Лиза Олдоак.

Любовь vs зависимость



скачать книгу бесплатно

– Не знаю. Видишь, он меня не забыл. Запомнил даже в каком супермаркете я работаю.

– Мило. И так он будет вспоминать о тебе раз в полгода. А ты будешь сидеть и ждать, когда их Непревзойденное Величество осчастливит очередной порцией своего внимания. У него, наверное, график, в который ты попала. Но ввиду количества позиций твоя очередь – раз в полгода.

Я спрятала лицо в ладонях.

– Что делать, Жоз?

– Не могу ничем помочь. Принимай решение сама.

Я посмотрела на коробку конфет и набрала номер. Рэм ответил сразу.

– Алиса? Я сейчас еду в аэропорт. Лечу в Париж на съемки. Буду в твоем городе через три недели. Перезвонишь, хорошо?

– Хорошо.

– Чего таким кислым голосом?

– Я думала, что мы встретимся раньше.

– Ты поздно позвонила. Обещала освободиться в восемь.

– Прости, я не знала, что ты уезжаешь.

– Алиса, у меня очень плотный график. Постоянные разъезды. Так что времени всегда в обрез.

– Я учту.

– Позвони семнадцатого с утра. Нет, лучше шестнадцатого вечером. Целую, пока.

Целую… Весьма многообещающе. Я вычеркивала в календаре день за днем. Жоз только закатывала глаза. И вот шестнадцатое, семнадцать ноль-ноль.

– Жоз, как ты думаешь: уже вечер?

– Да звони наконец!

На этот раз Рэм долго не брал трубку. Я уже готова была заплакать, но он все же ответил.

– Алиса, я сейчас в Майами. Хочешь приехать ко мне?

– В Майами?

– Почему бы нет? У меня отпуск на три дня. Приедешь?

– Да!!!

– Крэш устроит все с билетами. Он тебе перезвонит. Давай, жду.

Жоз покачала головой.

– Сбой в графике, что ли? Или он разругался сразу с тремя подружками?

– Ты мне просто завидуешь, Жоз.

– Завидую? Да я тебя, глупую, уберечь хочу. Вспомни, что было с тобой в прошлый раз. Ты готова к повторению сексуального марафона, да еще умноженного на три? Слушай, может он замучивает до смерти, а потом его охранники потихоньку закапывают где-нибудь в лесу?

– Перестань молоть чушь, Жоз!

– Он уже испортил тебе всю жизнь, Алиса. А ты все еще думаешь, что тебе повезло.

– Хватит зудеть! Мне тошнит от твоих нотаций!

– А меня мутит от того, как ты радостно бежишь навстречу этому моральному садисту! А потом будешь полгода выть, как побитая собака: ах, он меня забыл! Ах, он меня бросил! А я буду вытирать твои сопли.

Короче, мы с Жоз поругались. Первый раз в жизни. Думаю, она что-то чувствовала, когда не хотела отпускать меня в Майами. Я хлопнула дверью и поехала домой. Мне же нужно собраться! Едва я переступила порог, позвонил Крэш.

– Алиса, есть два рейса на Майами. Один через три с половиной часа. Второй – утром. Что ты выбираешь?

– Сейчас!

Это означало еще одну ночь с Рэмом.

– А собраться успеешь?

– Успею!

– Я буду встречать тебя в Майами.

Уже через несколько часов я летела с ним по ночному шоссе среди ярких огней на долгожданную встречу, а из динамиков звучала песня Рэма: «Ты однажды придешь, ты однажды придешь ко мне по радуге…».

Мы свернули с шоссе на другую дорогу, уже не столь ярко освещенную.

Потом фонари совсем исчезли, в свете фар вокруг тянулись густые заросли. Машина остановилась перед кирпичной стеной и автоматическими воротами.

– Руди, это мы, – произнес в динамик Крэш, и ворота открылись.

Мы въехали в подземный гараж, потом поднялись по лестнице и вошли в просторный холл в стиле хайтех. Помещение казалось еще просторнее за счет двух стеклянных стен. Крэш указал на одну из них.

– Тебе туда. А вещи я отнесу наверх, – и он понес мою сумку по широкой винтовой лестнице на второй этаж.

Я подошла к стене, и она отодвинулась, открывая выход на террасу, с которой вниз спускалась лестница. По обеим сторонам лестницы среди цветущих растений были спрятаны светильники. Лестница заканчивалась еще одной площадкой, с которой открывался вид на океан. Его темная масса дышала внизу как огромный дремлющий зверь. На ступеньках сидел Рэм с коктейлем в руке. Второй коктейль стоял с ним рядом.

Я подошла и села на ту же ступеньку.

– Привет.

Он протянул мне коктейль.

– Как долетела?

– Нормально.

– Сердишься?

– За что? – удивилась я.

– Что долго не звонил.

Я только отрицательно покачала головой. Он извиняется?!

– Со своим парнем помирилась?

– Нет.

– Значит, нашла другого.

– Нет.

Рэм посмотрел на меня вопросительно. Что ты хочешь услышать? Что ждала твоего звонка каждую минуту? Что все остальные мужчины в мире для меня не существуют?

– Надеюсь, это не из-за меня?

– Нет.

Снова недоверчивый взгляд.

– Это радует, – с сомнением в голосе. – Есть хочешь?

– Мороженое?

Он прыснул так заразительно, что я засмеялась вместе с ним.

– Кстати, блузка не пострадала?

– Нет, как видишь, – я была в той самой блузке.

И вовсе не потому, что мне нечего больше надеть. Просто, чтобы ему напомнить.

– Это хорошо. Она тебе идет. А насчет еды, то кроме мороженого есть еще много чего. И можно съездить в ресторан.

– Я не голодна.

– Уверена? – левая бровь вскинута как курок, в глазах чертики. – До завтрака далеко.

– Если буду умирать с голоду, съем тебя.

– Боюсь, что Крэш не позволит, – засмеялся он.

Эта ночь была просто волшебной. Мы купались в океане, бродили по берегу нагишом и целовались до умопомрачения. Рэм спел мне свою новую песню под аккомпанемент прибоя и его голос летел к звездам, рассыпаясь на волнах лунным светом. Потом мы отмокали от океанской соли в джакузи, ели фруктовый салат и клубнику со сливками прямо на полу ванной, причем Рэм норовил выхватить самые крупные ягоды из моей вазочки и даже из моего рта. Тогда я вымазала его остатками взбитых сливок и заявила: единственный способ, чтобы мне перепало хоть что-нибудь – слизать это лакомство. А потом проделала все аккуратненько к большому удовольствию Рэма. Правда, после этого все рано пришлось снова лезть в джакузи.

Потом мы в живую исполнили «Попрыгаем, крошка!», все три куплета. Несмотря на то, что говориться в тексте, кровать выдержала. Рэм сразу заявил, что мы плохо старались, и придется сделать дубль два. Я же предположила, что его мебель выдержит и атомный взрыв. Мы поспорили под… (не скажу что) и полезли под кровать, чтобы выяснить, кто прав. У кровати оказалась железная рама, поэтому я выиграла. Но Рэм, конечно же, был этому только рад – приз того стоил.

Я попробовала отвертеться, обвинив Рэма в мошенничестве. Его мебель – значит, он знал про раму. Рэм клялся, что мебель покупала Лина, а он только выбрал по каталогу один из предложенных вариантов.

– Кто такая Лина? – поинтересовалась я.

– Мой арт-менеджер.

– Значит, она знает твои способности, – подняла голову ревность, – если выбрала кровать с железной рамой.

– Это давно в прошлом.

– Как давно?

– Пару лет.

– Лина? Это не Лина ли Барова, которая тебя нашла?

Рэм нехотя подтвердил.

– А, правда, что ты у нее что-то украл? Так в газетах писали.

– Скорее она спасла меня от тюрьмы или голодной смерти. Если бы не Лина, я бы скатился на дно. Спал в парке на скамейке, два дня ничего не ел, вот и украл в супермаркете продукты. Она помогла мне сбежать и предложила эту работу.

– Вот так сразу? – хмыкнула я.

– Сразу. Ей как раз нужен был такой типаж.

И он коротко рассказал всю историю знакомства с Линой.

– Значит, все эти сказки о счастливой случайности – не газетная утка. Подобрала, обогрела, накормила и спать с собой уложила.

– Не без этого, – признался Рэм.

– Я так и думала.

– Что ты думала?! – взорвался он. – Что мне удалось сделать карьеру через постель?

– А разве нет?

– Все же я немного пою, Алиса. И сочиняю неплохие песни, – разозлился Рэм окончательно.

– И был у тебя шанс продемонстрировать свои таланты, если бы ты сперва не продемонстрировал другие?

Это была наша первая ссора. У Рэма даже губы побелели. Я испугалась. Сейчас он меня выставит за дверь и больше не позвонит. Да и какое право у меня ревновать? Пытаясь загладить свою вину, я бросилась ему на шею.

– Прости дуру. Это от ревности. Не сердись, умоляю. Ты самый талантливый, самый замечательный. Я люблю тебя.

Рэм отвернулся и разжал мои руки, обвитые вокруг его шеи. Меня накрыло волной отчаянья. Сама все испортила, идиотка ревнивая! Он отошел к окну и молча смотрел в темноту за стеклом.

– Рэм, – я робко коснулась его плеча.

Он, не поворачиваясь, накрыл мою ладонь своей.

– Наверное, ты отчасти права. Вряд ли мне удалось чего-то добиться, не подвернись тот случай. Мы расстались с Линой давно. Тебе не нужно ревновать. К тому же она теперь замужем.

– Замужем?

– За Руди.

– Что? А он знает?

– Обо мне и Лине? Да.

– И ты ему доверяешь после этого? – удивилась я.

Рэм повернулся ко мне и мягко улыбнулся.

– Полностью. Ему легко контролировать наши с Линой отношения.

– Пожалуй, – улыбнулась я. – Вам было бы трудно от него скрыться.

Рэм смотрел на меня с нежностью и тревогой.

– Не влюбляйся в меня, Алиса, по-настоящему. Не делай такую глупость.

– Поздно, – сами собой произнесли мои губы.

– Не поздно. Тебе нужен хороший парень, который будет с тобой каждый день, а не такой ветер как я.

Мне оставалось лишь обнять его, спрятать лицо на плече и вдохнуть дурманящий «Полынный мед». Выбор сделан давно.

– Я буду ждать твоего звонка. Всегда. Сколько нужно.

Он только вздохнул.

Меня разбудило полуденное солнце, которое коварно пробралось в щель между жалюзи. Рэм спал рядом, и вместе мы занимали не более четверти этой огромной кровати. Мне ужасно хотелось пить. Я осторожно выбралась из постели, чтобы не разбудить его, нацепила легонький сарафанчик из заботливо доставленной сюда Крэшем сумки и направилась на кухню. Для этого пришлось спуститься на первый этаж.

Зевая и потягиваясь, я открыла такую же стеклянную дверь, как и большинство дверей в этом доме, и в ужасе застыла на месте. Посередине просторного помещения, оборудованного по последнему слову кухонной техники, на полу, покрытом блестящей плиткой, по-хозяйски расположился огромный аллигатор.

Сердце у меня просто оборвалось. Потом я выдохнула: остроумный дизайнерский ход! Предупреждать же надо! Опровергая мои мысли по поводу своего искусственного происхождения, рептилия повернула голову в мою сторону и громко хрюкнула. Я заорала так, что зазвенели подвешенные над стойкой сушиться бокалы. От испуга мой мозг даже не посетила мысль о бегстве. Я просто стояла на пороге кухни и верещала во всю глотку.

Аллигатору моя сирена не понравилась. Должно быть, у него был тонкий музыкальный вкус, раз он забрался именно на виллу Рэма Алена. Протестуя против столь немелодичного сотрясения воздуха, он резко хлестнул хвостом. С какой-то полочки посыпались коробки с мюслями и еще что-то в больших ярких пакетах.

– Вот дьявол! – послышался голос Рэма у меня за спиной. – Это что еще за незваный гость? Эй, приятель, тебя никто не приглашал на завтрак!

Одной рукой он обвил меня за талию, оторвал от пола и закрыл дверь в кухню. Я прекрасно понимала, что толстое стекло, из которого она сделана, вряд ли остановит хищника хоть на мгновенье.

– Руди!!! – все же сирену Рэма не сравнить с моей.

Думаю, его услыхали даже в Нью-Йорке. По крайней мере, и Руди и Крэш появились практически сразу, выхватывая на ходу массивные короткоствольные пистолеты. Это было последнее, что я помнила. Внезапно пол ушел у меня из-под ног, в глазах потемнело, уши заложило, и мир вокруг исчез.

Глава 5

Из темноты меня вытолкнул резкий неприятный запах. Я с трудом разлепила глаза, борясь с тошнотой и головокружением. О, лучше бы я их не открывала!

Передо мной было какое-то помещение без окон с бетонным полом и железной дверью, по стенам проходили многочисленные трубы. Прямо напротив меня стоял Рэм босой и в одних джинсах, крепко привязанный к этим самым трубам. А рядом с ним незнакомый мужчина средних лет: высокий, крепко сбитый, с залысинами надо лбом и легкой проседью в рыжеватых волосах. Многодневная щетина совсем не красила его и без того малопривлекательное лицо.

– Ох, и крепкий же ты парень, – с некоторым удивлением в голосе произнес незнакомец, осматривая полоски скотча, которыми Рэм был привязан. – Хорошо, что я использовал капроновую сеть. Ее не порвешь, а перерезать тебе было нечем. Если честно, не ожидал такого. А сетку приготовил больше для твоих охранников – серьезные ребята. А вышло видишь как: если бы не сеть, мне бы тебя не скрутить. Странно, что газ на тебя не подействовал. Ну, теперь я подстраховался. Поначалу девчонку хотел наверху оставить, рядом с охраной. Но, глядя, как ты барахтаешься, решил и ее сюда перенести. На всякий случай.

Мужчина повернулся ко мне и усмехнулся.

– Вот леди и пришла в себя. Не бойся, крошка. Я тебе ничего плохого не сделаю. Придется правда поприсутствовать при немного неприятном зрелище, но это ненадолго. А потом я вас отпущу. Обоих.

И он усмехнулся, очень нехорошо, неприятно. И зубы у него были желтые, прокуренные.

Я поняла, что стою привязанная к таким же трубам. Но, в отличие от Рэма, у меня только руки заведены за трубу и связаны сзади. Рэм же был так плотно прикручен, что мог двигать только головой. Странно, что этот человек, связав нас, не позаботился заткнуть рты. Чем я сразу и воспользовалась.

– Кто вы такой? И что вам нужно от нас?

– Резонный вопрос, девочка, – засмеялся незнакомец. – Я не представился. Меня зовут Дон Адамс. Что касается второго вопроса, то повторюсь: тебе ничего не угрожает. Ты нужна исключительно как подстраховка, если господин Ален вдруг вздумает выкинуть какой-нибудь фокус.

– Что вы от него хотите? – изменила я формулировку.

– Господин Ален мне кое-что должен. И я пришел, чтобы получить должок. Знаю, вы теряетесь в догадках, как мне удалось попасть на прекрасно охраняемую виллу? Да, охрана у тебя, Ален, более чем профессиональная. Отличные парни, знают свое дело. Но они допустили ошибочку. Даже две. Первая – камеры слежения установлены по периметру участка, но их нет в доме! И вторая – они ничего не знали об этом подвале и о том, что здесь есть люк в дренажный коллектор. На плане дома его нет, а дверь была хорошо замаскирована.

И мужчина постучал ногой по железному люку в полу.

– Так мы с моим зубастым другом и попали сюда. Вам ведь понравился мой зеленый приятель на кухне. Впечатляет, правда?

– Так это вы притащили в дом аллигатора?

– Притащил? Милая леди, вы преувеличиваете мои скромные способности. Тащить трехсот килограммовую ящерицу и мне не под силу, поверьте. Я его приманил. Согласитесь, придумано неплохо. И очень эффектно.

– Зачем вы это сделали?

– Мне нужно было, чтобы все, кто есть на вилле, собрались в одном месте. Причем, включая всю охрану. И мой зубастый друг прекрасно справился со своей ролью. Дальше дело было за мной. Заранее заготовленная граната с парализующим газом, крепкая капроновая сеть и скотч – вот составляющие успеха. Почему скотч, а не веревка или синтетический шнур? Они не так надежны. Узел на них при длительном натяжении и трении ослабевает. А здесь лента слегка растягивается и только. Так что продолжайте ерзать, господин Ален. Чем больше ты трепыхаешься, малыш, тем крепче запутываешься. Даже я тебя теперь не размотаю. Поможет только нож.

И он присел, чтобы осмотреть как связаны ноги Рэма. Осмотр Адамса видимо удовлетворил, и он поднялся, широко улыбаясь.

– Где Руди и Крэш? Что ты с ними сделал? – спросил Рэм со злостью.

– Ничего страшного. Они лежат связанные наверху.

– Это вам так с рук не сойдет! – взорвалась я. – Соседи уже наверняка вызвали полицию после того крика, который мы тут подняли по вине вашего крокодила!

– Не обольщайтесь, леди, – ехидно фыркнул Дон. – Можете и дальше кричать сколько влезет. Наш звездный мальчик так опасался папарацци, что выбрал виллу на отшибе. Так что никаких соседей просто нет.

– Что тебе от меня нужно, Адамс? – спросил хмуро Рэм. – Какого черта ты устроил все это представление? Деньги? Сколько ты хочешь?

– Нет, нет. Говоря о долге, я вовсе не имел в виду материальные блага. Не все можно купить за деньги, платиновый мальчик. Я бы заплатил любые деньги, чтобы вернуть мою дорогую доченьку, мою Еву. Но никто ни за какие сокровища не сможет поднять ее из могилы, – в голосе мужчины послышалась неподдельная боль.

– Нам очень жаль, что ваша дочь умерла, – начала я, – но какое…

– Самое прямое! – гневно прервал мою речь Адамс. – Моя Ева умерла не от болезни и не погибла от рук преступника. Не стала жертвой катастрофы или несчастного случая. Она сама ушла из жизни. Зажгла полсотни свечей, увешала все стены ванной его фотографиями, включила альбом с его песнями и перерезала вены. Мы пришли слишком поздно, слишком поздно…

Он закрыл лицо руками, его плечи вздрогнули, но Дон быстро справился с собой.

Вот оно что! Глупая фанатка.

– Мы просто застряли в пробке. Был гололед… Если бы мы с женой не задержались, то успели бы ее спасти, – глухо продолжал он, сжимая кулаки. – Врач сказал мне, что ничего нельзя было сделать. И что не она одна такая. На прошлой неделе, сказал он, девчонка шестнадцати лет взяла в руки его фото и спрыгнула с крыши двадцатиэтажного дома. А до этого были другие. И еще будут.

Он поднял на Рэма глаза, полные ненависти.

– Вот я и решил положить этому конец.

Рэм продолжал смотреть на него мрачно, но молча.

– Послушайте, господин Адамс. Я не знаю, что именно вы задумали, но месть не утешит вашу боль. И Рэм не виноват в смерти вашей дочери. Он даже никогда о ней не слышал, – надеюсь, что мой голос не слишком сильно дрожал, когда я произносила эти слова.

– Теперь услышал, – усмехнулся Дон. – И запомнит имя Ева Адамс на всю оставшуюся жизнь.

– По крайней мере, он не собирается нас убивать, – подумала я. – Но что тогда он задумал?

А вслух сказала.

– Сотни подростков каждый год уходят из жизни по собственной воле. И по совершенно разным причинам. Несчастливая любовь, конфликты в семье, проблемы в школе. И среди фанатов процент самоубийств не так уж велик. Подростки бегут от действительности, с которой не могут справиться. В этом возрасте психика еще неустойчива…

– Что ты мне читаешь лекцию по психологии?! – снова прервал меня Адамс. – Много ты понимаешь в этом!

– Кое-что понимаю. Я сама – фанатка Рэма. И очень ярая. И наделала в жизни из-за него немало глупостей. Но не резала вены и не прыгала с крыши!

Дон посмотрел на меня презрительно.

– Значит, у тебя хватило ума или денег получить доступ «к телу», – усмехнулся он. – Моей Еве повезло меньше. Но больше этого не будет. Ни одна дурочка уже не станет сводить счеты с жизнью из-за этого красавчика.

И он вынул из кармана нож с широким зазубренным лезвием. Я невольно вскрикнула. Рэм молчал. Он даже не пошевелился, продолжая глядеть на Адамса с мрачной решимостью.

– Остановитесь, прошу вас! – взмолилась я. – Что вы хотите сделать?

– Немного подправлю его смазливую мордашку, – с готовностью пояснил Дон, пробуя пальцем остроту лезвия.

– Боже! Нет! – я дернулась вперед, совершенно забыв, что привязана.

– Сперва я хотел убить тебя, Ален, но потом передумал, – не обращая на меня внимания, разглагольствовал Адамс. – Я представил, сколько дурочек захотят последовать за тобой. Нет, я придумал кое-что получше. Этот нож оставит на твоей слащавой физиономии такие шрамы, что ни один пластический хирург не поможет. Я сам его затачивал.

– Неужели вы думаете, что это сойдет вам с рук? – отчаянно пыталась освободиться я, но скотч только сильнее врезался в запястья.

– Конечно, – усмехнулся Дон. – Когда все закончиться, я накачаю вас обоих алкоголем так, как уже накачал охранников. Пришлось влить в глотку каждому почти по бутылке коньяка. Благо, что бар у тебя, Ален, полным-полнешенек. Потом, когда вы оба уже будете в отключке, я вас освобожу. Вас, леди, отнесу наверх, в спальню. А господина Алена – поближе к кухне. Потом уйду через коллектор, предварительно замаскировав дверь в подвал, как и раньше. И сделаю анонимный звонок в полицию. Представьте теперь заголовки газет: «Аллигатор изуродовал Рэма Алена!», «Трагедия на вилле во Флориде!», «Охрана была мертвецки пьяна!», «Пьяная оргия на вилле Рэма Алена закончилась трагедией!». Ну, и так далее.

– Я все расскажу! Мы все расскажем! Вас все равно найдут!

– Да никто не станет меня искать, – засмеялся Дон. – Весь ваш рассказ сочтут пьяным бредом. Да вы и помнить ничего не будете, после той дозы, что я в вас волью.

– Ты, Дон – маньяк! – заорала я. – Не делай этого! Если бы твоя дочь знала, что ты задумал, она перевернулась бы в гробу! Она бы тебя прокляла!

– Перестаньте, леди, – скривился Адамс. – Будете так настаивать – аллигатор же мог изуродовать двоих, верно?

Я только застонала.

Адамс приблизился к Рэму, поиграл ножом перед его глазами. Достал из кармана небольшое зеркальце, поднес к его лицу.

– Ну, полюбуйся напоследок. Больше ты этого в зеркале не увидишь.

Рэм по-прежнему молчал.

– А ты парень с характером, – с невольным уважением в голосе произнес Адамс. – Я-то думал, что ты немного повизжишь. Ну, да ладно. Не хочешь ничего сказать?

Рэм молчал.

– Ну, как хочешь, – и Адамс спрятал зеркало.

Затем он поднес руку с ножом к щеке Рэма. Я закричала. Вдруг Рэм резко дернул головой, брызнула кровь, Адамс взвыл и выронил нож.

Я таращилась, ничего не понимая, а Дон выл, схватившись за запястье, и из-под его пальцев текла кровь. Кровь капала и с сережки Рэма, и с уголка его рта. Он сплюнул в сторону кровавой слюной.

– Тьфу! Дьявол! Ты меня порезал! – заорал Дон.

– Тебе лучше затянуть рану, а то истечешь кровью, – зло посоветовал Рэм.

Адамс скрипнул зубами, оглядывая пространство подвала. Но ничего подходящего для перевязки он, конечно же, не обнаружил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4