Люттоли.

Московский наследник



скачать книгу бесплатно

С этими словами Александр покинул кабинет деда. Леонора нагнала его, когда он уже садился в машину.

– Сашенька, милый! – окликнула его Элеонора.

Александр стоял одной ногой на гравии, а вторую уже поставил в автомобиль. Дверца автомобиля была широко открыта. Александр, даже не повернулся к ней. Всё в нем восставало против деда.

Смерти моей хочет, – в сильном раздражении думал Александр, – это надо же додуматься до такого. «Отправляйся, не знаю куда, не знаю зачем. Сделай то, не знаю что». Как в плохой сказке. С ума выжил старик. Всю жизнь твердил, что кроме него, Александра, у него никого нет и вот на тебе….

– Санечка! – нежный голосок Леоноры прервал его мысли.

– Чего тебе? – Александр, держась одной рукой за дверцу машины, резко повернул голову в сторону невесты.

– Боже Санечка, ты накричал на меня! – Леонора повернулась и закрыла лицо двумя руками, делая вид, что собирается заплакать.

Александр вытащил часть тела из машины, и резко захлопнув дверь, подошёл к Леоноре. Он попытался обнять её, но Леонора увернулась. Она не отнимала рук от лица.

– Прости Леонора, я просто сорвался. Не ожидал от деда такого отношения. Не…

– Ты должен согласиться!

– Что ты говоришь Леонора? – Александр поразился её словам, – разве ты не понимаешь, чем это может обернуться для меня?

Элеонора, наконец, отняла руки от лица. Сделав это, она устремила на Александра один из тех взглядов, которые всегда вызывали у него глубокую нежность к невесте.

– Я верю в тебя Санечка. Я верю, что ты справишься с любыми трудностями, – прошептала она голосом, полным восхищения, – ты сильный…

– Сильный? Да ведь это невозможно Леонора. Где я буду спать? Что я буду есть, все эти шесть месяцев? Живи я, где ни-будь в Индии, бог с ним с жильём. Там тепло. А я живу в России. На дворе октябрь. Как мне продержаться шесть месяцев на Российских морозах?

– Моя любовь будет с тобой!

– Твоя любовь? Ты издеваешься надо мной?

– Очень жаль Санечка! – в голосе Леоноры прозвучала боль. Она провела рукой по волосам Александра, затем поцеловала в щёку и, отвернувшись от него, направилась в дом.

– Ты куда Элен? – окликнул её Александр.

– Очень жаль Санечка, – не оборачиваясь, ответила Элеонора, – я была о тебе лучшего мнения. А ты оказался всего лишь избалованным мальчишкой. Тебе не жаль отца, не жаль мать, даже меня ты не пожалел. Я верю в тебя, а ты не веришь в мою любовь. Между нами всё кончено.

– Это из-за денег, да? Из-за денег? – закричал Александр, – всё это время ты притворялась, что любишь меня!

Не отвечая ему, Элеонора вошла в дом. Александр с досады, несколько раз ударил рукой по крыше машины, чем вызвал удивление дедовского садовника, который стриг кусты, расположенные вдоль узкой автомобильной дороги, ведущей от наружных ворот к входу в дом. Садовник, разинув рот, смотрел на Александра, который всегда отличался сдержанностью. Но этим не ограничивалось странное поведение Александра.

В течение следующих нескольких минут, тот изрыгал до того непристойную брань, что садовник убедился в правильности русской пословицы, которая гласит; «Яблоко от яблони, недалеко падает».

Отведя душу и несколько успокоившись, Александр решительным шагом направился в дом. Все сидели на прежних местах, включая Элеонору, словно были уверены, что он вернётся обратно. Это обстоятельство слегка покоробило Александра, но он принял решение и не собирался отступать. Александр посмотрел на ухмыляющегося деда.

– Я согласен! – коротко бросил деду Александр.

Элеонора с визгом бросилась ему на грудь и стала целовать его. С другой стороны раздавались радостные голоса отца и мачехи. Лишь один человек, виновник происходящих событий, почему то помрачнел. Аристарх искоса поглядывал на своего сына и невестку. Те присоединились к Элеоноре и, обнимая Александра, непрестанно благодарили его. Аристарх, человек который собственными руками создал империю, прекрасно разбирался в людях, и видел, с каким трудом далось решение его внуку. Да и кто бы согласился терпеть нужду, когда в кармане лежит сорок миллионов долларов. Деньги, которые его внук, в отличие от других членов семьи, заработал собственным трудом. Аристарх, некоторое время молча наблюдал за трогательной семейной сценой, но затем решительно вмешался в происходящее. Он попросил всех вернуться на свои места и когда они это сделали, обратился к Александру.

– Итак, ты согласен на моё условие?

– Да! – в голосе Александра прозвучала твёрдость, – мне непонятны причины, по которым ты вынуждаешь меня совершить это, но я, тем не менее, сделаю то, чего ты хочешь.

– Отлично! – Аристарх отрезал кончик сигары, которую вот уже несколько минут держал в руках, прикурил её от маленькой изящной зажигалки. Затянувшись, он выпустил несколько клубков дыма и только после этого с довольным видом заговорил.

– Началом нашего договора будем считать сегодняшний день. Сейчас, без четверти двенадцать. Следовательно, ты сможешь вернуться обратно, лишь в полдень семнадцатого апреля. Любое появление до этого времени, будет считаться нарушением нашего договора, вне зависимости от причин, побудивших тебя вернуться. Это ясно?

Александр кивнул в ответ.

– Хорошо! – произнёс довольный его ответом, дед и продолжал, – сейчас тебе принесут одежду.

– А чем моя плоха? – перебил его Александр, – почему я не могу пойти в ней?

– Твоя одежда стоит немало, – невозмутимо ответил своему внуку Аристарх, – ты сможешь продать её и выручить деньги, а это нарушение нашего условия. Отсюда, ты должен уйти ни с чем.

Александр едва сдержался, чтобы не нагрубить деду. Он не оставлял ему ни единой лазейки, но Александр в который раз напомнил себе, что он принял решение и должен довести его до конца.

– Во что мне переодеться?

– Позади тебя, на кресле лежит одежда. Возьми её… Э, нет, переодевайся здесь, – эти слова Аристарх произнёс, когда увидел, что Александр взял одежду и собирался выйти.

– Здесь? Перед всеми?

– Я должен быть уверен в том, что ты не припрячешь кредитную карточку или наличные в потайном карманчике.

– Хорошо!

Александр, был уже не в силах скрыть раздражение. Дед, словно читал его мысли. Да, Александр собирался оставить себе одну из кредитных карточек, на которой было около полумиллиона долларов. Он разделся, оставив только трусы и носки. Оставшись в них, Александр с издёвкой обратился к деду:

– Не хочешь посмотреть, что под моими трусами. Может я там пару миллионов припрятал?

– Я видел, да все остальные тоже, мне думается, – ответил Аристарх, бросая при этом красноречивый взгляд на Элеонору. Та попыталась, было покраснеть, но у неё это плохо получилось.

– А теперь, положи свою одежду на стол передо мной… вот так, – Аристарх одобрительно покачал головой, когда Александр выполнил его условие, – надевай одежду… не спеши, у тебя ещё есть десять минут.

– Дед воздержись от лишних слов, Христом богом прошу!

Аристарх улыбнулся словам своего внука. Он видел, каких трудов стоило Александру сдержать себя и не бросить всю это нищенскую одежду ему в лицо. Ну что ж, тем лучше, тем лучше, – подумал он.

Через несколько минут, время, которое понадобилось Александру, чтобы переодеться, он уже стоял перед ними в новом наряде. На нём были голубые джинсы, тёплый свитер, зимняя куртка и вязаная шапочка на голове. Ноги были обуты в ботинки. Его внешность полностью преобразилась. Несколько минут назад, в комнате стоял изящный джентльмен. Теперь же, Александр напоминал обыкновенного работягу, который работает с утра до ночи, чтобы обеспечить свою семью. Видимо, Аристарх остался доволен перевоплощением внука, чего нельзя было сказать об остальных. Леонора, не смогла сдержать гримасы отвращения, отец смотрел на него с сочувствием, а мачеха силилась скрыть свою радость. И чего ей было не радоваться? Её родной сын возглавляет кампанию, хотя свекор всегда недолюбливал его. А приёмный сын, любимец старика отправляется в путь, весьма небезопасный. И кто знает, вернётся ли вообще.

Ну что ж, ты готов. Время «двенадцать», – подытожил Аристарх, не сводя внимательного взгляда со своего внука, – пора отправляться в путь. Помни Александр, ты можешь оставаться в Москве не боле трёх дней. Если на протяжении этого времени ты не уедешь отсюда, договор будет считаться недействительным. Ты должен в точности выполнить всё, о чём я говорил. И ещё, – чуть помедлив, добавил Аристарх, – я буду ждать твоего возвращения в этой комнате. В тот день, когда ты приедешь, выполнив моё условие, я отойду от дел. Ты возглавишь нашу корпорацию и получишь семнадцать миллиардов долларов.

– Достойная награда за шесть месяцев лишения, – не скрывая иронии, ответил Александр и продолжал тоном, в котором прозвучало неприкрытое разочарование, – я всегда считал, что наши отношения не зависели от денег. Я полагал, что мы понимаем, друг друга, но… похоже, я ошибался.

Александр подошёл к отцу. Они обнялись.

– Прости меня сынок, был бы другой выход, я…

– Не надо! – остановил его Александр.

Подставив щёку для поцелуя мачехе, он повернулся к Леоноре.

– Я провожу тебя! – шепнула она ему и намеревалась взять под руку, но затем передумала и просто пошла рядом. Они направились к выходу.

– Александр! – голос деда остановил его на пороге. Он повернулся. Странно, но голос деда прозвучал на удивление мягко, впервые за сегодняшний день.

– В этой жизни, мы, как правило, не в состоянии познать свою собственную сущность. Даже в конце нашей жизни, мы так же далеки от истины, как и в самом её начале. Это как мираж в пустыне. Мы пьём воду из колодца, которого не видим и потому не можем почувствовать той благодатной свежести, которая разливается по нашему телу и утоляет нашу жажду.

– Я не понимаю…

– Выполняй условие и твой отец, и ты получите мои деньги! – голос Аристарха стал прежним. Он отвернулся от Александра и занялся следующей сигарой.

Не отвечая, но чувствуя, что ещё немного и он выплеснет своё раздражение, Александр вышел. Они с Леонорой вышли во двор. Там, рядом с машиной Александра, стоял чёрный лимузин деда. Снаружи стоял его личный шофёр.

Александр с Элеонорой остановились возле Лимузина, чтобы попрощаться. Элеонора, не стесняясь шофёра, поцеловала Александра в губы. Отстранившись, она нежным голосом прошептала.

– Всего шесть месяцев Александр! Всего шесть! А потом, мы сможем вести такую жизнь, о которой другие только мечтают. Еженедельные поездки по всему миру. Отдых в лучших отелях. У нас будет собственный самолёт, самая лучшая яхта в мире и много другого. Я буду летать в Париж к стилистам. Там они лучшие в мире…

– Мне пора, – слушая её, Александр улыбался, но вынужден был перебить. Время поджимало. От деда всего можно было ожидать.

– Держись любимый, моя любовь будет с тобой!

С этими словами напутствия своей невесты, Александр сел в «лимузин». Он даже близко не мог предположить, что его ждёт в ближайшие шесть месяцев. Лимузин, выбрасывая гравий из под колёс, помчался в сторону казанского вокзала.

Глава 2

После отъезда Александра, все вновь вернулись в кабинет Аристарха Дудецкого. Глава семейства Дудецких, выглядел немного расстроенным. Держа трубку в правой ладони, он внимательно рассматривал все узоры на ней. Со стороны могло показаться, что он впервые видел эту трубку, хотя она уже порядком обносилась. Трубка была такой же неотъемлемой частью главы семейства Дудецких как и сигары. Он курил много и всегда очень тщательно подходил к выбору табака.

Никто из троих, не осмеливался беспокоить Аристарха Дудецкого. Все ждали, пока он обратит на них внимания. И больше всего, этого ждал его сын, Николай Дудецкий. Время от времени, он перебрасывался недоумёнными взглядами со своей супругой, словно говоря:

– Александр согласился. Чего же он медлит?

Леонора взглядом показала Николаю Дудецкому, чтобы он на минуту вышел из кабинета. Сделав это, она вышла в коридор, оставив дверь кабинета полуотворенной. Леонора, проводила высокомерным взглядом пожилого слугу, несшего поднос с чаем. Слуга, не обращая внимания на них, вошёл в кабинет Аристарха Дудецкого. И сразу после этого, появился Николай Дудецкий. Он выглядел всё таким же обеспокоенным. Видимо молчание отца навевало на него определённые мысли.

– Вы думаете, он откажет? – с явной озабоченностью в голосе, спросила Леонора.

– Не должен, – коротко ответил Николай Дудецкий, – мы выполнили все его условия. Так что ему остаётся только подписать бумаги.

– А вдруг на него опять блажь нападёт? Вдруг, он опять начнёт выставлять условия?

– Всё будет хорошо! – успокоил Леонору, Николай Дудецкий.

– Надеюсь, – отвечала Леонора, на губах которой появилась заискивающая улыбка, – иначе не видать мне новой квартиры в Москве.

– Успокойся Леонора, ты получишь свои пятьсот тысяч долларов, как я и обещал, – заверил ею Николай Дудецкий, – без твоей помощи, Александр бы, ни за что не согласился.

У Леоноры сразу после этих слов, на губах появилась довольная улыбка. Становилось ясно, что это разговор, не что иное, как напоминание Николаю Дудецкому. Дудецкий обещал Леоноре, в случае успешного решения своего вопроса, выделить деньги на новую квартиру. И похоже готов был выполнить обещание.

Оба вернулись в кабинет и сели на прежнее место. Оба выглядели донельзя довольными, и не замечали, что Аристарх Дудецкий перестал рассматривать трубку. Он смотрел на них. И смотрел испытывающим взглядом, словно хотел понять смысл произошедшего разговора в коридоре.

– Есть вопросы? – Аристарх устремил непонятный взгляд на своего сына.

Николай Дудецкий вытащил из папки документы и очень осторожно направился к столу. Он положил документы на стол, перед отцом.

– Вот документы папа…

– Папа? – Аристарх передразнивал сына. Когда он это сделал, в уголках губ появилась незаметная усмешка. – Ты вспоминаешь о своём отце только тогда, когда тебе нужны деньги. Врагам своим не пожелал бы такого сына, как ты. Папа? Какой я тебе папа? На бумаге только.

– Папа, может не стоит при слуге, – Николай Дудецкий показал взглядом на пожилого человека в ливрее, который стоял у двери, и по прежнему держал в руках поднос с чаем.

Прости Аркаша, не заметил, – Аристарх Дудецкий подозвал слугу.

Тот подошёл и сразу захлопотал за столом. Аромат чая наполнил комнату. Для Аристарха всегда заваривался особенный чай. Только такой он пил. И всегда, вместе с чаем приносили вазу с чёрным печеньем. Аристарх любил макать печенье в чай.

– С детства привычка осталась! – как объяснял это пристрастие сам Аристарх.

Разложив всё перед Аристархом, слуга собирался уйти, но ему не дали это сделать. Аристарх указал ему на диван, на место рядом с женой сына.

– Посиди Аркаша. Отдохни. После поговорим с тобой.

Слуга сконфузился, но отказать просьбе не посмел. И как следствие, опустился на диван, как того и просил Аристарх Дудецкий.

От него сразу же и с показной брезгливостью отодвинулись в сторону. Это действие ещё более сконфузило беднягу. Аристарх только посмеивался, следя за всеми этими телодвижениями.

– Так что папа? – осторожно спросил Николай Дудецкий.

– Опять ты! – Аристарх едва ли не с раздражением посмотрел на сына, а потом перевёл взгляд на бумаги, которые тот снова придвинул ему. – Я подпишу и дам тебе деньги, как и обещал, но…на моих условиях. Так что, убери этот договор, – Аристарх отодвинул от себя бумаги сына.

– Как скажешь папа!

Николай Дудецкий вернулся было назад, но его место было занято. Ему пришлось взять кресло и сеть чуть позади Леоноры. Аристарх оглядел всех троих хмурым взглядом. Неизвестно, что он думал о них, но явно, ничего лестного в этих мыслях не могло быть.

От раздавшегося стука, все, за исключением Аристарха, вздрогнули.

– Войдите! – громко произнёс Аристарх.

Сразу после этих слов, в кабинете появились двое мужчин в элегантных костюмах. В руках у обоих, были тоненькие дипломаты. Оба поздоровались с присутствующими, затем прошли к столу Дудецкому. По его кивку, оба опустились в кресла, стоявшие перед столом. Затем, начали вынимать какие то бумаги. В течение нескольких минут, бумаги были разложены на столе, перед Аристархом. Всё происходило в полном молчании.

Аристарх бегло просмотрел принесённые ему бумаги, а затем подозвал сына.

– Николай, ты первый подписываешь!

Аристарх отодвинул документы на край стола. Николай Дудецкий, не читая подписал все документы. Следом за ним, без малейшего раздумья, документы подписал Аристарх Дудецкий. Поставив подпись под последним документом, Аристарх негромко произнёс:

– В течение трёх дней, деньги поступят на твои счета. Как видишь, я выполняю свои обещания!

– Я тоже выполню свои обещания. Будьте уверены в этом, папа, – заверил Аристарха, Николай Дудецкий.

Аристарх коротко рассмеялся.

– До сегодняшнего дня, ты ни разу не возвращал того, что брал у меня в долг. Если посчитать всё, что ты у меня брал, получится значительная сумма, Николай. Ты в жизни своей ни одной копейки не заработал своим трудом. Всё, дай папа! Дай папа! Постыдился бы…да что говорить, – Аристарх безнадёжно махнул рукой, – понимал бы, сам сказал. С тебя, как с гуся вода. Всегда сухим остаёшься. Слушаешь, да не слышишь меня. А кого попало слушаешь, – Аристарх недвусмысленно намекнул на жену сына. Она тут же приняла оскорблённый вид. Аристарх снова махнул рукой. И обращаясь снова к сыну, указал на дверь.

– Бери как свою жену и эту…Элеонору…и будь здоров. Благо деньги ты уже получил.

– Зачем вы так, папа? – Николай Дудецкий принял оскорблённый вид. Он хотел ещё что то сказать, но Аристарх жестом руки, остановил его.

– Твоим словам в моих глазах, грош цена. Так что, не трудись понапрасну.

Все трое изобразили оскорблённые лица. Однако, задерживаться не стали и поспешно покинули кабинет Аристарха. Аристарх провожал их, укоризненно качая головой.

– Видишь Аркаша, какое нынче время, – Аристарх указал на дверь, через которую только что ушла его семья, – кроме денег ничего не надо людям. Ни совести, ни чести, ни сострадания, ни понимания. Только деньги им подавай. Сколько дней лежал с температурой, хоть бы кто из них приехал, стакан воды подал? Нет, Аркаша, не нужен я им больной. А вот деньги когда брать, сразу меня вспоминают. Ну и чего было со мной, не будь этих денег? Подох бы один, в каком ни-будь доме престарелых, – Аристарх привык изливать душу перед слугой. Тот и не был им по большому счёту. Последние 25 лет, Аркадий провёл рядом с Аристархом. Он относился к нему с душой. Аристарх видел и очень ценил такое отношение к себе. И вообще, ему нравился этот тихий спокойный человек, который как никто другой умел слушать и что гораздо важнее, никогда никому не рассказывал о своих разговорах с Аристархом Дудецким.

– Господин Дудецкий! – подал голос один из двух юристов кампании. Тем самым привлекая внимание Аристарха к делу, которое привело их сюда. В ответ, Аристарх незлобиво бросил:

– Посидите, отдохните…вот чайку попейте. Аркаша сваргань ка чаёк для господ юристов. Пусть попробуют твой фирменный, – добавил Аристарх, обращаясь к слуге.

Тот мгновенно вскочил на ноги и поспешил к выходу. Проводив взглядом его уход, Аристарх обратил своё внимание на юристов.

– Остальные документы где? – коротко спросил он.

Едва прозвучали эти слова, как оба снова полезли в свои дипломаты. Аккуратно уложенные документы, легли перед Аристархом. Аристарх, неторопливо отодвинул один из ящиков массивного стола и вытащил оттуда изящный футляр. Открыв футляр, он достал оттуда очки и надел.

– Документы слишком важные, – пояснил, Дудецкий, возвращая пустой футляр обратно в ящик. Он словно оправдывался за то, что ему приходится пользоваться очками. Оба юриста незаметно улыбнулись, услышав эти слова. Аристарх, для своего возраста, обладал практически отменным здоровьем. И об этом знали все без исключения.

Аристарх, с особой тщательностью начал изучать последние документы. Он потратил на их изучение не менее получаса. В течение этого времени произошло сразу несколько событий. Во-первых, Аркаша принёс чай с фирменным печеньем. Потом в кабинете появился мужчина лет пятидесяти. По молчаливому знаку Аристарха, он сел на диван и застыл в ожидании подобно юристам. Вслед за ним, появились ещё двое мужчин с дипломатами. Они тоже сели на диван. И в самом конце чтения, появился последний мужчина. Он обладал выразительными чертами лица. В них сквозила решительность и некоторая настороженность. В отличие от остальных, он отклонил молчаливый жест Аристарха и остался стоять на ногах. Мужчина, мельком оглядел всех присутствующих, затем бросил более продолжительный взгляд на Аристарха. Создавалось впечатление, что он пытается понять происходящее в комнате. Остальные пять человек, не отрывали взгляда с сосредоточенного лица Аристарха. Брови у него были сдвинуты к переносице, губы плотно сжаты. Сосредоточенное выражение лица сохранялось до тех пор, пока он не закончил чтение документов. Едва Аристарх отстранился от чтения документов и снял очки, все облегчённо вздохнули.

– Спешить не люблю, – коротко пояснил Аристарх, правильно истолковав значение этих взглядов. – Что ж, господа! – продолжил сосредоточенным тоном Аристарх, попутно забивая трубку табаком, – я пригласил вас всех по очень важному делу. А заключается оно вот в чём, – Аристарх прикурил трубку и несколько раз, крепко затянувшись, продолжил, – вопрос касаем, в первую очередь ассоциации Российских банков. Кампания моего сына, как, наверное, вам уже известно, купила бизнес в Соединённых штатах. «Голд Петролиум» сеть бензоколонок и несколько нефтеперерабатывающих заводов, вошли в состав его группы. Однако, не всё так просто в этом деле. Сделку финансировали мы. Одним из условий предоставления денег, явился полный залог группы Николая Дудецкого. Залог касается движимого и недвижимого имущества. А так же всех наличных и безналичных средств кампании, которую поступают и будут поступать на расчётные счета. Коротко говоря, группа моего сына лишилась права управлять средствами своей кампании. И этот запрет будет длиться до полного погашения задолженности, перед нашей кампанией. Лишь глава корпорации «Русская нефть», вправе отменить это решение, или сделать отдельное исключение. Отсюда следует такая ситуация. Любой банк, выдавший кредит кампании моего сына, без нашего письменного согласия, окажется перед фактом – не возврата денег.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6