Любовь Сладкая.

Пленница: родить от дракона



скачать книгу бесплатно

Часть первая

Глава 1. Вместо принцессы

В ту зиму я вошла, словно в бурную реку – совершенно одна, сбитая с толку настолько, что, хоть и окончила парикмахерские курсы … пошла работать в школьную столовую посудомойкой.

А иначе как? Да и за то спасибо, что взяли. Потому что устроиться по специальности я не могла – слишком много конкуренток, а учиться на кого-то еще… Нет, учеба – не мой конек. Поэтому, собрав вещи, я покинула общежитие, в котором жила последние полгода, пока училась, и, не придумав ничего лучше, нырнула в шумный поток школьников. К моему удивлению, меня сразу же взяли.

– Хоть зарплата у нас и небольшая, – учтиво объяснил мне лысый директор, вытирая пот со лба платочком, – но зато в тепле и сытости.

– А какая зарплата?.. – осмелилась спросить я, хоть и знала, что вот так, в первый же день, да еще и на собеседовании, спрашивать не стоит. Но это была школа, то место, где не удивляются ничему. Директор назвал мне цифру, от которой я брезгливо поморщилась. Но потом, поставив себе установку, что это временно, просто чтобы хоть за что-то зацепиться, ответила согласием.

– Так что, можете приступать хоть сейчас, – провожая меня по коридору, к месту, откуда валило вкусным паром, сказал мужчина, осторожно беря под руку.

– А мне… мне еще жить негде, – скороговоркой выпалила я, ощущая, как дрожащие пальцы старикашки проникают под задравшийся низ кофточки.

– Ну, это не ко мне. Соберете нужные справки, устроитесь, а затем спрашивайте у завхоза, – проползая по коже, директор нагнулся очень близко, опалив запахом дешевых сигарет.

– Тогда я пойду…

– Куда?

– Собирать справки.

Но на самом деле я еще до сумерек шастала по городу в поисках чего-нибудь получше вот этого-вот. Но не нашла. И пришлось мне ночевать в общаге, немного заплатив начальнице. С утра же я побежала в поликлинику, прошла что там нужно и, довольная, что есть хоть какая-никакая работенка, оформилась.

И ничего. Я думала, будет что-то ужасное, но на самом же деле я была и вправду – сыта, в тепле, да еще и при деньгах.

Жилье я теперь снимала у бабушки Нюры, что жила в пяти минутах ходьбы от школы. Вставала в положенное время, натягивала на себя джинсы, гольф, обувала кроссовки, и медленно брела в сторону школы, по пути собирая волосы в тугую гульку. Там меня ждала куча грязной посуды, с которой я еле-еле управлялась.

Так я проработала до весны. И когда солнышко показалось из-за туч, а по дороге потекли ручьи, решила что-то в жизни менять. Я уже даже застолбила для себя неплохое местечко. Парикмахерская «Мальвина», в которой я время от времени состригала отросшие волосы, была бы неплохим местом работы. Мне уже даже удалось поговорить с владельцем «Мальвины», который, по всей видимости, положил на меня глаз, как тут…

В тот день, перемыв вагон посуды, я пошла на квартиру, переобулась в туфли на каблуке – купила как-то в секонд-хенде, почти что новые, только краска немного слезла изнутри, а так еще ничего, вместо гольфа напялила на себя белую гипюровую блузку, впрыгнула в короткую юбочку с рваными краями и пошла на собеседование.

А по дороге так углубилась во внутренний монолог, думая о том, что скажу владельцу, как нужно стать и вообще, что не заметила, как поковыляла на красный свет. И вдруг…

Да, когда видишь это по телевизору, то оно тоже страшно, а вот наяву, и если во всем этом участвовать. Черный кубик, что мчался с ужасной скоростью, не заметил мою щупленькую фигурку и проехался по ней всеми четырьмя колесами, прежде ударив в бок, что я подлетела и распласталась по асфальту. В течении каких-то секунд мое тело превратилось в отбивную, что даже приехавшая скорая помощь этой-то помощи оказать толком не смогла: мои останки нужно было буквально соскребать, чтобы положить на носилки. И во всем этом загадка: а почему же я все это вижу, как бы со стороны, но все-таки! Мне совершенно не было ни больно, ни страшно. Я только присела на краешек носилок, рядом с телом, чтобы хоть как-то собраться в кучу, но меня никто не замечал, и я только зря толкала в грудь то санитара, то медсестру, которую все-таки вырвало.

– Эй, слышите?! – кричала я. – Я не там, а вот здесь! Так что поторопитесь, может быть, еще успеете что-то подшить и… Да что ж такое!

Я уже даже бодалась ногами – прямо-таки острием каблука по колену санитара, вцепилась медсестре в волосы и постаралась рвануть изо всех сил, но…

– Ах, вот бедняжке не повезло, – сочувственно выдохнула она, накрывая тело простыней, которая прошла сквозь меня, совершенно не задев.

И тут я поняла: мое тело там, а я пока что отдельно от него, и скоро начнется такое… Я очень боялась попасть после смерти в ад, хоть и грехов моих – разве щепотка. Двадцать три года, девственница, непьющая и некурящая, вцепившаяся в первую попавшуюся работу, чтобы хоть за что-то зацепиться и не возвращаться в деревню.

– А…а вы знаете?» – истошно вопила я. – Что могла бы стать парикмахершей! Сегодня могла бы! А что теперь?

Но меня, как и прежде, никто не слышал. Это я поняла по выражению лиц сопровождавших меня медсестры и санитара. Мне вдруг стало так горько, так жалко себя саму, что, сев прямо на тело, я горько расплакалась.

– Ну почему так?.. – стонала я, с отвращением разглядывая свои останки.

И вдруг увидела впереди яркий сине-зеленый свет, который пульсировал, то расширяясь, то собираясь в небольшой круг.

– Что это? – спросила я саму себя и почувствовала непреодолимое желание добраться до света, что и сделала в следующий момент. Протянув вперед руки, я на удивление легко взмыла в воздух и, не меняя положения, устремилась к свету. Он манил меня, словно бабочку.

Подлетев совсем близко, я поняла, что свет – это какой-то волшебный коридор, и что я тоже могу туда попасть, если захочу.

– Слушай, это рай, да? – спросила я пролетающую мимо меня девушку в белом платье и с цветами на распущенных волосах, но та резко отпрянула, не ответив.

Вот только я не любила, когда меня игнорировали. Ну правда, что она о себе возомнила, эта хрупкая принцесса! И мне до одури захотелось ее догнать.

Колышущийся вход в тоннель был от нас на расстоянии вытянутой руки, яркие лучи уже осветили фарфоровое личико незнакомки, как тут я ее догнала.

– Постой! – ухватив за край юбки, я потянула куклу на себя.– Можно тебя спросить.

В ответ раздался визг, красавица забарахталась, затем последовала яркая вспышка, от которой я полностью ослепла.

Очнулась в каком-то странном месте. Теперь я лежала в огромной кровати, утонув в море подушек и одеял, над головой и по сторонам вниз свешивался балдахин, немного приоткрывающийся спереди.

– Альбина проснулась! – услышала я сбоку обрадованный визг. – Пошлите кого-нибудь за королем!

Немного приподнявшись на локтях, я обвела мутным взглядом комнату. Это были сказочные апартаменты, и никак не меньше. Пепельные обои на стенах красиво сочетались с лиловой парчой балдахина, широкое окно напротив было занавешено золоченым тюлем, а прямо напротив, на небольшом столике, стояла огромная фарфоровая ваза с цветами. Оглянувшись по сторонам, я хотела понять, где же здесь Альбина, и почему это, вместо больничной койки, я оказалась среди всей этой роскоши. К моему огромному удивлению (память-то я не потеряла), у меня ничего не болело, руки-ноги были целыми, да и все остальное. И главное, проведя руками по волосам, я сначала подумала, что это какой-то парик. Ведь никогда раньше не имела такой длины. Шелковистые, хорошо расчёсанные, неимоверно красивого белого цвета волосы рассыпались вокруг меня, укрыв плечи и спину.

– Госпожа, как же вы всех нас напугали! – меж тем сбоку полог открылся, и я нос-в-нос столкнулась с очкастой женщиной, ее лицо напоминало морду хорька.

– Это вы мне? – спросила я, еще раз с удивлением оглянувшись по сторонам.

– Дорогая Альбина, наша драгоценная принцесса, вы проспали целые сутки! Ну разве так можно?

– Я?

– Ах, придется звать лекаря, – хорек засуетился, покрывало задернулось, а я сразу же упала на кровать, закрыв глаза руками. «Это галлюцинации, – думала я. – Сейчас отойду от наркоза, и тогда будет болеть. Ой, как же не хочется, чтобы болело!»

Но прошло несколько минут, и ничего не изменилось. Я все так же лежала в невесомой перине, спереди алели розы и лилии, над головой взымался купол полога, а сквозь идеально вымытые стекла лился свет.

Вот открылась дверь и ко мне кто-то громко зашагал.

– Альбина, доченька, – толстое красное мужское лицо закрыло от меня свет и розы, я же повыше подтянула покрывало.

«Это хирург, или реаниматолог, – подумала я, мысленно ощупывая тело. – Сейчас он скажет, что я уже больше никогда не буду ходить, или… О нет, мне удалили какой-то орган, и теперь…»

– Я не Альбина, – тихонечко сказала я, не узнавая собственный голос, – я Маша.

– Вот до чего доводят беспечные прогулки! – неудовлетворенно покачал головой мужчина. – Больше без бонны из замка ни ногой!

– Ах, простите меня, ваше величество, – узнала я голос «хорька», как мысленно окрестила тетку с неприятным голосом.

– Ну что, выспалась?

– Да… – промямлила я, содрогаясь от звука собственного голоса. – А можно зеркало?

– Тогда я жду тебя в гостиной. Оденься и приведи в порядок волосы.

– Хорошо… как скажете…

Как только за странным мужчиной закрылась дверь, я попыталась встать, все время ожидая какого-то подвоха: а вдруг у меня и вправду видения, и как только поднимусь с кровати, то тут же упаду. Но вот мои босые ноги коснулись мягкой поверхности пушистого ковра, вот я сделала по нему несколько несмелых шагов к окну – и ничего не изменилось! Я ощущала себя здоровой и полной сил.

– Госпожа Альбина, пойдёмте за мной, – писк «женщины-хорька» привел меня в чувство, и я вновь испугалась того, что сейчас все измениться. Повернув голову, я увидела свое изображение в высоком напольном зеркале. И… это была не я, а та девушка, которую я встретила у входа в тоннель.

– Что со мной? – испуганно пробормотала я, проведя рукой по волосам, затем коснулась губ, слишком пухлых и алых, словно сок граната.

– Вы проспали сутки! – пискнула, как я поняла, моя служанка. – Поспешите, госпожа Альбина, а то ваш отец разгневается на меня.

– А как тебя зовут? То есть, вас? – оборачиваясь, я испуганно повела глазами, стараясь запечатлеть каждый сантиметр этой волшебной комнаты, чтобы потом, когда совершенно очнусь, можно было бы вспоминать всю эту красоту.

– Как? Вы что, не помните?

– Нет… то есть, я вас не знаю.

– Хорошо, меня зовут Белдонна, но пожалуйста, пойдёмте в ванную, – взмолилась «хорек». – И хватит уже играть со мной, словно я игрушка. Да, я понимаю, что вам позволено все, но…

– А ванная, это что? – перебила я поток вопросов, потому что голос этой женщины меня раздражал.

– Сюда, госпожа, – приоткрыв неприметную дверь в конце комнаты, Белдонна немного отошла в сторону, как бы приглашая меня войти. Что я и сделала. Как тут же попала в целое облако из ароматного пара, которое, поднимаясь снизу, от огромной фарфоровой чаши в виде цветка, устремлялось вверх, к потолку.

– Вот как меня накрыло, – прошептала я, затем, приподняв длинный подол белой рубахи, отороченной по подолу кружевом, устремилась к купели.

«А что? – думала я. – Это ведь всего лишь сон. Так почему бы мне не попробовать всю эту роскошь?»

Когда я подошла к ванной, заметила прямо напротив еще одно зеркало. Оно было мокрым, но все-таки можно было рассмотреть свое изображение. И – о боже! – это опять была не я.

– Давайте помогу, – Белдонна подошла сзади и, расстегнув ворот, помогла мне снять из себя единственную одежду. – А теперь садитесь в воду.

Поднимаясь по небольшому пьедесталу, затем, держась рукой за бортик, я окунулась в приятную теплынь, замечая на поверхности плавающие лепестки орхидеи и лаванды.

– Как же хорошо, – простонала я, погрузившись в душистую воду полностью, только голова и грудь остались на поверхности. – Вот бы и потом…

Как только я расслабилась и закрыла глаза, как тут же внизу подо мной начал бурлить сильный поток воздуха, взбивающий вокруг воду, что даже появилась пена.

– Ну все, выходите, госпожа Альбина, – пропищала Белдонна, не успела я еще насладиться купанием.

– Можно еще?

– Нет, служанки уже принесли вашу одежду, парикмахер ждет, а внизу за столом сидит ваш отец.

– Ладно, как скажешь, – «а это ведь наркотический сон», подумала я.

Выйдя из вспененной воды, как Афродита, я стыдливо прикрылась рукой и взглянула в зеркало. То, что я там увидела, меня несказанно обрадовало, Ведь я никогда не была такой красивой. А тут бац – и преобразилась в принцессу.

Возле стены, выстроившись в ряд, меня ждали служанки. Они держали в руках одежду, о которой я не могла и помыслить.

– Это что, какой-то театр? – спросила я, когда, вытерев меня полотенцем, Белдонна взяла из рук служанки шелковые панталоны и предложила мне одеть их на себя.

– Нет, сегодня театра не будет, – пропищала служанка.– Только завтрак с вашим отцом. Какое платье оденете?

– Вон то, коричневое, – указала я пальцем на струящуюся ткань, отделанную блестящими камушками.

Одев на меня корсет, такой же белоснежный, как и панталоны, Белдонна подала платье, легкое, как пушинка, но, тем не менее, выглядящее просто великолепно.

– А теперь присядьте на стульчик, вам сделают прическу.

Через пять минут мои шикарные белые волосы были убраны вокруг головы и утыканы цветами, словно у той девушки… На мгновение мне показалось, что я – это она, или она это я?

– Вот туфли, – подав сверкающие разноцветными бликами лодочки, Белдонна помогла мне их обуть.

Глава 2. Выбрать жениха

Эта гостиная произвела на меня неизгладимое впечатление – огромная комната, с хрустальной люстрой, свешивающейся с высокого потолка почти что к полу, меж тем светилась от множества свечей, стол темного дерева, сервированный изысканно, не так, как в школе или общежитии, и уж тем более, в деревне. На белоснежных вышитых салфеточках на нем стояли три прибора, а посреди – еще одна ваза с цветами. Трое слуг стояли у стены, перекинув полотенца на руки.

– Ну вот, – повернулась ко мне лицом довольно таки миловидная дама в оранжевой парче, ее платье казалось, трещало по всем швам, такой внушительной фигурой она обладала, – наша соня проснулась.

– Садись, Альбина, – обратился ко мне уже знакомый мужчина, отец какой-то Альбины, как я поняла, что отчего-то поменялась со мной местами, – и расскажи о своих похождениях.

– Я?.. – я все-таки оглянулась по сторонам, но, кроме Белдонны и трех слуг в комнате никого не было, поэтому обращение было направлено ко мне.

– Да-да, – кивнула головой дама, – расскажи, как это тебе удалось улизнуть в самый ответственный момент.

– Я просто попала под машину, – промямлила я. – А дальше… Нет, честно, я не Альбина, я – Маша, и вообще не понимаю, как оказалась здесь, вместо нее.

– Что за бред! – лицо мужчины вдруг побагровело от гнева. – Это была твоя последняя выходка, клянусь памятью предков! Больше ты не посмеешь ослушаться, и если будет нужно, то тебя поведут к венчанию под руки.

– К венчанию?

– Ну не притворяйся, глупышка, – улыбнулась дама, – мы все твои выходки знаем назубок, и чтобы все прошло гладко, вот, одень этот амулет. Подойди ко мне поближе, Альбина.

Сделав несколько несмелых шагов к женщине (кто она мне – мать, любовница отца?) я протянула руку, и тут же на безымянный палец было одето кольцо со сверкающим турмалином.

– Сомилла, это ты правильно придумала, – удовлетворительно кивнул головой король, мой предполагаемый отец. – Этот перстень не позволит моей дочери скрыться. А потом он обратился ко мне: – Садись на свое место.

Я быстро окинула взглядом стол и, заметив третий стул, прямо напротив Сомиллы, взгромоздилась на нем. И тут же слуги начали носить и подавать всякие кушанья, от которых мои глаза разбегались во все стороны, а слюна вот-вот могла пролиться изо рта. Живот мне свело судорогой, кишки заурчали, но я не спешила набрасываться на дымящийся окорок, украшенный синим виноградом и дольками ананаса, на аккуратную горку рисовой каши, желтой от сливочного масла, а только и смогла что опрокинуть кубок, отпив немного вина. Да, я боялась, что сейчас же опьянею, но как должна была поступить?

Меж тем король и толстая дама кивнули слугам, и те, подойдя к краю стола, отрезали и положили им на тарелки мясо.

– А ты, Альбина? – спросила Сомилла. – Не проголодалась? Или хочешь чего-нибудь другого?

– Нет, я бы тоже отведала мяса, но…

Стараясь подражать отцу и Сомилле, я тоже повернулась лицом к слуге, замершем со своим полотенцем возле стены, и тот тут же бросился ко мне.

– И положи ананас, – сказала я парню, когда он был от меня совсем близко. – Кстати, где хлеб?

– Да ты что, Альбина! – сделала круглые глаза дама. – Ты пока что не замужем, тебе нельзя толстеть. Кушай мясо и, если хочешь, ананас.

Не дослушав Сомиллу до конца, с нетерпением я вгрызлась в свой кусок, щедро смачивая его слюнями, и чуть было не подавилась.

– Еще вон то, – показав рукой на рис, я снова подозвала к себе слугу, и он отсыпал мне крошечную порцию каши.

Когда блюдца опустели, слуги быстро их убрали, вместо них же поставили тарелки и огромную супницу. Теперь я уже знала, как поступать, и скоро передо мной оказалась миска невероятно аппетитно пахнущего рыбьего бульона с петрушечкой.

На закуску подали десерт – колыхающееся желе из сока красных ягод и сливок, посыпанное шоколадной крошкой. Забросив внутрь свой сладенький кусок, я блаженно откинулась на высокую спинку стула, поглаживая живот.

– Так вот, – когда еду убрали, поставив вместо тарелок и мисок по стакану сока с трубочкой, начал король, – тебе, Альбина, все-таки придется избрать супруга.

– Супруга?.. – удивилась я.

– Но только из числа тех кандидатов, которые мы тебе предложим.

– Хорошо, предлагайте, – отхлебнув сока, я совершенно поплыла, так что захотелось спать.

– Вот, – взмахнув в воздухе рукой, король материализовал что-то наподобие ряда экранов, полупрозрачных, но, тем не менее, на них четко прослеживались картинки – портреты мужчин. Экраны медленно заколыхались и поползли по кругу, так что я могла хорошенько разглядеть изображение.

– Как тебе лорд Даурей? – спросила Сомилла.

– Этот старикашка? – ужаснулась я, узрев пред собой лысую личину с всклокоченной бородой и страшно вытаращенными глазами, словно у лорда Даурея случился запор, или он чего-то испугался.

– Ну да, этого ты дважды отвергала, – вздохнул король. – А барон Ушрокс?

На следующем портрете был моложавый блондин с таким тонким и длинным носом, что, казалось, он мог бы запросто проткнуть им чье-либо лицо.

– Этот буратино? – возмутилась я, в глубине поражаясь тому, что я здесь вообще-то делаю.

– Моель, принц государства Ху-чу, – сладко пропела дама в парче (кстати, я до сих пор не понимала, какую роль она играла во всем этом спектакле), – он очень обходительный и красивый парень, вот только придется рисковать: если его отец, король Ха-зу, не упокоится ближайшие пять лет, не видать ему короны.

– А этот? – показала я на угрюмого брюнета, с поднятым воротником и тонкими губами, со взглядом, пронизывающим насквозь.

«А что? – думала я. – Я – это как бы и не я, мне все равно предстоит сделать выбор, так почему бы не воспользоваться случаем и не повеселиться».

– Лорд Тетомн, – выдохнул король. – Я так и знал, что ты не преминешь возможностью пошалить. Но, Альбина, – поднимаясь, мужчина сделал шумный вдох, – теперь твои шалости повернулись против тебя же. Заметь, ты сделала выбор, а значит, дала согласие на брак. Так что – готовься к свадьбе, и леди Сомилла тебе в этом поможет.

– А когда свадьба? – пискнула я, вжимаясь в стул, потому что немного недооценила, как оказалось, внушительные размеры дамы – к полноте нужно было добавить росту в два метра.

– Через три дня! – резко развернувшись, король вышел вон, оставив меня на попечительство леди Сомиллы.

– Так хочется спать, – сказала я, как только закрылась дверь, а за ней исчезла широкая спина моего папы. – Можно мне вздремнуть?

– Сначала поговорим о предстоящей свадьбе.

– Знаете, я, конечно, понимаю… А как иначе? Но, поверьте мне, что я не принцесса Альбина, это какая-то загадка, я – Маша, а не она, ваша…

– Альбина, я, конечно же, давно привыкла к твоим выходкам, – огромная дама обладала также и недюжинным напором, – но в этот раз тебе не отвертеться: ты обязательно выйдешь замуж, к тому же за самого угрюмого жениха в мире. Потому что лорд Тетомн таким и есть. А как дальше сложиться твоя жизнь будет зависеть от тебя самой. И если не понравиться, так что ж, у тебя был выбор.

– Ладно, – вздохнула я. – Так что там от меня требуется?

– Пойдем в галерею, обсудим всякие мелочи.

– Пойдем.

Мои блестящие туфельки были очень удобными, и когда мы с леди Сомиллой последовали в утопающую от зелени галерею, я просто наслаждалась чудесным интерьером, все-таки озадаченная огромными изменениями, что произошли со мной.

– Садись вот здесь, – указала мне на неприметную лавочку моя провожатая, водружая на нее свое необъятных размеров тело. Я покорно пристроилась сбоку. – Так как насчет платья?

– Мне все равно, – сказала я.

– Хорошо, тогда остановим выбор на прежнем.

– А каким было прежнее? – уточнила я.

– То, что понравилось мне – белое, расшитое стразами, с переливающейся голубой фатой и венком из синих васильков.

– Чудненько, – хмыкнула я. – Что, и я ведь даже успела его примерить?

– Конечно же.

– И что случилось потом?

– Потом ты совершила очередную свою выходку, исчезнув внезапно, так что пришлось извиняться перед женихом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6