Любовь Черникова.

Любимая воина и источник силы



скачать книгу бесплатно

Мой замыленный взгляд за что-то зацепился. Какое-то искажение пространства, как бывает перед тем, как…

Перед тем как сработает световой портал!

Именно они с тихим шелестом раскрывались повсюду вокруг источника. Мобильные порталы. Много. Я насчитал больше двух десятков, и это только то, что видно с моей точки. Из порталов появились культисты, человек по пять из каждого. Некоторые тащили с собой девушек. В том, что это пропавшие во время нападений друидки, я не сомневался. Избитые и, скорее всего, неоднократно изнасилованные, обезумевшие от ужаса, они даже не кричали. Их грязные обнаженные тела были изрезаны кровоточащими рунами.

Культисты распределились по кругу. Увешанные костяными украшениями, с рогатыми черепами на башках, с кривыми ножами на поясе. Но были и те, кто носил мечи, они расположились поодаль, явно охраняя. Особенно колоритные завели напев, от которого у меня по телу побежали нехорошие мурашки. Кажется, в Чаще стало мрачнее. Так и лесных бесов вызвать недолго, хотя что это я? Вроде именно это и есть их цель?

Их вой, хотя если подумать, то скорее гортанное мычание, перемешался с криками и плачем. Я до боли сжал зубы, а толстая кора подалась под пальцами. Мой зверь же будто затаился, и это настораживало. Фанатики, не занятые в хоре, принялись яростно насиловать девушек, и от этого зрелища мне захотелось вырвать на себе волосы! В горле встал комок, мешавший дышать, и я не сразу понял, что это слезы. Я уничтожу этих тварей. Всех до единого! Ни один не уцелеет, даже если придется посвятить этому жизнь!

Все закончилось быстро и неожиданно. Насильники вздернули своих жертв за волосы и нескольких швырнули прямо в источник. Гладкая поверхность всколыхнулась, далеко вокруг озарив местность багрянцем, и поглотила еще живые, дергающиеся и вопящие тела. Остальным тут же перерезали горло и потащили, методично окропляя землю вокруг. Побросав трупы, культисты исчезли во вспышках.

Обычно Чаща и ночью не умолкает, но сейчас воцарилась тишина. Гнетущая и мрачная, и не было слышно ни шороха…

Я невольно обернулся, облившись холодным потом.

Никого.

Бесовщина!

Тьфу! Лучше даже и не думать о таком. Ничто со времен детских кошмаров не производило на меня столь тяжкого впечатления. Но что-то подсказывало, я увидел то, что должен был увидеть.

Все к… К Великой Матери!

Хватит конспирации, нужно возвращаться в штаб и приказать, чтобы больше с источника не спускали глаз, пока там не разбудили что-нибудь такое, по сравнению с чем вся Чаща домом родным покажется.

Приказать…

Я хмыкнул. А не много ли ты о себе возомнил, рядовой Аллакири?

Как бы то ни было, следует срочно связаться с лордом Сатемом, а лучше сразу с отцом.

Перешел тенями прямо в штаб Сатор-Юти, и меня с ходу чуть не снес раздраженный крик.

– Где я вам возьму проклятого Аллакири?! – что есть мочи орал эрсман Данмэ на стоящего напротив роймана. Тот то и дело вздрагивал, терпеливо сжимая зубы при очередной витиеватой и малоцензурной фразе, каждая из которых прямо или косвенно была связана с моей персоной.

Некоторое время я с интересом слушал. Кое-что стоило того, чтобы запомнить. – Этот ваш дутый герой умудрился в первом же патруле потеряться и сгинуть, дери его бесы! – Тут я поморщился, уж больно свежи были впечатления чего-то жуткого за спиной. – Наверное, раньше Чащи и не нюхал! Что я, по-вашему, должен ответить советнику?!

Слабые попытки роймана указать на меня жестами пропали втуне. Эрсман, закончив очередную гневную тираду, присмотрелся.

– Чего дергаешься, как контуженный?!

– Кхм! – решил я заявить о себе, и Данмэ подпрыгнул. – Предлагаю доложить советнику, что вышеозначенный, – я повторил нелестный трехэтажный эпитет, – рядовой Аллакири нашелся.

– Р-рядовой Аллакир-ри?! – эрсман буквально прорычал мое имя. Вот это глотка! – Где вас носило?! – Ройман, взглянув с сочувствием, бочком-бочком подвинулся к двери. – Я вас под трибунал отдам за такое самоуправство! Пока честные парни защищают государство, вы шляетесь неизвестно где!

– Я месяц шляюсь по Чаще, выполняя секретное поручение нашего императора, – оборвал его ровным голосом, но на удивление это подействовало.

Старый вояка внезапно успокоился и сел в свое кресло. Окинув меня цепким взглядом водянистых глаз, приметил следы этого самого месячного пребывания в Чаще. Но особенно меня выдавал запах. Нет, я, конечно, мылся. В ручье…

– Рассказывайте, если можете, – махнул он рукой, все еще до конца мне не веря, я это чувствовал обостренной эмпатией, а эрсман был не в состоянии хорошо закрыться после такого потрясения.

– Все это время я вел наблюдение за нейтральным источником. Меньше получаса назад случилось нечто из ряда вон, – я вкратце пересказал увиденное.

В результате эрсман согласился переместиться тенями, чтобы увидеть все лично. Сказать, что он был шокирован, это ничего не сказать.

– Мне нужна связь с советником Сатемом… Или нет, с самим императором.

Стоит ли говорить, что на меня посмотрели как на сумасшедшего?

– Вы шутите?

Вздохнул.

– Просто скажите, что это по поводу Аллакири.

Но этого не понадобилось, так как эрсмана вызвали снова. Еще бледный после мысленного разговора, Данмэ сообщил хриплым голосом:

– Сам Теневой маг… – он некоторое время молча жестикулировал, прежде чем продолжить. – Я кратко обрисовал ситуацию, и он просил вам передать, что распоряжением императора вы восстановлены во всех правах и званиях. Гарнизон Сатор-Юти переходит под ваше командование, а я назначен заместителем, если, конечно, вы не пожелаете кого-нибудь другого на эту должность.

Для старого офицера это был удар.

– Эрсман Данмэ, поступим следующим образом. Формально я принимаю гарнизон, но вы продолжите здесь командовать, это при условии, что все в порядке, – я многозначительно на него посмотрел, предвкушая в душе искреннее рвение. – Если мне потребуются какие-то изменения в организации, сообщу, и мы вместе решим, как сделать лучше. Уверен, у вас большой опыт в организации, мне же ближе полевая работа.

Показалось, что вояка выдохнул свободней.

Остаток ночи провели, обсуждая и корректируя планы. Подготовили и отправили подробный отчет о моих наблюдениях. Послали к источнику группу исследователей под усиленной охраной. К сожалению, просто окружить его защитным периметром было невозможно. Так же, как и заблокировать порталы.

К утру мне доставили коробочку с амулетами вызова.

Едва нацепил на шею цепочку с простым черным камнем, как тот потеплел и дернулся.

– Отец?

– Здравствуй, сын. Рад, что ты в порядке, – он замялся, впервые на моей памяти. – Прости, Вердерион, но так было надо. Твой сводный брат, принц Даториан, установил во дворце прослушку, используя артефакты сияющих. Я ее обнаружил, но не был уверен точно, кто замешан. Он или Сатем. После тебя, в тот же день, оба принесли мне клятву, и Даториан… Он не был честен, – голос отца дрогнул, похоже, предательство старшего сына его подкосило. – Источник это почувствовал и закапсулировал принца в тенях как угрозу. Я пустил слух о его болезни…

– Все нормально, отец. Я понимаю, – и мне не удалось скрыть горечи в голосе, все же обида так просто не проходит.

– Верд, я не могу доверять Сатему полностью, хоть он и поклялся. Яррант настолько силен, что вполне мог воздействовать на тени источника. Будь предельно осторожен и держись подальше от его дочери. Здесь моя воля остается прежней. Так надо. Сатем не потерпит тебя рядом с ней. – Я сжал зубы, и отец снова прочел мои мысли, как ни парадоксально это звучит, когда и так ведешь мысленную беседу. – С твоим докладом я ознакомился. Это невероятно, но, к сожалению, подтверждает мои догадки. Фанатики пытаются придать источнику окраску. Совершенно новую и небывалую. Если им удастся задуманное, вряд ли это приведет к чему-то хорошему. Нужно поднять архивы, изучить старые рукописи. Доверить это я сейчас не могу никому. Тебе уже передали гарнизон? Если надо, проси подкрепление. Снять твой отряд с академии?

Я соображал быстро:

– Ни в коем случае! Отец, фанатикам по какой-то причине нужны друидки, а где больше всего наделенных умением управлять энергией жизни девушек, как не в академии?

– Боюсь, что ты прав. Действуй. Только, сын… Все равно пока и думать забудь о дочке советника.

Отец прервал связь, оставив меня в растерянности, но уже не без надежды.

Глава 6

Льяра

До экзамена осталось всего два с половиной дня.

Первокурсники, бледные, осунувшиеся, с кругами под красными глазами и шальными взглядами, как сомнамбулы бродили по Древу, порой натыкаясь друг на друга и зачастую что-то бубня себе под нос.

Несмотря на то что отчисление нам не грозило, все понимали, Чаща рано или поздно все расставит по местам. Еще одним, пожалуй, более реальным стимулом была практика. Короткая, всего в одну неделю, но очень важная для будущей карьеры. Не попасть на практику было плохим признаком, и даже выдавшиеся вместо нее каникулы никого бы не обрадовали. Но допуск получали исключительно те, кто получал на экзаменах только четверки и пятерки. Троечники не годились по одной простой причине – никто не желал брать на себя лишнюю ответственность за их жизни.

Ходили споры, кому живется легче. Многие придерживались мнения, что у теневиков и сияющих дела обстоят проще, хотя лично я в этом сомневалась. Наш мир обманчиво благополучен. Кому нужен теневой маг, неспособный призвать тени или настроить портал? А уж теневик-воин, который не умеет сражаться, так вообще звучит как бред. Так же и сияющие. Казалось бы, сиди себе в лаборатории, занимайся артефактами, да только кто тебя туда пустит, если ты неуч? А вне безопасных стен без элементарных навыков ты тоже не особо нужен. Надо ли говорить, что и для семьи, какой бы знатной она ни была, маг-недоучка – это позор. Лучше вовсе не иметь способностей, тогда и спрос будет несколько иной.

В империи же так – имеешь дар, изволь приносить пользу человечеству. Вот и корпели мы, как только могли. Старшекурсники же над нами посмеивались да пугали мрачными перспективами при каждой возможности.

А нам, друидам, и подавно важно хорошо учиться. Вся наша работа в будущем связана с Чащей, и тот, кто планирует прожить долгую и желательно счастливую жизнь предпочтительно в здоровом и целом теле, старался что есть сил.

К сожалению, из-за подготовки к экзаменам поиски информации о нейтральном источнике пришлось отложить. Справедливо рассудив, что еще неделя погоды не сделает, решила заняться этим сразу после экзаменов или на практике.

Отложив учебник по обороту, устало откинулась на подушки. Кажется, не осталось уже ни одной позы, в которой было удобно читать, а буквы плыли перед глазами.

– И как так может быть? – сказала, ни к кому конкретно не обращаясь. – Такая интересная практика и невообразимо нудная теория. Формулы-формулы-формулы, о которых совершенно не думаешь, превращаясь в зверя…

– Да уж… – Тилья зевнула и потерла покрасневшие глаза. Кажется, подруга не спала уже вторые сутки. – Когда дело касается анатомии оборотников, мне хочется вздернуться. – Растянув рот в новом зевке, она даже не подумала прикрыться.

Пару секунд сопротивлялась, но удержаться не смогла.

– Хоть бы, – начала говорить Кэс, но, поддавшись поветрию, тоже зевнула, да еще и сладко потянулась вдобавок, – хоть бы нас в одну группу поставили.

– Это вряд ли, – отозвалась Тилья. – Слышала, наоборот, всех стараются перемешивать, ведь в реальной ситуации не факт, что рядом окажутся твои товарищи. Нужно уметь быстро приспособиться друг к другу, действуя в команде. Это своего рода еще одно испытание, кажется, за скорость притирки могут дополнительный балл дать.

Мы переглянулись с Кэс. Уверена, что и она вспомнила вступительный экзамен, где перед лицом опасности кучка незнакомых ребят сумела объединить усилия и защищаться.

Машинально вперилась в учебник и поняла, что не могу больше усвоить ни строчки, а в голове какая-то каша. Хорошо хоть, за три дня до экзаменов нам отменили занятия, оставив только практику в Чаще и полосу препятствий. Если честно, мы с радостью бежали туда, пользуясь легальной возможностью хоть ненадолго забыть про учебники и размяться.

– Давайте спать, а? – предложила внезапно для самой себя.

– Я за! – неожиданно радостно отозвалась Кэс, захлопнув учебник по травологии. – В глазах расплывается.

– А я немного посижу, пожалуй, – Тилья упорно, нахмурив брови, продолжила штудировать, правда, понаблюдав, как мы уютно устраиваемся на своих местах, быстро сдалась и, испустив блаженный стон, повалилась на кровать.

Я уже почти задремала, когда почувствовала вызов.

Отец.

С тех самых пор, как он появился у нас в комнате после вечеринки, мы снова общались, но я все еще не простила его, а потому так ни разу дома и не появилась, ссылаясь на учебу.

Амулет лежал рядом на тумбочке, даже руку протягивать не надо.

– Элья, не спишь?

– Привет, пап. Только что легла. Что-то важное?

Кажется, отец понял, что я не жажду продолжать разговор. И хотя его голос звучал, как и прежде, мягко, меня не покидало ощущение, что я причиняю ему боль. Он испытывал вину. Да и не ощущение это было, а моя натренированная эмпатия. Видимо, от меня отец не считал нужным закрываться наглухо. А еще он очень устал и чем-то удручен.

– Да. Ты бы не могла вернуться в поместье, например, завтра?

– Нет! – прозвучало резко, но какое-то упрямство не позволяло мне простить лорда Сатема.

– Элья, нам нужно подготовиться, – увещевал отец. – Завтра вечером мы приглашены на ужин.

– Папа, у меня через два дня экзамен! Нет ни минутки свободной!

Отец ласково рассмеялся, расслышав панические нотки в моем голосе и умудряясь мысленно донести до меня отголоски нежности.

– Уверен, ты уже полностью готова, а расслабиться перед испытанием не помешает.

– Что за ужин? – звучало так соблазнительно, и с каждой секундой я все больше склонялась к тому, чтобы поддаться.

– Это сюрприз, но подготовиться придется как следует. Выбрать наряд, сделать прическу… Ну, всякие ваши женские штучки…

Помолчала, мучительно раздумывая над заманчивым предложением.

– Хорошо. К какому часу надо быть готовой?

– С утра?

– Нет.

– Тогда так. Ужин в семь, посчитай сама, сколько времени тебе понадобится на сборы.

– Пусть нарядом займется Ханиссия, у меня нет на это времени, а я буду к четырем. Ой! А как же я попаду в поместье? Как пользоваться порталом, я теперь знаю, но вот кодов доступа к нашему у меня до сих пор нет. Это странно, не находишь?

– Прости, и правда я глупец! Так привык, что тебе это не нужно… Завтра я зайду за тобой и все покажу.

– Хорошо, спокойной ночи!

На следующий день к назначенному времени я была у портальных площадок. В эти дни покидать академию не запрещалось, и некоторые студенты предпочитали готовиться дома.

– Элья, – отец распростер руки для объятий, и я разрешила ему прижать меня к себе, на мгновение ощутив жгучую потребность снова сталь маленькой девочкой, не знающей никаких забот.

Легкая дурнота, и мы вышли из портала дома.

– Оэльрио! Госпожа! Вы совсем забыли старую Нисси!

Няня, наплевав на приличия, которые столько вдалбливала в мою голову, первая бросилась меня обнимать. Я внезапно растрогалась, почувствовав прилив нежности и доброты к этой женщине, которая посвятила мне свою жизнь. Едва успела утереть слезы, как меня тут же увлекли кормить-наряжать-причесывать, а отцу, как это часто бывает, пришел вызов по работе, и он удалился в свой кабинет. Если честно, вздохнула с облегчением. Не готова я пока делать вид, что ничего не произошло.

Слуги, что встречались по пути, радостно приветствовали, засыпали вопросами, и все было бы хорошо, если бы все как один не принялись радостно поздравлять с предстоящей помолвкой.

– Ничего об этом не хочу слышать! – не выдержала и рявкнула я после очередного причитания о том «какповезлонашейдевочке». – Эта тема отныне закрыта.

Под строгим взглядом челядь разом поникла.

– А вы изменились, госпожа, – рискнул выдать дворецкий, уважительно поклонившись.

– Ты прав, Рэдклиф, прежней глупышки больше нет. Не стоит меня поздравлять с тем, что я стала разменной монетой.

Настроение испортилось, слуги тихонько разошлись, оставив меня наедине с мыслями. Я даже подумала, что не такая уж и хорошая идея была приехать в поместье заранее, но тут снова появилась Ханиссия и увлекла меня в гардеробную.

К назначенному времени мы собрались в портальной зале.

– Элья, – отец подвел меня к большому зеркалу, – ты прекрасна.

Рядом с наряженным в черный с серебром выходной камзол лордом Яррантом я показалась себе совсем взрослой. Длинное платье из баснословно дорогого барчина цвета «морских волн во время шторма», как назвала его Ханиссия, оказалось одновременно плотным и мягким. Асимметрично расшитый прозрачными и бирюзовыми камнями лиф, хотелось бы верить, что это лишь поделочные, а не драгоценные. Юбка платья книзу плавно расходилась в стороны, а открытые плечи согревала легкая накидка из органди, отделанная по краю арендолльским кружевом и застегнутая на одну пуговичку из крупного прозрачного бриллианта. Волосы завили мягкими локонами и, изящно уложив, перекинули на левую сторону. Маникюр-макияж, и я вроде как уже не я, а какая-то леди из высшего света. Парадокс в том, что так оно и есть, но только вот я никогда ею себя не чувствовала.

– Дай-ка руку. Это мамино, – пояснил лорд Сатем, защелкивая на моем левом запястье широкий браслет, украшенный тремя рядами сверкающих, как роса на солнце, камешков.

– О! Это же росиниты!

Весьма редкие по своей природе, округлой формы камни, способные накапливать и хранить огромное количество энергии жизни.

– Верно. Браслет – защитный артефакт. Активируется движением руки, – отец показал, каким именно. – Редкая вещь, но несовершенная. Будет использовать твою собственную энергию как ближайший источник для подпитки.

Я понятливо кивнула. Мы уже проходили на уроках причины, по которым полноценные защитные артефакты невозможно создать.

– Спасибо.

– Не за что. И вот еще, – отец надел мне на шею тоненькое изящное ожерелье из некрупных прозрачных бриллиантов и одного бирюзового по центру.

– Тоже артефакт?

– Просто украшение, – улыбнулся лорд Сатем, – но тоже принадлежало твоей матери.

Он поцеловал меня в висок и посмотрел на часы.

– Пора бы ему появиться, – нетерпеливый взгляд то и дело возвращался к порталу.

– Мы еще кого-то ждем? – удивилась я.

В ответ над одной из портальных площадок сгустились тени, а когда опали, перед нами предстал Верд Аллакири.

Глава 7

Верд

Как же хорошо было проснуться в нормальной постели. Вытянуться во весь рост, не переживая, что вымокнешь с головы до ног в росе, или вляпаешься в паутину, или обнаружишь неприятное соседство. Я даже улыбнулся. Накануне, раздав указания и отправив отчеты, позволил себе немного расслабиться, поесть нормальной горячей еды и поваляться в ванне. Впрочем, во время водных процедур я все же умудрился вырубиться и пришел в себя, когда вода залила мне лицо, попав в рот и в нос. Перепугался даже сначала, забыв, где я. А потом лежал и смеялся, как идиот. Месяц жить в Чаще и не поцарапаться, а затем бесславно утонуть в ванне. Это только я могу.

Выспавшись впервые за месяц, я чувствовал себя готовым к новым свершениям, но сначала свяжусь с Райдом и передам Льяре, что я ее люблю. А еще лучше, скажу лично и плевать мне на все запреты.

На вызов друг не ответил. Когда я его повторил чуть позже, итог был прежним. Хорошее настроение несколько упало. Одевшись в новенькую форму эрсмана, я направился в штаб, впереди ждало много дел. Можно было, конечно, прыгнуть тенями, но сейчас мне важнее осмотреться, да и себя показать, раз уж на то пошло.

Но не успел пройти и половины пути до ратуши, как в кармане дрогнул амулет.

Лорд Яррант собственной теневомагической персоной.

– Вердерион, у меня… хм… личное дело.

– Я весь ваш, лорд Сатем, – навострил уши, припоминая предупреждение отца.

– Сегодня вечером мы с дочерью приглашены на ужин. Неформальный. Хочу, чтобы ты нас сопровождал и в случае любого намека на угрозу помог защитить и вывести Оэльрио.

– Но, – я не знал, что и сказать, – почему я?

– Ты единственный, кому я могу доверять на сто процентов, пока не раскрыты все заговорщики.

Значит, советник в курсе. Но не буду спешить с выводами, вдруг это не более чем уловка, попытка выудить у меня информацию?

– Заговорщики?

– Вердерион, я уверен, что ты знаешь о Даториане. Уже месяц принц болтается под потолком в кабинете твоего отца, сам император перебрался в мой, вытолкав своего верного советника в приемную, будто секретаря какого-то.

Я едва удержался от смешка, представив себе все в красках, хотя веселого было мало.

– Кто еще?

– Пока негусто. В основном сочувствующие и угнетенные, из тех, кому принц наобещал золотые горы. Но все не то, и у меня есть некоторые подозрения. Ну так как? Я не хочу тебе приказывать.

– Согласен.

Даже если это ловушка, я предупрежден, а вот если Льяре действительно будет нужна помощь, а я откажусь, не смогу себя простить.

– Без пяти семь в моем поместье, прими коды гостевого доступа.

– Дресс-код?

– Соответствующий твоему званию.

Я взглянул на часы. Восемь утра. Так рано и так поздно…

Время потекло мучительно медленно. В перерывах между делами еще несколько раз вызывал Эллэ, и наконец Райд ответил.

– Верд, собака! Куда ты пропал?! Я пытался тебя дозваться, но все без толку!

– Долго рассказывать. Как сам? Как отряд?

– У нас все в порядке. Ни одной стычки за месяц, ребята начинают скучать. Ты когда обратно?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5