Марина Сухомлинова.

Современный англоязычный академический дискурс. Генезис и жанровая специфика



скачать книгу бесплатно

С. Г. Николаев
Академический дискурс как комплексный объект и дискурсивные жанровые особенности как интегративный предмет лингвистического исследования

Процесс познавательной деятельности человека является бесконечным, и факт этот неоспорим. Но в таком случае и развитие языка как системы, отражающей процесс познания более или менее адекватно, не останавливается никогда. Поэтому изучение механизма порождения – возникновения, поддержания, развития – дискурса, основанного на вполне определённых, при этом не «застылых», а очевидно динамичных, подвижных моделях, занимает свое собственное место среди ряда направлений современных лингвистических исследований. Работы, выполненные в рамках данного направления, предполагают использование комплексного подхода к изучаемому объекту, выход за рамки узколингвистической действительности, выявление всей совокупности факторов, влияющих на образование дискурсивных систем и практик, которые являются результатом многовекового человеческого опыта и опыт этот отражают. Среди наиболее интересных в данном аспекте исследований будет анализ языковых средств, которые в конечном счете образуют необходимые основания для существующих, хотя в подавляющем большинстве случаев и неявных, когнитивных механизмов функционирования и взаимоотношения многообразных и разнородных (при этом никогда не исключающих, но всегда дополняющих друг друга) элементов единого, неделимого дискурса. Сразу оговоримся: при всей своей определённости современный академический дискурс обнаруживает «живые» связи со смежными более широкими и общими сферами – наукой и образованием.

Следует также отметить, что современный этап развития языкознания, укладывающийся в период последних 25-30 лет, характеризуется активизацией именно междисциплинарных исследований. Наибольший интерес вызывает сегодня дискурс с учётом формирующих его социальных и психологических обстоятельств, углублённое рассмотрение языкового общения в лингвокультурологическом аспекте. На смену изысканиям, построенным на формальных критериях, пришло стремление к учёту культурно-социальных, т. е. коллективных, и личностных, т. е. индивидуальных, речевых ресурсов. Иными словами, настало время разноаспектного и полномасштабного вовлечения в исследовательскую парадигму «человеческого фактора» в языке. Показательной в связи с этим представляется ёмкая, во многомисчерпывающая формула В. Г. Борботько, согласно которой «форма и смысл диcкypca… зависят от социального и индивидуального образа мышления. Но и дискурс своей формой и смыслом воздействует на сознание людей»11
  Борботько В. Г. Принципы формирования дискурса: От психолингвистики к лингвосинергетике. – М.: Либроком, 2011.

С. 5.


[Закрыть].

Нам представляется, что актуальность работы М. А. Сухомлиновой по изучению современного англоязычного академического дискурса, его длительного, многовекового становления (генезиса), развития и состояния (жанровая специфика) не может вызывать сомнений. Труд этот посвящён одной из самых интересных категорий лингвокультурологии – коллективному и индивидуальному дискурсу лиц, говорящих на современном английском языке и вовлечённых в образовательный процесс университетского уровня, каким он сложился на настоящий момент в Западных странах.

При внимательном прочтении данного исследования, осознании его структурной организации и логики нетрудно заметить, что проблематика труда М. А. Сухомлиновой определяется взаимодействием трёх феноменов комплексной природы, релевантных для теории германских языков и, в частности, теории современного английского языка: 1) дискурс в целом и академический дискурс в частности; 2) жанр высказываний в рамках обозначенного дискурса; 3) стиль и стилистические средства, наличествующие в текстах академического дискурса и формирующие его. При этом все три феномена освещаются в их преломлении к популярному лингвокультурному внутриязыковому общению, поэтому естественным образом представляют более широкий интерес для исследователя-филолога по сравнению со смежными или теми же явлениями, характеризующими коммуникацию чисто образовательную (между прочим, также воплощённую в соответствующем дискурсе, переданную средствами «своего», т. е. особого функционального стиля и т. д.).

Уже на первый взгляд становится очевидным: злободневность такой работы определяется недостаточной изученностью на сегодняшний день интегративной языковой специфики англоязычного академического дискурса. Но эта злободневность надежно подкрепляется и тем, что названный дискурс составляет неотъемлемую часть культуры двух англоязычных наций – Великобритании и Соединенных Штатов, культуры, чья история насчитывает не одно столетие. По этой причине академический дискурс составляет значительный по своей важности сектор языковой и социокультурной картины мира носителей современного английского языка в его вариативных воплощениях. Заметим также, что три названных феномена исследования – в их продуктивном взаимодействии, взаимосвязях и взаимозависимостях – до сих пор не использовались в качестве комплексного предмета в едином труде. Их эмпирическая интеграция в пределах одного объекта, каким выступает названный дискурс, осознаваемая автором как непременная основа для полноценной коммуникации, представляется не только естественной, но и необходимой предпосылкой исследования, проводимого в русле современной антропологической лингвистики.

Позитивная сторона работы М. А. Сухомлиновой определяется и её постоянно расширяющимся понятийным аппаратом (к чему автор, по нашим наблюдениям, стремится вполне сознательно), и иллюстративным материалом, и характером аргументации. На семиотической основе объясняются существенные семантико-информационные предпочтения, выявленные в эмпирическом секторе работы.

Стремление вскрыть сущность языка через его функционирование – одна из принципиальных установок лингвистики, переместившей в последнее время своё внимание на изучение различных аспектов специальной (специализированной) коммуникации, в частности, таких её вербальных форм, которые рассматриваются как своеобразная подсистема, реализующая специфические особенности современного языкового мышления.

К сожалению, вопросы, связанные с углубленным анализом различных по своей структурной организации, функциям, семантикоконнотативным, прагматическим и иным характеристикам дискурсивных практик, пока пребывают в числе недостаточно разработанных не только в отечественной, но и в мировой лингвистике. Проблематику можно обозначить и более конкретно и, одновременно, показать ее истинные масштабы, если учесть, что в центр внимания в обсуждаемой монографии помещён не просто дискурс и не любой дискурс, а такой, который – эксплицитно, а чаще всё-таки имплицитно – заключает в себе мощную интенцию социализации объекта речи, каким в данном случае выступает активная двойственная сущность. С одной стороны, эта сущность представлена фигурой университетского преподавателя, лектора, учёного-практика и исследователя-теоретика, с другой – фигурой студента, учащегося, слушателя университетских курсов. Если представить разнородные высказывания педагогов и учёных, адресованные как друг другу, так и студенту с целью его обучения и образования (и, надо полагать, воспитания) как некий непрерывный ряд коммуникативных действий, то подобный ряд легко и естественно складывается в дискурс, который в свою очередь составляет неотъемлемую часть жизни любого современного цивилизованного человека. При подобном взгляде на специфические дискурсивные практики становится очевидным, что игнорирование языковых средств, регулярно и системно используемых в построении дискурса, невыделение в нём жанровой и уровневой иерархии с целью дальнейшего дифференцированного исследования, общее незнание прагматических дискурсивных установок способны послужить причиной того, что обозначенная разновидность дискурса ещё долго будет оставаться «тёмной областью» для исследователей, а для его участников – полем «спонтанной деятельности», в которой на первый, поверхностный взгляд царит произвол «ментора» (мнимо активная сторона), подавляющего волю «питомца» (сторона, мнимо лишенная воли). С таким положением едва ли возможно согласиться. И в указанном смысле монография М. А. Сухомлиновой может быть признана работой ожидаемой, актуальной, своевременной, ценной как с теоретической, так и с практической точек зрения.

Чёткость в осознании автором комплексного характера собственного исследования как непреложного требования к изучению системы коммуникативных действий говорящего субъекта, в которых реализован тот или иной вариант использования средств языка в англоязычном академическом дискурсе, также и предмета исследования – лингвоспецифических особенностей университетского общения, определяющих национально-культурную специфику речевого поведения людей в типовых ситуациях академического дискурса; ясность выдвинутых задач; надёжность методологической базы – всё это позволило автору работы выстроить достаточно стройную по своей внутренней логике композицию монографии. Такой подход, сам по себе достаточно продуктивный и перспективный, в конечном счёте позволяет автору «увидеть в дискурсе индивидуальный облик человека»22
  Седов К. Ф. Дискурс как суггестия: Иррациональное воздействие в межличностном общении. М.: Лабиринт, 2011. С. 15.


[Закрыть]
. Решение этой последней задачи, даже в первом приближении, способно вывести научную мысль на качественно новый, до сих пор не достигнутый уровень чрезвычайно ценных теоретических обобщений.

С. Г. Николаев.

Введение

Английский язык, признанный в качестве глобального в современном мире, также является международным языком науки и международной академической коммуникации. В рамках глобализации, интернационализации и технократизации системы высшего образования академическая коммуникация приобретает особый статус и форму. В современном обществе модно быть успешным. Считается, что первый шаг на пути к успеху – это получение университетского образования. Ведущие университеты мира заботятся о достойном качестве образовательных услуг, которые они предлагают, создавая академическую инфраструктуру, в том числе цифровую. С появлением нового канала передачи информации – электронного – стремительно развиваются дистанционные способы преподавания. Широко внедряются инновации в сфере образования, направленные на создание наиболее благоприятной среды для профессорско-преподавательского состава и студентов, в которой особое место отводится научно-исследовательской деятельности по всем преподаваемым дисциплинам. Все изменения в академической сфере направлены на то, чтобы в стенах университета воспитать разностороннего высококлассного специалиста.

Вполне очевидно, что от качества университетского образования зависит будущая карьера выпускника, следовательно, современные студенты рассчитывают на то, что учебные курсы и пособия разработаны с учётом всех современных требований и преподаются по новейшим методикам, дающим видимый результат. Отсюда возникает необходимость всестороннего комплексного анализа и научного осмысления содержания университетского образования и эффективных методик его подачи, которые в совокупности составляют современный академический дискурс, в рамках которого общаются, публикуются, обучаются и обмениваются опытом представители мирового академического сообщества. Всё вышеперечисленное находит непосредственное отражение в современном англоязычном академическом дискурсе, который становится всё более многогранным в аспекте появления новых или гибридных жанровых форм, призванных работать на улучшение качества образования и повышение конкурентоспособности студентов.

Несомненно, овладение формами устной, письменной и электронной академической коммуникации позволит и студентам, и преподавателям более адекватно осуществлять свои функции в рамках институционального общения. Академический дискурс рассматривается в настоящей монографии как комплексный объект исследования. Во-первых, данный тип дискурса исследуется с позиций генристики и предстаёт в виде иерархии академических жанров, каждый из которых прошёл определённый исторический путь развития. При этом современный англоязычный академический дискурс представляет собой совокупность классических и новейших академических жанров, оказывающих значительное влияние друг на друга. Во-вторых, изучается семиотическая природа академического дискурса, в основе которого лежат акадеческие /научные тексты, представляющие собой знаковые образования.

Необходимо отметить, что связность научного текста наблюдается не только в семиотическом пространстве текста, но и между текстами в семиотическом пространстве (инфосфере) определённой науки, в котором эти тексты существуют как отдельные знаки (Дроздова, 2009: 741). Наряду с этим, академическая коммуникация включает паралингвистическое сопровождение речи (мимику, жесты и иные знаковые формы). Кроме того, ритуальные события церемониального характера, имеющие место в академии, такие как процедура экзаменов, защита дипломных работ, вручение дипломов, выступление лучшего студента-выпускника с благодарственной речи и т. д., тоже являются частью семиотического пространства исследуемого дискурса. В-третьих, исследуется стилистический состав лексики, используемой в институциональной академической коммуникации, и выявляется влияние других языков (классических и современных) на формирование академического дискурса.

На протяжении трёх десятилетий академический дискурс изучается довольно активно отечественными (см. Бурмакина, 2014; Ветрова, 2012; Воротникова, 2009; Зубкова, 2010, 2012; Мартынова, 2006; Митягина, 2008; Цымбал, 2012; Шилихина, 2013 и др.) и зарубежными лингвистами (см. Mauranen, 2007; Parodi, 2009; Hyland, 1998, 2004, 2005, 2009; Bego?a Bell?s-Fortu?o, 2009; Bennet, 2008; Biber, 2006; Duff, 2007; Gomez, Fortuno, 2005; Gutierrez, 1995; Hebb, 2002 и др.) на примере разных языков и на базе различных дисциплин.

Академические тексты гетерогенны по своей природе в силу принадлежности к разным жанрам, что объясняет тот факт, что исследование жанров академического дискурса в контексте нашей работы приобретает особую значимость. Жанры рассматриваются как инструмент познания мира и участия в его процессах.

В первой части монографии автор стремился решить следующие задачи:

1) описать и классифицировать новые и новейшие направления развития теории дискурса;

2) определить границы современного англоязычного академического дискурса как вида институционального общения;

3) выявить семиотическую природу академического дискурса;

4) исследовать формирование англоязычного академического дискурса и выяснить степень влияния на него классических и современных языков;

5) описать исследуемый дискурс как систему коммуникативных жанров;

6) выстроить иерархию жанров, конституирующих современный англоязычный академический дискурс.

В силу своей специфики академический дискурс не имеет чётких границ. Это объясняется тем фактом, что академическая коммуникация, наряду с научной, включает в себя образовательный и воспитательный блоки. При этом каждый блок представляет собой отдельную систему взаимосвязанных и взаимозависимых элементов. Учитывая возраст студентов и то, что к поступлению в университет личность человека, как правило, уже сформирована, вопросы воспитания в академической среде остро не стоят и, как правило, включают в себя воспитание патриотизма, проблемы взаимоотношения полов, межличностных и межрасовых отношений. Следовательно, образовательный блок преобладает над воспитательным. Благодаря наличию образовательного и воспитательного блоков в структуре академической коммуникации можно утверждать, что академический дискурс пересекается в первую очередь с научным, а также с дидактическим, воспитательным, педагогическим и, в реалиях настоящего времени, даже с рекламным и спортивным типами дискурсов.

Образовательный блок представлен системой академических жанров, выстроенных в определённой иерархии и образующих ядерную и периферийную зоны. Коммуникативный процесс осуществляется участниками дискурса и, благодаря тому что в наше время практически каждый западноевропейский и американский университет имеет так называемую дорожную карту развития, список участников академического дискурса существенно расширился. Так, на определённом этапе в него входят выпускники университета, профессорско-преподавательский состав, нынешние студенты всех ступеней и уровней обучения, партнёры, потенциальные работодатели, благотворительные организации, городские власти и т. д.

Вторая часть монографии посвящена исследованию системных отношений в жанровой иерархии современного англоязычного академического дискурса. Описана специфика парадигматических, синтагматических и эпидигматических отношений в базовых академических жанрах, а именно, в текстах академических лекций, академических эссе и академических статей. Затронуты вопросы интердискурсивности и интертекстуальности в рамках академической коммуникации, исследованы дискурсивные стратегии и практики в современном англоязычном академическом дискурсе.

Глава 1. Академический дискурс в современной лингвосемиотической парадигме

1.1. Понятие дискурса в современной лингвистике
1.1.1. Новые и новейшие направления развития теории дискурса (конец XX–начало XXI вв.)

Включение пользователей языка в научную парадигму лингвистических исследований в современном языкознании привело к тому, что антропоцентрический фактор стал основным при исследовании разных аспектов науки о языке. Существует большая доля вероятности того, что указанное явление явилось одной из причин возникновения новой лингвистической единицы – дискурса, которая, наряду с лингвистическими, учитывает также экстралингвистические, прагматические, психологические, социокультурные и другие факторы. Доминирование в лингвистической литературе термина «дискурс» является ярким показателем смены научной парадигмы в современной лингвистике: от системного подхода к изучению языка к коммуникативному исследованию лингвистических феноменов (Клушина, 2011).

Дискурсивный анализ как дисциплина сформировался к 1970-м годам. В этот период публикуются важные работы европейской школы лингвистики текста (Т. Ван Дейк, В. Дресслер, Я. Петефи и др.), а также основополагающие работы американских авторов, связывающие дискурсивные штудии с более традиционной лингвистической тематикой (У. Лабов, Дж. Граймс, Р. Лонгейкр, Т. Гивон, У. Чей). К 1980–1990-м годам относится появление обобщающих трудов, справочников и учебных пособий, таких как Дискурсивный анализ (Дж. Браун, Дж. Юл, 1983), Структуры социального действия: Исследования по анализу бытового диалога (редакторы: Дж. Аткинсон и Дж. Херитидж, 1984), четырёхтомный Справочник по дискурсивному анализу (под редакцией Т. Ван Дейка, 1985), Описание дискурса (под редакцией С. Томпсон и У. Манн, 1992), Транскрипция дискурса (Дж. Дюбуа и др., 1993), Дискурсивные исследования (Я. Ренкема, 1993), «Подходы к дискурсу» (Д. Шиффрин, 1994), «Дискурс, сознание и время» (У. Чейф, 1994), двухтомный труд «Дискурсивные исследования: Междисциплинарное введение» (под ред. Т. Ван Дейка, 1997.

В 90-х гг. ХХ в. и в начале нового тысячелетия активизируется интеграция дискурсных теорий. Отмечаются многочисленные пересечения между лингвистикой и психологией, лингвистикой и социологией, а также между политологией и этнографией, психологией и антропологией, семиотикой и политологией. Подобные тенденции приводят учёных к мысли о необходимости формирования новой научной дисциплины – дискурсологии, которая могла бы синтезировать основные достижения относительно разрозненных научных теорий дискурса (Кожемякин, 2008: 10–11). По нашему мнению, именно с появлением этой новой кросс-дисциплины в системе современных гуманитарных наук начинается новейший этап развития теории дискурса. Эта идея была поддержана профессором, доктором политических наук О. Ф. Русаковой, которая в 2006 г. в Предисловии к сборнику «Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ» (Екатеринбург, 2006) высказалась о необходимости создания дискурсологии в связи с интенсивным развитием дискурс-исследований. При этом дискурсология рассматривается как теория и методология дискурсивного подхода в науке и практике. Так, начиная с 2006 г. российскими исследователями активно изучаются разнообразные конкретные (тематические) дискурсы, функционирующие в современной общественной жизни. Среди них выделяют политический дискурс (Бочарова Э. А. Политический дискурс как средство манипуляции сознанием, 2013; Лохова С. К. Игра слов в политическом дискурсе (компьютерный анализ политической метафоры), 2007 и др,); медийный дискурс (Кардумян. М. С. Языковая специфика аналитической разновидности дискурса масс-медиа, 2011); новостной дискурс (Панченко Н. Н. Лингвистичекая реализация комического в английском новостном дискурсе, 2005 и др.).; художественный дискурс (Бройтман М. С. Лингвистические параметры художественного дискурса Хулио Кортасара, 2012 и др.); экономический дискурс (Петушинская Е. Г. Язык популярного экономического дискурса (на материале англоязычной публицистики), 2008); педагогический дискурс (Антонова Н. А. Педагогический дискурс: речевое поведение учителя на уроке, 2007); учебно-педагогический (Самкова М. А. Лингвосинергетическая трактовка учебно-педагогического дискурса (на материале англоязычных учебных текстов полилогов), 2014); юридический дискурс (Колесникова Л. В.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6