Макс Глебов.

Шаг через бездну



скачать книгу бесплатно

На переговоры с Империей я решил лететь на линкоре «Хвост Дракона». Очень внушительный корабль, и очень необычный по человеческим меркам. Да и к нашим союзникам по эту сторону портала, принимавшим самое деятельное участие в строительстве этого корабля, я счел нужным проявить уважение и пригласить их с собой. Когда Тобольский прочел список лиц, которых я включил в состав нашего посольства, он удивленно покачал головой и посмотрел на меня каким-то новым взглядом.

– Господин Лавров, вам не кажется, что это перебор? Я еще могу понять, зачем вы включили в состав делегации генерал-губернатора Лит-ту, хотя я бы десять раз подумал, надо ли нам привлекать ящеров на начальном этапе переговоров с Империей, но зачем вы хотите тащить с собой пленного кварга?

– Я полагаю, господин президент, что бывший командующий обороной системы Каппы Кита и одновременно первый кварг с корректно снятым ментальным блоком, может очень много интересного рассказать нашим потенциальным союзникам. Они ведь там, у себя, ведут войну с жаберами, которые, как оказалось, есть и у нас. Такого поворота имперцы явно не ждут, а господин Цше немало знает о наших местных лягушках. Кроме того, он уже почти и не пленный. Практически сразу после снятия блока он подал прошение о гражданстве Земной Федерации. Учитывая неординарность случая, решение по этому вопросу без согласования с вами никто принимать не стал. Так что если на то будет ваше согласие, господин Цше полетит на переговоры уже гражданином Федерации.

Лоб Тобольского прорезала глубокая складка. Что-то ему в этой идее явно не нравилось.

– Выдача нашего гражданства кваргу создаст прецедент, последствия которого мы будем расхлебывать в течение многих лет. У меня нет уверенности, что это правильно, скорее, наоборот, – с сомнением в голосе ответил Тобольский, – Я бы предложил другой вариант. Сколько кваргов прошли процедуру снятия блока?

– Счет идет уже на десятки тысяч.

– Тогда правильнее будет создать на Крюгере-60 новое независимое государство кваргов под нашим протекторатом. Вот его гражданином, а может и руководителем, пусть ваш господин Цше и будет. Ну и на переговоры, раз уж вы считаете это полезным, пусть летит в статусе представителя союзной расы.

Тобольский был куда более искушенным политиком, чем я, и его на ходу придуманное решение показалось мне удачным. Мало того, что оно снимало кучу вопросов, которые могли возникнуть в связи со странным статусом кваргов в качестве граждан Федерации, оно еще и самим кваргам должно было показаться куда более комфортным. Так что к Тобольскому у меня остался только один вопрос.

– Господин президент, могу ли я сообщить генерал-губернатору Лит-те о контакте с Имперцами и о приглашении ее на переговоры, или лучше, чтобы эта информация прошла по дипломатическим каналам?

Тобольский задумался.

– Игорь Яковлевич, – спустя несколько секунд произнес он, – информация пойдет по официальным каналам, но сообщите ее ящерам вы, в качестве назначенного мной главы нашей делегации.

Обращаться напрямую к Старшей вам, вроде как, не по статусу, так что генерал-губернатор Лит-та подойдет в качестве контактного лица как нельзя лучше.

* * *

Лит-та выслушала меня, не перебивая.

– Игорь, – произнесла она после небольшой паузы, – спасибо, что сразу сообщил нам о контакте с Империей. Я это ценю, и Старшая, я уверена, тоже оценит. Я как-то приглашала тебя в гости в мою систему, и ты обещал прилететь, как только появится возможность. Мне кажется, сейчас самое время, тем более что после установки у нас вашего транспортного кольца этот визит не слишком тебя обременит.

Раздумывал я недолго. Почему бы и нет? Лит-та явно хотела обсудить какой-то вопрос при личной встрече, да и показать мне она что-то интересное обещала…

– Я готов. Когда у тебя будет возможность уделить мне время?

– Прилетай. Для тебя я время всегда найду.

– Тогда завтра жди. Не стоит затягивать подготовку визита в Империю.

* * *

Лит-та не стала приглашать меня в один из гигантских квазиживых городов, выращенных ящерами на поверхности и частично под поверхностью планет Йоты Персея, сочтя, видимо, что для человека среда обитания ящеров может оказаться не вполне удобной. Встретились мы на борту «Хвоста Дракона». Этот линкор изначально строился для экипажа, состоящего из людей и ящеров и, соответственно, имел все необходимое для обеспечения комфортных условий представителям обеих рас.

Лит-та уже не раз бывала на борту моего флагмана и чувствовала себя на корабле вполне свободно.

– У нас есть несколько очень серьезных тем для беседы, адмирал, – перешла ящерица к делу после завершения формальностей, связанных со встречей высокого гостя в моем лице. Я не зря пригласила тебя в мою систему – здесь мы сможем поговорить спокойно. Я бы хотела кое-что показать тебе, но для этого придется лететь во внешний пояс астероидов.

– Вот и прекрасно, у нас как раз будет несколько часов для вдумчивой беседы.

Мы расположились в рабочем кабинете моей адмиральской каюты, где нашлось удобное кресло для меня и довольно специфическая мебель для моей гостьи – хвост, он обязывает, особенно такой массивный, как у ящеров.

– Ты не боишься, адмирал? – неожиданно спросила Лит-та.

Я отлично понимал, о чем она спрашивает, но предпочел все же задать уточняющий вопрос.

– Тебе страшно пускать их сюда?

– Я была с тобой в системе Каппы Кита и отлично помню, что такое защитные поля и плазменные пушки. Ваши корабли еще как-то могли им противостоять, хоть и ценой больших потерь, а снаряды наших дредноутов были бессильны, пока ваши орудия не сбили вражеским крейсерам силовые щиты. А ведь нам противостояли всего два не самых крупных корабля. А теперь представь себе, что вы впустите сюда целый флот, вооруженный куда лучше, чем местные жаберы. Они смогут диктовать нам любые условия. Любые, адмирал, ты отдаешь себе в этом отчет? У имперцев тоже есть транспортные кольца, и стоит нам впустить их сюда, мы им будем больше не нужны.

– Они люди, как и мы, Лит-та, и я уверен, что мы сможем договориться. У них ведь там тоже идет война и тоже не слишком успешная, а значит, мы будем нужны друг другу.

– Вы – люди, и это дает вам шанс договориться, не спорю, хотя могут быть и варианты. Но зачем имперцам мы, адмирал? Сейчас в нашем союзе с Федерацией есть некий баланс сил, за который, кстати, еще раз спасибо тебе – гибридные корабли со смешанными экипажами действительно стали отличным объединяющим фактором. Но теперь равновесие нарушится. Люди станут на порядок сильнее нас, и ящеры перестанут быть полноценными партнерами в новом союзе.

– Я верю, что все будет иначе, Лит-та. Людям и ящерам нечего делить. Галактика огромна и места в ней хватит и нам, и вам. Ваши биотехнологии намного опередили не только разработки ученых Федерации, но и науку Империи, так что вам будет, что предложить новым союзникам.

– Почему ты думаешь, что их биоинженерия уступает нашей?

– Потому что они развивались по нашему пути, Лит-та. Раскрою тебе небольшой секрет. Наши аналитики считают, что если прогресс человечества будет идти тем же путем, что и сейчас, мы сможем достичь вашего уровня работы с живой материей не раньше, чем лет через триста, а может и больше. Просто мы привыкли решать все проблемы с помощью техники, и так будет и дальше. Биоинженерия развивается у нас как сугубо вспомогательное направление, поэтому и прогресс в ней идет не столь быстро. В Империи ситуация совершенно аналогична. Для них ваши технологии тоже будут откровением, пусть и не в такой степени, как это получилось с нами. Вспомни те же гибридные линкоры. Если бы не выращиваемая прямо в космосе броня и двигатели, мы бы не меньше полугода возились с постройкой каждого такого корабля, да и то не факт, что успели бы. А «Хвост Дракона» был построен за три месяца, и ведь это далеко не предел. Последний линкор этого типа встал в строй через сорок восемь дней после закладки. А разведка? Ты представь, какой может быть эффект от совмещения имперских маскировочных полей с вашими двигателями? Вспомни гибридный разведчик Юн-Гао. Он выглядел настоящим прорывом по сравнению со всем, что было у нас и у вас до нашей встречи, а ведь наши системы радиоэлектронной борьбы – ничто по сравнению с тем, что есть у имперцев. Я как раз очень рассчитываю на ваши технологии, как на один из главных козырей в предстоящих переговорах, Лит-та. Сейчас сложилась уникальная ситуация – мы все нужны друг другу. Возможно, со временем, в новом союзе найдется место даже кваргам, хотя вот с ними как раз будет сложнее, но это вопрос не сегодняшнего дня.

Ящерица задумалась, внимательно глядя на меня немигающим взглядом.

– Ты снова собираешься оказать нам услугу, Игорь, – наконец произнесла она. – Ты сразу проинформировал меня о контакте с Империей, а теперь предлагаешь реальный путь нашей интеграции в новый союз, который позволит нам играть в нем заметную роль. Почему ты это делаешь, человек?

– Потому, что я вижу в этом пользу для всех, Лит-та. Ящеры – очень удобные союзники для людей, впрочем, как и люди для ящеров, и я стремлюсь к тому, чтобы эта ситуация сохранялась как можно дольше. Ты помнишь мир без войны, генерал-губернатор?

– Помню, – чуть помолчав, ответила Лит-та, но в подробности вдаваться не стала.

– А я – нет. Но мне много рассказывали о том, как это было, и знаешь, я надеюсь увидеть это своими глазами как можно скорее. Мои дети не должны водить в бой линкоры и авианосцы. Я хочу для них совершенно другой судьбы, и чтобы это стало реальностью, я считаю правильным сразу закладывать основы взаимной выгоды в отношения между нашими расами.

– Я передам твои слова Старшей, и не думаю, что с нашим решением об участии в переговорах с Империей возникнут какие-либо задержки или сложности. Как я понимаю, мы уже почти у цели нашего путешествия, – переключилась Лит-та на другую тему. – Ты еще не забыл, как выглядит пустотный скафандр, адмирал? Нам придется прогуляться по поверхности одного из астероидов.

* * *

На проекционном экране астероид выглядел, прямо скажем, необычно. Собственно, это был даже не совсем астероид, а, скорее, его обрубок. Когда-то эта массивная каменная глыба имела почти шарообразную форму и диаметр около трехсот километров, но теперь от нее осталось чуть больше половины, причем создавалось впечатление, что когда-то, довольно давно, каменный шар рассекли почти пополам неким весьма острым и твердым предметом, оставившим после себя идеально ровную поверхность, напоминавшую петрографический срез. Куда подевалась вторая половина астероида, оставалось неясным, во всяком случае, в ближайших окрестностях сканеры ее не наблюдали. После происшествия, придавшего астероиду его нынешний вид, явно прошел не год и не два. Когда-то гладкую поверхность среза теперь испещряли многочисленные следы, оставленные ударами каменных обломков разных форм и размеров, которых во внешнем поясе Йоты Персея имелось в избытке. Не вызывало сомнений, что в момент катастрофы астероид активно кем-то использовался. На поверхности среза во многих местах виднелись почти одинаковые по форме и размерам пятна входов в тоннели, уходящие вглубь породы. Астероид был весь изрыт этими ходами, назначение которых, однако, ящеры до конца выяснить не смогли.

– Это довольно старая история, – произнесла Лит-та, глядя на экран. – Около ста двадцати лет назад, примерно лет за тридцать до начала освоения нами Йоты Персея, здесь произошло довольно-таки нетривиальное астрономическое событие, я бы даже назвала его исключительно нетривиальным.

– И что же тут такое случилось? – спросил я с неподдельным интересом.

– Наши наблюдатели у Лямбды Возничего зафиксировали появление в одном световом месяце от Йоты Персея новой звездной системы, состоящей из трех маломассивных субкоричневых карликов…

– Прости, Лит-та, я не ослышался? Ты сказала «появление»? Может быть, ты имела в виду, что были обнаружены ранее неизвестные звезды?

– В том-то и дело, что нет. Они именно появились, в этом нет ни малейшего сомнения. Раньше их там не было. Даже сто пятьдесят лет назад мы не могли проспать у себя под носом, меньше чем в двух десятках световых лет, тройную звездную систему, пусть и состоящую из этих коричневых недозвездочек. Естественно, это явление вызвало у наших предков большой интерес, но по тем временам полет на такое расстояние все же был делом непростым, и пока готовилась экспедиция, ее цель мгновенно и бесследно исчезла. Впрочем, не совсем бесследно – вот он, след. Этот астероид – единственное материальное свидетельство событий тех лет. Он прилетел со стороны исчезнувших субкарликов и был захвачен гравитацией Йоты Персея, став частью внешнего пояса системы.

– Я так понимаю, это только часть истории? – уточнил я с легкой улыбкой, – Я уверен, вы нашли там что-то достойное внимания.

– Нашли, – подтвердила Лит-та, – но будет лучше, если ты увидишь это своими глазами.

* * *

– Когда-то здесь явно добывали что-то ценное, вот только что? Астероид был изрыт тоннелями, причем разветвлялись они в самых неожиданных местах и столь же неожиданно заканчивались тупиками. Иногда в породе встречались странные полости, как будто часть ее вдруг исчезла в никуда, оставив после себя каверну непредсказуемой формы и размера.

– Мы обследовали все штреки, но так и не нашли никаких ценных минералов, – раздался в наушниках шлема голос Лит-Ты. – Наверное, к моменту катастрофы месторождение того, что здесь добывали, уже было полностью исчерпано, и астероид использовался под другие цели. Пойдем дальше, ты еще не видел самого интересного.

Часть тоннелей в уцелевшей части астероида оказалась заполнена оборудованием неясного назначения, зачастую вмурованным в стены. Не вызывало сомнения лишь одно – цивилизация, использовавшая эти устройства, шла в своем развитии по пути технического прогресса.

– Мы не стали ничего здесь трогать, – продолжила свой рассказ Лит-та, – Для нас было очевидно, что мы все равно не разберемся в назначении всего этого железа – оно слишком чуждо нам.

– Почему вы не сказали нам об этом раньше, Лит-та? Наши ученые могли бы многое сделать для понимания того, что здесь произошло сто двадцать лет назад.

– Я хотела, но тогда было много более срочных дел. Помнишь, я еще в свой первый визит в Федерацию приглашала тебя в гости? Я хотела показать тебе это место, но тогда ты не нашел времени, что в той ситуации было вполне естественно. Пойдем, самая интересная находка еще ждет нас впереди.

Тоннель, по которому мы шли, сделал очередной поворот и неожиданно вывел нас в довольно просторное помещение, вырубленное в толще породы. Я сбился с шага – передо мной стояли машины, назначение которых не вызывало никаких сомнений.

Я молча стоял и смотрел на десятки боевых роботов, неподвижно застывших аккуратными рядами вдоль стен пещеры. Чем-то они неуловимо напоминали насекомых. Такому впечатлению способствовали суставчатые конечности, которых на каждую боевую машину приходилось от шести до десяти, и чешуйчатая сегментная броня. У наиболее крупных экземпляров из передней части корпуса выступали стволы пушек, расположенных так, что возникала ассоциация со жвалами членистоногих. Вокруг каждого большого робота группировались аппараты меньших размеров, которые, видимо, должны были действовать на поле боя вместе с ним, осуществляя разведку и уничтожая мелкие цели, хотя утверждать это с полной уверенностью я бы не стал. За свою долгую службу в планетарном десанте я навидался разных роботов, или, как их называли в моем первом мире, шагающих танков. Такую конструкцию я видел впервые, но мой взгляд цеплялся за разные мелочи и детали, о многом говорившие человеку, не раз встречавшемуся с подобными созданиями в бою. Решетчатые эмиттеры защитных полей виднелись только на корпусах крупных машин. Ракетные пусковые установки по большей части были спрятаны внутри корпусов, но у мелких роботов они частично выступали наружу, образуя характерный горб на «спине». В общем, я подозревал, что в бою эти машины оказались бы сильнее наших «Бизонов» и «Варанов», но вряд ли смогли бы конкурировать с шагающими танками, которыми я управлял в последнем бою в теле генерала Дина.

– И как впечатление? – прервала затянувшееся молчание Лит-та?

– Очень опасный противник. Я думаю, вам крупно повезло, что эти субкоричневые карлики исчезли так же быстро, как появились. Если бы они остались здесь, и из них полезло вот такое, – я обвел жестом пещеру, – мы бы с тобой сейчас не разговаривали.

– Наши ученые пришли к схожим выводам, – согласилась со мной Лит-та, – но, несмотря на все их усилия, объяснения случившемуся нет до сих пор.

– Эти экземпляры так и стояли здесь все время с момента их обнаружения, не проявляя активности?

– Когда мы нашли это место, здесь все уже было безнадежно мертво. Ни энергии, ни живых существ, ни даже трупов хозяев этих машин – ничего. Есть притянутая за хвост гипотеза, что наш мир по каким-то параметрам не подошел для тех, кто явился сюда столь необычным образом, но это только зыбкое предположение, никак, кстати, не объясняющее происхождения этого рассеченного надвое астероида.

– Как ты думаешь, Лит-та, как выглядели те, кто построил этих роботов?

– Мы тоже задавались этим вопросом. Как ты знаешь, мы неплохо разбираемся во всем, что касается естественной и искусственной эволюции живых существ, но выводы наших биоинженеров оказались неоднозначными. Они точно не были ни ящерами, ни жаберами, ни людьми, ни кваргами. В общем, у нас сложилось парадоксальное мнение, что эти машины какое-то время, причем довольно длительное, эволюционировали сами, без участия своих создателей, как бы дико это ни звучало. Кстати, мы дали им название, и мне любопытно, совпадет ли наше восприятие с твоим. Как бы ты назвал цивилизацию, создавшую этих роботов?

На пару секунд я задумался, но в итоге решил, что первая ассоциация лучше всего подходит для обозначения увиденного.

– Это Рой – рой насекомых, построивших боевые машины по своему образу и подобию. У меня нет обоснования для этого мнения – просто первое впечатление, которому я привык доверять.

– Наверное, Игорь, люди и ящеры все же не столь сильно отличаются, как это кажется на первый взгляд, – задумчиво произнесла Лит-Та. – Мы дали им название «Улей».

* * *

Юн Гао и Мбиа прибыли через семь часов. Раньше их путь занял бы несколько суток, но массовое производство транспортных колец совершило революцию в логистике Федерации. Генерал армии Баррингтон в шутку ворчал, что своим изобретением я лишил его работы, но было видно, что на самом деле бессменный начальник службы тыла доволен произошедшими изменениями.

– Андре, ты еще не забыл свою прошлую высадку на Грумбридж-2? – с усмешкой спросил я полковника.

Мы пили чай в моем рабочем кабинете на борту «Хвоста Дракона» и я рассказывал разведчикам о том, зачем я выдернул их сюда из Солнечной системы.

– Забудешь тут, как же, – Мбиа машинально пошевелил рукой, задетой осколком снаряда во время операции по спасению президента Тобольского из подземного убежища. Рука давно восстановилась и никакого дискомфорта полковнику не доставляла, но память о полученном ранении осталась.

– Нет желания повторить?

– Э… это вопрос?

– Ну, пока да.

– Тогда смотря что требуется повторить. Если речь о скрытной высадке на планету и проведении разведывательных мероприятий, то ты же знаешь, я всегда за. А вот если опять надо будет с голой задницей, пардон, с легким стрелковым оружием, лезть в атаку на вражескую роботизированную роту, то тут, по возможности, лучше как-нибудь без меня.

– Да, я помню. В тот раз ваш рейд вышел не слишком удачным, даже несмотря на выполненную с блеском задачу, – согласился я с полковником, – но в данном случае воевать, я надеюсь, не потребуется, и даже спасать никого не придется, если не считать нескольких миллионов кваргов, находящихся сейчас на планетах Грумбриджа.

– В мой корабль столько кваргов не влезет, – приподнял бровь Юн Гао, улыбнувшись уголком губ.

– Их спасет кое-что другое, что я хочу доставить на планеты с вашей помощью, Юн. Вы с Андре уже в курсе, что мы тут немного постреляли, в результате чего орбитальная оборона Грумбриджа-2 утратила боеспособность. Новые нелетальные боеприпасы отработали на отлично, но, как выяснилось, это мало что нам дало. Похоже, жаберы внесли изменения в ментальный блок, поставленный кваргам, и теперь они не могут сдаваться нам в плен. Собственно, ящерам они не могли сдаваться и раньше, поскольку твердо знали, что те умеют снимать блок, но теперь, когда к нам в руки вместе с захваченным у Каппы Кита крейсером попало и оборудование для снятия блоков, ситуация, видимо, изменилась, и жаберы доработали условия активации смерть-приказа.

– Вполне логично с их стороны, – пожал плечами китаец, – я не понимаю другого – почему они не сделали этого сразу? Зачем вообще было допускать возможность хоть каких-то переговоров с врагом или сдачи в плен в предыдущей версии блока?

– За пару часов до нашей с вами встречи сюда доставили двух пленных жаберов – капитана захваченного крейсера и его медика. Я еще раз допросил их обоих. Капитан знает о механизме действия блока не так уж много, а вот медик оказался более информированным, что и не удивительно. Как оказалось, количество условий срабатывания смерть приказа не может быть слишком большим. Вернее, может, но тогда резко возрастает опасность психических расстройств у носителя, причем она тем выше, чем дольше такой «перегруженный» блок стоит в мозгу кварга. Это делает невозможным внесение таких всеобъемлющих условий, как, например, смерть при нарушении любого приказа хозяев. Мозг кварга просто не выдерживает таких установок. Какие именно изменения были внесены в блок, медик жаберов, конечно, знать не мог, но он предположил, что условия активации смерть приказа существенно расширили. На этот риск сознательно пошли, учитывая чрезвычайную ситуацию, возникшую после боя у Каппы Кита. Видимо, руководство жаберов надеется относительно быстро решить проблему и вернуть все назад или даже на какое-то время существенно ослабить блок, если с нами и ящерами удастся покончить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4