. Все равно им этих вещей никогда не понять. Так зачем же без надобности тревожить их? К поискам истины они не способны. И в то же время, если сказать им: «Уверовав в определенные истины, ты попадешь на небеса, в рай», они будут вполне довольны и счастливы». Видите, все так просто и очень удобно. Благодаря подобной политике религии существуют столь длительное время, без нее никакой религии не было бы и в помине.

Все это я говорю вам не потому, что отдаю предпочтение какой-то одной религии перед другими, а потому, что хочу обратить ваше внимание на тот самый метод, о котором шла речь и применение которого, как кажется, продиктовано такими благородными побуждениями. Но это только кажется… А без таких приемов религии и не возникло бы. Просто появлялись бы учителя, а к ним бы пришли ученики, то есть люди, живущие согласно какому-то высокому знанию и обладающие определенным далеко превосходящим ординарный уровень опытом. И это было бы очень хорошо – если бы так оно и происходило. Но на самом деле все не так: когда учитель умирает, принесенные им знания превращаются в религию. Утверждаются определенные непреложные истины, устанавливаются правила и уставы, и простому смертному остается только склониться пред Скрижалями Закона. А ведь вначале, когда был жив учитель, все было по-другому – людям говорили так: «Вот истина, а вот ложь, так сказал учитель…» Но проходит время, учитель превращается в божество и вас уже наставляют: «Бог сказал так-то и так-то».

Заметьте, что все это я говорю вам, потому что вы вообще никакой религии не верите, но если бы передо мной был приверженец какой-либо религии, я бы сказала ему: «Очень хорошо, что вы верите этому, не изменяйте своей религии, будьте верны ей всегда, живите и дальше по законам своей веры». Но, к счастью, таких среди вас нет. И я надеюсь, что и не будет, потому что, в противном случае, для вас закрываются все пути к совершенствованию.

6 мая 1953 г.

«Люди часто встречаются на этих планах [ментальном и витальном], прежде чем встретиться потом на физическом. Здесь они могут общаться, беседовать, и вообще между ними возможны все те же самые отношения, что и в физической жизни. Одни знают об этом, другие нет. Есть люди, и их большинство, не осознающие, что у них есть внутреннее существо, которое вступает с другими в определенные отношения на определенных планах сознания, тем не менее, встречая порой во внешнем мире человека, которого они раньше никогда не видели, они чувствуют, что перед ними кто-то очень близкий и хорошо знакомый».

(Вопросы и ответы, 14 апреля 1929 г.)

Во многом эта способность узнавать ранее встреченного в ином, нематериальном, мире человека зависит от степени развития сознания внутреннего существа. У большинства людей в ментальной, витальной, физической частях существа царит хаос, они совершенно не в состоянии осознать то, что с ними происходит, что происходит в их внутренней жизни. Люди более опытные в оккультном отношении, встречаясь друг с другом в этом мире, способны вспомнить, что уже встречались в другом мире, это они ощущают вполне определенно, хотя самих подробностей и всех обстоятельств той встречи они не помнят. И очень немногие достигли такой ступени развития, когда они с полной определенностью могут сказать, при каких обстоятельствах они имели общение с таким-то и таким-то человеком и в каком именно мире. И хотя, повторяю, таких людей очень мало, но они все-таки есть.

С другой стороны, есть такие, кто, едва лишь получив начальные представления о внутренней жизни, первый свой опыт в этом отношении, только-только соприкоснувшись с оккультизмом, понимают перерождение совсем по-детски; для них оно заключается в том, что некое небольших размеров существо, когда наступает время, сбрасывает с себя свое физическое одеяние, то есть тело, удаляется в мир иной, а затем спустя некоторое время облачается в другое и так далее… словно кукла, на которой меняют платья. Для этих людей весь процесс выглядит именно так: человеческое существо в череде перерождений меняет тела, как обычную материальную одежду. Среди них есть даже такие, кто с великой важностью, без тени шутки, описывают в книгах все свои прошлые жизни, начиная с того, как они были еще обезьянами! Это совершенное ребячество. Дело в том, что в девяносто девяти случаях из ста после смерти только одно психическое существо из всего того, что было некогда «человеком», продолжает свое бытие; все остальное разлагается, распадается на отдельные мелкие фрагменты, которые затем так или иначе рассеиваются, расходятся по разным мирам, так что, собственно, индивид в том виде, каким он был, перестает существовать. Но насколько часто психическое существо человека сознательно участвует в жизни его физического существа?.. Я не говорю сейчас о тех людях, которые посвятили себя йоге и потому в их жизни больше целенаправленности, осмысленности; я имею в виду обычных людей, которые отличаются определенным уровнем развития психического существа, то есть оно уже сформировалось у них до такой степени, что может время от времени оказывать влияние на их жизнь, управлять ею, однако даже в этом случае могут пройти целые годы без какого бы то ни было непосредственного и решающего воздействия психического на внешнюю жизнь человека. Тем не менее некоторые берут на себя смелость рассказывать о том, в какой стране они родились, как выглядели, кем были их отец и мать, какой у них был дом, какой была кровля ближайшего храма, что за лес был по соседству от них; они перескажут вам всю свою прошлую жизнь в мельчайших подробностях! Это, конечно же, откровенная глупость, так как память человека – к какой бы части его существа она ни относилась – не обладает способностью хранить подобные впечатления, они просто уходят в небытие. Единственное, что вы можете помнить о своих прошлых жизнях, – это то, что связано с теми особыми критическими, жизненно важными моментами и обстоятельствами вашей жизни, когда внезапно, или по внутреннему зову, или под давлением обстоятельств психическое вдруг становилось непосредственно главной, управляющей частью всего вашего существа, – тогда такие эпизоды с особой ясностью откладываются в памяти психического. Но более или менее развитая память психического означает, что вы помните некоторый ряд обстоятельств не более чем какого-то отдельного эпизода своей прошлой жизни, особенно запоминается внутреннее эмоциональное состояние, состояние наиболее активной на тот момент части сознания. Одновременно с этим в памяти откладываются и некоторые сопутствующие детали окружающей обстановки и внешних событий: это может быть и какое-то произнесенное слово, услышанная фраза, но самое важное – это состояние души в тот момент, именно оно запоминается наиболее глубоко. Такие моменты – это своеобразные вехи в жизни психического существа, оставляющие в нем глубокий след; именно благодаря им и происходит формирование психического. Вот что в состоянии помнить человек по достижении постоянного, ясного осознания своего психического существа. И таких воспоминаний может быть достаточно много, но отличительное их свойство состоит в том, что они похожи на вспышки молнии, прорезающие течение вашей жизни, так что вы не можете, например, говорить: «Я был тем-то и тем-то, делал то-то, носил такое-то имя, поступал так-то и так-то». Бывает, конечно, и так – хотя это достаточно редкое явление, – когда обстоятельства складываются настолько благоприятным образом, что позволяют запомнить время и место определенного события прошлой жизни, соответствующие ей национальность и возраст. Такое тоже бывает. По мере того, как в ходе естественного развития психическое принимает все большее и большее участие в жизни человека, количество его воспоминаний растет. Это позволяет восстановить в сознании общую картину предыдущей жизни, но отнюдь не во всех ее подробностях. Можно, например, сказать, что в определенные моменты «то-то было так-то и так-то» или «я был в таком-то состоянии», но все это относится именно к отдельным моментам, эпизодам, наиболее важным моментам жизни… Только в том случае, когда достигнуто полное отождествление, полное единение всего существа – каждой его части, каждого элемента, всей его деятельности – с психическим, когда оно становится стержнем всей жизни человека, когда достигается полная целостность существа, обращенность исключительно к Божественному, тогда по разложении тела все остальные составляющие существа сохраняются без изменений. Только человек с вполне развитым сознанием и окончательно сформировавшийся может помнить в точности все то, что происходило в его прежней жизни. Он даже может переходить из жизни в жизнь, полностью сохраняя сознательное состояние. Но много ли на земле существ, достигших такого уровня?.. Думаю, что нет. Замечу здесь, кстати, что такие личности довольно часто не испытывают ни малейшей склонности распространяться о своем духовном и жизненном опыте.


А еще есть люди, которые постоянно рассказывают другим об их прошлых жизнях, да еще во всех подробностях!


Да, я знаю. Мне приходилось слышать столько подобных историй, что, наверное, трудно даже придумать такую, которая была бы мне неизвестна. Такие «знатоки» придумывают одну историю за другой… Они внимательно поглядят на вас и скажут: «Вы были тем-то и тем-то в прошлой жизни, вы сделали то-то и то-то». Поверьте мне – все это неправда. Потому что я знаю, каким образом можно установить, где жил человек и кем он был в прежней жизни, – это совсем не то, что сочинять всякие басни на этот счет. Если вы обладаете высокоразвитой, тонкой восприимчивостью в мире психического, позволяющей устанавливать обстоятельства очередного воплощения какого-либо психического существа, то когда вы исследуете внутренние пласты существа определенного человека и проникаете достаточного глубоко, перед вами может возникнуть конкретная сцена, картина, какой-то образ, может всплыть какое-то отдельное слово; человеческому бытию свойственна особого рода преемственность, благодаря которой в его очередном воплощении сохраняются некоторые черты, присущие его прежним жизням, – определенные склонности, увлечения, привязанности. Но, как я уже говорила, все это относится только к «особым мгновениям, отдельным эпизодам человеческой жизни». Вы можете увидеть эти моменты, но рассказать человеку полностью о его прошлой жизни невозможно. У Шри Ауробиндо есть об этом очень забавное, смешное высказывание; он пишет об известном количестве Цезарей, определенном количестве воплощений великих личностей, Наполеонов, Шекспиров, всех тех, чьи имена сохранились в истории! Как же их много! Их просто тьма! От этих людей, претендующих на прошлое величие, вы можете постоянно слышать: «Когда я был тем-то и тем-то, я сделал то-то и то-то, потом я стал таким-то и таким-то и сделал то-то и то-то». Здесь невольно вспоминаются все эти спиритические сеансы, когда так называемые духи, в том числе и великих людей, говорят с вами. Есть люди, которые любят эту игру с «духами», занимаясь автоматическим письмом или, еще чаще, вступая с «духами» в общение. Среди духов же часто встречаются очень и очень разговорчивые и даже болтливые. Они появляются одновременно во многих местах, причем особенно часто это делает Наполеон – кстати, совершенно непонятно, почему именно Наполеон, – так вот, повсеместно является людям Наполеон и рассказывает невероятные истории о своей жизни, причем обычно крайне противоречивые и, возможно, рассказываемые в одно и то же время! Надо сказать, что «спириты» отличаются редкой воодушевленностью и с большой страстью отдаются этим своим занятиям. Но все это до крайности смешно и совершенно нереально.

На самом деле, все эти «духи» представляют собой мелкие витальные сущности, возникшие при разложении комплекса желаний, присущего бывшему индивиду, продолжающих существовать после его смерти в некоторой определенной форме, или комплекса свойственных индивиду образов – продуктов деятельности воображения, которые в отдельных нераспавшихся фрагментах пытаются снова проявиться в физическом мире, так или иначе найдя себе воплощение. Иногда эти мелкие сущности витального мира бывают настроены не слишком доброжелательно к людям: видя, что те забавляются подобными играми – автоматическим письмом или общением с «духами», они являются забавникам и, в свою очередь, устраивают из этого забаву уже для себя. А поскольку они находятся в сферах, где мысли людей читаются очень легко, они прекрасно могут рассказать вам то, что у вас на уме. Они отвечают вам на все ваши вопросы в точности так, как вы ожидали. Больше того, они дают ответ на ваш вопрос даже прежде, чем вы успели задать его! И в этих ответах они обстоятельны до мельчайших деталей, они сообщат вам, что в такое-то время с вами случилось то-то и то-то, что такой-то член вашей семьи… Они прекрасно осведомлены. Они в совершенстве владеют искусством чтения мыслей и потому очень убедительны в своих ответах. «Я не говорил, что я женат, что у меня три сына и четыре дочери, как же он узнал об этом?»… Очень просто – все это уже сидит у вас в голове.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50