Маргарет Уэй.

Никто тебя не заменит



скачать книгу бесплатно

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

The English Lord’s Secret Son

© 2012 by Margaret Way Pty Ltd

«Никто тебя не заменит»

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Глава 1

Кейт осторожно вкатилась на своем БМВ в узкое пространство между другими машинами, только что покинутое таким крошечным автомобильчиком, что он мог бы поместиться в кармане его владельца.

– Отлично, мам! – воскликнул ее семилетний сын Джулс. – Это было круто! – «Круто» с недавних пор заменило в его лексиконе поднадоевшее уже Джулсу словечко «классно». – Ноа очень тебя уважает.

Ноа, его лучшего друга, восхищало умение Кейт водить автомобиль, потому что его собственная мать, красивая и умная женщина, но никудышный водитель, постоянно умудрялась то задеть чью-нибудь машину крылом, то врезаться в чей-нибудь бампер, сдавая назад. Вечно на ее серебристом «вольво» красовались царапины и вмятины.

Именно Ноа сократил имя Джулиан, которое ему было трудно выговаривать, до короткого Джулс. И теперь так Джулиана называли все: и друзья, и одноклассники, и даже учителя.

Кейт выключила зажигание и посмотрела на сияющее лицо сына. Ей он казался самым красивым на свете. Но Джулс еще был и очень смышленым мальчиком.

День нынче выдался замечательный – в такие дни особенно хочется жить. В воздухе плыли мириады цветочных ароматов, усиливаемых жарой. Со стороны Сиднейской бухты долетал соленый морской бриз. Сама бухта являла собой живописный вид. Не удивительно, что Сидней, стоящий на изрезанном многочисленными заливами берегу Тихого океана, считается одним из самых красивых городов мира – здесь даже обычная поездка с ребенком в школу поднимает настроение.

Джулс обучался в Кингсли-колледж – одной из лучших в стране частных школ для мальчиков. Ее здание из тесаного камня окружали тщательно подстриженные лужайки и тенистые деревья. Родители гордились тем, что могут позволить себе отдать сюда детей учиться, хотя некоторым семьям это было почти не по карману.

Кейт подумала, что скоро закончится учебная четверть и начнутся рождественские каникулы.

Тут же из глубин памяти вновь всплыли непрошеные воспоминания о том, давнем Рождестве, встреченном на другой стороне земного шара. О праздниках, проведенных в стране, где на Рождество не осыпаются с деревьев дождем цветочные лепестки, как в Австралии, а все укрыто снегом: и дома, и крыши, и голые ветви деревьев, словно в сказке.

Как давно это было…


Кейт тогда только-только исполнилось восемнадцать, и она считала, что лежащая впереди чистым листом жизнь полна прекрасных обещаний. Кейт казалось, что за ней приглядывает ангел-хранитель, потому что именно тогда она безоглядно, безнадежно влюбилась. Эта влюбленность казалась чудесным подарком судьбы, и Кейт наслаждалась им несколько чудесных месяцев, похожих на прекрасный сон. А потом ее счастье внезапно и безжалостно было уничтожено.

Как можно чувствовать себя, когда твое сердце разбито? И не просто разбито, но еще и растоптано? От Кейт требовалось смириться с этой ужасной потерей и исчезнуть как дым.

Теперь, стоило вспомнить о том, как с ней тогда обошлись, в голове навязчивым лейтмотивом всегда всплывали строки из стихотворения Альфреда Хаусмана:

 
Дари ты щедро деньги,
Но сердце не дари.
 

Она напрасно подарила свое сердце, а взамен получила суровый урок: даже если двое любят друг друга, нельзя верить никаким ручательствам. Да и что, собственно, есть любовь? Временное завораживающее безумие? Отчаянное стремление утолить плотский голод, не пытаясь заглянуть друг другу в душу? Многие ли были благословлены любовью длиной в жизнь? Не слишком ли глупо мечтать о ней, учитывая непостоянство человеческой натуры? Столько людей пострадало от любви, которая исчезает так же внезапно, как и возникает!

Кейт снова научилась любить рождественские дни. Появление на свет сына чудесным образом изменило ее жизнь к лучшему, помогло взглянуть на ситуацию шире. Теперь, вместо того чтобы думать о разбитом сердце, нужно было заботиться о малыше. Джулс стал для нее самым важным человеком на свете, едва лишь его впервые приложили к ее груди. Мать и сын были нежно привязаны друг к другу.


Кейт поцеловала сына в макушку, с наслаждением вдохнув аромат его густых белокурых волос, и с чувством произнесла:

– Я люблю тебя, дорогой!

В голове одно за другим пронеслись воспоминания: вот Джулс – еще младенец, а вот уже делает свой первый шаг, вот в четыре года веселится на своем дне рождения с клоунами и катается на пони, а вот несколько месяцев спустя у него выпадает первый зуб. Как быстро бежит время! Сын так быстро растет, начинает смотреть на мир со своей точки зрения, задавать множество вопросов.

– Я тоже тебя люблю, – отозвался Джулс.

Они повторяли эти слова друг другу каждый день.

Джулс отстегнул ремень безопасности, но медлил открывать дверь.

– С тобой все в порядке, милый? – насторожилась Кейт.

Сын помолчал немного, словно прикидывая, как она воспримет его слова, не обидят ли они ее, и торопливо пробормотал, склонив голову:

– Почему у всех есть папы, а у меня нет?

На эти слова сердце Кейт отозвалось болью. Как бы сын ни любил ее, в глубине души он хочет иметь отца, чтобы в его жизни был мужчина, с которого можно брать пример.

Во рту пересохло, в голове мелькнуло: «Ты ведь всегда знала, что рано или поздно это услышишь».

– С точки зрения биологии у любого человека обязательно есть отец, – произнесла Кейт.

Жалкая отговорка! Джулс уже в таком возрасте, когда ребенок многое понимает и хочет получить ответы на свои вопросы.

– Мам, ну я серьезно, – умоляюще протянул Джулс и посмотрел на нее синими глазами, цвет которых отличался от цвета ее глаз, и все это замечали. – Ты не представляешь себе, каково это: ребята в школе спрашивают меня о том, кто мой отец, где он?

Стараясь говорить деловым тоном, Кейт пояснила:

– Я ведь уже говорила тебе, что он живет в Англии и не может быть с нами.

Господи, да его отец даже не в курсе о существовании Джулса! Интересно, что бы он сделал, если бы узнал? Признал родство – ведь его несложно доказать? Или не нашел бы места в своей жизни для незаконнорожденного сына? Одно Кейт знала точно: Джулиана у нее никому не отобрать. Она воспитывает его в одиночку, неся на своих плечах бремя матери-одиночки. Если придется сражаться за опеку над сыном, она будет драться как львица.

– Отец нас не любит? – Новый вопрос вывел Кейт из задумчивости. – Почему он не хочет жить с нами? Ребята в школе считают, что ты очень классная.

Джулиана дома всегда окружали только женщины. Кроме матери у него была еще бабушка Стелла, которая присматривала за мальчиком, когда Кейт была на работе. А еще у него было множество «тетушек» – подруг и коллег матери.

Джулс жил в довольно большом доме с видом на бухту. Отсюда было всего пять минут езды до детского парка и пристани для яхт. В городе было множество пляжей и бассейнов, и Джулс уже считался хорошим пловцом для своего возраста. У него была прекрасная жизнь: обеспеченная и безопасная. Он не нуждался ни в чем.

Но мальчику нужен был отец.

– А почему вы не поженились?

– Мы собирались. Мы очень любили друг друга, строили планы на будущее. А потом произошло очень важное событие: твой отец унаследовал титул пэра. Это означало, что он больше не сможет покидать Англию. – «Точнее, не хочет», – мысленно поправила себя Кейт. – Мне пришлось вернуться в Австралию, потому что здесь живут мои родные. А семья твоего отца живет в Англии. К тому же его мать, Алисия, подыскала ему невесту из знатного рода – графскую дочь.

– Ты не понравилась Алисии? – недоверчиво спросил Джулс: для него мать была верхом совершенства.

Кейт до сих пор не могла забыть последнюю стычку с чопорной, высокомерной леди, вещавшей ледяным тоном.

– Ну, сначала она относилась ко мне неплохо, – призналась Кейт, помолчав.

И это было правдой. Алисия была уверена, что юная австралийка уедет из Англии. Она считала, что это был всего лишь преходящий каприз ее сына – завести краткий роман с хорошенькой девушкой, пока улаживаются последние формальности с принятием титула.

– А потом мне дали ясно понять, что о браке между нами не может быть и речи.

Вспомнились слова Алисии: «Ни за что, моя дорогая! Как ты вообще могла о таком подумать? Мой сын женится на одной из равных себе».

Она была непреклонна. Эта женщина прекрасно понимала, что значит «положение обязывает».

Должно быть, Кейт, задумавшись, последние несколько фраз пробормотала вслух, потому что Джулс спросил:

– А кто такие эти «равные»?

– О, скоро я узнала, кто они. – Кейт коротко рассмеялась. – Это английские аристократы и им подобные. Что бы ни говорили, в Англии до сих пор существует классовая система.

– Классовая система? – Джулс все больше начинал нервничать.

Нет, так нельзя ему объяснять.

– Там все не так, как в Австралии, – мягко сказала Кейт. – Не переживай из-за этого. Вечером я все расскажу тебе подробнее.

– Значит, отец женился на другой, из «равных»? – в звонком голосе сына послышался гнев.

– Думаю, да. Я не интересовалась его жизнью. Я оставила позади его и Англию. Моя жизнь – здесь, с тобой, мой дорогой, и с твоей бабушкой. Ты ведь счастлив, правда?

Джулсу не хотелось огорчать мать.

– Конечно, счастлив, – заявил он и наклонился, чтобы поцеловать Кейт, хотя она видела, что сын пытается осмыслить услышанное. – А как зовут моего отца?

– Эштон.

Кейт внезапно осознала, что не произносила этого имени вслух многие годы. Эш. Джулиан Эштон Карлайл, пятый барон Уиндхем.

– Странное имя, как и Джулиан. Это, наверное, отец меня так назвал. Ох уж эти англичане. Хорошо, что все зовут меня Джулс. Ладно, мне пора. Увидимся вечером.

– Береги себя!

– Ладно! – Он обнял Кейт.

К счастью, Джулс не стеснялся прилюдно выказывать свои чувства, в отличие от своего друга Ноа, запрещавшего целовать себя матери, если рядом были другие дети.

Кейт смотрела, как сын взял школьный рюкзак и выпрыгнул из машины. Навстречу уже мчался Ноа, изображая машущий крыльями самолет и радостно выкрикивая: «Джулс! Джулс!» Затем оба мальчика повернулись и помахали ей. Широко улыбнувшись, она помахала в ответ.

«Это лишь начало, моя девочка», – шепнул ей внутренний голос, и сердце снова наполнилось тревогой.

В свои двадцать шесть Кейт уже имела хорошие шансы получить высокий пост в корпорации, на которую работала. Другим, разумеется, казалось, что ей все досталось легко. Правду знала только Стелла – самый близкий человек, приемная мать. Благодаря ее бескорыстной поддержке и тому, что она помогала присматривать за Джулсом, Кейт смогла закончить университет – необходимо было иметь профессию, чтобы растить сына без отца. Стелла стала для них с Джулсом настоящим ангелом-хранителем.

Кейт узнала о том, кто ее настоящая мать, не так давно – и то лишь потому, что та женщина решила исповедаться на смертном одре. Новость далась Кейт нелегко: временами казалось, она никогда не сможет до конца простить Стеллу за то, что та скрыла от нее правду. Выяснилось, что родная мать Кейт – это та самая «тетя Аннабель», которая раз шесть навещала свою старшую сестру Стеллу в Австралии.

Кейт уяснила для себя, что нельзя держать такие вещи в тайне от ребенка. Рано или поздно правда вый дет наружу, вызовет смятение, внутренний конфликт и, не исключено, даже отчужденность. Дольше нельзя избегать разговоров с Джулсом о своем прошлом. Если он не получит ответов на свои вопросы, то будет задавать их снова и снова.


– Доброе утро, Кейт! – симпатичная молодая брюнетка поднялась навстречу из-за стола в приемной.

– Доброе утро, Лара!

– Мистер Сандерс и остальные уже в зале заседаний. Сегодня ожидают какую-то важную персону. Встреча с этим человеком назначена на девять пятнадцать.

– Спасибо.

– Мне нравится ваш наряд.

Лара много узнала о прическах, макияже, аксессуарах и одежде, просто наблюдая за Кейт Гамильтон. Та всегда выглядела очень стильно, но при этом вела себя дружелюбно. В отличие от своей коллеги Мёрфи Стилер – та не обращала внимания на всех сослуживцев ниже ее рангом.

Кейт вошла в свой просторный офис, торопливо сняла с плеча черную сумочку и окинула себя взглядом в зеркале, встроенном в дверцу одного из шкафов.

Кейт всегда одевалась с большой тщательностью. Учитывая ее работу, именно это от нее ожидалось – выглядеть хорошо было очень важно. Сегодня на ней была узкая черная юбка и белый пиджак с черной отделкой. Свои длинные светлые волосы Кейт всегда укладывала в различные деловые прически. Она не стремилась выглядеть чересчур гламурно – это только отвлекало бы клиентов. И все равно сослуживцы считали ее стиль потрясающим.

* * *

Когда Кейт вошла в зал заседаний, все уже сидели за огромным столом, равным по величине двум сдвинутым вместе столам для пинг-понга.

– Доброе утро! – поприветствовала она присутствующих, которые в ответ вежливо кивнули. Все мужчины были одеты в костюмы от итальянских дизайнеров и обуты в ботинки от «Сальваторе Феррагамо». Единственная женщина за столом – Мёрфи Стилер – как всегда, выглядела безупречно в кремовой шелковой блузке и деловом костюме от «Армани». Все эти люди получали достаточно денег, чтобы покупать себе лучшее, но выбирали импортные бренды. А Кейт, доверяя своим инстинктам, предпочитала наряды от австралийских дизайнеров.

– А, Кейт! – довольно выдохнув, произнес сидящий во главе стола Хью Сандерс, исполнительный директор и председатель совета директоров компании «Австралийские ресурсы». О нем говорили, что он сумел самостоятельно превратить небольшое горнодобывающее предприятие в мультимиллиардную корпорацию. Красивый, поджарый, очень стильный мужчина, приближающийся к шестидесяти годам, Хью лично нанял Кейт на работу около трех лет назад и считал себя ее наставником. – Входи, садись! Вот тут, рядом со мной. – Он указал на кресло справа от себя.

Мёрфи Стилер поджала губы и нахмурила брови. Она мечтала лишь об одном – подсидеть Хью Сандерса, но тот, судя по всему, не собирался покидать свою должность. Пока в «Австралийских ресурсах» не появилась Кейт, Мёрфи считалась лучшей сотрудницей и на совещаниях всегда занимала место справа от директора. Но потом вдруг появилась эта выскочка Гамильтон, сразу же отлично себя зарекомендовавшая. Мёрфи был знаком такой тип людей: они решают одновременно несколько задач, работают в бешеном темпе. Эта новенькая словно заворожила Сандерса. Разумеется, ведь большую часть времени мужчины думают о сексе: где им перепало, а еще чаще – где сорвалось.

Когда сегодня Мёрфи вошла в зал заседаний, она сразу направилась к креслу справа от Сандерса, но он жестом остановил ее и указал на кресло слева от себя, словно не замечая ее недовольства.

«Надо бы погорячее молиться на сон грядущий о том, чтобы эта Гамильтон получила по заслугам: провалила какое-нибудь задание, попалась на чем-нибудь криминальном, вышла замуж, решила удариться в политику, попала под автобус, – подумала Мёрфи. – Пусть с ней случится что угодно, лишь бы она больше не стояла на пути». Она усилием воли заставила себя отвлечься от размышлений. Все равно в них нет толка: вряд ли какие-то из этих пожеланий исполнятся.

Все лица повернулись к председателю совета директоров, который взглянул на часы, чтобы узнать, сколько времени осталось до появления приглашенного гостя, и крайне серьезным тоном сказал:

– То, как мы будем вести себя с нашим потенциальным клиентом, крайне важно. Этот человек привык общаться с людьми самого высокого полета. Думаю, он даже принца Уэльского называет просто по имени.

Кейт изобразила на лице восхищенную зависть, хотя у нее было свое мнение об английской знати. Да и к тому же, говорят, принц Уэльский слывет поборником равноправия.

А Сандерс между тем продолжал:

– Он уже создал небольшую бизнес-империю, ведущую дела в различных частях мира, а теперь присматривается к минеральным ресурсам Австралии. За рубежом считают, что экономика нашей страны базируется на природных ископаемых, поэтому неудивительно, что ведущие предприниматели хотят участвовать в их освоении. И мы собираемся всячески это приветствовать. Также этот клиент заинтересован в покупке недвижимости на архипелаге Уитсанди – где природа не тронута человеком, где нет кучи туристов и увеселительных заведений, в отличие от тех же Карибских островов, например. Вы все знаете, что недавно умерший бывший Битл Джордж Харрисон когда-то купил себе дом в тех местах. Джордж знал что делает. Я уверен, мы в силах помочь нашему клиенту. Может, ты, Кейт, займешься этим вопросом? Ты прекрасно ладишь с людьми. Вероятно, ты даже сумеешь наконец уговорить леди Маккриди продать Изолу-Беллу. Эта женщина тебе доверяет. В мире осталось немного таких нетронутых цивилизацией мест, как этот островок.

– Вы уверены, что наш потенциальный клиент не собирается превратить его в курорт? – спросила Кейт. – Леди Маккриди категорически против такого подхода.

– Господи, конечно, уверен! Этот человек избегает показной роскоши. Ему нужен тихий уголок для себя, своей семьи и близких друзей. Он приедет, чтобы осмотреть Изолу-Беллу, если леди Маккриди согласится ее продать. Эта дама, должно быть, уже в очень преклонном возрасте. Буквально на днях кто-то сказал мне, что она умерла.

– Она все еще полна жизни, сэр, – ответила Кейт.

Тут у Сандерса зазвонил сотовый. Хью выслушал сообщение, бросил в ответ несколько слов, а затем, нажав отбой, сообщил всем присутствующим:

– Он здесь.

Председатель произнес эти слова с таким благоговением, словно ожидаемый всеми клиент – сам принц Чарльз или президент США.

Лара, разрумянившаяся, с улыбкой на лице, впорхнула в зал, а за ней вошел необычайно красивый мужчина ростом более шести футов, с черными как смоль волосами, точеными аристократическими чертами, орлиным носом и удивительными глазами цвета синего пламени. Его внешность мгновенно производила впечатление и запоминалась надолго. Одет он был в элегантный костюм английского покроя, белоснежную рубашку. Его галстук в полоску, несомненно, от элитного бренда, был завязан идеальным узлом. Рафинированная внешность этого мужчины на несколько секунд лишила всех присутствующих дара речи.

Но больше всех была ошеломлена Кейт. На мгновение ей показалось, что она не может дышать и вот-вот упадет в обморок. Тело охватила дрожь, мысли спутались. Хорошо еще, что в этот момент в ее руке не оказалось стакана с минеральной водой – иначе Кейт обязательно уронила бы его на пол.

«Ну вот. Началось…» – мелькнуло в голове.

Таинственный гость оказался лордом Джулианом Эштоном Карлайлом, пятым бароном Уиндхемом, отцом ее ребенка.


Человеку, разрушившему ее жизнь, Кейт досталась девственницей. Может, именно так работает закон кармы: «действие – последствие – судьба»? Она, словно в ловушке, оказалась в одной комнате с тем, кого ненавидела за то, что так и не смогла вытравить его образ из своего сердца. Всем своим существом Кейт пыталась забыть о прошлом, но оно повлияло на все ее последующие романы с мужчинами – ни один из них в ее глазах не мог сравниться с Эшем.

И теперь мозг Кейт тревожно сигналил: «Грядет час расплаты!»

За прошедшие годы она почти сумела себя убедить в том, что Джулс принадлежит ей одной, словно его зачатие было непорочным. Теперь вдруг стало ясно, что она утратила связь с реальностью. Рано или поздно Джулс неминуемо захочет встретиться со своим отцом, о котором до сих пор ничего не знал. Единственный способ избежать такой встречи – держать этих двоих подальше друг от друга хотя бы до того времени, когда Джулс станет достаточно взрослым, чтобы самому найти своего родного отца, у которого уже, возможно, имеются другие дети и жена-аристократка безупречных кровей. Впрочем, ничего иного ожидать и не приходится. Кому-то ведь надо наследовать баронский титул ради продолжения традиции.

Кейт огромным усилием воли попыталась заставить себя успокоиться и сосредоточиться на том, чем ей грозит появление Эша. Перед глазами возник образ Алисии: высокая, тощая женщина с породистым худым лицом, резко очерченным носом и холодными глазами, приказывающая юной Кейт уехать и больше не возвращаться. Сначала эта леди, судя по ее образу мышления застрявшая в начале двадцатого века, пыталась навязать свою опеку девушке «из колоний» и обращалась с ней вполне дружелюбно, но внезапно все изменилось. Это случилось, когда Эш уехал на несколько дней в Лондон по делам семьи.

Кейт вспомнила, как Алисия с торжествующим блеском в глазах заявила: «Тебе здесь не место, Катрина, и мой сын это прекрасно понимает. Мне жаль тебя, дорогая, но ты тешишь себя напрасными надеждами. Ты совершила ужасную ошибку, потому что еще так юна и не знаешь жизни. Я искренне пыталась предостеречь тебя. В нашем обществе существуют неписаные правила, и мы все их прекрасно знаем, а ты – нет. Ты не годишься в жены моему сыну. А Марина была рождена для этой роли. Возможно, Джулиан на время увлекся тобой, но теперь осознал, что нужно сделать шаг назад. Ведь в жизни главное – исполнять свой долг».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное