Любовь Орлова.

По следам попаданки



скачать книгу бесплатно

Вот ведь странность. Я здесь никого ещё не знаю, а на меня уже кто-то зуб имеет. Вспомнилась карточка в руках бородача там, на поляне. И его «похожа». Фото у них моё было что ли? Но откуда? Никто ведь не мог знать, что именно сегодня именно я попаду в телепорт? Хм, если подумать, я здесь не была, а вот моя сестрёнка дорогая очень даже. А сестрёнка от меня отличается только цветом волос. А волосы у меня спрятаны под косынкой. Не искали ли её сегодня на тропинке? Ведь это было ожидаемо, что девушка захочет ещё раз попасть в магический мир. И кому она успела так насолить? В голову приходила только одна личность. Маркиза Лаура, кажется. Вот, и бородач упоминал о хозяйке. Ладно, завтра всё узнаем.

Когда я с трудом доела ужин – каша оказалась отвратительной и не солёной, и не сладкой, и выпила травяной чай, оказавшийся в кружке, тоже, кстати, совсем не сладкий, бородач забрал поднос с посудой и молча запер дверь, а потом так же молча ушёл обратно в правый коридор.

Я сняла косынку, от которой уже устала голова и кеды. Под головой обнаружилось тонкое одеяло, в которое я и укуталась. Не сказать, что в моём узилище было холодно, но и жарко точно не было. Заснула на удивление быстро.

Глава 3

Разбудил меня утром запах всё той же каши. Около меня никого не было, но на столике стоял поднос с тем же набором продуктов, что и вчера. Сполоснувшись холодной водой из рукомойника, поела невкусной каши и запила отваром. Настроение было какое-то похоронное. Но долго скучать и переживать мне не дали. Послышались шаги, и вот перед моей камерой стоит женщина. Пожалуй, её можно было назвать красивой, хотя она была низенькой (около 150 см) и довольно коренастой. Однако каблуки немного добавляли ей роста, а умело скроенное платье скрадывало широкие плечи и подчёркивало грудь и талию. Всё портило только злорадное выражение лица.

– Ну, вот ты и попалась, землянка! – с презрением кинула она, подойдя к решётке. – Ты же не думала, что я тебе прощу провал всех моих планов.

Видимо, она только сейчас посмотрела на меня, потому что перестала радоваться своей победе:

– О, Богиня! Что ты сделала со своими волосами?

И такой ужас был нарисован на её лице! Но она довольно быстро опомнилась:

– Хотя, это меня не касается. Завтра мой палач отрубит тебе голову, чтобы ты больше никому не навредила.

И она, явно гордая собой, повернулась и пошла. Только теперь я опомнилась и, вскочив с лежанки, подскочила к решётке?

– Подождите! Как вас там! Вы ошиблись! Я не могла ничего вам сделать – я же только что прибыла в ваш мир! Даже не встретила никого!

Маркиза остановилась и в удивлении посмотрела на меня.

– Нет, Мариночка, меня не проведёшь простым перекрашиванием волос. Знаю я такие штучки из вашего мира, – и столько яда было в её голосе.

Я же начинала впадать в панику.

– Но я не Марина! – я никак не могла решить, давать ли ей понять, что понимаю, о чём она говорит, или прикинуться полным профаном. – Меня Катя зовут.

И волосы у меня настоящие!

Лаура на секунду засомневалась, но потом фыркнула:

– Вот ещё! Я же тебя помню, да и портрет твой у меня есть, – и она вновь отвернулась от меня.

Как же до неё докричаться?

– Да откуда у вас может быть мой портрет? Послушайте, это какое-то дикое недоразумение. Я вас в первый раз вижу!

Но маркиза меня уже не слушала. Она просто ушла. Я растерянно села на лежак. И что теперь? Прогулялась по магическому миру, блин. Вот что ей можно сказать, чтобы она поверила, что я не Марина? У нас с сестрой внешне только два отличия: цвет волос и родинка у неё на правой лопатке, а у меня на левой. Но вряд ли маркиза знает о родинке, да и на портрете этой подробности нет. Да даже в анкете, если здесь таковые на попаданцев ведут, такой информации не будет.

Вновь раздались шаги, и я с возродившейся надеждой вскочила на ноги. Но это оказался только вчерашний бородач. Он молча долил воды в рукомойник и забрал поднос с посудой.

И снова одиночество, снова ожидание непонятно чего. Мысли ходили одна мрачнее другой. Чего я достигла в своей жизни? Да ничего ещё. Школу окончила с хорошими отметками, и только. Ожидалось, что всем мои великие свершения ещё впереди.

Мои пессимистические мысли прервал стук каблучков. Скоро буду определять посетителей именно по этому признаку. Я снова встала на ноги и ухватилась за прутья решётки, потому что ноги ощутимо дрожали.

На сей раз задумчивая маркиза вновь подошла к решётке. В руке у неё был уже знакомый мне кусок картона. Сверив меня с изображением, она показала мне его.

– Вот. И не говори, что это не ты.

– Не я, – не согласилась я с её требованием. – Но неведомый мне художник очень хорошо написал мою сестру Марину, – раскрыла я часть информации. – Мы с ней близняшки. Она так красочно описывала красоту вашего мира, что я не удержалась и решила тоже найти телепорт.

– Откуда я знаю, что ты не врёшь! – возмутилась маркиза. Видимо, не смотря на свою зловредность, ей не улыбалось казнить человека ни за что, за что я ей была даже немного благодарна.

– Ну, у меня другой цвет волос.

– Ты могла их перекрасить! – упрямо возразила Лаура.

– Могла, чисто теоретически, – нехотя согласилась я. – Но, если бы я перекрасилась в блондинку, то волосы за месяц не успели бы вернуть свой цвет, а если бы я покрасилась в рыжий, – я протянула ей прядку волос, то цвет скоро сойдёт. Для этого надо всего лишь подождать с неделю и почаще мыть голову шампунем.

Ага, а у меня было бы время обдумать возможность побега, да и просто пожить ещё недельку. Но это я ей говорить не стала. Ещё можно было сказать, что волосы красят не везде, но вряд ли маркиза видела Маринку без одежды. Так что это не аргумент. Да и не хотелось бы мне при ней обнажаться.

Маркиза задумалась, а у меня появился лучик надежды на освобождение.

– Ну что ж, подождём недельку, – с сомнением проговорила она и повернулась, чтобы уйти.

– Простите, – позвала я. – Не знаю, как к вам обращаться. Но мне что, эту неделю здесь жить? Я не смогу здесь голову постоянно мыть.

Леди Лаура поморщилась:

– Я придумаю что-нибудь, – и ушла на оглядываясь.

И снова тишина. Хорошо, хоть что здесь сухо, а то я слышала, что в подземельях бывает сыро и постоянно капает вода. Хотя может я и не в подземелье. Может это просто первый этаж. В окно, даже встав на лежанку, я смогла увидеть только кусочек неба, затянутого сегодня облаками.

Вот чем можно заниматься в одиночной камере не имея даже книги? Для меня, привыкшей не расставаться с планшетом, это оказалось очень не простым делом. До обеда я просто тупо сидела на лежаке, обняв колени руками и думала обо всём на свете.

На обед была всё та же каша с официантом из всё того же бородача. А вот забирать поднос с посудой они пришли вчетвером. Один мужчина забрал поднос, а бородач буркнул:

– Собирай свои манатки и иди за мной. И без глупостей, а то снова усыплю, – и показал мне уже знакомую флягу.

Я обула кеды, накинула кофту и взяла косынку. А больше у меня тут и не было ничего. В сопровождении охраны мы прошли по коридору, поднялись на один лестничный пролёт и оказались в холле большого дома. Здесь тоже везде был камень. Разве что на стенах было много картин и факелов, да на потолке висела большая люстра. Сейчас она не работала, но свечек на ней не наблюдалось, а значит, скорее всего, здесь господствовала магия.

Центральную часть холла занимала лестница, ступени которой покрывал зелёный ковёр. По ней мы поднялись на второй этаж. Здесь на полу лежал ковёр, а стены до середины были прикрыты деревянными панелями. И факелов не было видно – были только жёлтые шарики с кулак взрослого мужчины через равные промежутки на стенах. И много всевозможных пейзажей. Пройдя по одному из коридоров мимо нескольких дверей, мой конвоир открыл очередную с навесным, явно недавно повешенным замком и пропустил меня в комнату. Дверь за мной тут же закрылась, прогремел ключ, проворачиваемый в замке, и вот я снова одна.

Я оказалась в ядовито-розовой комнате. Стены обтянутые тканью, покрывало на кровати, пара пуфиков, плотные занавески на окне – всё было розовым. Ковёр на полу и потолок тоже были розоватыми, только чуть приглушённее. Ужас, какой! Даже дверцы стоящего здесь шкафа были розовыми. Не сразу удалось разглядеть в этом розовом счастье ещё одну дверь. К моему безграничному счастью она вела в ванную комнату с небольшой ванной и даже аналогом круглого унитаза, закрытого крышкой. Стены здесь были покрыты белым деревом. Стоило зайти в ванную комнату, как загорелся жёлтый шарик под потолком. Свет – это хорошо. А магический свет – вдвойне. А то от чадящих факелов не хорошо воняет. На стене над ванной обнаружились два крана с вполне обычными вентилями типа барашек.

Я не удержалась, и открыла их на полную катушку, закрыв предварительно слив нашедшейся тут же пробкой. Вот оно, блаженство! На полочке даже нашлась баночка с неким кремообразным зелёным веществом. Надеюсь, что это было обещанным шампунем, потому что я тут же намазала им смоченные водой волосы. Средство хорошо мылилось и пенилось.

Через полчаса пришлось всё же вылезать, потому что вода почти остыла. На двери обнаружились весящие полотенца. Завернулась в одно из них, взяла в охапку свои вещи и вышла из ванной, раздумывая, как вещи лучше постирать и где их потом сушить.

В комнате меня уже ждала сама маркиза. У двери маячил бородач. При виде совсем не одетой меня, его глаза увеличились в два раза, а челюсть устремилась на встречу с полом. С трудом заставила себя не закричать и не пытаться прикрыться хотя бы вещами. Это они вошли без стука, так что ко мне никаких претензий.

– В общем, так, – обратила на себя моё внимание маркиза. Она от моего вида лишь поморщилась. – Даю тебе неделю на доказательство. Жить будешь здесь. Еду будут приносить. Здесь, – она указала на кровать, где появились какие-то тряпки серого цвета. – одежда. Грязную будешь складывать вот сюда, – ещё один взмах рукой, теперь в сторону корзины около двери. – Из комнаты не выходи. Если заметят за пределами – тут же казнят. Если надумаешь бежать – казнят. И не надейся убежать и спрятаться – ты всё равно не знаешь местности, а мои ребята очень хорошо ориентируются в моих лесах. Да, кстати, мы сейчас в моём родовом замке, и до ближайшей деревни нужно день ехать на лошади. Вроде всё.

И она ушла, не дав мне сказать и слова. Бородач справился с потрясением. И поедал меня глазами. Но без вопросов ушёл вслед за хозяйкой.

Одежда выпала из рук. Я с трудом дошла до кровати и села на неё. Бездумно взяла лежащее на ней платье и теребила в руках. Из меня будто выпустили воздух. Мыслей не было никаких. Разум подсказывал, что сбежать у меня действительно не получится. Вся надежда на то, что маркиза одумается и отпустит меня с миром. А ещё лучше отвезёт к местному принцу. Ага, размечталась.

Неделя тянулась очень долго. Заняться опять было нечем. Книгу мне не дали, как я ни просила. Правда, и маркизу я за эти дни не видела. Приходил только бородач, чтобы принести или унести поднос всё с той же опостылевшей кашей и травяным отваром и корзину с грязным бельём.

Из одежды у меня оказалось три совершенно одинаковых серых платья. Простое в пол с фанариками-рукавами и неглубоким декольте. Свою земную одежду я на всякий случай отдавать не стала. Постирала сама в ванной, а потом повесила сушиться в комнате на гардины – лучше не придумалось ничего.

Так как заниматься мне было совершенно нечем, я решила сгонять свои лишние пять килограмм. Вспомнила все известные упражнения и выполняла их, пока не упаду от усталости. Потом часок в ванной и медитация на коврике возле кровати. А там уже обед, ну или ужин.

И вот обещанная неделя прошла. Я с утра места себе не находила. Делать ничего не могла. Даже медитация не получалась. Ведь сегодня всё зависит от настроения маркизы.

Она пришла ближе к ужину. Может, решила меня понервировать, а может, действительно занята была. Я спрашивать не стала. Молча дождалась, пока она изучит внимательно мои волосы от корней до самых кончиков, и вопросительно уставилась на женщину.

– Хм, – леди Лаура была задумчива. – Я тут поспрашивала – про краску ты правильно сказала. Да и волосы у тебя подлиннее будут…

Вот тут не правда ваша. Волосы у нас одинаковой длины. Просто прошёл целый месяц, а в парикмахерскую мы с тех пор не ходили. Но это останется нашим секретом.

– Ладно, – продолжала маркиза. – Я решила отпустить тебя, раз уж ты не причём.

Я не могла поверить своим ушам. Она меня отпускает? Ура! Так легко на сердце стало. Захотелось броситься к ней на шею и расцеловать, но я сдержалась. Сразу вспомнился анекдот, мол «Если хотите народ сделать счастливыми, сначала отберите у них что-то, а потом верните». Вот и у меня так же.

– Завтра утром пойдёшь после завтрака, – пока я мысленно прыгала от счастья до потолка, если не выше, решительно подвела черту маркиза.

Этой ночью я долго не могла уснуть. Впереди была свобода и неизвестность. А куда идти? А еды мне дадут, или придётся в лесу тихой охотой заниматься? Дак я в грибах не разбираюсь, да и нет их ещё – не сезон. Мысли, вроде успокоившиеся за неделю, снова бурлили и не находили выхода и успокоения. Заснула только под утро.

Глава 4

Разбудила меня недовольная маркиза. Она сама принесла мне завтрак. На сей раз это оказалась яичница с каким-то мясом и чай с булочками. Пожалуй, можно назвать этот завтрак самым вкусным в моей жизни. Я старалась не торопиться, чтобы не проглотить всё одним махом, но и не задерживаться, потому что леди Лаура стояла надо мной памятником торопыге.

– Вот тебе сумка, – наставляла меня она, пока я наслаждалась едой. – Она магическая, и в неё влезет всё что угодно, а весить будет всегда около килограмма.

Сумка на первый взгляд была обычной из коричневой кожи с длинной широкой ручкой.

– Здесь деньги, платье на всякий случай, еда на пару дней и фляга с напитком, гребешок и зеркальце, и тёплый плащ. Его можно и на землю положить – он очень тёплый.

По мере объяснений маркиза доставала из сумки всё названное. Да, мне бы такая не помешала, а то вечно мои сумочки весят, как кирпичи. Деньгами оказался мешочек с монетами. Сколько их там, Лаура не сказала. Платье было таким же серым, как я носила здесь эти дни. В качестве еды мне досталась крупа, булка хлеба, который к слову в этом мире был очень вкусным и по виду походил на ржаной, хотя по вкусу немного отличался от того, что продают сейчас у нас в магазинах. Так же мне досталось немного вяленого мяса, и металлическая флага, вмещающая в себя где-то с литр жидкости.

Я оделась в свою одежду, взяла предложенную сумку и вслед за маркизой вышла из комнаты. Спуск на второй этаж, входная дверь, и вот мы во дворе. Господи, как же хорошо! Свежий воздух, лето, птички. Просто чудесно!

Где-то справа за одноэтажными постройками ржали лошади и ругались мужики. По двору ходили слуги с мешками, тряпками, или просто пробегали из одного здания в другое. Около самой стены на отшибе стояло небольшое строение. Из трубы шёл чёрный дым. Наверно, там была кузня.

Пока я пыталась надышаться чистым воздухом свободы, Лаура давала последние наставления:

– Пойдёшь вот по этой дороге. Никуда не сворачивай. К вечеру будет подходящая поляна для ночлега. Там и ручей есть и костровище с дровами. А на следующий день выйдешь к деревеньке. Там сможешь прикупить запасов на дорогу. Через пять дней придёшь к замку принца Дария – он работает с попаданцами.

Вроде всё сказано. Надо наверно поблагодарить за помощь и вещи, но как-то не хочется – это всё же из-за маркизы я до сих пор тут, а не на экскурсии по столице человеческого государства.

– Ты на меня зла не держи, – на последок сказала леди. Только вот, может мне и показалось, но не было раскаянья в её словах и во всём её виде.

Но я решила не придавать этому большого значения. Главное, что я наконец-то иду к принцу. Вышла за ворота и пошла по дороге. Вперёд и только вперёд.

Вокруг меня шумел листвой лес. Хвойных деревьев я, кстати, тут ещё совсем не встречала – только лиственные. Часов у меня не было, так что время я определяла по солнцу. Оно ничем не отличалось от нашего, как и луна, впрочем. Похоже, мне удалось поймать особый темп ходьбы, потому что шла довольно легко и долго. Солнце уже перевалило за полдень, когда я решила остановиться на обочине. Здесь ручей подходил довольно близко к дороге, а потому я кружкой почерпнула прохладной воды и выпила, заедая куском хлеба. Во фляге оказался горячий травяной настой, надоевший мне за дни моего заточения, так что его я пить не спешила.

Настроение было прекрасным. У Марины были экскурсии по местной цивилизации, а у меня получается поход по местным лесам. Так я не против – это даже полезнее. Грыз, правда меня червячок сомнения, что всё пройдёт гладко, но я старалась не обращать на него внимания.

Солнце ещё не скрылось за деревьями, когда я дошла до обещанной поляны. Ноги уже ощутимо ныли, да и утренний задор где-то подрастерялся. Всё-таки не привыкла я долго быть одной – всегда рядом какие-то люди: и близкие и не очень, и друзья и просто знакомые. В городе очень редко есть возможность для одиночества. Вот там его как раз не хватает. А у меня за последние десять дней нехватка общества образовалась. Я нашла небольшой сук, упавший с дерева, очистила от коры, и острым краем камня, найденного тут же, чёрточками отметила количество дней, что я тут уже нахожусь. Мне же надо отслеживать, когда я, наконец, вернусь обратно. Вышло, что я здесь уже ни много, ни мало, а 11 дней. То есть треть отведённого срока пропало просто так по вине разозлённой и злопамятной маркизы. Ужас.

Поляна оказалась достаточно большой. Здесь по моим прикидкам могло разместиться около 10 телег. С краю протекал довольно широкий ручей с холодной и вкусной водой. Рядом находилось костровище с расположенными вокруг брёвнами, чтобы не на земле сидеть. Здесь же нашёлся запас дров, прикрытый ветками, чтобы меньше воды попало в случае дождя.

Я развела костёр (спасибо мне за зажигалку), отварила каши, добавив в неё мяса. Ножа мне почему-то не дали, так что мясо пришлось рвать руками, что оказалось не просто. Оно было очень солёным, так что каша получилась вкусной. Открутив крышку фляги, хотела перелить ещё тёплый отвар в кружку, но передумала и налила просто воды из ручья.

Укутавшись в тёплый плащ, я сидела возле костра и думала о… да ни о чём не думала. Я за прошедшую неделю столько всего передумала, что уже надоело. Мысль вяло текла, перекатывалась с темы на тему, а я за ней не следила. Просто любовалась бликами огня, время от времени подкидывая веточку-другую.

Так ушла в транс, что не сразу заметила, что уже не одна. Сначала ветерок донёс до меня запах немытого тела и лошади, а потом услышала приглушённый цокот копыт по дороге и всхрапывание коней. Я даже не сразу сообразила и повернулась на звук. А когда повернулась – было уже поздно что-то предпринимать. Почему-то не подумалось ни о чём плохом. Наверно мозг просто не сообразил после случившегося со мной, что что-то плохое может произойти так скоро. Да и усталость дала о себе знать.

Ко мне подходили мужчины. В наступающей темноте было трудно определить, сколько их. Всё выглядели примерно одинаково: бородатые, в походных сапогах, штанах и курточках. На поясах висели ножны с разнообразным оружием от большого ножа до меча, а у кого-то даже топор висел. Было видно, что мужчины в дороге давно – бороды не чёсаны и не стрижены, одежда в пыли. Один из них подошёл совсем близко ко мне. Я подняла голову, чтобы разглядеть его лицо внимательнее, но темнота помешала это сделать. Он же заметил моё движение.

– А ты почему не спишь? – чуть хрипловатым удивлённым голосом спросил он.

Я от неожиданности не нашла ничего лучшего, чем ответить:

– Собираюсь, вот.

Потом опомнилась и встала на ноги, настороженно наблюдая за подходящими. Мужик явно понял, что сказал что-то не то.

– Ты это, – подбирал он слова. – Можно мы тут на ночь остановимся?

– Поляна общая, – развела руками я. Нет, а что я должна была сказать? Что я вас боюсь, поэтому идите-ка вы дальше и не нервируйте меня? Но у них же лошади – им отдохнуть надо. Тоже, наверное, весь день шли. Поэтому я отошла в сторонку вместе с сумкой, оттащила туда же набранных заранее веток, чтобы не на земле спать. Жестковато, конечно, получилось – на хвойных лапах, говорят лучше, но чего нет, того нет. И стала укладываться спать, краем глаза следя за незваными гостями. Было страшно, но разум не находил причин для паники.

Мужчины действовали слаженно и на меня внимания вроде бы не обращали. Было видно, что давно путешествуют вместе. Кто-то занялся приготовлением еды – судя по запаху всё той же каши с мясом, кто-то ухаживал за лошадьми – их надо было почистить и покормить. А кто-то растравлял палатки, вернее их подобие: на две вбитые в землю рогатины, кладётся перекладина на высоте около 60 см, на неё накидывается плотная ткань, заменившая брезент, а внутрь кладётся мешок, набитый чем-то явно мягким. Он служит матрасом.

Я насчитала 10 человек в этой компании. С ними было 12 коней и одна телега, на которой темнело что-то кубическое метра 2 на 2. Лошадь из телеги выпрягли и отправили пастись к остальным, а из телеги достали эти самые мешки, которые служили кроватями.

Ко мне приблизился один из обустраивающихся:

– Простите, у нас есть запасной шалаш. Возьмите на ночь? В нём намного теплее, чем просто на земле.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении