Любомир Бескровный.

Вся Отечественная война 1812 года. Полное изложение



скачать книгу бесплатно

Организация и устройство флота

В конце XVIII в. русский флот представлял собой значительную силу. По штатам 1798 г. Балтийский флот имел 45 линейных кораблей, 19 фрегатов парусных и 19 гребных; Черноморский флот включал 15 линейных кораблей, 6 фрегатов парусных и 4 гребных; Каспийский флот состоял из 3 фрегатов и 24 малых судов[249]249
  ПСЗ, т. XXV, № 18304. Книга штатов, т. XLIV, отд. II.


[Закрыть]
. Выдающиеся победы русского флота под командованием Ф. Ф. Ушакова в Средиземном море свидетельствовали о высоком уровне русского военно-морского искусства.

В начале XIX в. материальная часть флота ухудшилась. Причиной ухудшения состояния кораблей было главным образом то, что они строились из сырого леса и не имели медной обшивки. Вследствие этого срок службы кораблей не превышал 8–10 лет вместо положенных 20–25 лет.

Обеспокоенное этим фактом, правительство учредило в августе 1802 г. специальный «Комитет для приведения флота в лучшее состояние»[250]250
  ПСЗ, т. XXVII, № 20383. В Комитет вошли А. Р. Воронцов, адмиралы М. Макаров, С. Мордвинов, И. Балле и В. фон Дезин, вице-адмиралы П. Чичагов и Карцов. Александр I не привлек к работе Комитета прославленного русского флотоводца Ф. Ф. Ушакова, которому было поручено в это время командование гребным флотом.


[Закрыть]
.

Рассмотрев состояние дела, Комитет пришел к выводу, что русский морской флот не может обеспечить оборону Прибалтики. Корабли стояли на рейде, не рискуя выходить в открытое море. Председатель Комитета А. Р. Воронцов в докладной записке царю писал, что «по многим причинам… физическим и локальным, России быть нельзя в числе первенствующих морских держав, да в том ни надобности, ни пользы не предвидится»[251]251
  Ф. Веселаго. Краткая история русского флота, СПб., 1895, вып. 2, стр. 306.


[Закрыть]
. Поэтому Комитет предлагал осуществить меры, направленные лишь на приведение флота в порядок, но не на значительное усиление его, как этого требовала международная обстановка[252]252
  «Доклад Комитета для образования флота учрежденного», СПб., 1805


[Закрыть]
.

Это решение Комитета Александр I утвердил, и оно стало как бы морской программой русского правительства в первой четверти XIX в. Ошибочность подобного взгляда очень скоро доказали события, происшедшие в Европе в первое десятилетие XIX в.

Комитет подготовил в 1803 г. новые штаты для всех флотов[253]253
  По этим штатам Балтийский корабельный флот должен был иметь 27 линейных кораблей основных и 5 прибавочных, 26 фрегатов основных и 2 прибавочных, 2 бомбардирских корабля основных и 2 прибавочных, 3 корвета, 6 бригов и 35 мелких судов; в составе гребного флота предусматривалось иметь основных 299 гребных судов, из них 120 канонерских лодок и 73 добавочных, кроме того, полагалось иметь 48 транспортов основных и 57 прибавочных. Черноморский флот должен был состоять из корабельного и гребного. Корабельный флот – 15 линейных кораблей основных и 6 прибавочных, 6 фрегатов основных и 4 прибавочных, 3 брига основных и 2 прибавочных и 29 мелких судов; кроме того, 146 гребных и 46 транспортных судов. Каспийский флот должен был иметь до 12 судов корабельного флота и 10 транспортных (ПСЗ, т. XXVII, № 21038. Книга штатов, т. XLIV, отд. II).


[Закрыть]
. По этим штатам в Балтийском и Черноморском флотах недоставало 11 линейных кораблей и 16 фрегатов. В связи с этим в 1803–1805 гг. в Петербурге и Архангельске было начато строительство ряда новых кораблей. К 1806 г. с большим напряжением удалось построить 10 линейных кораблей и 3 фрегата[254]254
  См. Ф. Веселаго. Краткая история русского флота, вып. 2, стр. 308.


[Закрыть]
. Для этого пришлось ассигновать сверх бюджета более 3 млн. руб.

В результате принятых мер Россия могла сосредоточить в Средиземном море к 1807 г. эскадру под командованием Д. Н. Сенявина в составе 14 линейных кораблей, 5 фрегатов и 15 легких судов, имевших на борту 13 тыс. десантных войск[255]255
  См. А. Л. Шапиро. Адмирал Д. Н. Сенявин, М., 1958, стр. 178.


[Закрыть]
. Эта эскадра нанесла крупное поражение турецкому флоту у Дарданелл и под Афоном и освободила Ионические и Далматинские острова. Заключение Тильзитского мира не позволило России использовать результаты победы в Средиземном море.

Д. Н. Сенявин отправил часть судов в Севастополь, а остальные силы должны были пойти в Балтийское море[256]256
  См. «Боевая летопись русского флота», М., 1948, стр. 180, 183–184.


[Закрыть]
. Как уже говорилось, в Лиссабоне русская эскадра была блокирована английским флотом, но Сенявин достиг соглашения о передаче ее «на сохранение», и в конце сентября 1808 г. русские корабли прибыли в Портсмут. Таким образом, Д. Н. Сенявин не допустил захвата Наполеоном лучшей части Балтийской эскадры. Правда, ослабление Балтийского флота имело следствием то, что он не мог выходить во время войны с Англией «не токмо в море, но и на рейд»[257]257
  Ф. Веселаго. Краткая история русского флота, вып. 2, стр. 336–341.


[Закрыть]
.

В русско-шведской войне 1808–1809 гг. в боевых действиях принимал участие главным образом гребной флот, обеспечивавший десантные экспедиции[258]258
  См. «Боевая летопись русского флота», стр. 188–191.


[Закрыть]
.

В русско-турецкой войне 1806–1812 гг. действовал весь Черноморский флот. Во время войны с Англией русский Балтийский флот по существу бездействовал. Находившийся в Архангельске флот был разделен сначала на пять отрядов, а затем на восемь, но также, бездействовал[259]259
  См. С. Огородников. История Архангельского порта, СПб., 1875, стр. 259, 261.


[Закрыть]
.

Вообще к началу 1812 г. положение России на море было неблестящим. В особенности сложным было положение на Балтике. Балтийский флот числил в своем составе 110 судов корабельного флота (41 линейный корабль и 17 фрегатов, 2 бомбардирских корабля, 4 корвета, 8 шлюпов, 7 бригов, 2 люгера, одну шхуну и 28 мелких судов). Однако из линейных кораблей в Петербурге было только 14; 11 кораблей находились в Архангельске, 8 числились в постройке и 9 кораблей – в Англии. Лучше обстояло дело с гребными судами. Их числилось 550 (7 гемамов, один корвет, 28 яхт, 246 канонерских лодок, 130 иолов и 138 мелких судов). Кроме того, в составе флота было 127 транспортных судов[260]260
  См. II. Д. Каллистов. Русский флот в двенадцатом году. (Роль и участие флота в Отечественной войне в связи с циклом Наполеоновских войн в России.) По архивным материалам. СПб., 1912, стр. 20–27. Восемь кораблей (эскадра Кроуна) были переведены из Белого в Балтийское море в 1812 г.


[Закрыть]
.

В общем Балтийский флот имел большой некомплект. В 1812 г. ему недоставало по штатам 1803 г. более 30 линейных кораблей и фрегатов.

При всех имеющихся недостатках Балтийский флот представлял собой достаточно крупную силу, с которой Наполеон был вынужден считаться. Флот держал под контролем все побережье Балтийского. моря. Вследствие этого Наполеон отказался от северного (петербургского) варианта наступления. Русское правительство, получив сведения о наличии такого плана, накануне войны приступило к сооружению новых 60 канонерских лодок, строительство которых было завершено к июню 1812 г.[261]261
  См. Н. Д. Каллистов. Русский флот в двенадцатом году, стр. 35.


[Закрыть]

Комплектование флота личным составом шло на общих основаниях. Во время рекрутских наборов часть призванных обычно направлялась на флот[262]262
  ПСЗ, т. XXVII, № 21015.


[Закрыть]
. Кроме того, периодически проводились специальные наборы в отдельных губерниях. Такой набор происходил в 1805 г. в Астраханской губ. из расчета 4 человека на 500 душ населения[263]263
  ПСЗ, т. XXX, № 21892.


[Закрыть]
. В 1806 г. специальный набор проводился в Финляндской губ. из того же расчета[264]264
  ПСЗ, т. XXVII, № 22276.


[Закрыть]
. В 1809 г. специальный набор был произведен в той же Финляндской губернии из расчета 5 человек с 500 душ[265]265
  ПСЗ, т. XXVII, № 23849.


[Закрыть]
. В 1810 г. специальных наборов не было. Из общего набора флот получил 24 489 человек. Проведенные наборы в основном удовлетворили требования флота.

Пополнение офицерских кадров поступало из специальных военно-учебных заведений, которых было несколько: Морской корпус, штурманские училища, Училище корабельной архитектуры, Артиллерийское училище и др. Основным центром подготовки морских офицеров был Морской корпус. Для усовершенствования молодых офицеров направляли за границу. С 1802 по 1811 г. было направлено в Англию и Голландию около 50 молодых офицеров.

В личном составе Балтийского флота числилось по штату 28 408 матросов и офицеров, а по списку – 26 668 человек. Кроме того, в состав береговой артиллерии входило 4259 солдат и офицеров (по списку – 4065 человек)[266]266
  См. Н. Д. Каллистов. Русский флот в двенадцатом году, стр. 26.


[Закрыть]
.

К личному составу флота причислялись также специальные части. С 1800 г. флот обслуживало 12 морских батальонов, переформированных в 1803 г. в 4 морских полка[267]267
  ПСЗ, т. XXXVII, № 20731.


[Закрыть]
. Каждый полк имел по 3 батальона. Общая численность полка – 2067 человек[268]268
  ПСЗ, Книга штатов, т. XLIV, отд. II.


[Закрыть]
. Каждому полку придавалось 6 единорогов (4 шестифунтовых и 2 двенадцатифунтовых). В 1810 г. был также сформирован гвардейский экипаж с артиллерийской командой общей численностью в 518 человек[269]269
  ПСЗ, т. XXIX, № 24128.


[Закрыть]
.

Эти части дислоцировались в следующих портах: гвардейский экипаж – в Петербурге, два полка – в Кронштадте, один полк – в Ревеле и один – в Севастополе.

В организационном отношении каждый флот делился на 3 эскадры по 3 дивизии в каждой эскадре. I эскадра составляла кордебаталию, II – авангардию и III эскадра – арьергардию[270]270
  ПСЗ, т. XXVII, № 21300.


[Закрыть]
.

Делами военно-морского флота ведало министерство военно-морского флота, образованное в 1802 г.[271]271
  Там же, № 20406.


[Закрыть]
Через свои экспедиции министерство управляло Адмиралтейской коллегией и Адмиралтейским департаментом. Кроме того, при министерстве находились «Военно-походная по флоту канцелярия» и «Генеральный кригсрехт». Морское министерство возглавлял сначала Н. С. Мордвинов, а затем де Траверсе. Оба министра слабо разбирались в морских делах и были плохими руководителями.

Черноморское управление также было разделено на экспедиции, но оно не имело Адмиралтейской коллегии и департамента. Вся власть возлагалась на командира Черноморского флота и портов, подчиненного непосредственно морскому министру. Траверсе довел его до упадка, что было одной из причин столь длительной войны с Турцией.

Хотя министерство представляло собой более совершенный орган управления, чем прежняя Морская коллегия, все же методы его работы мало отличались от установившихся прежде. Лица, входившие в состав управления флотом, менялись через каждые два года, а командующие флотами менялись ежегодно. Все это отражалось на состоянии флота.

Влияние нового способа производства на военно-морские силы до появления парового флота ощущалось слабее, чем на армию. Флотоводцы имели более ограниченные возможности для совершенствования способов ведения борьбы на море. Однако и здесь русские сделали немало для утверждения маневренной атаки, принципы которой заложил в конце XVIII в. Ф. Ф. Ушаков и развил его ученик Д. Н. Сенявин.

Материально-технические ресурсы русской армии

Производство вооружения и боеприпасов

Артиллерийские орудия и снаряды. На вооружении русской армии в начале XIX в. состояла гладкоствольная артиллерия. Уменьшение числа калибров и усовершенствование артиллерийских систем, начавшееся в 1791 г., было завершено в 1805 г. В этом отношении большое значение имела деятельность Воинской комиссии в период с 1802 по 1805 г., в результате которой было установлено минимальное количество калибров орудий и на вооружении оставлены лучшие системы (см. табл. 3).


Таблица 3. Типы полевых и полковых орудий, находившихся на вооружении русских войск[272]272
  В основу таблицы положена работа: А. Баиов. Курс истории русского военного искусства, вып. VII, СПб., 1913, стр. 126.


[Закрыть]

* Каждый из этих типов орудий имел по три зарядных ящика


Кроме полевой артиллерии на вооружении была осадная артиллерия, имевшая 18– и 24-фунтовые пушки, однопудовые единороги и пятипудовые мортиры.

Производство артиллерии и боеприпасов было сосредоточено на заводах северо-запада, центра и Урала[273]273
  Пушки отливались чугунные и медные. Правда, уже в конце XVIII – начале XIX в. делались попытки изготовить стальные орудия. Авторы доклада о «новоизобретенной железно-стальной артиллерии» указывали, что она имеет ряд преимуществ, более легка, прочна, безопасна, и, самое главное, она позволяла почти в два раза увеличить дистанцию выстрела (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 17783). Опыты над этой артиллерией продолжались в течение 10 лет, однако наладить массовое производство не удалось.


[Закрыть]
.

На северо-западе России действовало несколько крупных металлургических предприятий. Самым мощным из них был Александровский завод, который производил литье орудий из металла, получаемого из своих домен, а также из домен Кончезерского и Кронштадтского заводов. Среднегодовая выплавка Александровского завода составляла около 170 тыс. пудов. До 1808 г. завод действовал на каменном угле, а после разрыва отношений с Англией – на древесном. За период с 1800 по 1812 г. завод сдал артиллерийскому ведомству 5701 орудие, из них 3644 пушки, 341 единорог, 378 мортир и 1338 орудий других типов[274]274
  См. Я. А. Балагуров. Олонецкие горные заводы в дореволюционный период, Петрозаводск, 1958, стр. 57.


[Закрыть]
. Продукция этого завода шла главным образом на удовлетворение нужд крепостей и флота.

Значительную роль на северо-западе играл Кронштадтский литейный завод, который давал в период с 1801 по 1811 г. ежегодно до 60 893 пудов снарядов[275]275
  См. Я. А. Балагуров. Олонецкие горные заводы в дореволюционный период, стр. 43.


[Закрыть]
. Изготовлял снаряды также Петербургский литейный завод. Продукция его доходила до 50 тыс. пудов боеприпасов в год, в отдельные годы этот завод, занимался также литьем орудий. Так, в 1806 г. он получил заказ на 80 орудий для конной артиллерии[276]276
  ПСЗ, т. XXVII, № 20804.


[Закрыть]
. Северо-западные заводы в 1811–1812 гг. испытывали серьезные затруднения из-за нехватки топлива. Вследствие этого они в последующие два года недодали 343 пушки, 45 мортир и 50 единорогов, а также 83 тыс. ядер, 19 тыс. бомб и 126,9 тыс. гранат[277]277
  ЦГВИА, ф. 1, оп. 1, ч. 2, д. 2716, л. 7.


[Закрыть]
. Правительство вынуждено было перенести часть заказов на заводы центра и юга.

В центре России большой вклад в производство артиллерии сделал Брянский литейный завод. В 1806 г. в связи с перевооружением артиллерии ему было поручено освоить производство орудий для конных рот[278]278
  ПСЗ, т. XXVII, № 20804.


[Закрыть]
. Завод получил заказ на 120 орудий; за короткое время он отлил 44 единорога и 76 пушек[279]279
  ЦГВИА, ф. 5, оп. 4/78, св. 304, д. 309, л. 1–1 об.


[Закрыть]
. Отливка продолжалась и в последующие годы. В 1812 г. Брянский арсенал получил с литейного завода 180 орудий, из которых 80 было отправлено в Тарутино. Война не приостановила отливку орудий на заводе, хотя часть его оборудования была отправлена в Орел.

Некоторое количество орудий дал также Гусевский завод. Здесь в 1800 г. было отлито 120 орудий 24-фунтового калибра для Черноморского флота[280]280
  На вооружении русского флота были 36-, 24-, 18-, 8– и 6-фунтовые пушки, 24-, 18-, 12– и 8-фунтовые карронады, 3-фунтовые Фальконеты, 5-пудовые мортиры, 3-пудовые гаубицы и 8-фунтовые мортирцы (См. «Морской сборник», 1940, № 5, стр. 101).


[Закрыть]
и западных крепостей. Но с 1802 г. этот завод стал изготовлять только боеприпасы.

На юге России крупную роль в производстве орудий и боеприпасов играли Липецкий и Луганский заводы. Луганский завод в период с 1799 по 1811 г. давал ежегодно по 50 тыс. пудов орудий и боеприпасов, а в 1812 г. он дал рекордную цифру – почти 20 тыс. пудов орудий и около 90 тыс. пудов боеприпасов[281]281
  См. Ю. Азанчеев. Очерк деятельности казенных горных заводов по изготовлению предметов вооружения за 200-летие существования горного ведомства, СПб., 1900, стр. 9.


[Закрыть]
. По данным П. Е. Матвиевского, Луганский завод дал с 1805 по 1812 г. для военного министерства 103 774 пуда орудий и 321410 пудов боеприпасов и для морского ведомства – 35 858 пудов орудий и 110 905 пудов боеприпасов[282]282
  См. П. Е. Матвиевский. Народы России в Отечественной войне 1812 г. Рукопись, стр. 71 (П. Е. Матвиевский привел данные из ЦГИАЛ, ф. Депо Горных и соляных дел, Записка о состоянии завода, д. 10/2268, л. 113–114).


[Закрыть]
.

Липецкий завод производил только боеприпасы.

Заводы центра и юга (Брянский, Луганский и др.) давали накануне и в период войны 1812 года около половины всех производимых для армии орудий. Часть этих предприятий работала на своем сырье, некоторые же получали металл с Урала.

В начале XIX в. на Урале действовало 25 казенных и 133 частных металлургических предприятия[283]283
  См. Ю. Азанчеев. Очерк деятельности казенных горных заводов, стр. 14.


[Закрыть]
; на них выплавлялось около 8 млн. пудов чугуна и до 200 тыс. пудов меди.

Уральские заводы не только снабжали металлом заводы, занимавшиеся отливкой орудий, но и сами производили артиллерию и боеприпасы.

Центром производства орудий на Урале с 1811 г. снова стал Каменский завод, который в период 1800–1810 гг. ограничивался литьем боеприпасов. В 1811–1813 гг. на завод была возложена задача отлить 1478 орудий. Завод изготовил 1415 орудий в болванках; сверление их производилось частично на Нижне-Исетском заводе, куда было отправлено из общего числа отлитых болванок – 868. Продукция Каменского завода считалась высокого качества. Из изготовленных им 334 орудий были признаны годными 290 орудий, из которых после опытных стрельб 228 были отправлены в армию[284]284
  См. «Урал в Отечественной войне 1812 года», стр. 130–133. (Ведомость о производстве пушек на Каменском заводе.)


[Закрыть]
.

Кроме этих заводов отливкой орудий занимался также Екатеринбургский завод, который в 1811 г. дал 30 408 пудов орудий и боеприпасов, а в 1812 г. – 87 274 пуда.

При все более возраставших требованиях на орудия и боеприпасы казенные уральские заводы не могли справиться с поступавшими заказами. Поэтому к производству артиллерийского вооружения были привлечены частные заводы. Из них отливкой пушек занимался только Златоустовский завод. К концу 1811 г. он изготовил 93 орудия, из которых военное ведомство приняло 52 орудия. Задолженность по невыполненным орудиям перешла на 1812 г.[285]285
  См. «Урал в Отечественной войне 1812 года», стр. 137. (Записки о пушках отлитых, сданных в артиллерийское ведомство).


[Закрыть]
В следующем году завод должен был дать еще 120 орудий, заготовки которых были ему переданы из екатеринбургских заводов[286]286
  См. там же, стр. 74–76.


[Закрыть]
.

Таким образом, продукция уральских заводов занимала известное место в производстве артиллерийских орудий. Но значительно более важное место на уральских заводах занимало изготовление боеприпасов.

В 1811 г. уральские заводы получили заказ военного министерства на изготовление в течение двух лет 400 245 пудов орудий и 473 234 пудов боеприпасов[287]287
  См. там же, стр. 78–90.


[Закрыть]
. Кроме того, морское министерство потребовало дать 33 600 пудов боеприпасов. Это составляло около 450 тыс. пудов продукции в год. Министерство финансов обратилось в Государственный совет с требованием снизить нормы наряда, так как казенные заводы не могли изготовлять более 300 тыс. пудов в год, а частные заводчики отказывались делать поставки по прежним ценам. Однако Государственный совет решил увеличить оплату за пуд изделий. Было установлено платить уральским заводам по 1 р. 5 к. за пуд бомб и 90 коп. за пуд ядер; московским заводам – 1 р. 40 к. за пуд бомб и снарядов и 1 р. 20 к. за пуд ядер.

Установление новых цен способствовало размещению заказов по заводам страны. В 1811 г. заводы получили наряд на 354 тыс. пудов орудий и боеприпасов. В 1812 г. наряд был увеличен до 600 тыс. пудов.

Приведенные данные показывают, что русская промышленность полностью обеспечивала потребности полевой армии в орудиях и боеприпасах.

Как указывалось выше, штат 1812 г. предусматривал 1620 орудий полковой и полевой артиллерии и 180 орудий осадной артиллерии. Начальник артиллерии второй армии генерал Левенштерн в докладе от 27 апреля 1812 г. указывал, что, кроме имеющегося в войсках боевого запаса требуется заготовить 15 900 ядер и 10 380 гранат, чтобы не допустить перебоев в снабжении в случае войны[288]288
  ЦГВИА, оп. 291/11 а, св. 281, д. 9, ч. 15, л. 16 об.


[Закрыть]
. Эта потребность была покрыта с лихвой. В ходе войны русская артиллерия не чувствовала недостатка в боеприпасах.

Только в Калугу с Урала было отправлено 49 тыс. ядер, 2375 бомб, 7734 гранаты и до 400 тыс. картечных зарядов.

В парках всех трех линий было сосредоточено 296 580 артиллерийских снарядов и 44 млн. боевых патронов[289]289
  См. М. И. Богданович. История Отечественной войны 1812 года, т. 1, СПб:, 1859, стр. 63. Артиллерийские парки были созданы накануне войны 1812 года с целью улучшения организации снабжения оружием и боеприпасами и создания необходимых запасов, обеспечивающих боевое питание войск. Всего было организовано 58 парков, расположенных в трех линиях. Парки первой линии имели свой транспорт и предназначались для обеспечения дивизии. Они располагались в зоне дислокации армии. Парки второй линии штатного транспорта не имели. Они предназначались для пополнения парков первой линии силами местного транспорта. Эти парки располагались в 200–250 км от парков первой линии. Парки третьей линии имели целью питать парки второй линии силами местного транспорта. Они были удалены на 150–200 км от парков второй линии.
  Расположение парков хотя и было чрезмерно растянуто (эшелонировано) в глубину, что затрудняло доставку боеприпасов на первом этапе войны, однако в ходе войны себя оправдало. Отходя на восток, армия могла опираться на эти парки (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3579, л. 72–73).


[Закрыть]
.

Стрелковое оружие. На вооружении пехоты и конницы в начале XIX в. было несколько типов огнестрельного оружия, необходимого в условиях применения тактики колонн и рассыпного строя (см. табл. 4).


Таблица 4. Характеристика огнестрельного оружия – пехоты и конницы[290]290
  В основу таблицы положена работа: В. Федоров. Эволюция стрелкового оружия, М., 1938, стр. 15, 16, 33.


[Закрыть]


Легкая пехота (егерские полки) имела на вооружении егерские винтовальные ружья со штыками; 12 лучших стрелков и унтер-офицеров имели штуцеры, а вместо штыков – длинные кортики, офицеры – шпаги. Линейная пехота (гренадерские и мушкетерские полки) была вооружена гладкоствольными ружьями с тесаками и винтовальными ружьями, унтер-офицеры – винтовальными ружьями.

Гусары имели легкие карабины и мушкетоны (по 16 на эскадрон). Драгуны – драгунские ружья со штыком. Кирасиры были вооружены карабинами и штуцерами (по 16 на каждый эскадрон).

Таким образом, каждый род войск имел свой тип огнестрельного оружия. Эта правильная система, однако, портилась тем, что войска имели на вооружении ружья различных калибров, причем производство некоторых из них было уже давно прекращено. Так, пехотные ружья были 28 различных калибров (от 5 до 8 5/8 линий), винтовальные-13 калибров (от 5 4/10 до 7 2/3 линий). Часть оружия была отечественного производства, часть – иностранного. В 1809 г. было принято решение установить для всех типов ружей единый калибр в семь линий, но разрешить эту задачу полностью не удалось. Непрерывные войны не позволили произвести перевооружение пехоты однокалиберным оружием.

Производство стрелкового оружия было сосредоточено в России на трех оружейных заводах: Тульском, Сестрорецком и Ижевском. Кроме того, изготовлением и ремонтом оружия занимались Петербургский, Московский и Киевский арсеналы.

Основным центром производства стрелкового оружия являлся Тульский завод, получавший сырье с тульско-калужских и уральских заводов. До 1806 г. завод изготовлял в среднем 43–45 тыс. ружей в год.

В этом году в связи с переходом на дивизионную систему были установлены новые нормы обеспечения пехотных и егерских полков стрелковым оружием. В пехотных полках полагалось иметь: солдатских гладкоствольных ружей (для 1-й и 2-й шеренг) – 1296, винтовальных ружей – 648 и винтовальных ружей для унтер-офицеров – 48; всего – 1992. В егерских полках были установлены нормы: винтовальных ружей – 948, штуцеров (для стрелков, действовавших вне строя) – 192 и штуцеров для унтер-офицеров – 108; всего – 1248 ружей[291]291
  ЦГВИА, ф. 5, оп. 4/76, св. 302, д. 196, ч. 1, л. 3–4.


[Закрыть]
.

Начавшаяся в 1806 г. война с Францией не позволила завершить перевооружение пехоты по этим нормам. В связи с этим военное ведомство закупило в Англии 60 тыс. ружей, которые пошли на вооружение гренадерских и егерских полков[292]292
  ЦГВИА, ф. 5, оп. 4/76, св. 302, д. 234, ч. 1, л. 2–3.


[Закрыть]
.

В 1808 г. Тульский завод перешел на изготовление ружей нового образца (1808 г.)[293]293
  ЦГВИА, ф. 5, оп. 4/76, св. 320, д. 1036. Мнение Государственного совета о мерах заготовления орудий и снарядов.


[Закрыть]
. Военное ведомство установило с этого года для Тульского завода твердые нормы поставок. Завод должен был давать ежегодно 59 616 ружей, из них солдатских гладкоствольных – 43 968, егерских винтовальных – 12 864, винтовальных ружей унтер-офицерских – 384 и егерских штуцеров – 2400[294]294
  ЦГВИА, ф. 5, оп. 4/76, св. 311, д. 504, л. 28.


[Закрыть]
.

Но эта норма вскоре была увеличена. В 1810 г. завод получил наряд на 59 616 ружей и 39 384 ружья должен был изготовить в запас. Удалось заводу изготовить только 95 944 ружья[295]295
  ЦГВИА, ф. 5, оп. 4/76, св. 311, д. 311, л. 96–98. На следующий год норма запаса была снижена до 46 560 ружей, и завод выполнил задание (там же, л. 99).


[Закрыть]
.

Готовясь к войне, правительство установило для Тулы на 1812 г. программу в 144 тыс. ружей. При этом собственно завод в своих казенных мастерских должен был изготавливать каждый месяц 7 тыс. ружей, а 6 тыс. ружей должны были производить подрядчики («вольные мастера»). В связи с резким увеличением программы устанавливались и новые нормы оплаты. За вновь изготовленное ружье военное ведомство установило цену в 18 руб., за переделку старого – 10 р. 50 к. Однако подрядчики не решились заключить договор больше чем на 3520 ружей в месяц. Основным поставщиком ружей, таким образом, явились казенные мастерские, изготовлявшие в среднем ежемесячно 6600 ружей[296]296
  ЦГВИА, ф. 1, oп. 1, ч. 2, д. 2716, л. 1–3.


[Закрыть]
.

Наиболее продуктивно завод работал во второй половине 1812 г. В августе он дал 12 384 ружья, из них 6570 произведенных вновь и 5814 смонтированных из старых стволов, замков и штыков, а также 636 пар пистолетов. В сентябре завод изготовил 9556 ружей (7985 новых и 1571 переделанное)[297]297
  См. «М. И. Кутузов». Сборник документов, т. IV, ч. 2, М., 1955, стр. 663–664; ЦГВИА, ф. 1, oп. 1, д. 2713, л. 14, 20.


[Закрыть]
. Снижение производства было вызвано вступлением французов в Москву. В октябре было выпущено 7320 новых ружей и 3640 переделано[298]298
  См. «М. И. Кутузов». Сборник документов, т. IV, ч. 2, стр. 662.


[Закрыть]
. В ноябре и декабре этого года завод давал примерно 10–12 тыс. ружей в месяц.

Всего в течение 1812 года казенные мастерские Тульского завода изготовили 66 108 ружей, 64 штуцера и 6301 пару пистолетов, а вместе с подрядчиками – 127 тыс. ружей (в мае – июне – 32 тыс., в августе – декабре – 95 тыс. ружей)[299]299
  ЦГВИА, ф. 1, оп. 1, д. 2713, л. 14, 20, 43; «М. И. Кутузов». Сборник документов, т. IV, ч. 2, стр. 668.


[Закрыть]
. На таком уровне производство ружей на этом заводе держалось и в последующие годы[300]300
  ЦГАДА, ф. XIX, oп. 1, д. 68, л. 10.


[Закрыть]
.

Вторым центром производства стрелкового оружия был Сестрорецкий завод, изготовлявший новое и ремонтировавший старое оружие. Производительность этого завода была значительно ниже Тульского. В 1800 г. завод дал 2756 ружей, в 1801 г. – 1948, в 1802 г. —3075, в 1803 г. – 4871 пехотное ружье и 80 штуцеров, в 1804 г. – 2708 ружей, в 1805 г. – 2137 и, кроме того, отремонтировал 10 321 старое ружье, в 1806 г. – 2498, в 1807 г. – 2118, в 1808 г. – 8 тыс. (наряд), в 1809 г. – 7 тыс., в 1810 г. – 18 040 (при наряде в 40 тыс.), в 1811 г. – 2116[301]301
  См. А. Орфеев. История Сестрорецкого оружейного завода. «Оружейный сборник», 1901, № 1, стр. 45–48.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12