Лори Спилман.

Список заветных желаний



скачать книгу бесплатно

В половине третьего я вылезаю из кровати, спускаюсь вниз и устраиваюсь на диване. На кофейном столике замечаю свой мобильник, подмигивающий красным огоньком. Читаю сообщение, отправленное без десяти двенадцать.

Расслабься. Тебя ждет сокрушительный успех. Постарайся выспаться.

Конечно, это послал Брэд.

Я расплываюсь в улыбке, сворачиваюсь калачиком под пледом и подсовываю под голову диванную подушку. На сердце у меня тепло, словно кто-то поцеловал меня на ночь и принес стакан молока.

Я все же получила утешение, которое хотела получить от Эндрю.


Огромный зал клуба «Третье побережье» забит до отказа. Гул голосов, шарканье ног, лица, слившиеся воедино. Напротив невысокой сцены стоит несколько круглых столиков, у задней стены – стойки баров. Посетители, толпящиеся вокруг них, вытягивают шеи, чтобы наблюдать за представлением. Какого черта все эти люди приперлись сюда в понедельник вечером? Им что, не надо рано утром вставать на работу? Я сжимаю руку Брэда, сидящего напротив, и говорю во весь голос, перекрикивая шум:

– Поверить не могу, что позволила втянуть себя в подобную авантюру! Мне хочется провалиться сквозь землю. Или раствориться в воздухе.

– Семь минут на сцене, и пункт восемнадцать выполнен! – наклоняется ко мне Брэд. – Поставишь галочку и сможешь со спокойной совестью переходить к девяти оставшимся пунктам.

– Хороший стимул, ничего не скажешь! Значит, вдоволь накривлявшись, я смогу со спокойной совестью устраивать лошадь у себя в ванной и налаживать отношения со своим мертвым папочкой?

– Прости, – Брэд указывает на уши, – ничего не слышно.

Я отпиваю мартини и поворачиваюсь к подругам.

– Классно выглядишь! – кричит Шелли.

– Спасибо. – Я бросаю взгляд на свою футболку. На груди надпись: «Не доверяй проповеднику со стояком!»

Очередной взрыв хохота заставляет меня взглянуть на сцену. Там какой-то долговязый рыжеволосый тип упражняется в остроумии по поводу красоток и их прелестей. Похоже, любимец публики. Мне, значит, выступать после него. Везет как утопленнице! Взгляд мой падает на толстомордого парня за столиком напротив. Перед ним бутылка пива и три стакана с какой-то выпивкой. Он орет, свистит, машет руками и всячески выражает свое одобрение.

Ведущий выскакивает на сцену и берет микрофон:

– Наши аплодисменты Стиву Пинкни.

Рев и оглушительные овации.

– Удачи, сестренка! – кричит Шелли.

– Заставь нас описаться со смеху! – напутствует Меган.

Брэд сжимает мою руку:

– Лиз гордилась бы тобой.

От этих слов у меня сжимается сердце. Краешком глаза вижу Билла, организатора шоу. Он машет мне рукой, приглашая на сцену.

Время замирает. Я тащусь к сцене, ощущая себя преступником, идущим на электрический стул.

– Сейчас перед нами выступит Бретт… – Ведущий делает паузу, ожидая, пока шум немного уляжется. – Наш следующий гость, Бретт Болингер, выступает на этой сцене впервые.

Ваши аплодисменты!

По ступенькам я поднимаюсь на сцену. Ноги мои так трясутся, что боюсь, они вот-вот подломятся. Дойдя до микрофонной стойки, я вцепляюсь в нее обеими руками, чтобы не упасть. Луч прожектора ослепляет меня. Прищурившись, я смотрю в зал. Множество глаз уставилось на меня в ожидании. Неужели я сейчас начну сыпать шутками? Нет, это невозможно. Господи, помоги мне! Нет, мама, помоги мне! В конце концов, ведь по твоей милости я вляпалась в это безумство. Я закрываю глаза и представляю, что мы с мамой сидим за столиком в ресторане. Слышу ее голос: «Умираю от нетерпения, дорогая. Давай же, рассказывай свою историю. Я ждала этого весь день». Я вдыхаю полной грудью и ныряю в темные холодные воды, кишащие акулами.

– Всем привет!

Микрофон издает отвратительный скрип, заглушая мой дрожащий голос. Толстомордый парень за ближайшим столиком издает громкий стон и затыкает уши. Надо же, какой чувствительный! Я снимаю микрофон со штатива:

– Извините. Давненько я не выступала. Не ожидала, что микрофон способен на подобные выходки.

Я нервно хихикаю и бросаю взгляд на своих друзей. Губы Меган растянуты в фальшивой улыбке. Шелли снимает меня на айфон. Брэд судорожно дергает ногой, словно его разбил паралич.

– Наверняка, услышав имя Бретт, вы ожидали, что на сцену выйдет парень. Со мной постоянно такое случается. Поверьте мне на слово, нелегкое это дело – жить с мужским именем. Особенно мне доставалось в детстве. Ведь дети бывают ужасно вредными. Я прибегала домой в слезах и умоляла моего брата Тиффани поколотить моих обидчиков! – Я бросаю взгляд на публику, тщетно ожидая услышать взрыв смеха. Но, увы, до меня доносится лишь пронзительное хихиканье Меган. – Да, вы не ослышались. Моего брата зовут Тиффани.

– Не смешно! – выкрикивает кто-то пьяным голосом.

Я хватаю воздух ртом, словно получив удар под дых.

– Ох, если бы вы знали, сколько насмешек и глупых острот сыпалось на мою голову в школе. Кстати, это была католическая школа! Кому-нибудь из вас посчастливилось учиться в католической школе?

Раздаются жидкие хлопки, и я немного приободряюсь:

– Монахини в нашей школе были сущими мегерами! Они так нас доставали, что туалет, куда мы от них прятались, казался нам филиалом царствия небесного!

Брэд, Меган и Шелли хохотали над этой фразой до упаду. Однако у здешней публики с чувством юмора плоховато. Зрители глазеют на меня с недоумением, некоторые вежливо улыбаются, другие смотрят на часы или читают сообщения в телефонах.

– Давай закругляйся! – орет кто-то.

Я начинаю бояться, что меня вот-вот вырвет. Или, что еще хуже, я разрыдаюсь прямо на сцене. Бросаю взгляд на электронные часы у подножия сцены. Прошло всего две минуты четыре секунды. Господи боже, я должна продержаться еще пять минут! Что я там собиралась говорить? Все шутки вылетели у меня из головы. Чуть живая от ужаса, я вытираю взмокшие ладони о джинсы и в поисках спасения лезу в задний карман.

– Она собирается читать по бумажке! – доносится из задних рядов. – Издевательство какое-то!

– Вернемся в католическую школу Святой Марии, – лепечу я, едва шевеля дрожащими губами.

По залу проносится стон.

– Надоела со своей школой!

Руки у меня так трясутся, что я с трудом удерживаю карточки с записями.

– Это была не просто католическая школа, это была школа для девочек. Точнее, то была настоящая камера пыток, где год идет за два.

Публика раздраженно гудит. Глаза мои застилают слезы, мешая разобрать, что написано на карточках. Господи Боже, помоги мне! Люди, не скрывая скуки, начинают громко переговариваться. Многие встают со своих мест и отправляются в бар или в туалет. Пьяный за ближайшим столиком сжимает в пухлой лапе горлышко бутылки.

– Следующий! – орет он, указывая на сцену.

Жесть! Кажется, пора сматывать удочки. Поворачиваюсь, чтобы спастись бегством, и вижу, что у ступенек, ведущих на сцену, стоит Брэд.

– Плевать на них всех, Б. Б.! – перекрикивает он шум голосов. – Продолжай!

О как сильно я люблю Брэда в этот миг! Мне хочется спрыгнуть со сцены и сжать его в объятиях. Неплохо бы при этом его задушить. Ведь это по его милости – и по милости мамы – я выставила себя идиоткой.

– Держись! Осталось немного!

Совершив над собой героическое усилие, я поворачиваюсь к публике. На сцену уже никто не смотрит. Похоже, эти кретины решили, что наступил антракт.

– Монахини… Они делали все, чтобы мы, девочки, сохранили чистоту… и не пачкали своих головок мыслями…

Никто не слушает, даже моя группа поддержки. Меган оживленно болтает с парнем за соседним столиком, Шелли набирает сообщение. У меня остался один верный зритель – Брэд. Я ловлю его взгляд, он кивает.

– В нашей классной комнате, разумеется, висело большое распятие. Так вот, сестра Роуз… – я тру пальцами горло, в котором начинает саднить, – сестра Роуз надела на Христа штаны. Решила, что набедренной повязки ему недостаточно.

– Надо продержаться еще двадцать секунд, Б. Б.! – кричит Брэд.

– В результате, когда моя подруга Кейси выросла и вышла замуж, она крепко зажмуривала глаза, меняя подгузники своему маленькому сынишке.

– Садись на место, леди! – кричат из зала. – Ты нас достала!

Брэд начинает обратный отсчет:

– Семь, шесть, пять…

Наконец раздается: «Ноль!» Я закрепляю микрофон на штативе и очертя голову мчусь со сцены. Брэд восторженно вопит и ловит меня в объятия. Но я, всхлипывая, вырываюсь и бросаюсь к выходу.

Прохладный ночной воздух обжигает легкие. Заливаясь слезами, я мечусь по стоянке в поисках своей машины, а найдя ее, опираюсь лбом о крышу и рыдаю в голос.

Минуту спустя на плечо мое ложится чья-то рука.

– Не плачь, Б. Б.! Ты это сделала. Теперь все позади. – Брэд ласково гладит меня по спине.

– Какой позор, какой жуткий позор! – лепечу я, колотя кулаками по крыше ни в чем не повинной машины, затем резко поворачиваюсь к Брэду. – Я же говорила, ничего не получится.

Брэд обнимает меня. Я не сопротивляюсь.

– Черт бы побрал мамино завещание! – шепчу я, уткнувшись носом в его пиджак, а Брэд тихонько покачивает меня, прижав к себе. – Зачем мама это придумала? Из-за нее я выставила себя на посмешище. Хотя нет, я себе льщу! Как раз рассмешить мне никого не удалось!

Брэд делает шаг назад и достает из кармана розовый конверт:

– Давай дадим Элизабет возможность высказаться в свое оправдание!

Я вытираю нос тыльной стороной ладони:

– Ты принес мне еще одно мамино письмо?

Он улыбается и смахивает слезу с моей щеки:

– Да. Надеюсь, оно тебя утешит.

Мы садимся в машину, я включаю отопление. Брэд, устроившись на сиденье рядом со мной, вскрывает конверт под номером восемнадцать и начинает читать:

– «Моя дорогая девочка! Ты расстроена из-за провала? Какая ерунда…»

– Что? – переспрашиваю я, ушам своим не веря. – Откуда она…

Брэд продолжает читать, не дав мне договорить:

– «Не надо быть провидицей, чтобы догадаться, что твое выступление прошло без особого успеха. С годами ты потеряла кураж и утратила уверенность в себе. Веселая маленькая девочка, которая любила танцевать, петь и рассказывать смешные истории, стала застенчивой и робкой».

– Мама, таким способом, как сегодня, я вряд ли вылечусь от застенчивости, – беззвучно шепчу я.

– «Сегодня ты, моя маленькая артистка, жила во всю силу, как раньше, и я очень этому рада. Уверена, любые эмоции, даже волнение и страх, намного лучше, чем тоскливая обыденность. Надеюсь, твое сегодняшнее выступление, пусть и не слишком удачное, поможет тебе вспомнить, какой ты можешь быть решительной, стойкой и храброй. Когда на тебя снова нападет страх, просто схвати его за шиворот и отбрось прочь. Теперь ты знаешь, что умеешь быть смелой. А я знала это всегда. Элеонора Рузвельт как-то сказала: „Каждый день нужно делать то, чего ты боишься“. Постарайся следовать этому совету, дорогая. Заставляй себя делать то, что внушает тебе страх. Иди на риск и будь готова принять любой результат. Наша жизнь – это путешествие, и лишь для того, кто способен рисковать, оно становится интересным и захватывающим. – Брэд делает паузу и заканчивает: – Люблю тебя. Горжусь тобой. Мама».

Я выхватываю письмо у него из рук и жадно перечитываю, прикасаясь пальцами к строчкам, написанным мамой. Так что же все-таки она от меня хочет? Я вспоминаю об Эндрю, работе учительницей и Кэрри и невольно вздрагиваю. Страшно подумать, как приступать ко всему этому.

Но есть одна мысль, которая пугает меня больше всего. Конечно, мой неудачный дебют доказал, что даже сокрушительный провал – это не смертельно. И все же повторить подобный опыт я не готова.

Глава 7

Одетая в свой любимый костюм от знаменитого «Марка Джейкобса», я сижу в «Буржуазной свинье» и потягиваю латте. В полдень появляется Меган.

– Опять разгадываешь кроссворд! – вопит она, вырывает у меня газету и бросает на соседний стул ярко-красную сумку от «Дольче и Габбана».

– Я начинаю догадываться, зачем твоя мама придумала эту канитель с завещанием. Выступила ты, спору нет, классно, но после этого целую неделю валяла дурака! Мамочка хотела, чтобы ты осуществляла свои мечты, а ты вместо этого прохлаждаешься на скамейке в парке. – Меган наставляет на меня указующий перст. – Ты даже с Эндрю не соизволила поговорить. – Потом она с отвращением отбрасывает газету и достает из моей сумки ноутбук. – Сегодня мы отыщем твою школьную подругу.

– Не могу я вот так сразу взять и написать Кэрри. Сначала надо все продумать. – Я отодвигаю компьютер в сторону и потираю виски. – Говорю тебе, этот чертов список разрушит мою жизнь.

Меган хмурится и буравит меня взглядом:

– Ох, Бретт, ну до чего ты странная особа! Сама не знаешь, что тебе нужно для счастья. Похоже, девчонкой ты понимала это куда лучше. Знаешь, я привыкла доверять интуиции. А она подсказывает мне: все эти цели просто необходимо достичь. И еще. Ты боишься разрушить не свою жизнь, а жизнь Эндрю.

Прозорливость Меган повергает меня в оторопь.

– Может, ты и права. Но в любом случае я останусь в проигрыше. Потеряю мужчину, с которым мы вместе уже несколько лет. И все равно не смогу за год выполнить все эти дурацкие пункты.

Меган, не обращая внимания на мое нытье, откидывается на спинку стула и сообщает:

– Чувствую, без хорошей дозы кофеина мне не обойтись. Пойду принесу кофе, а ты пока выходи в «Фейсбук».

Меган отправляется к стойке, а я послушно открываю «Фейсбук». Однако не спешу искать Кэрри. Пальцы мои сами собой набирают в поисковой строке «Брэд Мидар». Не сразу узнаю его на маленькой фотографии, где он изображен в профиль. Смотрю на эту фотографию, и губы мои расплываются в улыбке. Может, попроситься к нему в друзья? Но вдруг он решит, что это выходит за рамки деловых отношений? Хотя его эсэмэски и объятия вроде как тоже… превышают профессиональные обязанности. Тут я вспоминаю, что у меня есть свои обязанности – по отношению к Эндрю. Что он подумает, узнав, что я завела интернет-дружбу с другим парнем и держу это от него в секрете?

Я запускаю пальцы в волосы. Что за ерунда со мной творится?

– Ну что, нашла свою Кэрри? – раздается над моим ухом голос Меган.

Она ставит на столик макиато и тарелку с ячменной лепешкой.

– Нет пока. – Я поспешно закрываю компьютер, жду, когда Меган устроится за столиком, снова открываю ноутбук и набираю в поисковой строке «Кэрри Ньюсом».

Придвинувшись вплотную друг к другу, мы с Меган просматриваем несколько страниц и наконец находим то, что надо. Кэрри почти не изменилась, разве что такой футболки с надписью «Висконсин» у нее раньше не было. А в остальном она такая же, как прежде, – спортивная, подтянутая, в очках и с улыбкой от уха до уха. Чувство вины сжимает мне сердце. Как я могла так жестоко с ней поступить?

– Это она? – уточняет Меган. – Теперь понимаю, почему ты решила потерять ее из виду. Неужели в Висконсине не продают щипчики для бровей?

– Меган, прекрати! – Я смотрю на фотографию сквозь дымку слез. – Она была отличной девчонкой.

Когда мы были детьми, Кэрри с родителями жила в двух кварталах от нас, на Артур-стрит. Кэрри, настоящий сорванец, казалась полной противоположностью худенькой пай-девочке, какой в то время была я. В один прекрасный день, когда мне было лет пять, Кэрри пробегала мимо нашего дома, пиная черно-белый мяч. Заметив девочку примерно своего возраста, она предложила сыграть в футбол. Я в ответ предложила сыграть в дочки-матери, но Кэрри и слышать не хотела про такую ерунду. В результате мы отправились в парк, лазали по лестницам и горкам на детской площадке, как две обезьянки, качались на качелях, болтали и смеялись. С тех пор мы стали неразлучны – до того самого дня, много лет спустя, когда я предала Кэрри.

– У меня нет никакого права претендовать на ее дружбу, – говорю я, указывая на фотографию Кэрри. – И никакого желания ворошить прошлое. Меня к этому вынудили, и это хуже всего.

– Не пори чушь! – Меган привычным жестом тянет себя за руку. – Я бы сказала иначе: у этой страшилы нет никакого права претендовать на дружбу с тобой.

Я молча качаю головой. Пускаться в объяснения бессмысленно. Мы с ней судим о людях, исходя из разных критериев.

– Господи боже, Бретт, что ты тянешь резину?! – Меган наводит курсор на строчку «Добавить в друзья» и кликает. – Вот и готово, красотка! – Она поднимает чашку с кофе, предлагая выпить за успех.

Я впадаю в ступор. Мгновение спустя Кэрри Ньюсом получит жестокое напоминание о некогда любимой подруге, предавшей ее много лет назад. Меня начинает мутить, а Меган с довольным видом потирает руки:

– Ну что, процесс пошел. Скоро получишь ответ. А пока пойдем в зоомагазин, подберем тебе какую-нибудь симпатичную собаченцию.

– Мег, забудь об этом. Собаки ужасно пахнут. И вообще, от них жуткий беспорядок. – Я отпиваю кофе. – По крайней мере, так считает Эндрю.

– А при чем здесь Эндрю? – Меган впивается зубами в лепешку. – Бретт, прости за откровенность, но ты должна ответить на вопрос: вписывается ли Эндрю в твой жизненный план? Твоя мама считала, что его нужно послать к чертям. Ты что, хочешь пренебречь ее последней волей?

Меган, хитрюга, нащупала мою ахиллесову пяту. Я опираюсь локтями на стол и почесываю нос:

– Спору нет, я должна была сразу рассказать Эндрю про мамино завещание и этот дурацкий список. Но я прекрасно понимаю, это приведет его в бешенство. У него свои планы. И покупка лошади в них не входит. Зато он мечтает со временем приобрести самолет. И он с первых дней дал мне понять, что дети ему совершенно не нужны.

– И ты безропотно с этим согласилась?

Я отворачиваюсь к окну и мысленно возвращаюсь в прошлое, в те времена, когда я была смелой, верила в свои силы и в то, что все мои мечты станут явью. Но потом случилось то, что неизбежно должно было случиться: я поняла, что мир не будет вертеться вокруг меня.

– Понимаешь, меня устраивало подобное положение. По крайней мере, я себя в этом убедила. Тогда все было иначе. Мы много путешествовали… Эндрю сопровождал меня в деловых поездках. Наша жизнь была такой насыщенной, что ребенок в нее никак не вписывался.

– А теперь?

Надо признать, современная версия моей жизни выглядит несколько иначе. Вечерами я ужинаю в одиночестве перед телевизором. Последний раз мы с Эндрю путешествовали вместе два года назад, когда ездили в Бостон на свадьбу его сестры.

– Слушай, я только что потеряла мать и работу, – вздыхаю я. – Еще одной потери мне не пережить. По крайней мере, сейчас. – В глазах Меган стоят слезы, и я хватаю ее за руку. – Прости. Не хотела нагонять на тебя тоску.

Меган морщится и всхлипывает:

– Ты тут ни при чем, красотка.

Кажется, вышла ошибка. Она плачет от жалости к себе. Хочет поговорить о своих проблемах, а не о моих. А я так поглощена собой, что навязала ей роль инструктора по выживанию.

– Что, опять обнаружила в телефоне Джимми сообщения от какой-то девицы? – спрашиваю я, сжав ее руку.

Меган трясет головой:

– Хуже в сто раз! Вчера я пришла домой и застукала их в нашей постели. Они трахались в нашей постели, черт бы их побрал! Слава богу, я смылась раньше, чем они меня заметили.

– Вот скотина! Зачем он притащил ее домой? Он разве не знает, что у тебя свободное расписание и ты можешь нагрянуть в любую минуту?

– Он хотел, чтобы я их застукала. Порвать со мной у него не хватает смелости, вот и надеется, что я это сделаю сама. – Меган тянет себя за запястье и стонет. – Все из-за моих коротких ручонок. Я уродина.

– Глупости! Ты красавица, и прекрасно это знаешь. Все, что тебе нужно, – дать ему пинка под задницу.

– Ага, распиналась. А жить я на что буду?

– Начнешь наконец всерьез торговать недвижимостью.

– Какая низменная проза! – Меган отмахивается. – Знаешь, Бретт, наверное, в прошлой жизни я была королевой или кем-нибудь в этом роде. По крайней мере, идея зарабатывать себе на жизнь внушает мне глубокое отвращение.

– Но ты же можешь сделать вид, что ничего не произошло. Наверное, стоит поговорить с ним начистоту и…

– Нет! – перебивает меня Меган. – Никаких разговоров начистоту до тех пор, пока я не найду этому паршивцу замену.

Я глупо таращусь на нее, не вполне понимая, о чем речь. Наконец до меня доходит. Меган хочет найти нового бойфренда и только после этого дать отставку нынешнему. Мысль о том, что женщина может хотя бы какое-то время обойтись без мужчины, не приходит ей в голову.

– Меган, ты же не ребенок! Ты взрослая женщина, вполне можешь сама о себе позаботиться.

Какие разумные слова! Интересно, кому я это говорю, Меган или самой себе.

– Конечно, это не просто. Мегги, но ты справишься! – добавляю я более мягким тоном.

– Нет, содержать себя – это не мой вариант, – качает головой Меган.

– Тогда приступай к поискам, – вздыхаю я. – Для начала загляни на сайты знакомств.

Меган округляет глаза и достает из своей красной сумки блеск для губ.

– Да, красавцы-миллионеры пасутся на этих сайтах табунами, – усмехается она. – И все они находят женщин с короткими руками чертовски пикантными.

– Да ну тебя! Если ты действительно захочешь найти замену Джимми, то сделаешь это быстренько. – Меня пронзает внезапная мысль. – Слушай, а как насчет Брэда?

– Адвоката твоей матери?

– Да. По-моему, он симпатичный. И вообще, парень что надо. Как тебе кажется?

Меган сосредоточенно водит кисточкой по губам:

– Мне кажется, он классный парень. Только вот есть одна крошечная проблемка.

– Какая же? Он недостаточно богат для тебя?

– Мимо. – Меган вытягивает губы. – Он уже влюблен. В тебя.

Я вспыхиваю и мотаю головой, словно от удара. Господи боже! Неужели это правда? У меня же есть Эндрю. Мы с ним столько лет вместе…

– С чего ты взяла? – лепечу я, обретя наконец дар речи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8