Марсия Андес.

А теперь держи меня



скачать книгу бесплатно

– В чём? – не понимаю я. – Если ты не ищешь Машу, что ты тогда здесь делаешь?

Я обнимаю себя руками, чувствуя, как что-то странное прокрадывается ко мне внутрь. Не просто так Миша объявился здесь, да и странно, что сделал это после того, как сестра уехала. Может быть, она нашла его, а потом с ней что-то случилось? Никто же не знал, где я работаю, а Маша знала. Направила его ко мне, чтобы попросить помощи.

– С ней всё в порядке?

Миша затягивается, шумно выдыхает, опускает голову, а потом смотрит на меня исподлобья. Я терпеливо ждут ответа, стараясь не обращать внимания на шумных прохожих и бесконечный поток автомобилей, шныряющих туда-сюда по дороге и громко сигналящих друг другу.

– Она жива, – отвечает парень. – Думаю, с ней всё будет в порядке. Она уже не та застенчивая девчонка, с которой я познакомился в интернете пять лет назад.

Я вглядываюсь в лицо парня, пытаясь найти хотя бы одну эмоцию, выдающую все его намерения, но ничего не получается.

– Да, Маша изменилась, – соглашаюсь я. – Особенно после того, как тебя подстрелили. Это чудо, что ты выжил. Мы тогда все были в шоке и бежали… Даже времени не было, чтобы забрать ваши тела. Чёрт…

– Забей, вы правильно сделали, – отмахивается. – Если бы вы меня потащили с собой, я бы вряд ли выжил. А так… – он вскидывает рукой. – И перестань смотреть на меня, как будто я призрак.

Трясу головой, смущённо фыркая.

– Может, у нас останешься? – предлагаю я. – Дам тебе адрес и Егору позвоню, предупрежу. У нас, конечно, не хоромы, но на кухне можно диванчик раздвинуть. Ну, чтобы тебе не мотаться по отелям и всё такое.

– Я как раз на это и рассчитывал, – смеётся Миша. – К вам напроситься. Было бы здорово, на самом деле. Только сделай милость, никому обо мне не рассказывай. Особенно Тарану. Ладно?

– Ага…

Я думаю об Андрее, которого, наверное, удар хватит, если он узнает, что Кузнецов выжил. Ведь всем планам, которые тот строит на счёт Маши, придёт конец. И слава Богу, а то я бы не пережила новость о том, что они стали парой или просто начали трахаться.

– Мне на работу пора, – киваю в сторону здания. – Буду дома где-то в семь. Может быть, пораньше отпрошусь. Есть деньги на такси?

– Да, – Миша выбрасывает окурок.

– Так… – я прикусываю губу, думая о том, как лучше поступить. Потом достаю из маленькой сумочки телефон и ключи. – Держи, это от квартиры на случай, если Егора нет дома. Я сейчас позвоню ему…

Кузнец забирает связку ключей, прячет в карман штанов, а я в это время набираю номер Шторма и звоню ему. Трубку берут не сразу…

– Да, Сонь.

– Егор, ты дома?

– Да, а что?

– Короче, смотри. Примерно через полчаса, может, чуть позже к тебе зайдёт кое-кто. Потусуетесь, пока я на работе, – смотрю на Мишу. – Если что, я ключи свои отдала. Тебе сегодня в зал нужно?

– Нет… Погоди, а кто придёт-то? – непонимающе тянет парень, и я чувствую в его голосе нежелание с кем-то пересекаться.

Особенно с кем-то неизвестным.

– Это сюрприз. Ты офигеешь, когда узнаешь. И ещё он поживёт у нас какое-то время, надеюсь, ты не против.

– Он? Я, блять, вообще ничего не понял. Намекни хоть.

– Не, ты сразу догадаешься. Жди, короче. Я вечером буду дома. Закажите что-нибудь или приготовьте. Ну, или меня подождите, я не знаю. В общем, сиди дома и никуда не уходи.

– Ладно, – неохотно бормочет Егор. – Давай.

Я отключаюсь, а затем смотрю на Мишу.

– Дай свой номер, я тебе адрес отправлю.

Записав номер телефона Миши, я скидываю ему в сообщении район, улицу, дом, подъезд, этаж и квартиру, чтобы наверняка.

– Так, если заблудишься, позвони.

– Хорошо. Спасибо, Сонь, – благодарит.

– Да не за что, – улыбаюсь я, смотря на Мишу так, словно до сих пор не могу поверить в то, что это именно он сейчас стоит рядом со мной. – Рада, что ты жив. Увидимся вечером.

Парень кивает, надевает очки, но не уходит. Я с трудом отрываю от него взгляд – у меня почему-то такое чувство, что стоит мне перестать смотреть на него, как Кузнецов тут же испарится, – разворачиваюсь и направляюсь в сторону входа в компанию. У дверей оборачиваюсь, чтобы последний раз убедиться в том, что этот разговор был не просто в моём воображении, – Миша всё ещё наблюдает за мной. Он поднимает руку, а после отворачивается и уходит.

Я возвращаюсь в прохладное здание в полном смятении. Поверить только. Миша жив, и он здесь. В голове не укладывается…

Кажется, сегодня будет самый длинный рабочий день в моей жизни. И самый непродуктивный.

***

Вечером, когда я сижу на кухне, закинув ноги на подлокотник диванчика, чувствую себя невероятно уставшей. Егор курит рядом с открытой дверью балкона, Кузнецов держит в руке полупустую бутылку с пивом. Ветер врывается в квартиру и приятно теребит мои волосы – я подставляю ему лицо и прикрываю глаза.

Жарко.

– Так и? – Шторм всё ещё не в силах поверить в то, что человек, которого мы все считали мёртвым, сейчас сидит напротив нас. – Как тебе удалось спастись? Я помню, как проверял твой пульс, его не было.

Миша смотрит на парня, задумчиво хмурясь, а я разглядываю лицо гостя, пытаясь вспомнить, каким он был раньше. Признаться, я его совсем не знала. Вообще. Только по рассказам сестры.

Помню, как она показывала его фотографии и как светилась от счастья, рассказывая о нём. Маша начала пропадать где-то ночами, из-за чего родители часто скандалили на эту тему, мол, раз живёшь с нами, так оставайся дома, а не чёрт знает где. Помню, сестра сказала, что он работает и учится где-то на заочке. Она переспала с ним в первый же день знакомства, а после они погрязли в «свободных отношениях».

Помню, как Маша плакала, когда узнала, что Кузнецов нашёл себе другую девчонку, а ей даже ничего не сказал, как будто её вовсе никогда не существовало.

А потом произошёл случай на подземной стоянке, после которого Егор стал инвалидом. Мы с ним разошлись, и я уехала в Питер. Что было с Машей я не знаю, но, когда аноним свёл нас четверых вместе, сестра уже снова была с Мишей.

Впервые я встретилась с ним лично, когда тот заезжал за Тараном, чтобы отправиться на страйкбольную тренировку. Это было на парковке перед общежитием.

Тогда я не узнала Кузнецова, потому что видела его давно и то лишь на фотографиях. В следующий раз мы пересеклись уже в самом конце, когда Маша с Егором приехали спасать меня от Андрея. Насколько я знаю, Шторм какое-то время жил у сестры, так что смог немного пообщаться с Мишей. По его словам, Кузнец неплохой парень.

Я же совершенно о нём ничего не знаю.

– Я очнулся в больнице, – говорит Миша. – Пролежал в коме где-то месяца четыре. Потом прошёл реабилитацию и выписался. Мне сказали, что я чудом спасся. Пули не задели важные органы, но я потерял много крови. Возможно, из-за шока или ещё из-за чего я впал в коматозное состояние и всё никак не мог выбраться из него. Говорят, кто-то вызвал полицию, услышав перестрелку. Со мной была ещё одна девчонка, но она скончалась практически сразу.

Я думаю о Яне Куркиной, что лежала на бетонном полу в луже собственной крови, а над ней склонялся Андрей, пытаясь нащупать пульс.

– Значит, ты выписался из больницы спустя где-то пять месяцев после ранения? – спрашивает Егор, затягиваясь. – Примерно полгода назад. И что делал потом?

Миша пожимает плечом.

– Пытался снова начать жить.

– А как же Маша? – Кузнецов резко переводит на меня взгляд. – Почему ты не искал её?

Он чуть кривится, будто я сказала нечто неприятное, делает глоток и на мгновение прикрывает глаза. Медлит.

– У меня была временная амнезия. Я не помнил события, которые происходили со мной в течение последних семи-восьми лет. Последние воспоминания… Как я вернулся из армии. Как пытался снова начать играть на барабанах, но ребята испоганили группу и слили меня.

Я переглядываюсь с Егором.

– Погоди, а как ты… Ну… – не понимаю я, пытаясь сформулировать вопрос, как он тогда оказался здесь.

– Я же сказал, временная амнезия, – повторяет Миша. – Практически вся память уже вернулась. Где-то месяц-два назад я решил найти Машу, но не смог. Все концы обрывались. А потом она сама меня отыскала.

– А что на счёт Арчи? – вмешивается Егор. – Он не пытался тебя достать?

Кузнец залпом допивает пиво и ставит бутылку на стол. Облизывает губы, обдумывая ответ.

– Они были заняты вашими поисками, – говорит Миша. – А когда я очнулся, ничего не помнил, поэтому решили оставить меня в покое. Наверное. На самом деле я не знаю, почему ко мне так и не пришли. Хотя, может быть, и приходили, просто я не заметил или не узнал.

Снова смотрю на Шторма.

Как-то странно. Ведь Миша мог в любую минуту всё вспомнить, а после рассказать копам про Арчибальда. Будь я на месте безумного наркоторговца, тут же устранила бы возможную угрозу.

Егор тушит окурок о пепельницу и отъезжает от распахнутой двери балкона.

Несколько минут мы молчим.

– А что с моей сестрой? – интересуюсь я. – Ты сказал, что она тебя нашла. Почему Маша не вернулась в Москву вместе с тобой?

Миша пристально смотрит на меня, и мне кажется, что в его взгляде я вижу нотки раздражения.

– Потому что она у Арчи, – спокойно отвечает Кузнецов.

– Что? – не понимаю я. – Погоди, как это?..

– Да рассказывай ты уже, блять, – бормочет Штормов, потирая переносицу. – Что тянешь кота за яйца?

Миша переводит взгляд на Егора, затем снова на меня. Его карие глаза похожи на два круглых тёмных шарика, над веками притаился ряд еле заметных желваков, которые так и хочется выковырять с помощью иголки.

– Когда Маша меня нашла, она уже нацелилась на Арчи, чтобы уничтожить. Довести дело до конца. И не важно, жив я был или нет. Ей хотелось всё исправить, она винила себя в том, что сейчас с нами со всем происходит, – медленно тянет парень. – Это ведь она согласилась помочь тебе выманить Малийского, – смотрит на Егора. – Откажись, ничего бы не произошло. Не было бы твоей травмы, Саша бы не сел в тюрьму, Антон не помешался бы на мести. И Арчи бы знать не знал про наше существование.

Мне на секунду кажется, что Миша действительно винит во всём случившемся сестру, но ведь это совершенно не так. Всё началось с меня, с того момента, когда я согласилась на глупый спор своих друзей, а потом решила обокрасть школу. Надо было в тот раз сдать Малийского копам, проблем было бы меньше.

– Короче, – Кузнецов вздыхает и подпирает голову рукой. – У неё был план, но он провалился. И теперь Маша у Арчи, а я здесь, потому что мне нужна помощь, чтобы вытащить её. Это она рассказала мне, где вас найти.

– Почему ты раньше-то не сказал? – возмущаюсь я, ёрзая на диванчике. – Нужно придумать что-то. Придётся вернуться ведь, да? Но у меня работа, а Егор не в состоянии вообще что-либо сделать в этой ситуации. Нам надо подключить остальных…

– Я же просил, – перебивает меня Миша. – Если об этом узнает Крис или Рома, то и Таран тоже, а я не собираюсь с ним пересекаться. Если увижу, сломаю челюсть.

– А меня почему ты списываешь? – возмущается Егор.

Цокаю языком, закатывая глаза.

– Действительно, почему? – язвительно тяну, смотря на Шторма, затем перевожу взгляд на Кузнецова. – Глупо, Миш. Да, он был одним из тех, кто втянул нас всех в это дерьмо, да, он ухлёстывает за моей сестрой, но нам нужна его помощь. Он как-никак спас наши задницы и придумал неплохой план, чтобы спрятаться в Москве. От него будет толк.

Кузнецов ничего не отвечает. Я вздыхаю, поднимаюсь на ноги и достаю из холодильника бутылку пива. Показываю её парням, но те отказываются, так что решаю оставить себе.

– Сколько у нас времени? – спрашивает Егор.

Миша пожимает плечом.

– Достаточно, чтобы придумать стратегию, – Кузнец смахивает со стола невидимые соринки. – С Машей ничего не случится. Надеюсь. По крайней мере, пока мы все не окажемся у них в руках. Каждый из нас. Я, вы, Таран, Крис и Рома. В Москву Арчи не сунется, так что нам остаётся только самим вернуться в город.

– И прямо в лапы этому ублюдку, – бормочет Шторм.

– Есть другие предложения? – не понимает Миша.

– Да, попросить помощи у Андрея, – не унимаюсь я. – Мы можем не говорить ему, что ты жив, – пожимаю плечом, замечая на себе недовольный взгляд Миши. – Просто скажем, что Маша в беде и нужна помощь.

– Сонь, ну, правда, – Егор качает головой.

– Да что?! – не понимаю я. – Я одна думаю, что это дерьмовая затея: возвращаться обратно? Стоит нам только въехать в город, и нас тут же схватят. Так мы только всё испортим.

– Это и так понятно, – бормочет Кузнецов. – Поэтому нам и нужен план.

Ничего не отвечаю. Беда прям какая-то. Ну, всё не как у людей. Мне завтра на работу, дел по горло, заказы, да и Кирилл всё никак не оставляет меня в покое, желая, чтобы я переметнулась к нему в отдел. А тут ещё Маша вляпалась. И что теперь делать?

– Может, оставим этот разговор на завтра? – предлагает Шторм. – Ещё раз всё обдумаем, составим примерную стратегию, а после уже будем разбираться, кого втягивать, а кого нет.

– Я согласна, – киваю.

Миша пожимает плечом, но я как-то не вижу в его глазах особого энтузиазма. Одно радует: парень жив, и теперь Маша перестанет страдать. Хоть какой-то плюс в этой ситуации…

Глава 8

Флешбэк 6

Бесконечные дни в серой душной квартире сводят с ума. На улицу не выходим, лишь Рома и Таран, чтобы сходить в магазин или раздобыть вещи для нашего путешествия в Москву. Андрей говорит, что самое страшное, – пережить ближайшие дни и добраться до мегаполиса. Дальше должно быть легче.

Но я прекрасно знаю, что «легче» уж точно не будет.

Маша ни с кем не разговаривает, постоянно зависая в ноутбуке и просматривая свои совместные фотографии с Мишей.

Матвея ломает. Он сидит привязанный к батарее в запертой комнате и кричит. Иногда скулит, блюёт, ноет, плачет. Порой его трясёт. Если повезёт, то проваливается в сон. Андрей говорит, что его нужно либо спихнуть в диспансер, либо вообще бросить где-нибудь вдали отсюда, иначе он всё подпортит. У Матвея в голове лишь одна мысль: «доза».

Егор против. Из-за этого он с Андреем часто скандалит. Один раз Шторм чуть не сломал Тарану нос: разозлился и со всей силы ударил кулаком в лицо – кровь заляпала футболку бедняги, и тому пришлось просидеть почти полчаса на пару с замороженной курицей.

Кристина раздражает своей безмятежностью: делает вид, что на курорте. Курит, пьёт виски и, кажется, трахается с Ромой. Но я не уверена. Её рана медленно, но верно заживает.

Андрей строит из себя лидера. Мол, делайте так, как я вам говорю, и тогда спасётесь. Рома почти всегда молчит, потакая Тарану.

Егор лезет на стенку. Сидеть взаперти столько времени явно не для него. Парень постоянно тренируется: отжимается, отрабатывает удары, дерётся с невидимым противником.

Я же, кажется, застываю в пространстве. Время и события проносятся мимо с невероятной скоростью, а я стою и смотрю, не в силах понять, что происходит. Где моя остановка? Когда мне выходить?

– Она теперь ещё и пьёт! – цокает языком Шторм, заходя на кухню.

Я курю, стоя возле открытого окна.

– Кто?

– Маша, кто, – тянет Егор, заглядывая в холодильник. Достаёт оттуда банку с соком и начинает пить прямо из горлышка. – Сидит там, на балконе, со своим ноутом и с бутылкой виски. Так и гляди, выбросится.

– М, – отворачиваюсь, рассматривая площадку под окнами дома.

Там бегают дети, девушка гуляет с собакой. Парни кричат, смеются. Включается сигнализация машины, кто-то взвизгивает.

– Хотел комп взять, посмотреть что-нибудь. Сообщения проверить, может, что новенького узнал бы, – жалуется парень. – А она как упёрлась, мол, хрен ты ноут получишь, так спорить даже бесполезно. Может, ты поговоришь с ней, а?

Я пожимаю плечом. Разговаривать с сестрой не хочется, потому что толку от этого всё равно не будет. Да и не знаю, что ей сказать. Понятия не имею, что говорят людям, которые потеряли своих любимых.

– Ну, правда, – он встаёт рядом со мной, теребя в руках банку. Слышу, как остатки сока бьются о внутренние стенки своей тюрьмы. – Это уже не смешно. Я, конечно, всё понимаю, но комп-то один на всех.

– Попроси Тарана принести ещё, – бурчу.

– Просил, – Шторм кривится. – Сказал, что другого нет. Все деньги рассчитаны по копейкам.

Я затягиваюсь, косясь в сторону парня. Он смотрит куда-то на другое здание, пристально вглядываясь в окна. У него уставший вид как у человека, который несколько месяцев не выходил на улицу и не видел дневного света.

Брови сдвинуты, нос прямой и аккуратный, влажные губы, лёгкая щетина, уже слишком отросшие волосы. Глаза лишь всё-такие же. Голубые-голубые. Пронзительные, словно у Дьявола. Я вспоминаю, с какой любовью они смотрели на меня когда-то давно, и боль неприятно колет в области сердца.

Шторм замечает мой взгляд – я поспешно отворачиваюсь.

– Я поговорю с ней, – бормочу, пытаясь скрыть своё… разочарование? Или смущение? Или и то, и другое? – Но ничего не обещаю.

– Спасибо! – Егор залпом допивает остатки сока.

– Да пока не за что.

Парень толкает меня в бок локтём, пытаясь приободрить, но вместо желанного эффекта меня неожиданно пробирает жар, и я замираю, буквально задыхаясь. Сильно сжимаю пальцами фильтр сигареты – пепел падает на подоконник, но я не обращаю внимания.

Егор отходит в сторону. Выбрасывает банку в мусорное ведро, стоящее под раковиной, и устало садится на диванчик. Включается телевизор. Я прикрываю глаза и медленно выдыхаю, стараясь не подавать виду, что со мной что-то не так. Осторожно тушу окурок.

Поговорить с Машей, значит? Ну, ладно.

Я не смотрю на Шторма, направляясь к выходу. Прохожу мимо запертой спальни Матвея, там тишина. Неохотно заглядываю в комнату сестры, которую та оккупировала с самого нашего приезда. Здесь душно, темно из-за занавешенных штор и пыльно. Осмотревшись, пересекаю помещение, осторожно заглядываю за шторы, открываю дверь и выхожу на балкон.

Маша сидит в углу на полу с ноутом в руках. Рядом стоит полупустая бутылка с виски. Сестра смотрит на меня так, словно я собираюсь забрать у неё самую важную вещь в жизни. Пытаюсь улыбнуться, но получается отвратно.

– Привет.

– Ноут не отдам, – её голос хриплый, синяки под глазами, красные белки и грязные растрёпанные волосы. Она похожа на алкоголичку.

– Да я… – вздыхаю и облокачиваюсь на перила балкона, осматривая город. Здесь тихо и спокойно. – Как дела?

Маша не отвечает. Краем глаза вижу, как она делает два глотка и даже не морщится. Её взгляд направлен на экран ноутбука, и я вдруг понимаю, что ни черта она его не отдаст, да и разговаривать со мной тоже не станет.

Несколько минут мы молчим, и я уже собираюсь оставить её в покое, но девушка неожиданно прокашливается. Она поворачивает ко мне ноут, и я вижу фотографию Миши. Старую, сделанную лет пять назад ещё до того, как сестра познакомилась с ним.

– Помнишь, – спрашивает Маша. – Я тебе показывала эту фотку, когда впервые рассказывала о нём?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6