Людмила Морозова.

Великий князь Всеволод Большое Гнездо



скачать книгу бесплатно

Получалось, что старший княжич Андрей ослушался отца и без его воли захватил Ростово-Суздальские земли. Но Юрий Долгорукий, по совету княгини Елены, не стал с ним ссориться. Ведь у него было много других сыновей, готовых оказывать всяческую поддержку стареющему родителю при его правлении в Киеве.

Желая устроить личную жизнь своих отпрысков, великий князь женил Мстислава на новгородской боярышне – дочери богатого и влиятельного боярина Петра Михайловича. В будущем это могло помочь сыну получить новгородский престол, который считался вторым по значимости. Для Глеба он высватал дочь своего соперника черниговского князя Изяслава Давыдовича. Пышная свадьба была устроена в Киеве. Новые родственные связи должны были упрочить положение и самого Юрия Долгорукого, и членов его семьи.

Сидя на престоле, великий князь Киевский Юрий Владимирович с особым рвением занимался самыми различными вопросами: решал общерусские церковные дела, вмешивался в междоусобицы князей, участвовал в семейных разборках знати. Свои победы он отмечал в Киеве, устраивая обильные застолья. Для них в самом городе был построен Красный двор, за рекой обустроена красивая загородная резиденция, которую все называли Раем.

Великая княгиня Елена с младшими детьми проживала за городом в Берестье. Здесь было спокойно и привольно для маленького Всеволода и его такой же юной сестры. Юрий Долгорукий, устав от дел, также приезжал сюда для отдыха.

Можно предположить, что для малютки Всеволода это был один из наиболее счастливых периодов в жизни. Рядом были любящие родители, засыпавшие его самыми различными подарками, многочисленные слуги исполняли все его детские прихоти. Казалось, что эта замечательная жизнь будет длиться всегда. Однако и на этот раз киевское правление Юрия Долгорукого оказалось коротким.

Весной 1157 г. ничто не предвещало несчастья. Великий князь был бодр и полон сил, водил полки на своих недругов, встречался с друзьями и родственниками, участвовал в различных пирах, которые устраивали для него богатые киевляне. Не отказался он и от посещения званого обеда у киевского сборщика торговой пошлины Петрилы, который состоялся 10 мая 1157 г.

Вернувшись во дворец в Берестово поздно вечером, Юрий Владимирович вскоре почувствовал себя очень плохо. Княгиня Елена сначала попыталась лечить мужа целебными травяными настойками, которые привозили ей купцы из Константинополя, но они не помогли. Тогда она вызвала местных лекарей, но и они не смогли облегчить страдания великого князя. Пять дней, испытывая страшные муки, метался богатырь Юрий по княжескому терему. Даже молитвы и душеспасительные беседы с духовником не приносили ему облегчения.

Юному Всеволоду не было в то время и трех лет. Мамки и няньки старались уводить его подальше от покоев великого князя, чтобы тот своим видом не испугал ребенка. Поэтому воспоминания о реальном облике отца довольно скоро стерлись в памяти княжича.

В ночь на четверг, 15 мая 1157 г., Юрий Долгорукий, испытывая ужасные боли во всех внутренних органах, скончался.

Многие, в том числе и великая княгиня Елена, заподозрили, что на пиру у Петрилы великий князь был отравлен. Но точно доказать это тогда было невозможно.

Пока великая княгиня Елена горько плакала над телом безвременно почившего мужа, а его сыновья занимались организацией похорон, киевляне бросились грабить имущество великого князя. Все ценные вещи были вынесены и из Красного двора в центре Киева, и из загородного Рая. Ограблен был даже княжич Василько Юрьевич, у которого в Киеве был свой двор. Его тоже полностью разорили. Кроме того, с административных должностей были изгнаны все суздальцы, которых привез с собой Юрий Долгорукий. Их имущество также было разграблено.

Грабежами и беспорядками киевляне продемонстрировали свою ненависть к Юрию Долгорукому, которого считали пришлым чужаком. Новым великим князем они хотели видеть только Изяслава Давыдовича. Поэтому к нему в Чернигов тут же были отправлены послы. Уже 19 мая черниговский князь торжественно въехал в Киев, приветствуемый толпой горожан.

Великая княгиня Елена, боясь оказаться с детьми в плену у алчных киевлян и нового великого князя Изяслава Давыдовича, тут же приказала придворным собрать оставшееся имущество и немедленно двинуться в путь – в родное Ростово-Суздальское княжество. Ей казалось, что вдали от негостеприимного Киева она с детьми будет в полной безопасности.

Добравшись до Суздаля, великая княгиня обнаружила, что там в ее бывшем дворце хозяйничает пасынок Андрей. Заручившись поддержкой ростовского, суздальского и владимирского боярства, он провозгласил себя единоличным правителем всей Северо-Восточной Руси. Мачеха с ее сыновьями были ему совсем не нужны. Он не только не собирался выделить им на содержание какие-нибудь земли, но сразу же стал намекать на то, что им следует покинуть его владения.


Любечский замок Владимира Мономаха


Великая княгиня Елена возмутилась и с помощью бояр мужа стала предъявлять свои и сыновей права на Ростово-Суздальское княжество. Ведь Андрею по воле отца полагалось править в Вышгороде. Но пасынок не стал ее слушать, поскольку письменного завещания Юрий Долгорукий не оставил. К тому же Андрей опирался на местное боярство, которое, очевидно, не любило гречанку за высокомерие.

Став ростово-суздальским князем, Андрей пообещал жителям заняться во Владимире и его пригороде Боголюбове широкомасштабным церковным строительством. По его замыслу грандиозные каменные храмы и монастыри должны были превратить его княжество в новый религиозный центр Руси и привлечь паломников из самых отдаленных мест.

Планы князя, судя по всему, очень воодушевили ростово-суздальскую знать, поэтому ее представители стали оказывать ему всяческую поддержку. Ведь Юрий Долгорукий, как известно, большую часть своих доходов тратил на борьбу за Киев.

Во Владимире начали строить грандиозный каменный Успенский собор, означавший, что именно этот город становится новой столицей княжества. В Боголюбове стали обустраивать княжескую загородную резиденцию с каменными дворцом и храмами. Для разработки проектов этих сооружений были приглашены даже немецкие архитекторы.


Икона св. Георгия – покровителя Юрия Долгорукого


Великая княгиня Елена пыталась отговорить пасынка от чрезмерных трат в очень неспокойное время. Ведь в Киеве постоянно менялись великие князья, кругом вспыхивали междоусобицы, не дремали и главные враги Руси – половцы. Кроме того, великую княгиню беспокоило то, что ни один из ее сыновей не имел постоянных земельных владений, дающих стабильные доходы. Мстислав после смерти отца был изгнан из Новгорода, Василию пришлось покинуть Поросье у Киева, Михаил был вынужден служить старшему брату Глебу в Переяславле-Южном. Даже у самой Елены с младшими детьми не было собственных земель, надежно обеспечивающих их существование.

Но Андрей Юрьевич не стал слушать мачеху. Он заявил, что не желает содержать ее детей и ее саму, поскольку у него есть своя семья: супруга и шестеро достаточно взрослых сыновей-наследников. Летописец так охарактеризовал поведение Андрея Боголюбского: «Хотя самовластцем быть всей Суздальской земле».

Поэтому сначала Андрей Боголюбский прогнал ростовского епископа Леона, который обличал его за самоуправство. Потом вынудил уехать в Византию мачеху с сыновьями Мстиславом, Василько и Всеволодом. Затем туда же были отправлены сыновья уже скончавшегося старшего Юрьевича – Ростислава, которые имели права на Ростово-Суздальское княжество сразу после смерти всех сыновей Юрия Долгорукого, т. е. раньше сыновей самого князя Андрея.

Покинули Суздаль и старые бояре Юрия Долгорукого. Они, очевидно, критиковали действия Андрея Юрьевича и указывали ему на то, что он грубо нарушает волю отца.

Так, в 1162 г. великой княгине Елене с двумя взрослыми сыновьями Мстиславом и Василием и юным Всеволодом, которому было только 6 лет, пришлось вновь отправиться в трудный путь. На этот раз совсем далеко – в Византию к своим греческим родственникам.

Неизвестно, где в то время пролегал путь в Константинополь. Вряд ли он шел по Днепру, поскольку в причерноморских степях властвовали половцы. Для путешественников они представляли большую опасность. Вероятнее всего, путь пролегал сначала через западные русские княжества, потом через территорию таких европейских стран, как Венгрия и Болгария.

С этого времени начался наиболее трудный период в жизни Всеволода. В возрасте шести лет он был вынужден покинуть родину и отправиться в Византию к родственникам матери. На чужбине ему пришлось пробыть не менее десяти лет.

Империей в это время правил представитель династии Комнинов Мануил I. Он взошел на престол в 1143 г. и был у власти достаточно долго – до 1180 г. Современники считали этого императора поклонником Запада, проповедующим идеалы европейского рыцарства. Он пытался постичь тайны астрологии, увлекался рыцарскими турнирами, охотой и роскошными празднествами. Для восстановления былого величия Византийской империи Мануил был готов заключить унию даже с латинянами.

К своему двору император-западник активно приглашал знатных иностранцев и охотно назначал их на различные государственные должности. Об этом великая княгиня Елена, видимо, узнала от своих родственников, поэтому сразу же попросила у императора аудиенцию.

Мануил, судя по всему, встретил гостей из России вполне радушно. Василия он назначил правителем четырех городов на Дунае, Мстиславу дал в управление Аскалонскую волость. Где поселилась Елена с Всеволодом – неизвестно. Возможно – и у старшего сына, поскольку управление городами, стоявшими на важнейшем европейском торговом пути – реке Дунае, должно было приносить ему значительные доходы.

Вполне вероятно, что старшие сыновья великой княгини Елены хорошо устроились в Византии, поэтому на Русь они не вернулись, как и она сама. Возможно, также, что Елена через некоторое время скончалась, поскольку ее здоровье могло быть подорвано и переживаниями за судьбу сыновей, и различными жизненными тяготами.

В возрасте 16 лет, по нашему предположению, Всеволод остался в чужой стране круглым сиротой. Здесь у него не было ни земельных владений, обеспечивающих безбедное существование, ни достаточного опыта и навыков для поучения хорошей государственной должности, ни перспективы что-либо получить по наследству. В Византии, правда, княжич мог получить хорошее образование: изучить греческий язык, прочитать сочинения античных классиков и даже освоить азы управления территориями под руководством старших братьев Мстислава и Василия. В империи с таким багажом можно было начать службу младшим чиновником или офицером. Но для наследника правителей Древней Руси все эти должности были слишком низкими.

Поэтому по совету опытных Василия и Мстислава Юрьевичей Всеволод решил вернуться на Русь. Там были его «отчина и дедина» – родовые земельные владения отца Юрия Долгорукого, Ростово-Суздальское княжество. После смерти старших братьев он становился его законным владельцем. К тому же по существовавшим обычаям он мог рассчитывать и на киевский великокняжеский престол.

Получалось, что только на Руси Всеволода ждала блестящая перспектива – возможность получить верховную власть и стать владельцем огромных территорий. Но за все это следовало бороться с ближайшими родственниками.

Мужание под руководством старших братьев

В 1170 г., по сообщению летописей, Всеволод вновь оказался на Руси и сразу же принял участие в походе на Киев. Его организовал старший брат княжича владимиро-суздальский князь Андрей Боголюбский, пожелавший разгромить великого князя Киевского Мстислава Изяславича. Братьям Юрьевичам он приходился двоюродным племянником и по законам старшинства прав на великокняжеский престол не имел. Они были в это время у сыновей Юрия Долгорукого.

Нетрудно подсчитать, что в 1170 г. Всеволоду Юрьевичу было только 16 лет. По меркам своего времени он считался уже достаточно взрослым человеком для женитьбы и самостоятельного правления. Возможно, именно поэтому он и отправился на родину. Здесь молодой княжич уже мог претендовать на какое-нибудь княжество, поскольку принадлежал к могущественному Мономахову племени, владевшему большей частью древнерусских земель.

На Руси Всеволод, видимо, оказался при дворе старшего брата Глеба Юрьевича, правившего в Переяславле-Южном. Там еще раньше нашел пристанище его родной по отцу и матери брат Михаил. Младшие Юрьевичи, видимо, нужны были Глебу Переяславскому для охраны границ его княжества, на которое очень часто нападали половцы.

В 1170 г. Глеб Юрьевич поддержал намерение Андрея Боголюбского изгнать из Киева Мстислава Изяславича и присоединился к коалиции князей. С собой он взял и младших братьев, полагая, что Всеволод, получивший образование и некоторый жизненный опыт в Византии, мог быть полезен для старших Юрьевичей. Так, молодой княжич тут же оказался в гуще междоусобных баталий.

Следует отметить, что на момент возвращения Всеволода Юрьевича на родину число его братьев, а значит, и претендентов на «отчину» – отцово наследство, существенно сократилось. Правда, во Владимире все еще правил Андрей Боголюбский уже только с тремя сыновьями, ради которых он изгнал братьев в Византию. Но на Киев он не претендовал и свое Ростово-Суздальское княжество покидать не желал.

По закону старшинства главными претендентами на киевский великокняжеский престол были переяславский князь Глеб Юрьевич, за ним Михаил и, наконец, Всеволод. Их соперниками выступали потомки Мстислава Великого, старшего сына Владимира Мономаха от первого брака с английской принцессой Гидой. Из них к 1170 г. в живых был только последний сын Мстислава от второй супруги Владимир – мало значимый князь, правивший в Дорогобуже. На Киев же стал претендовать уже внук Мстислава Великого Мстислав Изяславич. Естественно, что его права на верховную власть были менее законными, чем у сыновей Юрия Долгорукого. Это было известно всем князьям Рюриковичам. Поэтому многие примкнули к коалиции, созданной Андреем Боголюбским.

В начале марта 1171 г. противники Мстислава Изяславича стали собираться в Вышгороде. Во главе дружин ростовцев, владимирцев и суздальцев был поставлен Мстислав Андреевич. Переяславские полки возглавил Глеб Юрьевич, смоленские – Роман Ростиславич, дорогобужские – Владимир Мстиславич. Кроме того, к коалиции князей присоединились сыновья скончавшегося в 1169 г. великого князя Киевского Ростислава Мстиславича: Рюрик из Овруча, Давыд из Вышгорода и юный Мстислав. Вошли в ее состав и черниговские князья Олег и Игорь Святославичи. Своя небольшая дружина была и у Всеволода Юрьевича с племянником Мстиславом Ростиславичем – сыном рано скончавшегося старшего брата Ростислава.

Следует отметить, что во время боев за Киев с Мстиславом Изяславичем состоялось первое знакомство Всеволода с будущим героем «Слова о полку Игореве» – новгород-северским князем Игорем Святославичем. Приблизительно в это же время они даже породнились. Женой Игоря стала племянница Всеволода, прозванная в «Слове» Ярославной. Она была дочерью Ольги Юрьевны, сестры Всеволода, и галичского князя Ярослава Осмомысла.

Объединенное войско князей оказалось настолько большим, что вскоре окружило Киев и 8 марта вынудило Мстислава Изяславича бежать. После этого победители без всякой жалости начали грабить киевлян. Они не щадили ни женщин, ни детей, ни церковнослужителей. Забирали все ценное не только в домах, но и в храмах и монастырях. Обдирали церковные украшения, выносили дорогую утварь, книги, иконы и даже снимали колокола. Так сыновья и внуки Юрия Долгорукого отомстили горожанам за его убийство и разграбление княжеского имущества в день его похорон.

Новым великим князем с согласия Андрея Боголюбского стал покровитель Всеволода Глеб Юрьевич Переяславский. Мстислав Андреевич с богатой добычей и славой вернулся к отцу во Владимир. Всеволод остался в Киеве и вошел в ближнее окружение брата Глеба. Там же вскоре оказался и их брат Михаил, который ездил по делам в Новгород.

Поскольку Всеволод уже был совершеннолетним, то Глеб Юрьевич решил женить его и построил для него в Киеве отдельный двор. Молодой княжич не стал искать для себя богатую и знатную невесту. Ему захотелось жениться на юной красавице и обязательно по любви. Вскоре среди киевлянок была найдена такая – Мария, дочь известного киевского воеводы Шварна. Он не раз совершал походы против половцев и, даже оказавшись в плену, всегда обретал свободу за богатый выкуп, как отмечал киевский летописец. Внимание книжника к Шварну говорит о том, что для своего времени он был известным человеком.

Последние сведения о Шварне относятся к 1167 г. Поэтому можно предположить, что в период сватовства Всеволода к Марии, приблизительно в 1172 г., невеста была уже сиротой. На это предположение указывает тот факт, что младшие сестры невесты после выхода ее замуж остались жить вместе с ней. Их покровителем и попечителем стал Всеволод Юрьевич. Значит, родителей и своих родственников у них уже не было.

В древнейших летописях нет сведений о происхождении невесты Всеволода, но есть данные о том, что ее сестра была ясыней. Из этого сообщения можно сделать только один вывод – Мария тоже была яской. Исследователи считают ясов предками современных осетин.

С представительницами этого народа русские князья начали вступать в брачные отношения достаточно давно. В летописях отмечалось, что сын Владимира Мономаха Ярополк в 1116 г. женился на дочери яского князя Елене, отличавшейся необычайной красотой. С этого времени родственники Елены, видимо, стали переселяться в Киев, где поступали на службу к великим князьям. В их числе мог быть и Шварн, отец Марии.

Есть мнение, основанное на поздних сказаниях, о том, что вторая жена Андрея Боголюбского также была яской и участвовала вместе с братом или родственником Амбалом в заговоре против мужа. Правда, в летописях нет точных сведений на этот счет, как нет данных и о том, что она была родственницей Марии, жены Всеволода.

Таким образом, на основе различных сведений можно сделать вывод о том, что в 1170–1172 гг. жизнь Всеволода круто изменилась. Он вернулся из Византии на родину, принял участие в походе коалиции князей на Киев, помог старшему брату Глебу Юрьевичу взойти на великокняжеский престол и женился на красавице яске Марии. У него появился в Киеве собственный просторный двор, где и поселилась его семья.

Вместе с братом Михаилом Всеволод стал верным помощником великого князя Киевского Глеба Юрьевича. В 1173 г. Юрьевичи возглавили киевские полки, выступившие в поход против половцев, занимавшихся грабежом русских земель. Братьям удалось нагнать нагруженные украденным добром обозы и отбить их. Кроме того, они разгромили несколько отрядов степняков, гнавших в плен 400 женщин и детей. Получив свободу, пленники смогли вернуться в родные места.

С полным триумфом молодые воеводы Михаил и Всеволод въехали в Киев. В храме Святой Софии и Десятинном соборе они воздали хвалу Богу, святой Богородице, силе честного креста и святым мученикам Борису и Глебу, которые всегда помогали русским князьям в войнах с «погаными», т. е. иноверцами-степняками.

Не успели князья отпраздновать победу, как произошло очень печальное событие – 20 января 1174 г. скончался великий князь Киевский Глеб. Он заболел еще до похода против половцев. Традиционные для того времени способы лечения не дали результата. Испытывая мучительные боли, еще совсем не старый великий князь умер. В итоге Михаил и Всеволод заподозрили, что брат, как и их отец Юрий Долгорукий, был отравлен коварными киевлянами. Об этом они написали во Владимир старшему брату Андрею Боголюбскому.

Похоронив Глеба в Берестове рядом с отцом, Михаил и Всеволод взяли управление Киева в свои руки. Правда, они знали, что кандидатуру нового великого князя Киевского будут утверждать и их старший брат Андрей Боголюбский, и сами киевляне.

Пока обсуждался этот важный вопрос, в середине февраля в Киев въехал Владимир Мстиславич, последний сын Мстислава Великого. По законам старшинства он имел все права на великокняжеский престол, но его кандидатура не устраивала Андрея Боголюбского. Ему хотелось, чтобы в южной столице правил смоленский князь Роман Ростиславич, который приходился племянником Владимиру Мстиславичу.

Из-за разногласий родственников в Киеве вновь могло возникнуть кровавое междоусобие, но 30 мая Владимир внезапно скончался. Возможно, что и он был отравлен коварными киевлянами.

После этого выяснилось, что кандидатура смоленского князя Романа Ростиславича устраивает всех. Поэтому без каких-либо осложнений в июле этого же 1174 г. князь въехал в столицу и сел на великокняжеский престол.

Михаил с Всеволодом получили от нового великого князя город Торческ, находившийся в Поросье, и переехали в него со своими семьями. Правда, жизнь в этой местности была довольно опасной из-за угрозы половецких набегов. Поэтому князьям постоянно приходилось быть наготове для сражений со степняками. По данным летописей в конце 1174 г. «начали половцы пакость творити по Роси», т. е. там, где жили Михаил и Всеволод.


Медаль, выпущенная, видимо, в XIX в. в честь Всеволода


Андрею Боголюбскому не очень понравилось, что Роман Ростиславич отправил его братьев в столь опасное место, как Торческ, а своих братьев, Давыда и Мстислава, посадил в совершенно безопасных городах Вышгороде и Белгороде. К тому же владимиро-суздальский князь узнал, что его брат Глеб был отравлен киевлянами Григорием Хотовичем, Степаном и Олексой. Он потребовал, чтобы Роман Ростиславич выдал ему отравителей, но великий князь Киевский отказался это сделать. Он не хотел портить отношения со своими новыми подданными.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное