Марина Клингенберг.

Возвращение в Дилан



скачать книгу бесплатно

Солдаты со стены разразились одобрительными воплями.

– Балиан, ну перестань! – почти с тоской воскликнул Юан, не знавший, что ему делать – то ли броситься к Балиану, то ли к Сигфриду, чтобы тот слегка умерил агрессию. – Люди погибнут! Ты пострадаешь! Что с тобой? Пойдем, ты нужен в Этериоле!

– Кому, интересно, – Балиан картинно скривился.

– Всем! – подала голос Лейан.

– Ты вообще уйди отсюда! – Балиан разбушевался не хуже Сигфрида. – Взяла меч и возомнила себя черт знает кем! Думал, хоть здесь тебя не увижу!

Балиан действительно не ожидал ее здесь увидеть, и потому разозлился не на шутку. Не то чтобы он ненавидел Лейан, но ее появление здесь как нельзя красноречиво напомнило ему о том, что и Дилан уже не такой, как прежде, что в нем, как и в Этериоле, произошли непоправимые перемены; Торгнира здесь больше не было, равно как и Розетты, зато незнамо почему пришла она, эндерглидская девчонка, чем-то намертво приклеившая к себе Юана.

Лейан такое обращение заставило буквально прирасти к месту. Она знала, что Балиан не слишком ее жалует, но всему был свой предел. Выкрикнуть такое, да еще при самом короле здешней страны… Чуть ли не впервые в жизни к ее глазам подступили слезы – не грусти, а обиды и самой настоящей ярости.

Кристиан и Юан, более чем недовольные подобным безосновательным отношением, в это время уже сделали несколько шагов вперед, чтобы силой утихомирить Балиана, раз уж он не желал ничего слушать, но Лейан их опередила.

– Позвольте я, – сдавленно проговорила она.

Братья, несколько удивившись, остановились и пропустили ее вперед. Сигфрид со своим отрядом и солдаты на стене и у ворот, ничего не говоря, заинтересованно наблюдали за ней.

Лейан остановилась в нескольких метрах от Балиана и положила ладонь на рукоять своего меча.

– И что дальше? – хохотнул Балиан.

Но его смех оборвался в ту же секунду, что и возник. Лейан так стремительно обнажила меч и бросилась на него, что он едва успел увернуться от удара. Лезвие опасно просвистело в считанных миллиметрах от его головы. Никак не ожидавший такого Балиан даже не сразу сообразил вооружиться, и следующий ряд ударов стал для него нелегким испытанием: силясь понять, что происходит и как такое вообще возможно, он уклонялся то в одну, то в другую сторону. Чаще всего безошибочно, но избежать мелких потерь, таких как неглубокие царапины и тоненькая прядка волос, ему все же не удалось.

– Какого черта ты делаешь?! – наконец, заорал он, отпрыгивая подальше.

Лейан раскраснелась, ее волосы растрепались, глаза метали громы и молнии.

– Я не стану этого терпеть! – выкрикнула она. – Не смей говорить о том, чего не знаешь!

– Ах вот ты о чем! – Балиан обнажил свой меч. – Ну ладно, сама напросилась.

Но в тот момент, когда он уже был готов нанести удар, их взгляды встретились, и Балиан, помедлив, опустил оружие. Во-первых, сражаться с девчонкой он считал ниже своего достоинства, таких номеров ему проделывать еще не приходилось.

Во-вторых, Лейан была внучкой Гволкхмэя, и если она по собственной глупости получит ранение, то виноват окажется все равно он. И, наконец, в-третьих, Юан отчего-то ей дорожил и уже сейчас сверлил его негодующим взглядом.

В общем, Балиан вполне был готов свернуть конфликт. Однако этому помешал находчивый Сигфрид.

– Делайте ставки, ребята, – обратился он к солдатам.

Сразу несколько человек нестройным хором выразили надежду, что каким-нибудь чудом победит Лейан и «нахального мальчишку» перестанут считать главным, а значит, сопротивление разладится. Подлили масла в огонь и солдаты на стене – они, в отличие от тех, кто стоял перед стеной, воспринимали все по-иному и передавали происходящее товарищам внизу таким образом: Балиан столкнулся с серьезным противником из Этериола, но в силу того, что воин – юная девушка, нет ни малейших сомнений в том, что он не отступит и одержит славную победу.

– Ну ладно, нападай, – Балиан снисходительно улыбнулся, словно его противником был неразумный ребенок, в жизни не видевший меча.

Лейан не заставила себя просить дважды. Годы изнурительных тренировок припомнились ей во всех красках, подпитывая возникшую ярость. Разве этого она ждала в награду за свои нечеловеческие усилия? Конечно, ненависть к Балиану, которого она так долго любила, была минутной, если не секундной, но захлестнувшие чувства отпускать не желали. Его нужно было во что бы то ни стало поставить на место, сколько можно терпеть? Не говоря уже о ней, как он мог так встретить своих братьев, которые стольким пожертвовали ради него?

Не помня себя, Лейан кинулась вперед. Она понимала – Балиан не станет пока идти на какие-либо ухищрения и нападать, он просто будет преграждать путь ее мечу. Так и случилось. Балиан со скучающим видом встретил лезвие оружия Лейан своим, но тут же был вынужден поднапрячься. Его глаза от удивления становились все больше, и поневоле он даже сделал несколько шагов назад. Он никак не мог ожидать от Лейан такой скорости и силы, и, самое главное, вполне правильных, рассчитанных ударов.

– Врежь ему, Лейан! – донесся до него сквозь восторженные восклицания солдат крик Юана.

– Эй! – пригнувшись, проорал ему Балиан. – Какой ты мне брат после этого?! – он едва успел отбить очередную атаку – Лейан не собиралась ждать, пока он наговорится.

– Сам виноват! – весело отвечал Юан. – Нечего людей оскорблять впустую!

От дальнейшего продолжения беседы Балиану пришлось воздержаться. Решив прекратить церемониться, он постарался выкинуть из головы сознание того, с кем он сражается, и действовать всерьез. Так он немного продвинулся вперед и довольно быстро перешел в ожесточенное наступление. Однако, вводя его во все большее потрясение, Лейан не без труда, но отбивала все его удары, один за другим. Тогда Балиан использовал свой коронный прием – нацелился на ее запястье, чтобы, как на показательных боях, попросту выбить меч из руки. Но и тут его ждал сюрприз. Лейан, очевидно, была знакома с этой уловкой. Балиан отметил ее взгляд, быстро метнувшийся за лезвием – она поняла, что к чему, но слишком поздно, и не могла успеть принять какие-либо меры, например, увернуться или предупредить нападение своей атакой. И все-таки выход был, и она смогла им воспользоваться. Выпустив рукоять меча из пальцев, Лейан поймала оружие другой рукой; удар Балиана пришелся в цель, запястье пронзила боль – зато меч по-прежнему был при ней, и бой мог продолжаться.

Наблюдающие за поединком солдаты разразились аплодисментами и свистом, и даже Сигфрид одобрительно хмыкнул. Масштаб битвы был, разумеется, не тот, к которому он привык, но скорость и находчивость девушки из Эндерглида впечатлили его.

Однако Кристиан, более чем хорошо знающий мастерство Балиана и знакомый с умениями Лейан, в отличие от солдат, уже предвкушающих поражение юного захватчика, оценивал ситуацию более трезво.

– Ей не победить Балиана, – сказал он.

– Конечно! – кивнул Юан. – Мне тоже. Но это отнюдь не значит, – подмигнул он брату, – что мы не можем поставить его на место.

Глава восьмая. Посланник

Уже второй день в Этериоле бушевала непогода. И эндерглидские, и градеронские воины негодовали – уж больно неудачный был выбран момент для сильнейшего ливня. Буря застала отряд воинов Рассвета на подходе к селению отступников, и они были вынуждены повернуть назад: в их планы не входило рисковать жизнью понапрасну. Воинам Заката пришлось куда хуже. Они охраняли запретную территорию и злосчастную гору, под ледяными руинами которой высились Врата Рассвета, и потому не могли нигде укрыться. Плюс к тому, им пришлось усилить бдительность: если отступники и были в чем-то лучше них, так это в способности ориентироваться даже в условиях никудышной видимости. Градеронцы могли сражаться в почти полной темноте, но если вдобавок к этому еще и шел дождь или град, то дело было плохо. Отступники, привыкшие переносить непогоду под открытым небом, частенько пользовались случаем и нападали, зная, что у них будет хоть какое-то преимущество.

Но в этот раз неприятель, подобравшись к заветной горе, решил воспользоваться дождем не для атаки, а для выполнения куда более деликатной миссии. Таранос знал, что показываться на глаза воинам – и Рассвета, и Заката – сейчас крайне нежелательно. Кто-то выдал его, и слухи о том, что после обрушения горы он остался жив, уже весьма подпортили ему жизнь. Таранос предпочел бы пока оставаться мертвым, по крайней мере, в мыслях своих врагов, коими он обзавелся в потрясающем количестве.

Ему легко удалось проникнуть на запретную территорию давно знакомым путем. Было бы желание, а прошмыгнуть незамеченным, пока воин Заката неспешно расхаживает по длиннющей границе, не так уж и сложно. Таранос даже мог и показаться, все равно минутой позже он бы скрылся среди ледяных гор, никто не посмел бы за ним погнаться. Нечеловеческая глупость со стороны Руэдейрхи запрещать своим людям заходить на запретную территорию, зная, что именно там он, Таранос, любит проводить время. Хотя когда он поделился своим удивлением с Эриданом, тот высказал дельную мысль, что для градеронцев, и уж тем более эндерглидцев, свыкнуться со знанием того, что кто-то может преспокойно прогуливаться по запретной территории, практически невозможно.

– Я и сам в это не слишком верю, – хмыкнул тогда Эридан, прикрепляя третье лезвие, чуть загнутое наподобие когтя, к своей перчатке. – Тебе действительно там легко находиться?

Таранос подумал, прежде чем ответить. Он не мог сказать, что чувствует себя в горах комфортно, но плохо ему тоже не было. Тяжелая и зловещая аура вызывала в нем странную дрожь. Будто бы он был жаден до денег, а вокруг высились горы золота – столько, сколько он никогда не сможет унести… Но ему нужно во что бы то ни стало найти способ овладеть всем.

– Думаю, Солфордж мне помогает, – сказал Таранос вслух. – Может, мне и нелегко… Но я могу там находиться.

Он говорил не совсем правду. Таранос не просто мог – его постоянно тянуло туда. Тянуло к новым сокровищам, к новой силе. Ему приходилось сдерживать себя, чтобы ограничиваться лишь осмотром проклятых мест. Изучив украденную у Танкреда книгу, он приступил к поискам, надеясь, что как-нибудь ему удастся изловчиться и найти предметы, которые кто-то уже успел похитить, а вынести с запретной территории не смог. Но пока он смог обнаружить только Алгол, который теперь был утрачен. Когда Таранос вспоминал об этом, он скрипел зубами от злости. Его успокаивало лишь сознание того, что виновник этого отправился, наконец, на тот свет. Правда, этому утешению очень скоро пришел конец. Эридан сумел выяснить, что Врата Рассвета по каким-то причинам возникли на той самой горе, что никто не спешит объявлять Балиана Розенгельда мертвым, и что его братья, судя по всему, отправились в Дилан. Не суметь сложить эти факты в единую картину мог только слабоумный.

– Скорее всего, он призвал Врата Рассвета прямо там, – прошипел Таранос. – И ушел в Дилан.

– Это невозможно, – Эридан недоверчиво посмотрел на него.

– Хотел бы я, чтобы это было так. Сам считал так же, пока эти мальчишки не призвали свои Врата в Дилане, – Таранос в ярости сжал кулаки.

И все же он надеялся, что усилия Розенгельдов бесполезны, и Балиану не удалось выбраться. А еще лучше – что он сумел сбежать, но и он сам, и его братья останутся в Дилане навеки. Мало ли, вдруг там опять разразилась война. С другой стороны, никто не мог гарантировать, что Розенгельды погибнут в мире смертных, а не задержатся там, затеяв очередное предприятие. Это выходило Тараносу боком. Вдруг, подумал он, Балиан погиб, и его братьев отправили в Дилан совсем по другой причине? Что, если власти Эндерглида и Градерона прознали о его планах?

Таранос порядком извелся, думая об этом. Именно поэтому он сейчас был здесь – пробрался через уже изученные лабиринты запретной территории к обрушившейся горе, у которой дежурили воины Заката. Таранос насчитал четверых. Пока они его не замечали, и грех было этим не воспользоваться.

Положение осложнялось тем, что хоть гора и находилась близко к запретной территории, таковой не являлась, и в случае чего воины вполне могли подняться на нее – хотя бы чтобы проверить, все ли там обстоит нормально. Тараносу сообщали, что они уже забирались наверх. Но он решил рискнуть и, улучив момент, когда ветер ударил струями дождя с новой силой, проскользнул за спинами воинов Заката и стал торопливо взбираться по ледяным и каменным глыбам. Ловкости ему, как бывшему преследователю, было не занимать. Всего через пару минут воины уже не имели возможности увидеть его.

Тараносу пришлось приложить немало усилий, чтобы отыскать лаз, ведущий в образовавшееся под ледяным завалом пространство, где высились Врата Рассвета. Но успех его не обрадовал. Таранос пробрался внутрь и, конечно, прямо сейчас мог уйти в Дилан. Но в его планы это не входило. Он хотел отправить туда отступников, и даже не будь у горы охранников, эта задача была бы практически невыполнимой. Привести стольких людей сюда, на такую высоту, и заставить их по одному, чуть ли не ползком пробираться под завал? Это бы заняло целую вечность.

Таранос понял, что ему придется велеть всем отложить пока поход в Дилан и затаиться, ожидая очередной смены Врат в Этериоле. Это могло произойти через полгода, но могло и гораздо раньше, если Гволкхмэй, что вполне вероятно, решит навести порядок и каким-нибудь образом вернуть Врата к Эндерглиду. Таранос не без оснований подозревал, что раз один Балиан смог призвать Врата Рассвета, то другие Розенгельды с легкостью «передвинут» их на прежнее место. Эндерглиду это выгодно – ведь с их точки зрения, пока Врата здесь, они подвергаются дополнительной опасности.

Подумав об этом, Таранос усмехнулся про себя. Гволкхмэю будет невдомек, что перемещением Врат он окажет им большую услугу. Если жители светлого города не горели особенным желанием бросаться в атаку на Градерон, то уж градеронцы точно совсем другого склада и с радостью поддержат нападение отступников. Не все, но наверняка многие.

Таранос внимательно осмотрел все, что мог. Он не особо надеялся на чудо, но все равно был разочарован – Алгола нигде не было. Очевидно, его навсегда погребли под собой глыбы льда.

Он еще раз убедился в том, что извлек максимум пользы из осмотра горы и стал спускаться вниз. Теперь, когда он знал, что Врата Рассвета, покуда они находятся здесь, ему не нужны, можно и показаться мельком воинам Заката – пусть знают, что расслабляться рано. Пусть сделают ошибочные выводы.

Так Таранос и поступил. Бесшумно подступив к одному из охранников, в ведении которого была не сама гора, а проход чуть дальше, он метнул в него один из своих кинжалов – отравленный, вдруг повезет?

Но нет, воин Заката почувствовал его присутствие и вовремя увернулся. Не тратя времени даром, он кликнул товарищей и выхватил из ножен меч. Однако дождь по-прежнему служил Тараносу добрую службу: он заглушил крик и заметно сбавил уверенность молодого воина, понимающего, что при такой видимости он вряд ли имеет большие шансы на победу. Если он и разглядел Тараноса, то только его смутный силуэт, скользнувший к тому месту, куда упал отравленный кинжал. Расставаться со столь действенным оружием он не собирался.

И тут судьба словно бы решила удовлетворить прихоть Тараноса и отметить здесь свое присутствие более значимым поступком. Неистовый ветер вызвал неподалеку небольшой обвал. Воин Заката, подумав, что причина шума – его враг, обернулся, и в этот момент Таранос, взмахнув рукой, выпустил из кольца преследователя черную молнию. Несмотря на ливень, огонь охватил воина мгновенно, раздался дикий крик, на который тут же кинулись остальные, но все было тщетно. Когда другие воины Заката подоспели на место трагедии, Таранос, смеющийся в голос, был уже далеко, а они ничем не могли помочь своему товарищу.

Весьма довольный собой, Таранос, понимая, что воины не смогут догнать его, неспешно углубился в запретную территорию, хищно поглядывая на те горы, где, как гласила книга, хранятся сокровища. Но, увы, проклятия пока не позволяли завладеть ими. Не раз и не два Таранос пытался, применяя Солфордж к отступникам, заставить их взять драгоценности, однако все они погибли, едва коснувшись их. Этого было мало: чтобы взять сокровище без вреда для себя, оно должно быть вынесено за пределы проклятого места. Таранос сделал вывод, что случается это крайне редко, но все еще не терял надежды. Он не знал, как Розетте удалось завладеть Солфорджем, мог только предполагать, что Балиан, схватив браслет, в ту же секунду бросил его девушке. Нужно было действовать быстро, но те, кого Таранос держал во власти Солфорджа, по его собственному выражению, «притормаживали». Оставалось только найти безумца, который попробует выкинуть подобный номер добровольно, и, надо сказать, Таранос трезво оценивал ситуацию и понимал, что таковой вряд ли найдется. Разве что опять привести кого-то из Дилана, но успех подобного предприятия был и вовсе фантастикой, по крайней мере, без помощи пергамента.

Думая об этом, Таранос подходил все ближе к горе Солфорджа. Он знал, что где-то неподалеку бродит воин Заката, и решил еще раз использовать силу внушения, чтобы попытаться завладеть каким-нибудь сокровищем. К тому же, он понимал, что убийство или же исчезновение второго воина, да еще так далеко от Градерона, вызовет у всех смятение. Ведь никому невдомек, как быстро можно преодолеть такое расстояние, если пользоваться тропами запретной территории.

Таранос стал осторожно приближаться к небольшому проходу, который, как гласили слухи, любезно проделал в ледяной горе Кристиан Розенгельд. Коснувшись золотого браслета, спрятанного под длинным рукавом, Таранос приготовился немедленно воздействовать на будущую жертву в полную силу. Внушить, что если воин схватит сокровище и тут же откинет его в сторону, оно будет принадлежать ему… Оно даст ему власть… Счастье… Или чего он там желает – это будет ясно позднее.

Таранос не переставал удивляться тому, как ему способствует удача. Едва он приблизился вплотную к проходу, как снаружи, за границей запретной территории, послышались шаги. Воин Заката шел прямо к нему в руки! Сейчас он пройдет мимо, и Таранос, увидев его, сосредоточится…

Шорохи раздавались все ближе. Таранос напрягся. Нельзя было исключать, что его заметили. Но даже если так, воздействие Солфорджа в полную силу любого заставит замереть на месте.

– Давай же! – послышался вдруг чей-то крик.

Таранос от неожиданности отпрянул, направив силу Солфорджа не на кого-либо конкретного, а сразу на трех человек, ввалившихся в проход. В следующую секунду ему стало ясно, что ни о каком везении больше не может быть и речи. О да, один из нарушителей спокойствия был воином Заката. Но он умер прямо на глазах у Тараноса – Эридан всадил в него отравленный кинжал, который тут же выпустил из руки: из-за Солфорджа он и его спутник были вынуждены схватиться за головы, взрывающиеся адской болью.

– Прекрати это! – рявкнул на Тараноса Эридан.

Таранос, чертыхнувшись, послушался.

– В чем дело? Что вы здесь забыли? – процедил он сквозь зубы.

– Тебя! – ответил Эридан в том же тоне. – Надеялись перехватить до того, как ты пойдешь к той горе… А этот увидел нас и бросился, – выдернул он свой кинжал из мертвого тела воина Заката.

– Я уже был там.

– Так и думал, – буркнул второй отступник, Торгрерд. – Много шороху навел?

– Не очень, – уклончиво ответил Таранос.

– Поговорить надо, – сказал Эридан. – Только давай не здесь, раздражает. Пойдем к озеру, все равно охрана на сегодня закончена, – хохотнул он.

Все трое вышли с запретной территории, по настоянию Тараноса вытащив труп убитого на более видное место. Ему совсем не хотелось видеть в своих владениях, коими он считал заснеженные горы, незваных гостей, отправившихся на поиски несчастного.

Они расположились у мрачного озера. Эридан сразу приступил к делу:

– У Торгрерда недурная мысль. Мне до ваших затей дела нет, но я ему должен.

Торгрерд довольно ухмыльнулся. Это был невысокий коренастый человек с коротко стрижеными волосами совершенно непонятного цвета – нельзя было даже сказать с уверенностью, принадлежал ли он к Эндерглиду или же Градерону. Но, учитывая имя, все, кто был знаком с ним, склонялись к тому, что он все-таки уроженец темного города. Лицо его чаще всего было улыбчивым, но при этом умудрялось постоянно выражать неприкрытую агрессию, даже если он говорил о том, как прекрасна сегодня погода. В стане отступников его уважали и боялись, и на этой почве Эридан и Торгрерд стали приятелями и частенько оказывали друг другу разного рода услуги. Не безвозмездно, подобное за пределами городов было не в чести даже между друзьями.

– А мне как раз нравится твой план, Таранос, – Торгрерд, улыбаясь, смерил любопытным взглядом огромные рога своего собеседника. – И я хотел бы ему поспособствовать.

– Каким образом, – мрачно хмыкнул Таранос.

– Ну, если все будет так, как ты задумал, человек в Дилане необходим, не так ли? Если бы мы дали знать тому, о котором ты говорил…

– Он умер, – напомнил Таранос.

– Именно поэтому я здесь. Позволь предложить свою кандидатуру, – Торгрерд улыбнулся еще шире, будто бы заискивающе, но при этом его лицо красноречиво намекало на то, что его лучше не огорчать отказом.

Напугать Тараноса было не так-то просто, да и Солфордж был при нем. Он со скучающим видом ждал продолжения. Торгрерд снова заговорил:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15