Макс Глебов.

Смутное время



скачать книгу бесплатно

– Есть передача данных! – ворвался в боевую суету командного поста голос Колна, – мне нужно тридцать шесть минут, Синта! Мы должны продержаться это время, не покидая систему.

Словно отвечая на возглас Колна, эсминец вздрогнул. Его защитное поле приняло и отразило попадание вражеской ракеты среднего радиуса действия.

– Пилоты, куда вы смотрите! – В голосе Синты звучало возмущение, – я же приказала уклоняться он огневого контакта.

– Нас зажали, командир! Чтобы остаться в системе, надо прорываться по одному из этих векторов, – Первый пилот подсветил на тактической голограмме возможные направления атаки, – Иначе придется уходить.

Эсминец снова вздрогнул, и Колн впервые услышал в исполнении Синты Пертиви забористую фразу на ее родном языке, озадачившую даже программу-переводчик.

– Прорыв по второму вектору! Нам хватит ресурса щита?

– Впритык, командир, но потом можно рассчитывать на небольшую передышку – все-таки двигатели у нас получше будут, так что на некоторое время сможем разорвать контакт.

– Оператор систем связи, организуйте ретрансляцию полученных с форпоста данных на транспорт поддержки, – приказал Колн, – эта информация не должна быть потеряна ни при каких обстоятельствах.

– Выполнено.

Колн пассивно наблюдал за тем, как Синта руководит боем и неотрывно следил за объемом полученных данных. Через двадцать минут им пришлось еще раз прорываться через уплотнившиеся боевые порядки роя, и второго испытания на прочность защитное поле не выдержало.

– Отказ силового щита! – доложил командир инженерной службы, – Выгорели главные эмиттеры. Восстановление в условиях боя невозможно.

Синта молча развернулась к Колну.

– Еще девять минут, Синта, – невозмутимо сообщил Колн, – С учетом нашего местоположения, через минуту можем начать разгон для ухода в прыжок.

Все так же молча Синта погрузилась в расчеты. Ее пальцы мелькали над виртуальной клавиатурой, а лишенный щита эсминец продолжал разгоняться, разрывая дистанцию с очередной группой преследователей, но неуклонно приближаясь к другому отряду кораблей Роя, пытающемуся перехватить одиночный эсминец противника, вторгшийся в контролируемую ими систему.

– Уйти без боя нам не дадут, – наконец, оторвалась от расчетов Синта, – Пилоты, примите вектор прорыва. Ракет дальнего радиуса у нас больше нет, так что мы с Роем теперь в равных условиях, если, конечно, забыть о том, что у нас нет щита, а у противника хоть и плохонькие, но защитные поля имеются.

Колн не стал спрашивать Синту, как она оценивает их шансы. И так было ясно, что они не слишком высоки. Брони у эсминца практически нет, так что без силового щита его может спасти в бою только скорость и не такие уж мощные зенитные системы ближней обороны. Внушало некоторую надежду лишь то, что все корабли Роя были классом ниже «Акулы», но их количество более чем компенсировало этот недостаток, а отсутствие у эсминца его главного оружия – ракет дальнего радиуса действия – окончательно ставило крест на преимуществах корабля людей перед корветами противника.

– Получение информационного пакета завершено, – сообщил Синте Колн, – можем спокойно уходить.

– Спокойно? – усмехнулась Синта.

– Противник в зоне досягаемости ракет.

– Открыть огонь! Принять новый вектор прорыва! – Синта скорректировала траекторию разгона эсминца, ориентируясь на изменение плотности боевых порядков врага.

Главный калибр – заградительный огонь! По кораблям противника применять только ракеты!

Встречные курсы ненадолго свели корабли на минимальную дистанцию боя, и теперь все зависело только от маневренности, огневой мощи и эффективности защитных систем. Корпус эсминца мелко дрожал от непрерывной работы автоматических зенитных пушек и периодически сотрясался сильнее от попаданий вражеских снарядов, не наносивших ему, правда, серьезных повреждений в силу своего невеликого калибра. Куда более опасных ракетных ударов кораблю Синты пока удавалось избегать, но рано или поздно везение могло закончиться, причем при той плотности огня, которую демонстрировал Рой, скорее рано, чем поздно.

– Ретрансляция данных на транспорт поддержки завершена, – доложил оператор систем связи, – получено подтверждение доставки информационного пакета в полном объеме. Командир транспорта сообщает, что преследования нет, и запрашивает уходить ли ему в прыжок.

– Уходить, и немедленно! – отдала приказ Синта, – Если мы не присоединимся к нему в течение суток – пусть самостоятельно идет к Чиире.

Эсминец содрогнулся сильнее, и его повело в сторону.

– Повреждение второго двигателя! Потеря мощности тридцать процентов. Разбалансировка силовой установки!

– Держать курс! – зашипела Синта, вцепившись в подлокотники командирского кресла, – Сколько нам до прыжка?

– Восемь минут, если двигатели выдержат, – ответил первый пилот, – и если зенитки больше в корму ракету не пропустят.

– Да не должно… Похоже, мы все-таки прорвались, – произнес Колн, глядя на тактическую голограмму, – Но корабли Роя нас догоняют. Медленно, но догоняют. Они успеют снова выйти на дистанцию огня?

– Нет, – Синта отрицательно мотнула головой в боевом шлеме, – не успеют, если, конечно…

Командира эсминца прервал резкий визг сигнала тревоги.

– Перегрев теплоносителя третьего двигателя! Аварийное отключение через тридцать секунд!

– Продолжать разгон! Отключить системы аварийной блокировки.

– Но, командир, вероятность взрыва двигателя…

– Выполнять!

Синта, до боли сжав кулаки, следила за тревожно мигавшим на тактической голограмме сигналом перегрева двигателя, все больше наливавшимся злым красным цветом. Колн молчал, не вмешиваясь в действия командира эсминца. Он прекрасно понимал, что Синта права – на двух исправных двигателях они от кораблей Роя все равно не уйдут, а так есть шанс, хоть и небольшой, что корабль успеет совершить прыжок до взрыва.

– Тридцать секунд до прыжка. Температура теплоносителя в критической зоне!

Синта отвела взгляд. Смотреть на ярко красный индикатор уже не было никаких сил. Все, кто находился в помещении командного поста, неподвижно застыли в ожидании развязки.

– Прыжок!

Одновременно с возгласом первого пилота корабль сотрясся от страшного удара. Погас свет, вспыхнула и рассыпалась искрами тактическая голограмма, взвыли сразу несколько сигналов оповещения о критических повреждениях. Последнее, что услышала Синта, уже теряя сознание, был скрежет металла сминаемых чудовищными нагрузками переборок.

* * *

– Я не видел, что произошло с «Акулой», Илья, – развел руками Иван Катуков, командир транспорта поддержки, только что вернувшегося из разведывательного рейда в систему Мю Волка, – Мы получили приказ немедленно совершить прыжок. На момент нашего ухода корабль Синты еще только разгонялся, одновременно прорываясь через заслоны, выставленные Роем. Судя по картинке, которую видели наши сканеры перед самым прыжком, шансы у них были, причем неплохие. Но в точку встречи эсминец не вышел. У меня был приказ ждать сутки и уходить к Чиире. Я выставил перед уходом гипермаяк и еще два оставил в двух следующих промежуточных точках. Потом ждал еще сутки, но на связь Синта так и не вышла.

– Ты в курсе, что было в информационном пакете, который вы доставили?

– Откуда? Там код «А ноль». Такой допуск только у тебя, Олега и еще пары джангров. Колн перестраховался на совесть. Но, судя по всему, мы нашли то, что искали, – усмехнулся Иван, – Во всяком случае, я совершенно не удивлюсь, если завтра ты прикажешь флоту лететь к Мю Волка.

– Спасибо, Иван, можешь идти, – отпустила я пилота. Не говорить же ему, что флот не может позволить себе такой дальний перелет. Запасы тетрала показывали дно, и я не был уверен, что мы сможем отправить к обнаруженному форпосту даже один линкор.

Я послал вызов Олегу, и через пять минут сержант уже заходил в мой рабочий кабинет. Адмиральская каюта линкора «Смоленск» была самым подходящим местом для руководства операцией на Чиире, и последние недели я редко покидал свой флагман.

– Ознакомился? – я решил обойтись без предисловий.

– Только что закончил, – кивнул Олег, – правда, сказать честно, понял я не все. Жаль, что Колн пропал. Он бы сейчас нам очень пригодился. А привлекать других джангров, даже Линга, я без тебя не стал.

– Ну, для предварительных выводов все понимать и не требовалось. Форпост там есть точно, а на его складе почти тридцать тонн тетрала, так что лететь туда в любом случае придется. Для гарантии возьму с собой Линга, чтобы избежать накладок с получением доступа в хранилище. И судьбу «Акулы» надо выяснить. Сканеры форпоста наверняка во всех подробностях зафиксировали бой во внешнем поясе астероидов.

– Ты собираешься лететь туда сам? А Чиира? Тут все по швам трещит. Не боишься оставлять основные силы без присмотра?

– Боюсь, конечно, – улыбнулся я уголком губ, – но на это у меня есть ты и Хельга. Придется вам напрячься. Я заберу три крейсера и пару транспортов поддержки. Тетрала нам хватит только в один конец, а у вас его вообще останутся крохи. Все как всегда, сержант – живем от авантюры до авантюры.

– Не хочешь брать Хельгу с собой? – помрачнел Олег, – Все еще ей не доверяешь?

– Не начинай снова, сержант, – негромко ответил я другу, – Ты прекрасно знаешь, что я прав. Не заставляй меня лишний раз оттаптывать тебе любимую мозоль. Я понимаю, что тебе тяжело что-то скрывать от Хельги…

– Да все я понимаю, – отмахнулся Олег, – проехали.

– Там помимо форпоста джангры ухитрились сохранить еще несколько объектов, – вернул я разговор в деловое русло, – Мю Волка была одной из ключевых промышленных систем Меритократии, и, оставляя ее, наши чешуйчатые друзья надеялись рано или поздно туда вернуться, вот и постарались не уничтожать ценные производства, которые не успевали эвакуировать, а тщательно их спрятать. Значительную часть этих схронов Рой нашел и разрушил, но кое-что все же осталось. Надеюсь, Линг разберется, хотя у Колна это действительно получилось бы куда лучше и быстрее.

– Когда планируешь вылетать, командир?

– Суток на подготовку нам хватит. Чем дольше тянем, тем меньше шансов найти «Акулу», да и здесь ситуацию надо менять, а без тетрала это невозможно.

– Считаешь, они могли выжить? Но почему тогда не вышли на связь?

– К чему гадать, сержант? Что это изменит? Лететь надо в любом случае, ты это отлично сам понимаешь.

* * *

Колн очнулся. Тело отозвалось болью, но не столь сильной, какая бывает при серьезных ранениях и переломах. Вокруг царил полумрак. Джангр отчетливо помнил, что до того, как он потерял сознание, свет в помещении командного поста погас, а аварийное освещение так и не включилось. Но, судя по всему, какие-то источники света все еще функционировали, поскольку Колн смутно различал, как на полу и в креслах начинали шевелиться приходящие в сознание члены экипажа эсминца. Воздух в отсеке наличествовал, а значит, повреждения оказались не столь фатальными, и тот визг сминаемых металлических конструкций, который он слышал, не означал начала полного разрушения корабля.

Стало чуть светлее – вспыхнул виртуальный экран над командирским пультом и по нему побежали строчки результатов тестирования систем корабля. Подробностей Колн не видел, но обилие красного цвета в мелькающих сообщениях говорило само за себя.

– Экипаж! – раздался в начавшем оживать отсеке надтреснутый голос Синты, – Доложить о потерях и состоянии корабля!

– Профессор Колн, – откликнулся джангр, – серьезных ранений нет. На первый взгляд.

– Контроль пространства, навигация и связь, – раздался голос из темноты справа, – Живы. Система ушла в перезагрузку и самотестирование. Пять минут, командир.

– Первый пилот. У меня, похоже, сломана нога и пара ребер. Навигационные данные не поступают, что ожидаемо, раз сканеры в перезагрузке. Второй пилот еще без сознания, но телеметрия ничего тревожного не показывает.

– Инженерная служба. Один погибший, двое раненых. Отзывается только четвертый двигатель. Тест еще идет. Пока все в пределах. Остальные движки молчат. Боюсь там уже нечего тестировать. Энергетическая установка в норме. По коммуникациям все хуже, но это поправимо, если уцелела хотя бы часть дронов техподдержки. Генераторы щита тест прошли, но эмиттеры надо менять – выгорели вчистую.

– Десантная секция. Двое раненых, оба легко. Все роботы в строю. Боекомплект полный.

– Медотсек. Все в строю. Оборудование заканчивает тестирование. Пока норма.

– Вооружение? – уже окрепшим голосом потребовала доклада Синта, но ответа не получила.

В помещении командного поста мигнул и зажегся свет. В паре мест что-то с треском заискрило, но практически сразу сработала защита и треск прекратился. Командир БЧ-2 лежал на полу в неестественной позе, однозначно говорившей о том, что офицер мертв. Синта перевела на свой пульт данные с его рабочего места и лишь покачала головой.

– Ракеты дальнего радиуса – три из четырех пусковых шахт повреждены, боезапас исчерпан. Ракеты среднего радиуса – пятнадцать процентов боекомплекта. Главный калибр – в строю одно орудие. Основной боекомплект полный, снаряды для заградительного огня исчерпаны. Зенитные автоматы – боеспособны сорок процентов точек непосредственной обороны, боезапас исчерпан. Зенитные ракеты малого радиуса – боезапас исчерпан. Великолепно, господа офицеры. Добавлю к общей картине множественные повреждения корпуса и разгерметизацию технических отсеков. Медицинская служба, окажите помощь раненым и позаботьтесь о погибших.

– Уже выполняется.

С каким-то неправильным щелчком над диском перед рабочим местом командира сформировалась тактическая голограмма. Она подергивалась и была слегка перекошенной, но все же кое-как демонстрировала состояние окружающего пространства.

В разгромленном отсеке установилась напряженная тишина.

– Это невозможно, – произнесла, наконец, Синта, – похоже на глобальный сбой системы позиционирования.

– Тесты прошли нормально, командир, – тут же ответил навигатор, – ну, если не считать, что у нас работоспособно меньше половины систем сканирования.

– Мне кажется, я понимаю, что произошло, но все равно не могу поверить, – неожиданно вмешался Колн, – Это был сверхдальний прыжок по многомерному гипермаяку. У нас до войны велись разработки на эту тему, но дальше фундаментальных исследований, а точнее, математического обоснования принципиальной возможности такого явления, мы не продвинулись. Расчеты показали, что для этого потребуется очень много энергии при инициации прыжка и, главное, нужен маяк в конечной точке, погруженный в локальную область пространства с размерностью не менее одиннадцати. Ну а к тому, как такое устройство создать в реальности, мы даже теоретических подходов найти не смогли.

– Разрешите, командир? – обратился к Синте начальник инженерной службы, и, дождавшись кивка, продолжил, – Насчет маяка ничего сказать не берусь, это вопрос к службе контроля пространства, а вот по поводу количества энергии для прыжка могу прокомментировать. Я тут провел экспресс-расчет. Так вот, господа офицеры, все мы уже минут тридцать как должны быть мертвы и пребывать в состоянии облачка плазмы. Я проанализировал лог-файлы из памяти вычислителя. За две миллисекунды до прыжка произошло взрывное разрушение третьего двигателя. Так вот, энергии этого взрыва должно было хватить для того, чтобы испарить треть нашего корабля. Там все очень невесело детонирует, цепляясь одно за другое. Аварийное отключение, оно не зря придумано. Но мы живы, а значит, почти вся энергия взрыва куда-то бесследно ушла. Я, конечно, не физик-теоретик, но если вспомнить, что взрыв и гиперпрыжок произошли практически синхронно…

– Ну, допустим, – задумчиво произнес Колн, – маловероятно, но допустим. А маяк? Откуда здесь взяться гипермаяку, закапсулированному в кокон одиннадцатимерного пространства?

– А вы внимательно смотрели, куда мы прибыли, профессор? – с грустной улыбкой спросила Синта, – Вы гляньте. Возможно, вопросы у вас отпадут сами собой.

Колн развернулся к тактической голограмме, на которой командир эсминца выделила и представила в удобном для восприятия масштабе один из фрагментов окружающего пространства. Профессор осекся и потрясенно застыл, молча разглядывая три тусклых субкоричневых карлика неподвижно висящих в вершинах равностороннего треугольника – три звезды, больше напоминающие огромные планеты, чем настоящие светила. А между ними, внутри треугольника, пространство шло рябью, легкими волнами, скрывая картину звездного неба по ту сторону гигантского разрыва в ткани пространства. Эсминец выбросило из гипера в сотне тысяч километров над плоскостью чужого портала, и сейчас он приближался к нему в неуправляемом дрейфе.

– Вызов по гиперсвязи! Сигнал идет с той стороны плоскости искажений! Кодировка не наша. Пытаюсь адаптировать алгоритмы распознавания…

В объеме тактической голограммы сформировалась область, куда вычислитель пытался вывести перекодированное изображение из чужой передачи. Пока там клубилась только серая муть, а из системы связи раздавались бессмысленные квакающие звуки.

– Для адаптации требуется время, – прокомментировал оператор. Программа работает…

– Эва… лууу… ный… шала…, – неожиданно прорезались новые звуки.

В изображении появился цвет, но осмысленная картинка так и не сформировалась. Зато голос с той стороны портала становился все более внятным, и хотя разобрать что-либо все еще было невозможно, но некоторые слова, казалось, вот-вот станут понятными. И вдруг весь этот бессмысленный бред прекратился – программа успешно справилась с задачей. Передача, похоже, шла циклически на разных языках, и один из них, видимо, оказался знаком вычислителю, хоть и сильно отличался от стандарта, как очень своеобразный диалект. Тем не менее, с его адаптацией программа вполне справилась.

– …едленно прекратите сближение с порталом. Плоскость перехода имеет одностороннюю проницаемость. Вы не сможете вернуться. Ваши энергетические установки и значительная часть оборудования не будут работать после пересечения границы. Неизвестный корабль, вас вызывает автоматическая пустотная станция объединенного флота Трех Рас. Немедленно прекратите сближение с порталом…

Синта переключила связь на себя.

– Пустотная станция, здесь эсминец флота Союзного Государства Людей и Джангров «Акула». У нас аварийная ситуация. Корабль неуправляем.

– Станция не располагает средствами спасения и не оборудована системами поддержания жизни людей и других разумных, – пришел немедленный ответ, – мы не в состоянии оказать вам какую-либо помощь. Любыми средствами прекратите сближение с порталом. В бывшем пространстве Роя у вас не будет шансов на выживание.

– В бывшем пространстве Роя? – потрясенно уточнила Синта. – Но… Несколько лет назад наш мир подвергся его вторжению!

– Время в разных мирах течет с разной скоростью и может ускоряться и замедляться по не вполне изученным законам, – пояснил ровный голос вычислителя, – Роя больше нет, это непреложный факт.

– Но как…?

– Четыреста семьдесят три года назад по внутреннему времени станции его корабли вторглись в наше пространство. В единственном крупном сражении у звезды Лейтена они были уничтожены объединенным флотом Трех Рас. Флот предпринял контратаку через открытый Роем портал и разрушил всю обнаруженную промышленность и военную инфраструктуру агрессора.

– И где он сейчас, ваш флот? Почему здесь только автоматическая станция?

– Быстро выяснилось, что пребывание в пространстве Роя одинаково пагубно сказывается на здоровье представителей всех трех рас альянса, причем практически необратимо. Кроме того, время здесь движется асинхронно с нашим миром, и эти искажения с постоянно увеличивающейся скоростью начали входить в наш мир через открытый портал. Как только это стало известно, флот Трех Рас покинул пространство Роя и уничтожил портал, связывающий наши миры. Портал к вам с нашей стороны уничтожить невозможно – физически он находится в вашем мире, а при переходе к вам любая наша техника перестает функционировать. Поэтому здесь была оставлена автоматическая станция – для передачи вам этой информации.

– Значит, наше пространство тоже постепенно заражается? – настороженно спросила Синта.

– Нет, в вашу сторону дрейф физических констант не происходит. Есть очень медленное движение в обратном направлении. Уходя, наш командующий оставил для вас рекомендацию уничтожить портал. Кто его построил, осталось невыясненным, но понятно, что это не Рой. Так что говорить об окончательном решении проблемы преждевременно. Вам необходимо немедленно начать торможение, – без перехода сменил тему искусственный интеллект.

– Четвертый двигатель готов к работе, – доложил начальник инженерной службы, – мощность пока не более тридцати процентов, но нам должно хватить.

– Приступить к торможению, – распорядилась Синта, и вновь переключилась на странный диалог с древним пустотным объектом, – И все-таки, кто вы? Наши миры, видимо, параллельны, раз уж у нас нашлись схожие языки. То есть люди, как я поняла, живут и у вас, но что за еще две расы?

– Я не могу ответить, – в бесстрастном голосе вычислителя Колну послышались нотки сожаления, но, наверное, ему просто показалось, – Жесткий программный запрет. Мои создатели сочли, что перенос детальной информации о нашем мире в другие пространства может иметь негативные последствия.

– Хорошо, пусть без подробностей, – согласилась Синта, – но как вам удалось так быстро победить неожиданно вторгшийся к вам Рой?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении