Любовь Гайдученко.

SOS. Собранье пёстрых глав, полусмешных, полупечальных



скачать книгу бесплатно

© Любовь Леонидовна Гайдученко, 2017


ISBN 978-5-4485-5279-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

De profundis…

Я одинока на этой жестокой планете. Вокруг меня – миллионы двуногих чудовищ. Пусть бы они убивали только друг друга – мне до этого нет никакого дела. Но они убивают беззащитных животных, убивая этим меня, потому что это для меня невыносимая боль, ведь я не могу защитить тех, кого люблю. А я люблю их всех – и диких в лесу, в безжалостной природе, и домашних, которые всецело зависят от этой глупой безжалостной твари – человека.


Мне нет дела до их отвратительных праздников, когда они хлещут алкоголь и обжираются под идиотов из ящика. И не потому, что я привыкла быть голодной или упаси Бог им завидую. А потому, что меня от них отделяет бездна, потому что они для меня не существуют, и мне странно, что внешне кажется, что я нахожусь там же, где и они. На самом деле меня давно здесь нет.


И я уверена, что скоро настанет час икс, когда переполнится чаша терпения кого-то, кто создал этот несправедливый холодный мир, и он наконец поймет, что его творение ужасно, и прекратит этот чудовищный эксперимент по надругательству над всем святым, что существует во Вселенной, которая недостойна существовать, потому что, перефразируя классика, я отрицаю мир, который якобы представляет из себя какую-то «высшую гармонию», но при этом построен на страдании множества невинных существ (Иван Карамазов, беседуя со своим братом Алешей, монахом-послушником, говорит о том, что он не приемлет Бога, который допускает в этом мире страдания невинных детей ради некой «высшей гармонии»)

Дар Кассандры

Мои года стремительно неслись к финишу. Здоровье рухнуло внезапно и навсегда, держалась я исключительно из упрямства. Но, как ни странное, все мои чувства и ощущения обострились до предела. Может быть, именно так всё и бывает перед концом.

А может быть, я просто не долюбила. В молодости я считала секс чем-то грязным и не имеющим права на существование, во всяком случае, в моей жизни, поскольку я мнила себя этаким высокодуховным существом и ходила в душе по облакам, а не по этой грешной земле. К тому же, я ни разу не встретила достойного любви мужчину, ко мне всё время липли какие-то похотливые самцы, которые вызывали у меня одно лишь омерзение.

Однажды мне показалось, что человек был не похож на остальных самцов, и я воспылала дикой страстью, которая, увы, кончилась полным крахом, объект моей неземной любви меня мерзко предал, а результатом было то, что я ни в одном мужике больше уже не видела человека, а так – что-то низшее, говорящую обезьяну.

Потом я много лет жила совсем одна, воспитывая плод своей любви, дочь, которая в итоге поступила по отношению ко мне так же, как её отец. У меня не было даже любовника, мне никто и не был нужен, я родилась чересчур самодостаточной, поэтому не чувствовала ущербности такого ненормального образа жизни, которая была доверху заполнена всякими другими вещами, ведь меня интересовало очень многое (может быть, из-за широты этих своих интересов я так и не выбрала определённую профессию).

А потом изобрели интернет, и вообще стало очень даже не скучно, ведь в нём можно было найти тысячу развлечений и миллион друзей и врагов.

В последние годы я из него буквально не вылазила, можно сказать, целиком переселилась в виртуальное пространство.

Я и раньше любила помечтать, но теперь появилась возможность воплотить свои мечты. Не знаю, стала бы я писателем, если бы не было интернета – наверное, нет, вряд ли из меня получился бы русский классик, творивший по принципу «литература – учебник жизни». Никого учить я не собиралась и ничему учить не могла – моя жизнь была важна только мне самой и вряд ли являла собой пример, которому стоило бы подражать. Я не была махровым обывателем, которому нужны и важны только материальные блага, но я не была и до потери пульса эрудированным интеллектуалом, который глубоко вспахал ниву интеллектуальных ценностей нашей противоречивой цивилизации. Я просто занималась тем, что мне нравилось, занималась по-дилетантски, и получала от этого наслаждение.

Но я начала писать этот рассказ вовсе не потому, что мне захотелось вспомнить прошлое или просто помечтать о чем-то хорошем, чего я в последние годы была начисто лишена, так как висела на ниточке – нищая и бездомная и больная. Поскольку я приобрела какую-то известность своими писаниями, у меня, естественно, появились какие-то виртуальные «друзья», с которыми я иногда общалась от нечего делать и за отсутствием таковых в реальной жизни: реальные друзья, которых раньше у меня было много, почти все поумирали, а те, кто остался в живых, или забыли меня, или уехали далеко-далеко, короче, жизнь нас раскидала в разные стороны.

Но и виртуальные друзья, пообщавшись со мной какое-то время, тоже уходили в никуда, потому что я не любила слушать их излияния и терпеть не могла жаловаться на свою жизнь, но увы – приходилось…

Если мне попадались сколько-нибудь незаурядные личности, а они встречались в интернете довольно часто, поскольку все, кто имеет отношение к творчеству (каким бы оно ни было – талантливым или бездарным), давно уже оценили все преимущества этого колоссальнейшего изобретения конца второго тысячелетия нашей эры, то общение с ними вызывало у меня весьма противоречивые чувства. А последний такой случай был и вообще из ряда вон выходящим. Обычно я ровно дышу по отношению к тому, что узнаю про всякие там страсти, которые обуревают моих виртуальных знакомых. А тут мне почему-то стало не всё равно. Это было тем более странно, что объекта страданий моей виртуальной «подруги» я даже не знала, но он вызвал мой глубокий интерес, только совсем не тем, как она его характеризовала, а чем-то другим, чем-то таким, что никак не поддавалось рациональному холодному анализу моего разума. Я была глубоко уверена, что, если они будут вместе, то в результате сделают друг друга несчастными. Я не знала, откуда взялась эта уверенность, и не собиралась вмешиваться – ну смешно было бы навязывать практически посторонним мне людям своё виденье ситуации, я и с близкими друзьями из реальной жизни никогда так не поступала – разве можно лезть в чужую жизнь, это делают только совсем уж недалёкие товарисчи…

Но сколько я себя помню, я никогда не ошибалась в своих предчувствиях, всегда выходило по-моему, природа наградила меня кой-какими талантами, и чрезвычайно развитая интуиция была одним из них, но этот дар Кассандры был для меня скорее проклятием, чем как-то приносящим мне пользу.

А может быть, дело было в том, что я чувствовала себя обделённой в любви, и чужое чувство разбудило во мне желание любить самой?

Имеет ли право женщина

Я случайно ввязалась в жаркую дискуссию о том, имеет ли право женщина, родившая ребёнка, избавиться от него. Все молодые бабы орали, что – имеет полное право! А я высказалась, что ненавижу тех, кто, родив, не отдал себя ребёнку до конца, не посвятил ему свою жизнь. Ой, как они на меня набросились, эти современные эмансипированные самки!


Вот они, признаки конца времён! Вот откуда ноги растут у явления, когда мы имеем общество, в котором множество асоциальных элементов, сплошная наркомания, преступность, полнейшее равнодушие ко всему, что не касается твоих собственных, личных интересов, полная духовная деградация и безответственность (перечислять ужасы современной жизни можно долго). Теперешние молодые женщины хотят свободы. Они не машины для деторождения. Они хотят вести красивую жизнь, ходить по ночным клубам, трахаться направо-налево, иметь все доступные блага.


Ну так ведь это очень просто! Не хочешь быть связанной детьми – не рожай! А родила – случайно ли, не случайно – будь добра выполнять свой материнский долг! И строй свою жизнь так, что ты ОБЯЗАНА дать своему ребёнку любви и заботы по максимуму, чтобы он стал полноценным человеком и не пополнил ряды наркоманов и убийц.


Наверное, это потому для меня больной вопрос, что при живой матери я её не имела. Меня воспитала бабушка. Мать была очень больным человеком (будучи подростком вследствие голода во время войны страдала неизлечимой болезнью) и умерла совсем молодой, когда мне было 16 лет. Бабушка «отобрала» меня у неё сразу после моего рождения, и я не могла простить своей матери, что она легко с этим согласилась и устранилась от моего воспитания. Ребёнку ведь не объяснишь всех тонкостей бытия, а мне было очень обидно, что матери не до меня, я тогда не понимала, что ей хочется тоже получить свою долю личного счастья…

Die Reigen (подражание Артуру Шницлеру)

Действующие лица:

Людка Мразян, рыжая крашеная стерва лет пятидесяти, негде ставить пробы

Маня, писательница

Света, почти семидесятилетняя, но пьёт и курит

Эдуард Фазанов-Глузман, человек неопределённых занятий

Полицейский.


1 действие. На сцене появляется Людка. Некоторое время стоит в задумчивости, задрав голову к небесам. Затем начинает декламировать, причем это нечто похожее на стихи.


Людка: О тараканы, тараканы!

Вы заползли в мои карманы.

Оставив в моём сердце раны.

И разбудили в нём вулканы

Вокруг меня – одни бараны.

Консенсус это иль обманы? (Чувствуется, она может продолжать в таком роде очень долго)


Выходит нетвердой походкой пьяный Эдуард.


Эдуард: Людка, эй, Людка! А я ведь тебя любил когда-то… А ты, стерва, выгнала меня зимой босого на улицу. И с тех пор я скитаюсь по земле, как Вечный Жид, и нет мне нигде покоя…


Людка: Прочь, прочь, олух ушастый! Ты весь в грязи до последнего члена. Иди ласкай свою Маню, будь она проклята.


Эдуард: Нет, подожди, на прощанье я спою тебе Dignare из кантаты Генделя Dettingen Te Deum

(Поёт)


Людка, заткнув уши, стремительно убегает на своих кривых ножках.


Появляется Маня. Она откровенно любуется собой.


Маня: Милый, уже ночь, не надо так громко петь, тебя заберут в полицию.


Эдуард: Извини, Маня, а не пошла бы ты по известному адресу? Зачем наступаешь на горло моей песне?


Маня, обидевшись: Я женщина нежная, слабая, меня всяк обидеть может… (уходит по известному адресу).


2 действие. Эдуард шатается, но не падает, а продолжает петь. Входит полицейский.


Полицейский: Вы господин Фазанов-Глузман?


Эдуард не отвечает и продолжает петь.


Полицейский: На вас поступила жалоба от гражданки Мразян, что вы хотите нанять киллера, чтобы её убить.


Эдуард перестаёт петь.


Эдуард: Господин полицейский, она не расслышала, я сказал, что ей нужен не киллер, а Миллер, ну, знаете, это самый лучший практикующий психиатр у нас в городе. Она серьёзно больна, не может пережить, что рассталась со мной. Я хотел ей помочь.


Полицейский: Я бы всё-таки порекомендовал вам больше не петь в общественном месте, вы не Филипп Киркоров, вам никогда не спеть так замечательно, как он. (Поёт: «Зайка моя, я твой зайчик…"), уходит.


3 действие. Появляется Света, тоже сильно нетрезвая. Подходит к Эдуарду и долго и задумчиво смотрит на его огромные черные глаза, до отказа заполненные еврейской скорбью, потом переводит взгляд ниже, на хиленькие ножки. Она разговаривает очень грубым хриплым от постоянного курения голосом.


Света: Эдик, болезный ты мой! Ну для кого ты тут распелся? Никто тебя не оценит, кроме меня. Правда, мне говорили, что ты трахаешь каждую движущуюся цель, а я девственница и ненавижу, когда пыхтят. Поэтому не быть нам с тобой вместе. Я люблю Зинку, ты её знаешь, ну ту, которая великая писательница, пишет – зашибись. Но она меня игнорирует… (последнее слово она не может как следует выговорить).


Эдуард: Ну вот ходят тут всякие лесбухи, потом калоши пропадают. Иди отсюда, вонючка!


Света: Допился, уже на порядочных девушек кидается, как волкодав. (С достоинством удаляется).


4 действие. Эдуард стоит в центре сцены. Потом начинает медленно сползать на пол и какое-то время лежит без движения. С двух сторон из-за кулис появляются Маня, Людка и Света. Они берутся за руки и начинают водить хоровод вокруг спящего Эдуарда. Каждая громко выкрикивает свой монолог, не слушая других.


Маня: Эдуард, любимый, вставай и пойдём отсюда! Мы будем жить, как Адам и Ева в раю. У тебя будет всё, что ты пожелаешь. Только будь всегда со мной!


Света: Вот повезло мужику! Все бабы от него без ума. Кроме меня. А Зинка, сволочь, никогда не оценит моей любви. И никогда не упадёт в мои прокуренные и проспиртованные объятия. Ну и черт с ней! Зато соседка Галька всегда будет моей верной собутыльницей.


Людка: Вернись, милый Эдик, я всё прощу. Не могу больше лежать в своей холодной вдовьей постели и слышать, как плачут мои трое крошек от разных отцов, призывая тебя. Ты заменил им отца. Приносил им конфеты. А потом исчез. У тебя холодное сердце и ненасытные чресла, тебе мало моей рыжей малютки. Будь ты проклят!


Эдуард (встаёт): А ну цыц, бабы! Как вы мне все надоели!


Уходит, пошатываясь. Женщины застывают в неестественных позах, они убиты горем. Занавес.

Пётр Первый и девочка

Пётр Первый определенно был садюга и зверюга, несмотря на то, что подарил России прекрасный с виду город Санкт-Петербург. Тут мне начнут возражать, что он был великий деятель и вообще великий во всех смыслах. Но кому нужно всё это величие, если человек собственноручно рубил головы своим подданным и по его прямому указанию был умерщвлён его родной сын?


Что касается города Санкт-Петербурга, то да – он прекрасен. Есть в нём необъяснимая гармония и что-то потустороннее, особенно когда начинаются белые ночи. Но история у него страшная и жить в нём не так уж комфортно. Особо чувствительные люди там не выдерживают. Никто не считал, сколько народу погибло при его строительстве. Когда производился ремонт части Обводного канала, то оттуда извлекли какое-то кошмарное количество человеческих костей. А новейшая история преподносит нам и вовсе жуткие факты – во времена сталинизма гэпэушниками в Питере уничтожались миллионы невинных жертв, их зарывали во многих местах, например, в Парке Победы. Люди, которые там сейчас купаются летом в небольших озёрах, и не подозревают, что плавают среди тысяч убиенных.


Ну а про блокаду написано множество рассказов очевидцев. Помимо тех страшных подробностей – людоедства и просто диких мучений голодных людей, которых на каждом шагу подстерегала лютая смерть, не от голода, так от бомбёжек, мы узнали такие вещи, от которых запросто можно свихнуться. Так что петербуржцы буквально ходят по трупам.


Но эта жизнь такова, что крыша может съехать у кого угодно, даже если он просто живёт, не попадая в какие-то экстремальные условия. Поэтому совершенно не удивляют заявления учёных, что абсолютно нормальных людей на свете не существует. Все мы шизики и параноики, увы… Я могу тут привести множество примеров, цитируя тех, с кем приходится сталкиваться и по жизни, и в Сети, но делать этого не буду, потому что за тот десяток лет, что я пишу, я и так обидела многих людей, не желающих смотреть правде в глаза и вообще не умеющих критически подходить к своим высказываниям. Как теперь говорят – за свой базар они не отвечают.


Вообще-то я хотела не о Петре (Бог с ним, с Петром, правители у нас все, кроме некоторых царей – Александра и Николая Вторых, например – были страшные люди, но это не потому, что «должность» их к этому понуждала, просто они не прилетели с Марса, а вышли из нашего же народа, значит что?), а о маленькой девочке, которая родилась чуть позже окончания самой кровавой войны в этой цивилизации (теперь некоторые историки приводят цифру погибших чуть ли не в 50 миллионов, и твёрдо известно, что одних евреев погибло 6 млн),


Девочка родилась с любящей душой и поначалу любила всех на свете. Долго любила, даже когда уже стала совсем взрослой. Но её любовь никто не разделил и никому она не была нужна. Конечно, она любила всех своих родственников, особенно старенькую прабабушку и тётю. Но тётя однажды её сильно избила, и не за какие-нибудь там злостные шалости – девочка была по характеру упёртая и всегда упорствовала в своих убеждениях, и это больше всего возмущало тех, кто с этим сталкивался. Впоследствии она сильно любила свою дочь. Но в итоге, когда она состарилась и заболела, она стала дочери абсолютно не нужна. А про чужих людей и говорить нечего. Её чувства вызывали у них только недоумение.


Вот такая печальная получилась история, что даже царь Пётр попал под раздачу, вспомнившись некстати. А ведь хотела про любовь… Но если описать всё, что случилось за жизнь у этой маленькой девочки, то получится описание чего-то совсем противоположного любви. Но это уже замечательно сделала женщина в своём романе, называвшемся «Анамор», к сожалению, тоже оказавшаяся полной неадекваткой.

Летать охота…

Никаких идей… всё серое, негативное, старое и затрёпанное. И никакого «торжества разума». А растительной жизнью (жрать, срать, спать) жить противно. Эх, крылья подрезаны! А мне, как симпатичному мультяшному персонажу Папанова, летать охота… И никто не водится со мной – тоже. Может, всё дело в этом? Нет человека по душе, а клеются какие-то уроды. И такое впечатление, что они одни и живут на свете, нормальные адекватные люди вымерли. Да, вот представьте себе – и в 67 лет, которые мне через неделю стукнет, любить хочется. А некого. Уже много лет жизнь не дарит мне никаких подарков, не только в день варенья, но и никогда… «Оставь надежду всяк сюда входящий». Может, мне так фигово потому, что и надежд ни на что хорошее больше нет? А без надежды не полететь.

Мир извращенцев

Такой неслабый ужастик приснился: будто меня душит собственная мать. Душит долго и никак не может придушить… Я почему-то знаю, что не умру, но всё равно очень страшно. И всё время кричу о помощи, обращаясь к прабабушке, которая находится в соседней комнате, но она почему-то ничего не предпринимает.

С чего бы это? Старик Фрейд и моя дочь-психоаналитик, наверное, детально мне всё объяснили бы, что, мол, либидо такое или ещё какая-то хрень. А я так по-простому думаю: начитаешься в интернете всякой гадости, вот и снится такой мерзкий кошмар. Особенно люди не перестают удивлять. Вот, например, больная на головку девица 24-х лет, которая влюбилась в 64-х летнего маньяка и серийного убийцу Сергея Ткача, отбывающего пожизненное заключение (а по-моему, таких стрелять надо, как бешеных собак!) и даже родила от него ребёночка. Ну – не дура? На его мерзкую рожу смотреть-то противно, не то что под него ложиться.

Приходится с прискорбием признать, что извращенцев становится всё больше и больше. Жить в таком мире очень страшно, вот подсознание и выдаёт фильм ужасов.

Перевернутый мир

Жить в этом грязном мире и радоваться – невозможно, потому что невозможно по определению. В нём всё время испытываешь чувство вины. Когда маньяк насилует маленькую девочку, часто бывает так, что она боится сказать об этом кому-то, считая себя грязной и нехорошей. И это очень похоже на то, как человек склонен сам себя обвинять во всём том мерзком, что случается с ним очень часто на протяжении его жизни. А это не он «плохой» – жизнь так устроена. И нам специально ничего не открыли про её устройство. Если бы мы узнали правду – наверняка бы наш разум её не вынес, так она ужасна по моим подозрениям.


Разумеется, я имею в виду нормальных, порядочных людей, а не тех, кто счастлив от того, что нахапал больше других. Это вообще недочеловеки, и завидуют им только такие же убогие, но не сумевшие нахапать. С моей точки зрения, даже животные выше по своим качествам этих ублюдков. И когда я читаю про чью-то «успешность», мне смешно, как в этой жизни всё вывернуто наизнанку: жалкие богатые ничтожества считаются в ней успешными! Но ведь и многие другие человеческие понятия поставлены с ног на голову: талантливыми считаются попсовые бездари типа киркоровых, интересной литературой – макулатура, которую выдают донцовы, замечательными политиками – воры и те, кто умеет красиво врать народу, который не способен понять, что это обыкновенная демагогия.

Терпение народа бесконечно

Вот интересно – долго ли эти суперворы будут издеваться над людьми? Это я к тому, что пенсии работающим пенсионерам подняли на 200 р. Долго ли люди будут позволять над собой издеваться этой шайке преступников? Чем дольше это будет твориться, тем больше народу вымрет, потому что на то, что называется пенсией, жить нормально невозможно. Да и зарплаты у многих – то же самое, на них только нищенствовать. Эх, многотерпеливый русский народ! Вымирает, спивается, и терять-то уже нечего, кроме своих цепей… Как же надо себя не уважать, когда так унижают – и ничего, кроме «любви народной» к какому-то аферисту и вору?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4