Марина Серова.

Ненавижу за любовь



скачать книгу бесплатно

– Но это является обязательным требованием, иначе я не смогу вбить данные.

– Так это уже не договор, а требование, вы сами только что сказали. Вы разницу ощущаете?

– Ах, что вы меня ловите на словах! – воскликнула Зинаида. – Если вам не понравилась формулировка, то позвоните в Москву.

– Ладно, давайте подписывать договор без Москвы.

– Хорошо. Значит, составляем договор. И еще вам выдается пластиковая карта. Ею вы сможете оплачивать коммунальные услуги, расплачиваться в магазинах…

– Девушка, не нужна мне ваша карта!

– Так бесплатно же!

– Все равно не надо.

– Но в конце срока нужно будет куда-то вам деньги переслать, вот мы туда и перешлем.

– Не надо никуда ничего пересылать, просто оставьте на счете.

– Нет, вам нужна карта!

– Почему вы навязываете услуги?!

– Если вам не нравится, можете позвонить или написать в Москву.

– Господи ты боже мой! Ладно, давайте подпишу.

Зинаида распечатала какую-то бумагу. Мужчина ее прочитал и возмущенно спросил:

– А где же здесь номер доверенности и печать?

– Ну, если хотите, печать я вам поставлю. А доверенность находится у руководства.

– Которого сейчас нет на месте, – не без иронии добавил мужчина.

Зинаида только пожала плечами.

– А вот на это я своего согласия не даю, – решительно заявил мужчина и ткнул пальцем в какой-то пункт договора.

– Тогда вы будете нести полную ответственность за отказ, в этом случае на вас будут наложены ограничения.

– Насчет ответственности понятно, а как это отразится на вкладе?

Зинаида снова пожала плечами. Честно говоря, я не понимала мужчину. На его месте я бы уже давным-давно развернулась и ушла. Неужели нет других банков? Да их сейчас развелось как грибов после дождя.

– Да, вот еще подпишите. – Зинаида подсунула мужчине очередную бумагу.

– А это еще что, почему я должен сам подтверждать свою подпись?

– Это для нашей службы безопасности. Она при необходимости будет выяснять, вы ли подписали документы, если будете перечислять деньги куда-либо кому-либо.

– Например?

– Например, террористам, – на полном серьезе сообщила Зинаида и снова улыбнулась.

Мужчина на минуту лишился дара речи, потом встал со стула и сказал жене:

– Все, хватит, идем отсюда.

Наконец-то, давно бы так! Ну и банк, угораздило же Мирославу доверить такой конторе свои сбережения. Я подошла к Зинаиде:

– Будьте добры, скажите, где я могу увидеть Екатерину Георгиевну Барябину?

– Направо, первая дверь.

Я дошла до нужной двери, увидела табличку «Управляющий банком», правда, без указания фамилии, имени и отчества, и постучала.

– Войдите! – пригласил женский голос.

В просторном кабинете, обставленном офисной мебелью современного дизайна, за столом сидела женщина. На вид ей можно было дать лет 38–40. Блондинка, но сразу видно, что ненатуральная, крупные локоны обрамляли круглое лицо. Глаза были наполовину скрыты большими очками.

Насколько я могла судить, Екатерина Георгиевна Барябина обладала довольно пышными формами, по меньшей мере верхняя часть ее туловища, облаченная в тугой белый пиджак.

– Здравствуйте. Екатерина Георгиевна? – на всякий случай уточнила я.

– Да. А вы? Садитесь, – кивнула она на кресло рядом со своим столом.

– Частный детектив Татьяна Александровна Иванова, – представилась я.

– Частный детектив? – удивленно переспросила Барябина. – И что же вас к нам привело?

Интересно, у них в банке обворовали клиентку, а она еще спрашивает. Или просто прикидывается?

– Меня наняла ваша клиентка, Мирослава Владиславовна Позднякова. В результате виртуального ограбления она лишилась своих сбережений, которые хранила в вашем банке. Вот почему я здесь.

Барябина пожала плечами, как Зинаида в операционном зале.

– А я чем могу помочь?

Вот чудно, как будто ограбление произошло не во вверенном ей банке, а где-то еще. Вообще эта госпожа управляющая начала меня медленно, но верно раздражать. Причем должна признать, что даже не за что-то конкретное, как в данном случае, а просто так. Я вдруг подумала, что этот пост она заняла, потому что является любовницей какой-нибудь шишки из правительства Тарасовской области. А как иначе: кто еще мог посадить ее в это кресло и за какие заслуги? Вот сидит она, вальяжная и ленивая, как кошка, и делает вид, что не понимает, зачем к ней пожаловал детектив.

Что-то меня захлестнули эмоции. Спокойно, Таня, спокойно. Ты сейчас оцениваешь ее по внешним данным, а не по профессиональным успехам. Какое тебе дело до того, каким образом она добилась этой должности? Ведь ты-то ни за что не променяешь свою работу даже на самое высокое кресло в самом крутом банке. Пришла выяснить обстоятельства ограбления своей клиентки, вот и выясняй.

Барябину, по всей вероятности, одолевали такие же мысли, но уже на мой счет. Она оценивающим взглядом прошлась по моей прическе – я собрала свои натуральные волосы в высокий пучок на макушке и закрепила их оригинальной заколкой со стразами. Потом Екатерина Георгиевна быстро, но внимательно изучила мой строгий костюм жемчужного цвета с элегантным разрезом на юбке (я специально заехала домой после разговора с Дыком, чтобы переодеться) и закончила осмотр на изящных черных лакированных лодочках на каблуке-шпильке. Эта деталь моего туалета, кажется, произвела на нее самое неприятное впечатление. Я незаметно опустила глаза и увидела ее полные ноги в добротных туфлях на низком и широком каблуке. Да, действительно, мы, женщины, в одно мгновение можем проникнуться неприязнью к представительнице своего пола, если та гораздо моложе, более ухоженная, лучше одета и так далее.

– И все же я не понимаю, чем я могу вам помочь, Татьяна Александровна, – холодно заметила она, прервав затянувшееся молчание.

– Екатерина Георгиевна, ответьте мне, пожалуйста, вот на такой вопрос: можно ли в вашем банке заблокировать счет при помощи пароля?

– А-а-а, вы об этом… Наш банк предоставляет широкий спектр разнообразных услуг, которые мы готовы предложить нашим клиентам. И, кроме того, мы гарантируем сохранность средств клиентов.

– Вот как? Иными словами, вы страхуете средства своих клиентов, я вас правильно поняла?

Барябина вздохнула.

– Нет, мы не страхуем средства наших клиентов. Мы же не страховая организация.

– Тогда, извините, ваши гарантии не стоят и ломаного гроша. Я имею в виду кражу средств со счета моей клиентки.

– Так это совсем другое дело. Я бы назвала это, ну… недоразумением, что ли.

– Ничего себе, вы называете недоразумением исчезновение всех денег со счета клиента? По-моему и не только по-моему, это преступление.

– Татьяна Александровна, я сейчас приглашу заведующего компьютерной системой нашего банка, и он вам все объяснит.

Барябина сняла трубку телефона и нажала кнопку.

– Иннокентий Антонович, зайдите ко мне.

Через минуту в дверях кабинета появился молодой мужчина в черном костюме, ослепительной рубашке и сером в полоску галстуке.

– Да, Екатерина Георгиевна?

– Иннокентий Антонович, это Татьяна Александровна, частный детектив. Ее наняла наша клиентка Мирослава Владиславовна Позднякова. Она утверждает, что ее виртуально ограбили, и обвиняет в этом наш банк. Объясните, пожалуйста, Татьяне Александровне ситуацию.

– Конечно, Екатерина Георгиевна. Видите ли, Татьяна Александровна, – обратился он ко мне, – то, что произошло с Поздняковой, не является ограблением.

– Почему не является, если электронный счет Поздняковой практически пуст?

– Но в компьютерную систему нашего банка никто не вторгался. Вы понимаете?

– Вы хотите сказать, что деньги со счета Поздняковой снял некто…

– …кто имеет доступ к ее счету, – закончил фразу компьютерщик.

– Прежде всего этот доступ имела сама Позднякова. Уж не хотите ли вы сказать, что она сняла со счета почти все деньги, а потом заявила, что деньги снял кто-то другой, а она не совершала этой операции?

– Возможен и другой вариант. Госпожа Позднякова проводила какую-то финансовую операцию, и во время нее деньги тоже могли исчезнуть. Поэтому руководство банка и компьютерная защита здесь совершенно ни при чем.

– Я все-таки не понимаю, как при совершении финансовой операции могут исчезнуть деньги.

– Сейчас я попробую объяснить. Клиент банка проводит финансовую операцию, то есть переводит часть денег, допустим, на другой счет. В это же самое время кто-то, имеющий доступ к счету, снимает остальные средства и оставляет программу, которая подтверждает, что все в порядке и на счету госпожи Поздняковой находится сумма за вычетом снятой.

– Но как в таком случае моя клиентка обнаружила, что ее счет пуст, если программа сигнализировала, что все в порядке?

– Все дело в том, что эта лжепрограмма, разработанная, кстати, хакером высочайшего класса, просуществовала очень непродолжительное время, а потом исчезла без следа.

– Иными словами, ограбить Позднякову – я все-таки буду называть вещи своими именами – мог тот, кто имел доступ к ее счету или кто хорошо разбирается в работе компьютерных систем вашего банка? То есть сотрудники банка?

– Наши сотрудники на это не пойдут, – решительным тоном заявила Барябина, – они слишком дорожат своим местом.

– Есть и другое объяснение, Татьяна Александровна, – сказал компьютерщик. – Это мог быть хакер экстра-класса, которому под силу проникнуть в любую компьютерную систему.

Я вышла из банка, дошла до машины, села в свою «девятку» и закурила. Есть над чем подумать. Дык рассказал мне про основные способы виртуального ограбления. Банковский компьютерщик подкинул мне еще несколько вариантов того, как можно увести деньги со счета, а заодно открыл глаза на еще одно обстоятельство: клиентка могла сама опустошить свой счет. Собственно, я тоже не сбрасывала Мирославу со счетов. Если у нее возникли финансовые затруднения, она могла провернуть такую авантюру и снять деньги со счета, чтобы объявить себя банкротом.

Но как-то это не вязалось с потерянным выражением ее лица, когда она обратилась ко мне за помощью. Или она великолепная актриса и мастерски сыграла свою роль. Ладно, возьмем Мирославу на заметку, дальнейший ход расследования покажет, что к чему.

Дальше что? Бывший муж Мирославы, Константин, мог ли он ограбить бывшую супругу? Вероятно, мог. Найдется ли для этого мотив? А вот хотя бы так: Мирослава – сильная, независимая, целеустремленная женщина, муж, по ее словам, подавлял ее. С ним ей было некомфортно, она даже в другой город с детьми уехала, хотя и уверяет, что расстались они по-дружески. Но это могло быть лишь внешним проявлением, а в глубине души Константин желал, чтобы бывшая жена почувствовала боль, которую он пережил и, возможно, переживает до сих пор, ведь его отвергли и бросили. Судя по рассказу Мирославы, муж не сразу согласился на развод. Так что основным мотивом здесь могла стать месть оскорбленного в своих чувствах бывшего мужа. А может быть, Константин снял деньги со счета супруги, чтобы таким образом вернуть ее. Что она будет делать без средств, куда ей деваться? Понятно куда – обратно к мужу.

Кто еще может входить в круг подозреваемых? Леонид Ставинский, владелец магазина «Счастливый дантист», тоже предлагающий стоматологическим клиникам специальное оборудование и инструментарий и поэтому являющийся конкурентом Мирославы. А если у тебя есть конкурент, то что с ним надо делать? Избавляться от него, причем любым способом. Мирослава приехала в Тарасов из Самары – вот пусть и отправляется по бывшему месту прописки. В самом деле, лишившись своего капитала, как она сможет дальше заниматься бизнесом? А Ставинский, мало того что снова становится монополистом, так еще и приобретает кругленькую сумму…

Мои размышления прервал телефонный звонок. Звонил Дык.

– Тань, привет, – поздоровался он.

– Привет. Ну что, чем обрадуешь?

– Пока ничего конкретного не узнал. Есть, правда, кое-какие соображения Слушай, мне нужен номер электронного счета этой женщины.

– Ладно, сейчас я ей позвоню, узнаю и передам тебе.

– Давай, жду.

Он отключился, а я набрала номер Мирославы.

– Мирослава, это я, Татьяна.

– Таня, нашлись деньги, да? – Она буквально оглушила меня. Вопрос она задала с такой надеждой, что рассеялись малейшие подозрения, будто исчезновение денег могло быть делом ее рук. Нет, не может человек притворяться до такой степени!

– К сожалению, Мирослава, пока нет.

– Но хотя бы узнали что-нибудь? – уже поникшим голосом спросила она.

– Пока я только выясняю детали, собираю информацию, одним словом, – обтекаемо объяснила я. – Скажите мне, пожалуйста, какой у вас номер счета. Это необходимо для того, чтобы определить, какие проводились финансовые операции. Этой частью расследования занимается один мой знакомый, специалист по компьютерам.

– Конечно, конечно.

Она продиктовала номер счета.

– Скажите, Мирослава, когда вы обнаружили, что ваш счет пуст?

– Сегодня утром.

– Значит, сегодня вы не совершали никаких финансовых операций, так?

– Ну, да. Ведь та сумма, что осталась, просто смехотворна.

– Хорошо, а вчера вечером или утром? Или днем?

– Нет, и вчера ничего такого не было. Последний раз я снимала деньги и переводила определенную сумму поставщикам позавчера. Да, точно, позавчера.

– Еще одно уточнение. Значит, позавчера вы переводили деньги со счета на счет. Вчера никаких финансовых операций вы не совершали, а деньги оставались на вашем счете. Все правильно?

– Да. Вчера я проверяла свой счет, все было в порядке, а вот сегодня обнаружила… ну, вы уже знаете…

– Мужу вы уже сообщили о случившемся?

– Бывшему мужу? – удивленно переспросила она. – Нет, зачем. Я считаю, что его это совершенно не касается.

Какая у меня клиентка независимая, оказывается.

– Мирослава, вашему бывшему мужу известен номер вашего счета?

– Нет. А почему… Татьяна, вы что, серьезно думаете, что это мог сделать Константин?

– Мирослава, сейчас я подозреваю всех. Постепенно круг подозреваемых будет сужаться. Возможно также, что он расширится, если всплывут какие-нибудь новые факты или появятся новые обстоятельства.

– Но ведь я вам уже говорила, что Константин здесь ни при чем. Я хорошо знаю своего мужа, у него есть недостатки, но в честности ему не откажешь.

– Хорошо. Если у меня возникнут еще какие-нибудь вопросы, я с вами свяжусь.

Ну вот. Значит, один из вариантов, который предложил в качестве объяснения банковский компьютерщик… Иннокентий Антонович, кажется – что хакер вмешался, когда Мирослава переводила часть денег на другой счет, отпадает. Не мог он вмешаться и совершить свое черное дело, потому что в тот день Мирослава не проводила финансовых операций.

Я позвонила Дыку и сообщила ему номер электронного счета Поздняковой. Теперь нужно было решать, что делать дальше. Поеду-ка я к Леониду Ставинскому. Или нет, сначала стоит подкрепиться. Я решила заехать в кафе «Миндаль», оно было как раз недалеко от банка. Но начался дождь, и не просто дождь, а настоящий ливень – как говорится, разверзлись хляби небесные. Я сидела в машине и наблюдала за сплошной дождевой завесой, которая стояла наподобие стены. Тротуары за несколько минут скрылись под потоками воды, а вода, вытекавшая из водосточной трубы здания напротив, бурлила и пенилась.

В Тарасове к двум основным российским бедам, дуракам и плохим дорогам, добавилось еще несколько. Зимой – снегопады и гололед, которые парализуют всякое движение, пешеходное и транспортное. Летом на их место приходили ливни и грозы, во время которых без плавсредств передвигаться по улице было невозможно. Вот и сейчас тарасовские улицы превратились в полноводные реки, ливневая канализация по-прежнему не работала. Придется ждать, пока закончится ливень.

К счастью, летние дожди бурные, но кратковременные, не то что осенние, которые нудно и долго накрапывают, кажется, что прямо в мозг, и тянут душу. Наконец дождь прекратился, а вода постепенно схлынула. Можно ехать.

Я вошла в кафе, заняла столик у окна и сделала заказ. Вскоре официантка принесла мне порцию салата, куриную грудку, пирожное «Волга» и вишневый компот. В кафе было немноголюдно, играла тихая мелодичная музыка. Я с аппетитом принялась за еду.

– Что вы мне принесли? – тишину прорезал громкий недовольный бас.

Я обернулась и увидела сидящего через два столика от меня толстого мужчину лет 55–60, с обрюзгшим лицом.

– Я принесла ваш заказ, – объяснила официантка, – вы заказали суп-харчо. Вот он, пожалуйста.

– Это не суп-харчо, это какая-то баланда! Позовите сюда повара. Я ему объясню, как надо готовить.

– Но повар сейчас занят.

– Тогда я сам пойду к нему!

– На кухню нельзя! Ладно, сейчас я позову.

Пришел повар, и мужик начал его отчитывать за плохо приготовленный заказ.

– Извините, – сказал повар, – если вам не нравится, вы можете сделать новый заказ.

– Новый заказ, еще чего! Чтобы ты приготовил такое же дерьмо?

– Извините, – еще раз сказал повар, – мне надо на кухню.

Он повернулся и пошел. Мужчина схватил тарелку со злополучным супом и запустил ее в повара, но не попал. Она разлетелась на мелкие осколки, покрывшие пол вместе со всем ее содержимым.

– Ты, – крикнул он проходившей мимо официантке, – принеси мне водки!

– Покиньте кафе, – тихо, но твердо сказала девушка.

– Чего? – Он схватил со стола солонку и собрался метнуть ее в официантку.

Я решила, что пора вмешаться, и успела перехватить занесенную для броска руку, тем самым отвлекая его гнев на себя. Впрочем, мне не привыкать разбираться с подобными типами. Суп ему, видите ли, не понравился. Вари его тогда себе сам, нечего устраивать дебош в общественном месте.

Я завела руку мужчины за спину и повела его вон из кафе. Он сначала ошалело косился на меня и пытался освободить руку, но его попытки были обречены на провал – от моего захвата редко кому удавалось освободиться, а уж такому нетренированному пузатому толстяку тем более. Я вывела его на свежий воздух.

– Еще раз устроите скандал – будете сидеть в каталажке! – пообещала я ему напоследок.

Я вернулась в кафе, расплатилась, выслушала благодарность от официантки и направилась к машине.

Магазин «Счастливый дантист» находился на улице Казачьего Атамана, недалеко от железнодорожного вокзала. Я припарковалась и подошла к магазину. К входной двери вели несколько ступенек. Я поднялась, открыла дверь и вошла внутрь. Слева у окна за компьютерным столом сидела молодая светловолосая женщина с ярким макияжем и что-то увлеченно рассказывала другой, стол которой находился чуть поодаль. Эта женщина выглядела немного постарше и не так эффектно. По левой стороне стояли стеклянные стеллажи с выставленными в них принадлежностями.

– Здравствуйте, – поздоровалась я с ними.

Они только кивнули и продолжали беседовать. Я стала рассматривать полки с товаром, а сама краем уха слушала разговор женщин.

– Представляешь, Ларис, – сказала молодая, – Джейсон Стэтхем с виду такой весь брутальный… а оказалось, что гей!

– Да ты что? Да ладно, не может быть!

– Точно тебе говорю!

– Наташ, так что же это получается, Джордж Клуни не гей, а Стэтхем – гей? Вот ничего себе, какой поворот событий!

– Даа-а-а, вот так вот, теперь гадание на ромашке проходит не в формате «любит не любит», а «гей не гей».

– Вот дожили! А мой старший от него просто фанатеет, говорит, что Джейсон настоящий пацан.

– А у меня муж балдеет от фильмов с его участием, особенно от «Перевозчика». Считает его эталоном настоящего мужика! Вот и не знаю, как быть-то теперь, выложить ему правду про его кумира? Прямо боюсь за нежную мужскую психику.

– Да-а-а, дела…

Сотрудницы «Веселого дантиста» замолчали и уткнулись каждая в свой компьютер. Послышались щелчки мыши и удары по клавишам, но спустя несколько минут дамы, не выдержав эмоционального голода, снова начали обмениваться новостями.

– Ой, Ленчик-то наш! – начала Наташа.

– Что такое? – оторвалась от компьютера Лариса.

– Да вот, – Наташа понизила голос, – со вчерашнего вечера весь сияет, как медный грош!

– По какой причине?

– А фиг его знает. Да, жену свою он сегодня отправил на заграничный курорт, вот поэтому, наверное…

– Где он деньги-то взял? Ведь все время плачется, что не хватает ему.

– Не хватает? Я могу тебе сказать, чего ему не хватает, да только… Ой, вот он идет, уже к лестнице подошел… Тссс…

Дамы быстро вернулись к своим компьютерам и резво застучали по клавишам. Потом, увидев, что шеф уже наполовину открыл входную дверь, как по команде растянули рты в улыбке и синхронно поздоровались:

– Здрасте, Леонид Геннадьевич!

Я, не мешкая, поспешила к выходу и, не доходя нескольких шагов до входной двери, растянулась на полу. Разумеется, я ничего себе не повредила – сказались долгие тренировки, при моей работе часто приходится приземляться на разные части тела. Сейчас мне нужно было во что бы то ни стало привлечь к себе внимание хозяина «Счастливого дантиста» Леонида Ставинского, Ленчика, как его назвали сотрудницы. Действительно, интересно, что же его так обрадовало? Не обусловлено ли это его причастностью к исчезновению денег Поздняковой? Нужно обязательно выяснить, а для этого требуется как минимум личное знакомство с господином Ставинским. Ради знакомства и была разыграна сценка под названием «падение на ровном месте». Для пущей важности я прикрыла глаза.

– Ой! – воскликнули Лариса и Наташа.

– Девочки, откройте дверь в мой кабинет, надо положить ее на диван, – распорядился Леонид.

Я по-прежнему не открывала глаза. Ставинский поднял меня на руки и понес. Глаза я решила открыть, когда почувствовала, что меня положили на мягкий кожаный диван. Первое, что я увидела, были встревоженные глаза мужчины, склонившегося надо мной. Глаза голубого цвета.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное