Майя Малиновская.

Вердана. Книга 3



скачать книгу бесплатно

– Не приставай. Она в отпуске. – Катя толкнула Сашу в бок и добавила. – Вот дослужишься до генерала, тогда и поговорим. Шутки у тебя сегодня странные.

Эл ощущала среди всего этого веселья общее напряжение и просто связала его с собой. Первая эйфория по поводу ее появления схлынула, и ее родные, после каждого такого, как сегодня, возвращения, неумолимо задавались вопросами: где она была, и что происходило в ее жизни в эти годы? Шесть лет по этим меркам – срок большой. Там она не особенно следила за временем. Эл решила любые нападки, если они будут, обращать в шутку и не проявлять больше командный голос.

Беседа понемногу перетекла в обычное русло. Говорили об армии, милиции, геологии и педагогике, обо всем понемногу.

– Эл, а что ты чувствуешь, когда спасаешь людей? – вдруг спросила Катя. – Как это, спасти жизнь человеку?

Взгляды присутствующих впились в нее. Эл не знала, что ответить, чтобы было понятно и без лжи.

– Я просто чувствую, что срок этого человека еще не пришел. Раз я оказалась рядом, то мое дело сделать все возможное, чтобы обеспечить его безопасность.

– А разве не Господь Бог это решает? Как это можно почувствовать? – спросил Саша, он решил, что сестренка умничает.

– Я делаю все, что могу, – ответила Эл серьезно.

– А если он все—таки гибнет? – спросил Саша.

– Значит, так решил Господь Бог, как ты выразился, – ответила Эл, а потом добавила, – Только такого еще не было.

– Здорово. Ну, ты даешь! – восторженно и искренне сказала Катя. – Значит, ты хороший спасатель!

– Катенька, какая ты наивная. В девятнадцать лет человек не может быть профессионалом. Ей просто не поручали трудных дел, – возразил Саша.

Саша старался задеть сестру. Он въедливый и не верит в большую половину того, что она рассказала. Эл раздумывала, как его не обидеть и вместе с тем уйти от темы.

– Ну что молчишь? – спросил отец. – Ответь достойно брату.

– Возможно, – кивнула Эл. – Но это, как ты выразился, Господь Бог решает, хотя я привыкла считать это…

Она не договорила, телефонный звонок прервал разговор. Саша ближе всех сидел к телефону, он снял трубку.

– Алло!.. Да… Элька, это тебя. Димка…

Он передал ей телефон.

– Да. Я слушаю, – отозвалась Эл.

– Эл, ты не могла бы подняться ко мне. Тут Алик. Он с матерью повздорил. Час у меня уже сидит. Да это пустяки. Тут есть кое-что еще.

– Хорошо. Уже иду. Две минуты. – Эл повесила трубку. – Я к Димке. Скоро вернусь.

– Зови всех к нам, раз у нас такой праздник, – предложил отец.

– Хорошо, – кивнула Эл.

Она обулась и моментально скрылась за дверью.

– Сорок три секунды. Пробежит два этажа, как раз две минуты будет, – прокомментировал Саша.

– Да будет тебе, что ты к ней цепляешься, – одернула его мать.

– Да что-то, как-то, чувствую я не то. Не то.

Саша пытался показать пальцами замысловатый жест.

Эл позвонила в дверь квартиры, где жил Димка, двумя этажами выше, точно над ними.

Димка сразу открыл дверь.

– Заходи.

Аромат пирогов наполнял квартиру. Димка потащил Эл в свою комнату и плотно закрыл дверь. Заодно он привалился к ней. Алик сидел на диване, и настроение его нельзя было назвать хорошим. Он хмурился и теребил в руках какой—то листок. Он без объяснения протянул его Эл.

– Прочти.

Эл взяла в руки листок – это была телеграмма: «Мама. Приеду двадцать шестого августа. Дома около девяти. Алик».

Эл пробежала текст глазами.

Димка вложил ей во вторую руку такой же лист.

– Хотим узнать, не твоя ли это шутка? – спросил он.

Эл прочла: «Бабуля. Буду дома двадцать шестого августа. 7 утра. Дима».

Эл отрицательно покачала головой.

– Нет. Не я. Моему отцу пришла такая же.

Эл вернула листы обратно, потом села рядом с Аликом.

– Какие мнения? – спросила она.

Димка пожал плечами.

– Мы решили… Вернее я решил, что это патруль службы времени. Нас вычислили.

– А такое вообще существует? И с какой радости они телеграммы шлют? – спросила Эл.

– Да, такое существует. Я слышал тихий шепот на эту тему. Очень тихий, – ответил Алик.

– Или контакт, или предупреждение, – заключила Эл. – Надо решить, что именно. Не заметили что-нибудь еще?

– Ты чувствуешь? – спросил Димка у Эл и многозначительно посмотрел.

– Нет. Ничего. Так скоро… Другое. Это другое. Даже Том не знает точно из какого мы времени.

Они переглянулись.

– Вот что. Собирайтесь и пошли ко мне. В гости. Дим, зови бабушку. У нас сегодня двойной праздник. Я стану теткой.

– У—у—у! Поздравляю. Тетя Элли, – захихикал Димка.

Алик вздохнул.

– Тогда я у тебя переночую, Димка. Можно?

– Конечно.

Эл посмотрела на Алика. Ему сейчас не сладко. Он один из них троих не нашел общий язык с родителями. Его мать ревностно отнеслась к его исчезновению и не простила. Эл стала семейным врагом.

Она осторожно положила свою руку на руку Алика.

– Хочешь, я завтра поговорю с твоими родителями? – предложила она. – Мне не трудно.

– Нет. Я просто туда не вернусь. Придумаю что-нибудь, а пока поживу у Димки.

– Неужели все так плохо? – спросила она.

Алик кивнул.

– Еще одно исчезновение – и я больше не сын. Я решил их опередить и сам ушел. Не позволю, чтобы меня унижали.

Эл покачала головой. Что тут скажешь? У Альки нрав гордый, если он обижается, то всерьез и надолго. Неужели эти люди не понимают, что могут потерять сына навсегда?

– Телеграммы не вовремя. Нам бы сейчас держаться всем вместе, но тебе надо поехать домой. Попытайся еще раз, – посоветовала Эл.

– Вот еще. Не буду я унижаться, – заявил Алик. – Они хотят, чтобы я жил по их представлениям. А я другой. Тебе хорошо. Родители тебя поняли.

– Они просто не лезли ко мне с напором. Но чувствую, что с завтрашнего дня начнется, – отозвалась Эл. – Но это мелочи, я же на стольких допросах побывала. Мне их жаль, но ложь в нашем случае неизбежна и необходима. Держимся, пока.

– И что ты решила делать? – спросил Алик.

– Попробую рассказать правду. Для начала маме, потом видно будет.

– Это может быть опасно для них. Телеграммы. Забыла, – заметил он.

– Да, верно. Решение я еще до приезда отца приняла. Утром. Ты прав. Подождем, – согласилась Эл. – Судя по реакции, в гости вы не хотите?

– Может, сходим на часок? А? – обратился Димка к Алику. – Развеешься.

Алик мрачно посмотрел на него.

Эл осторожно толкнула его своим плечом.

– Пошли.

При этом она одарила его такой улыбкой, что сердце Алика забилось чаще и отказаться он уже не смог.

Бабушку отправили с Димкой и пирогами на лифте. Алик и Эл спускались по лестнице. Он сначала не спешил, шел погруженный в свои мысли, потом обогнал Эл, остановил на площадке. Она глазом не успела моргнуть, как он уже целовал ее. Эл почувствовала, как сердце уходит в пятки, и голова начинает кружиться, а его порыв какой-то отчаянный. Ему сейчас плохо. Она ответила на поцелуй.

– Я тебя люблю, – прошептал он, отрываясь от ее губ. – Не могу не сказать. Подозреваю, что наш отпуск скоро кончится. Я хочу, чтобы ты была рядом, всегда. Я не представляю, что было бы со мной, если бы в моей жизни не появилась ты. Я хочу это сказать теперь, потому что не знаю, что будет завтра.

Он снова поцеловал ее. Эл не ожидала признаний прямо на лестнице. Неусыпное внимание превратилось в такую крепкую привычку, что эмоциям оставалось мало шансов пробить эту стену. Она не знала, что ему ответить и сказала только:

– Я тоже тебя люблю. Бежим, нас ждут.

Пока они спускались до двери, Эл успела подумать, что в тот момент, когда отец пристал к ней с вопросом, она не подумала сообщить об Алике. Побоялась.

Их уже встречали возгласами.

– А вот они, скитальцы и бродяги, – приветствовал Саша молодых людей.

Оба хитро улыбнулись.

За столом стало тесно, но от этого никто не чувствовал себя неуютно. Ели мало, зато разговоры лились рекой. Темы пошли по новому кругу: армия, милиция, геология, педагогика. Когда дошли до воспитания, Эл шепнула ребятам:

– Сейчас начнется диспут по нашему поводу. Готовьтесь.

Димка беззаботно кивнул. Алик нахмурился, таких разговоров ему хватило утром. Он знал, что в семье Светловых любят спорить, но редко ссорятся. Все равно ему стало не по себе.

Неожиданно разговор пошел совсем в другое русло, чего трое никак не ожидали.

Павел Терентьевич встал и провозгласил:

– Хочу поднять тост за нашу молодежь, – он обвел Эл и ее друзей взглядом. – За их благородную работу. Вы – люди самостоятельные, и, хотя, мы не раз пытались меж собой говорить на эту тему…

– Перемывали косточки, – вставил Саша.

– Да, и такое было, – согласился отец и продолжал. – Мы единодушно пришли к выводу, что наши дети – люди честные. Пороть вас поздно, а может и не за что. Делайте то, что вам долг велит, но и родителей не забывайте. Я горжусь дочка и тобой, и твоими друзьями. Я не дифирамбы вам пою, я говорю искренне, от всего сердца. Желаю вам дальше быть полезными, и себя найти, и друг друга не потерять. За вас!

Он осушил бокал.

– Спасибо, папа, – взволнованно сказала Эл.

– Спасибо, – кивнул Димка.

– Да, – кивнул Алик.

Говорить ему было трудно. Ссора с родителями всплыла в душе, даже плакать захотелось.

Эл пожала ему руку под столом.

За полночь гости стали уходить.

Димка шепнул Эл:

– Надо же. Ни разу не упрекнули, даже не спросили. Моя бабуля растаяла, а то с утра ворчала чуть-чуть, мол: «я старая, а ты внук единственный».

– Все будет нормально. Справимся. Смотри, чтобы Алик не раскисал. Завтра часов в восемь – у нашего гаража. Телеграммы прихватите.

– Хорошо, что Алик у меня остается, – кивнул Димка. – Вдруг, аврал.

– Пусть домой позвонит.

Димка кивнул и ушел догонять бабушку. Алик одарил Эл красноречивым взглядом, если бы можно было, он поцеловал бы. Эл улыбнулась в ответ.

– До завтра, – сказал он.

– Да, – согласилась она.

Эл закрыла дверь. Мама и Катя гремели посудой на кухне. Отец курил на балконе. Саша собирал посуду со стола в гостиной. Эл присела на пуфик у двери и посмотрела на телефон. Она подумала, что он сейчас зазвонит. Точно, так и вышло.

– Алло, – отозвалась Эл.

– Можно услышать Элли?

– Да, я слушаю.

– Я мать Алика, если вы меня не узнали.

– Здравствуйте, – сказала Эл.

– Не подскажете ли, милочка, где мой сын? – тон на другом конце был не дружелюбным.

– Он ночует у Дмитрия.

– Я звонила Дмитрию, их нет дома, никого. Только не лгите мне.

– Они только что поднялись. У нас было маленькое торжество. Они были здесь у нас, – Эл говорила ровно, но чувствовала, как сильно раздражена ее собеседница. Она стала ощущать волнение, потому что не в первый раз не могла подобрать нужных слов, чтобы убедить эту женщину простить сына. Этих слов просто не существовало. Напряжение к финалу дня росло, Эл вдохнула и задержала дыхание для самообладания.

– Ах, у вас праздник. Поздравляю. А я тут схожу с ума.

– Успокойтесь. Алик в порядке, только сильно расстроен, что вы поссорились. Я думаю завтра все уладиться.

– Зато, я так не думаю. Пока существуете вы – в нашей семье не будет мира.

– Это не от меня зависит, – ответила Эл.

– Что там? – спросил у Эл озабоченный брат.

Эл прикрыла трубку рукой.

– Мама Алика, – прошептала она.

– Держись. Это надолго, – сочувствующе сказал Саша и ушел.

– Вы меня вообще слушаете? – раздался вопрос в трубке телефона.

– Извините. Меня отвлекли. Такие темы по телефону не решаются. Если хотите, мы встретимся завтра. Я постараюсь убедить Алика приехать…

Эл не успела закончить фразу, как в нее полетел град упреков.

– Спокойно! – резко сказала Эл. – Если вы не прекратите истерику, то можете сына потерять. Подумайте об этом. До завтра.

Эл повесила трубку. Алик прав, позволять себя оскорблять не стоит.

Телефон зазвонил опять. Эл схватила трубку и приготовилась отразить следующую атаку.

– Эл, – раздался в трубке мужской голос. От неожиданности она не узнала голос сразу, – я внизу, у двери твоего дома. Можешь спуститься? Я послал телеграммы.

– То—ом, – выдохнула Эл.

Она повесила трубку, схватила куртку и сообщила громко:

– Я пройдусь. Проветрюсь перед сном.

Она шмыгнула за дверь, пока ее никто не остановил. Она мчалась вниз через ступеньку, забыв про лифт, выскочила на крыльцо дома и начала вглядываться в темноту. Эл сошла по ступенькам и снова огляделась. Из темноты на нее вышла темная фигура. Эл не узнала этого человека. Он так ловко схватил ее за руку, что ее хваленая реакция не спасла. Эл приготовилась контратаковать.

– Я не Том. Я воспользовался симулятором голоса. Я ничего не сделаю вам. Я хочу поговорить.

Он отпустил ее по поднял руки, демонстрируя пустые ладони и жест миролюбия.

– Не здесь, – Эл уверенно толкнула его в темноту. – Вы кто?

– Я служу Галактису. Вы нужны.

Эл опешила. Он отлично говорил по-русски без запинки и акцента.

– Это я послал телеграммы, но не знал, что напугаю вас, – повторил незнакомец.

– Вы следили? – спросила Эл.

– Да, простите, все время. Это ради вашей безопасности.

– Я больше не занимаюсь такими делами. Я дала понять, что ничем не обязана Галактису. Вы зря тратите время, – заявила она.

– Вы до сих пор путешествуете, благодаря своим способностям. Вы имеете конкретный опыт общения с другими культурами на Земле. Это слишком ценныц талант. Для вас есть важное сообщение. Мне сказали, что вы можете согласиться…

– Не понимаю, о чем вы говорите, – Эл сказала твердо, заподозрив провокацию.

– Если вы уделите мне время, я попробую донести до вас суть.

Он использовал странный оборот. Эл задумалась.

– Я вам не очень верю. А может быть я не очень Эл, или вообще не Эл?

– Это не так, – он даже улыбнулся. – Я догадался, что вы не доверяете мне. Что может вас убедить?

Эл вздохнула.

– Изложите ваше дело, – сказала она.

– Это не так легко. Я хотел бы получить хоть какие—то гарантии, что вы, согласитесь.

– Посудите сами: вы являетесь ночью, выдаете себя за посланника Галактиса, не предоставляете никаких доказательств. Как я должна реагировать? Где логика? Я только играю по вашим правилам.

– Это вас убедит, – он протянул ей золотистую пластинку. – Это паспорт. Так вы это называете. Допуск в Галактис. Знаете, что его нельзя подделать или украсть. Это высшее доверие.

Эл взяла пластинку в руки.

– Эту вещь вы отдали Уолтеру Уолесу. Идентификатор работает, но этот паспорт не действителен. У вас будет новый, как только вы согласитесь помочь. Капитан Торн заверил, что вы надежный человек.

– Неужели во всем Галактисе или на Земле не нашлось другой кандидатуры, кроме меня? Не поверю. В чем подвох?

– Неужели вы не думали вернуться к своей работе? К полетам, к должности капитана? В разведку? Вы весьма печально начали свои исследования, но у вас имеется потенциал, который интересен Галактису. Ваш скепсис понятен. Я посланник и передаю, что вас хотят привлечь к интересной вам работе.

– К какой работе?

– В космосе. На другой планете. Ваше поведение на Уэст не забыто.

Эл с подозрением и оценивающе смотрела на него. На вид – обычный человек. Одет самым заурядным образом. А если провокация? Эл вспомнила подозрения Алика.

– Если вы думаете о «патруле времени», не волнуйтесь об этом. Земные возможности до сих пор невелики. Способами землян вас найти пока нельзя. Вы иначе преодолеваете время. Ваши путешествия остались незамеченными, – сказал он.

Вместо удивления она еще больше не поверила ему.

– Только не вами, судя по ситуации.

– Хорошо. Если вы не доверяете мне, может быть, встреча со знакомым человеком убедит вас. Кого бы вы хотели видеть? – спросил он.

– Капитана Торна, – сразу ответила Эл, интересно, что он скажет.

– Можно. Только не сегодня. И только в проекции.

– Время и место.

– Я пришлю вам телеграмму. Можно?

– Нет. Слишком ненадежно, – сказала Эл. – Через три дня. В сквере, у стадиона, недалеко отсюда, – она указала ему направление.

– Я понял, – пояснил он. – Там пруд.

– Вот у пруда и встретимся. Я приду одна.

– Если хотите, позовите друзей, возьмите оружие, если вам будет легче. Я вас не обманываю. И вы это знаете. Вы поняли, что я настоящий, капитан Эл.

– Через три дня, – сказала она еще раз.

– Спокойной ночи.

Он развернулся и пошел. Скрылся в темноте.

Эл стояла и обдумывала произошедшее. Как на удивление все сегодня сошлось! Праздник, приезд отца, ссора Алика с родителями, как специально. Специально. Хоть завтра прощайся. Напутственная речь отца оказалась очень актуальной. Когда совпадений слишком много – это уже не совпадения. Эл стало больно, опять эти муки совести. Она бросила там часть своего экипажа. Побег был вынужденным, но ситуация с полетом на Уэст так и осталась для нее неразрешенной.

Она вернулась домой. Родные расходились спать. Саша и Катя собирались уходить.

– Хотите, я подвезу вас? – предложила Эл. – У меня машина.

– С каких это пор? – спросил брат.

– Недавно, – сказала Эл. – Ну, соглашайтесь.

– Неудобно. Поздно. Мы лучше такси возьмем, – извинялась Катя.

– А почему тут не заночуете? – спросила Эл. – Куда на ночь глядя? Утром я отвезу вас по делам.

Саша посмотрел на сестру.

– Ладно, – согласился он. – А что за машина?

– Хорошая, – ответила Эл.

– Ты водишь? Не знал.

Эл усмехнулась.

– Она много чего умеет, – пояснила Катя. – Пойду, устрою нам лежбище. И верно, зачем идти ночью домой. Далеко.

Катя прикрыла рот рукой и зевнула.

– Спать пора, уснул бычок, – сказала Эл и сняла с Кати плащ. – Саш, займись диваном. Катю теперь надо беречь.

– Хорошо с тобой, Эл. Спокойно как—то. Душевно. Жаль, что ты часто уезжаешь, – сонно сказала Катя.

– Не так уж и часто. Но все может быть.

Саша пошел стелить постель, а Катя хитро улыбнулась и спросила:

– Это Алик?

– Что? – спросила Эл, мысли ее были далеко.

– Ну—у! Я видела, как он на тебя смотрит. Я замужняя женщина. Я чувствую. Неужели такой трудный вопрос? Он или не он?

– Только родителям не говори. Рано еще… Ну… Может быть.

– Эл. Что значит, может быть?

– Я еще не знаю. У меня не было времени подумать о таком будущем. Дел много.

– Что значит – времени не было? В таких делах время не важно. Я верю только в любовь с первого взгляда. Там сразу ясно и не важно, чем и сколько ты занимаешься.

– Если учесть, что первый взгляд у нас был лет в десять, то на нас твое правило не распространяется.

– Неужели твое сердце молчит? Или ты, как Сашка, считаешь, что любовь проверяется в битве? – Катя тихо засмеялась.

– Пожалуй, – серьезно кивнула Эл. – Все. Не болтай никому. Потом поговорим.

– Вот всегда у тебя потом. Шкатулка с секретом. – Катя надула губы.

Она сгорала от любопытства и не скрывала этого. Эл личную жизнь обсуждать не хотела, поэтому заботливо увела Катю спать. Потом она пошла на кухню. Елена Васильевна протирала цветным полотенцем последние тарелки.

– Ты сегодня с раннего утра на ногах, шла бы спать, – сказала мать.

– Я с тобой посижу, – сказала Эл. – Мам, ты хочешь, чтобы я жила дома? Как все?

– Ну, какие родители этого не хотят, – грустно сказала Елена Васильевна. – Хочу. Но ты у нас птица перелетная. Хоть плачь, а тебя все равно не удержишь.

– Я ведь знаю, что ты все время меня хочешь спросить, чем же я занимаюсь? Ты не веришь, что я спасаю других? – спросила Эл осторожно.

Начинать такой разговор было рискованно, но она не хотела недомолвок и очень хотела, чтобы ее родные не думали о ней иначе, чем она говорит.

– Иногда верю, иногда нет, – ответила мать. – Сердцем чувствую, что—то с вами не так.

– Я благодарна тебе мама, что ты пытаешься меня понять. Мне от этого становиться немножко легче. Здорово иметь дом, место, куда можно вернуться и отдохнуть, где не станут ворошить прошлое и допытываться, где меня носило. Я вам очень благодарна. Тебе. Папе. Саше. Катя – просто милейший человек.

– Элька, чтобы не случилось, тут тебя всегда ждут. Откуда угодно. Хоть из космоса, – нежно сказала Елена Васильевна и вдруг заметила, как Эл на секунду замерла, но потом лицо ее снова приобрело прежнее выражение.

– А если бы я и правда летала в космос, ты поверила бы? – спросила Эл и хитро прищурилась.

– Выдумщица ты, Элька. Сказочница, как в детстве. Маленькая в сказку сбегала, а теперь в космос – большой прогресс, – Елена Васильевна устало засмеялась. – Масштабная ты у нас личность.

– Я же знаю, что ты не поверишь, – с улыбкой сказала Эл. – А если бы я действительно была капитаном космического экипажа, чтобы ты сказала?

– Что дочь у меня – фантазерка. Спасаешь своих людей и спасай, а сказок на ночь мне не надо, не засну. Все, поздно. Марш спать, капитан, – Елена Васильевна потрепала дочь по кудрявым волосам.

– Слушаюсь, командор, – Эл шутливо отдала честь, только как—то не по-военному и направилась к двери.

Елена Васильевна покачала головой.

– Какой ты еще ребенок, Элька, – сказала она.

– Какой? Какой? Космический, – пояснила дочь.

Эл ушла, а мать сказала сама себе:

– Может и так. Бог дал, Бог взял.


***

Как и договаривались накануне, трое встретились у гаража, который принадлежал отцу Эл. Недавно его заняла Эл со своим необычным автомобилем. Гараж был двухэтажный, по периметру шел балкончик внутри, а там и выход на крышу. Вот на этой крыше они и встретились, как в добрые старые времена их детства. Они сидели в кружок, передавали друг другу телеграммы. Эл незаметно добыла у отца из формы свой экземпляр. Эти листы были самыми обычными. Эл рассказала про ночную встречу, и ребята в один голос стали утверждать, что это провокация.

– Нужны мы Галактису, как же, – заключил Алик. – Точно, нас решили отловить. Димка, что ты думаешь?

– Я не знаю, я не имел дело со службой времени, как ты. Предложение нас не касалось. Решать будет капитан. А я сомневаюсь, как вы.

Димка давно не называл Эл капитаном, а тут вдруг перешел на официальный тон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10