Андрей Ливадный.

Транспортные преступления



скачать книгу бесплатно

Зубовный скрежет сминаемых переборок и раздираемой на части брони прокатился по кораблю страшной ударной конвульсией. «Геракл» развернуло вокруг своей оси, и он неуклюже плюхнулся в самый центр посадочной площадки, заставив вскипеть скопившуюся тут воду.

Несколько секунд в рубке управления висела гробовая тишина.

Свет несколько раз мигнул. На дисплеях перед креслом Рориха загорелось еще несколько предупреждающих надписей, пополнивших и без того обширный список повреждений.

– Твою мать!.. – разочарованно протянул Эрни, вытирая тыльной стороной ладони выступившую на губах кровь. В момент удара о землю он здорово припечатался о панель пульта.

– Погано сработали, а? – Саша отпустила рули. Ей казалось, что пальцы, сведенные судорогой, так и останутся в скрюченном положении. Посмотрев на свою правую кисть, она вдруг расхохоталась, заставив остальных вздрогнуть и обернуться на этот резкий звук. «Протез… – нервно подумала Саша. – Это ее фантомные ощущения… Такие пальцы не могут ни затекать, ни уставать».

Линкс покосился в ее сторону, заметив, как Эйзиз со странным выражением лица медленно разжимает и сжимает кибернетическую кисть…

– Сработали отменно! – внезапно произнес он. – Эрни, посмотри, мы в состоянии будем взлететь?

Рорих пробежал глазами по пульсирующим на экранах строкам и пожал плечами.

– Думаю, что без проблем. Нужно освободиться от грузового модуля, только и всего. Нам здорово повезло, что разнесло именно грузовые отсеки.

– Ладно, ты разберешься с этим сам или нужна помощь?

– Справлюсь как-нибудь… – по своему обыкновению проворчал Рорих. По всему было видно, что к инженеру постепенно возвращается его обычное настроение.

– Тогда мы с Андреем и Сашей разомнем ноги, – произнес Линкс, отстегиваясь от кресла. – Если что – вызывай нас.

Эрни кивнул. Все было ясно. Для него приключения окончились – начиналась обычная ремонтная рутина…

* * *

Снаружи завывал ветер.

С борта «Геракла» во мглу било несколько сиротливых прожекторов. С трудом пробиваясь сквозь молочную пелену испарений, их свет бледными пятнами ложился на опаленный стеклобетон посадочной плиты.

Внезапно, перекрывая свист ветра, прозвучал характерный шипящий звук – это сработала пневматика избыточного давления, вытолкнувшая из открывшегося шлюза грузового корабля порцию воздуха. Насосы продолжали работать, не давая атмосфере Везелвула попасть в корабль, пока три фигуры в скафандрах покидали тесный шлюзовой отсек.

Линкс, остановившись у края решетчатой шлюзовой площадки, посмотрел на вшитые в рукав его скафандра приборы и постучал пальцем по индикационному окошку анализатора.

– Кислород есть! – произнес он, оборачиваясь к Андрею, который, прихрамывая, подошел сзади и остановился, напряженно вглядываясь в окружающий сумрак. Солнце Везелвула еще не взошло, лишь с одной стороны грязно-серого небосвода сквозь низкую облачность пробивалась слабая багряная полоска.

Саша первой спустилась с выдвижной площадки.

Спрыгнув на скользкий, покрытый ожогами стеклобетон, она задрала голову, осматривая корабль. Проговорив что-то в коммуникатор, очевидно для Рориха, она не спеша двинулась к кормовой части.

Хвост корабля, где крепились грузовые модули, выглядел, мягко говоря, паршиво… Отделяемые отсеки, в которых хранился груз, в нормальном состоянии имели вид усеченной пирамиды, но в данный момент пять кольцевых модулей, нанизанных на специальный докировочный стержень, потеряли всякое сходство с деталями известной детской игрушки – они были деформированы настолько, что лопнула их обшивка и бочкообразные контейнеры, вырванные из креплений силой удара о край посадочной плиты, щедрой россыпью валялись по всему обозримому пространству…

Саша с тоской окинула взглядом эту неуклюжую конструкцию, для которой название «космический корабль» звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой.

– Эрни, боюсь, что с грузом придется попрощаться, – спокойно произнесла она, двигаясь в сторону рассыпанных по стеклобетону площадки контейнеров. – Докировочный стержень нужно будет срезать, только тогда это корыто сможет взлететь.

– А груз? – резонно напомнил Рорих.

– Да пошел он… Пусть разбирается корпорация…

Железная Башка что-то промычал в ответ, но Саша не стала утруждать себя анализом его интонаций. Ее внимание привлек один из контейнеров, который, выскочив из гнезда, раскололся от удара, выпустив на стеклобетон маслянистую лужу грязно-желтой жидкости. Выглядел он как-то странно – чуть больше, чем другие, и маркировка на нем была совсем иная. Оглядевшись по сторонам, Эйзиз увидела еще несколько таких же «гадких утят», которые выделялись средь остальной россыпи груза своими нестандартными габаритами.

«Странно…» – подумала Эйзиз, разглядывая маркировку на выпуклом боку расколовшегося от удара контейнера.

«Химический дезактиватор», – прочла она. Какого черта?! Ничего подобного не было указано в бортовой декларации груза…

– Линкс, это Саша… Я хочу тебе кое-что показать, – произнесла она, переведя взгляд на содержимое контейнера, которое растеклось по стеклобетону, превратившись в грязно-желтую, курящуюся ядовитым дымом лужу.

– Иду… – раздался в коммуникаторе раздраженный голос. Линкс, как всегда, пребывал в паскудном настроении.

Сзади, среди пластов тумана, появилось бледное пятно света от его фонаря.

Подойдя к Саше, Линкс встал рядом, молча уставившись на лужу. Стеклобетон по ее краям таял, на глазах превращаясь в ноздреватый сугроб…

– Дезактиватор, говоришь?.. – Саша вытянула руку и наклонилась к расколотому контейнеру. С характерным щелчком от ее запястья выдвинулся тонкий штырь анализатора.

Через пару секунд на визорах их гермошлемов высветился результат экспресс-анализа вещества, из которого состояла лужа.

– Си-Эй-16… – потрясенно выдавила Саша. – Дерек, ты хоть что-нибудь понимаешь?!

Линкс понимал, но боялся произнести это вслух. Вместо нормальных человеческих мыслей в его голове вдруг возникла формулировка из спецификаций на особо опасные, запрещенные к транспортировке грузы:

«Компоненты, относимые к группе высокотоксичных веществ, под общим кодом Си-Эй-16, являются особо опасными агрессивными средами. Их складирование, перевозка и захоронение могут производиться только специальными кораблями с обученным экипажем и соответственным оборудованием…»

– Ну, что ты мне скажешь?.. – Саша обернулась к нему, и Линксу показалось, что сквозь поляризованное забрало ее шлема видны яростно прищуренные глаза… – Откуда взялось среди груза это дерьмо, а?!

– Один-ноль в пользу корпорации, – хрипло ответил Дерек, думая совсем не о том, что подразумевала Саша. В первый момент он даже не понял истинной причины вспышки ее безудержного гнева. В тот момент голова Линкса была полна яркими воспоминаниями о нескольких рейсах «Геракла», который он совершил в систему Везелвул-12, имея на борту именно такой груз, состоящий из контейнеров с «дезактиватором»…

– Ты это называешь «один-ноль»?! – Эйзиз передернуло, когда она представила, что такой контейнер мог дать протечку в космосе или при разгрузке… Они бы умерли мучительной, жестокой смертью, посреди бескрайнего космоса, безо всякой надежды на спасение, потому что Си-Эй сожрал бы их корабль в считанные минуты, превратив его в дырявое решето… – Линкс, ты последний идиот, если думаешь таким образом! Мы что, не люди? На войне мы ходили под богом, а тут под кем?! Нам суют на борт самый страшный токсин в Галактике и ничего не говорят об этом! Мы смертники, да? Или кто?!

– Заткнись, Эйзиз!.. – окрысился Линкс. – Я сделал на этом корабле десять рейсов, и половину из них сюда, на Везелвул. Так что у меня поводов для неистовства в пять раз больше, чем у тебя!

Саша поперхнулась.

– Пять рейсов?! И все с токсином?

– Да откуда мне знать?! – Линкс резко указал на маркировку. – Читать умеешь, надеюсь?

– Ты не знал?!

– А ты думала как?! Похож я на этих говнюков-камикадзе, что атаковали нас на Церусе? Ну, скажи, я, по-твоему, окончательный болван, да?!

Саша нахмурилась, хотя этого никто не мог заметить за поляризованным стеклом забрала.

– Извини, Дерек, я погорячилась… Не пойму только, ведь в декларации груза не было никаких «дезактиваторов». – Тон Саши был озадаченным. – И Везелвул на этот раз не значился в полетном плане…

– Все мы погорячились… – безнадежно махнул рукой Линкс, отступив от расползающейся лужи, – когда решили лететь сюда… – добавил он, посмотрев в сторону Андрея, который огибал корабль, направляясь к ним. Несомненно, он слышал весь их диалог. – А этот контейнер не наш. Посмотри, вон их сколько расставлено по площадке. Наверное, собирались грузить ими шаттл, чтобы бомбить болота. А мы просто разбили его при посадке. Обрати внимание, наши немного мельче и не такие темные…

– Эрни, – тем временем произнесла Саша. – Ты слышал?

– К сожалению, – мрачно отозвался коммуникатор. – Если это шестнадцатый Си-Эй, то от посадочной площадки скоро останется дырка.

– Что ты предлагаешь? – осведомился Линкс.

– Отстреливаю корму и взлетаю, – спокойно ответил Рорих. – Буду потихоньку ковыряться на орбите, пока вы тут играете в крутых спасателей.

– А потом?

Коммуникаторы не были снабжены видеоканалом, но Саша точно представила, как Эрни пожал плечами, не отрываясь от работы. Она завидовала его философскому спокойствию.

– Как только приведу в порядок отстреленную задницу, эта посудина сможет летать где угодно и как угодно. Атмосфера Везелвула больше не доставит хлопот… – оптимистично заверил он. – Ну а если нет, то придется вам искать другой транспорт, чтобы выбираться.

У Линкса мурашки пробежали по спине от такого спокойствия. Взлетит Рорих или нет, это был еще вопрос. «Геракл» здорово пострадал, и даже освободившись от груза и бесполезных отсеков, корабль оставался всего лишь старым изуродованным транспортом…

– Эрни, ты хорошо подумал?

– Хорошо, – пробурчал Рорих. – Валите-ка отсюда, – мрачно добавил он, не сумев скрыть раздражения. – Я сделаю свое дело, а вы делайте свое, ясно?

– Помощь нужна?

– Ломать не строить, командир. Хватит засорять эфир. Я справлюсь.

– Эрни дело говорит, – прозвучал в коммуникаторе голос Андрея. – Все через задницу… – зло произнес он, разглядывая лужу. – Нужно двигать в сторону космопорта. Линкс, ты был тут когда-нибудь?

– Нет, обычно мы сбрасывали контейнеры с шаттлов на той стороне планеты. Пролетал пару раз, но садиться не приходилось, – хмуро ответил Дерек.

– Значит, бомбили местные болота этой дрянью? – вновь вмешалась в разговор Эйзиз, которая все еще не могла успокоиться после столь ошеломляющего и неприятного открытия. – Превращали Везелвул в «зеленый оазис», так, по-моему, говорят в новостях?

– Саша, мы понятия не имели, что это токсин, – раздался голос Эрни. – Хватит. Мы с Дереком знали не больше твоего.

– Все… Я поняла.


…На одном из экранов того отсека, где возился с аппаратурой Эрни Рорих, три крохотные фигурки в скафандрах, окруженные бледными ореолами света, повернулись и медленно двинулись по огромному посадочному полю в сторону туманной неизвестности.

Эрни мысленно пожелал удачи им, а заодно и себе. Уж ему-то она понадобится в полной мере…

* * *

– Не понимаю, зачем корпорации хоронить тут токсин…

В голосе Андрея прозвучало сомнение.

– Не знаю… – отозвался Линкс. – На мой взгляд, в этом смысла меньше, чем я могу себе представить. Ты посмотри, ведь это стандартный колониальный порт! – обратился он к Саше, которая, как и они, разглядывала проступившую из тумана темную пирамидальную глыбу космического порта.

– Да, странно… – согласилась она.

В голове Эйзиз никак не укладывалось, зачем возводить столь мощный порт на планете, куда сбрасываются токсины… или, наоборот, – мысленно поправилась она, – зачем гадить в том мире, который, по официальной версии, ты пытаешься очистить от тех самых пресловутых отходов…

Все это отдавало дурным душком. Везелвул был как ящик с двойным дном, но что за грязная игра крылась меж его стенками, никто из экипажа «Геракла» не знал. Единственное, что им было доступно в данный момент, – так это дурные предчувствия…

– Порт тут наверняка стоит давно, еще со времен Конфедерации… – немного развеял ее сомнения и страхи голос Андрея, раздавшийся в коммуникаторе шлема. – По-моему, именно Центральные миры начинали очистку и разработку Везелвула несколько веков назад. Я где-то читал об этом, – объяснил он свою осведомленность. – Тогда тут вкалывали заключенные из нескольких тюрем, – добавил он.

Не спуская пальца с гашетки автоматической винтовки, Саша разглядывала окружающий пейзаж, который медленно проступал из туманной мглы, по мере того как восходящее над Везелвулом солнце прогревало жидкую атмосферу своими нездоровыми красноватыми лучами.

– Мне кажется, они и сейчас тут вкалывают… – произнесла Саша, имея в виду возвышавшееся неподалеку мрачное здание, окольцованное периметром стен.

Вместе с рассветом у земли начал ощущаться ветер. Зародившись слабым дуновением, которое лишь колыхало туманные завеси, он внезапно окреп, в считанные минуты набрав силу хорошего урагана.

Невесомое туманное кружево, порванное в клочья первыми порывами взбесившегося воздуха, внезапно расступилось, отдавая позиции снегу, который обрушился с красновато-серых небес так же внезапно, как и ветер.

Все вокруг мгновенно преобразилось. Ясные очертания космопорта поглотила метель, взбесившийся ветер ворвался в широкие улицы, громыхая неплотно прикрытыми дверями покинутых домов и офисов, мокрый снег лепил так густо, что на расстоянии вытянутой руки уже невозможно было угадать очертания друг друга.

– В порт! – коротко приказал Линкс, подавая пример. Согнувшись, он пошел навстречу ветру, тут же пропав в метельном вихре.

– Держи… – Саша сунула в руки Андрея конец страховочного фала.

Линкс, как оказалось, ждал их в двух шагах. Из сумятицы мокрых снежинок, которые залепляли забрала гермошлемов, внезапно прорисовалась его напряженная фигура.

Саша не успела ничего спросить, как серую снежную бурю вдруг осветили вспышки выстрелов «ИМ-12». Со стороны казалось, будто в двух шагах работает аппарат точечной сварки.

– Держи меня! – крикнула Саша Андрею и побежала вперед, туда, где Линкс, широко расставив ноги, палил в серый сумрак.

Фал разматывался за ней, словно нить Ариадны.

– Дерек, что случилось?!

Фал дернулся и натянулся – кончилась его длина, и по напряженному подрагиванию троса Саша поняла, что Андрей двигается к ним.

Линкс молчал, проигнорировав ее вопрос, но в этот момент она сама увидела плывущие во мгле странные фигуры. Они двигались прямо на них – страшные, как смертный грех…

Эйзиз не нуждалась в пояснениях – что такое мутанты, она знала намного лучше, чем Дерек, который, расстреляв магазин, перезаряжал винтовку.

На космических фабриках корпорации такие твари в последнее время стали явлением повсеместным.

Эйзиз моментально вспомнила огромные, сравнимые с целыми планетами комплексы, где жили и работали миллионы людей, тускло освещенные коридоры законсервированных или просто заброшенных уровней, где прятались такие создания – генетические уроды, злобные отбросы жестокого общества, возрождающиеся под влиянием запредельных доз космических излучений и работы вредных, а порой и смертельно опасных химических производств.

На заводах компании об оборудовании заботились много больше, чем о работающих на нем людях.

Это была Окраина, во всем своем неприкрашенном уродстве, а мутанты – ее бичом, наказанием для тех, кто и так влачил жалкое существование, рождаясь и умирая на борту расположенных в околопланетном пространстве промышленных комплексов.

…Те, кто вынырнул в данный момент из снежной метели, мало отличались от диких обитателей искусственных планет – разве что были немного выше и плечистее, а так все характерные признаки оказались налицо – голубоватый цвет кожи, выкаченные, налитые кровью глаза, схожесть черт лица – словно все были слеплены с одного образца, независимо от пола и возраста, – таковы были мутанты, чья нервная система поражена врожденной болезнью…

Снег залеплял их лица, не тая на голубой коже.

Саша отступила на шаг.

– Дерек, отходи, я прикрою… Забери Андрея.

– Я сам в состоянии позаботиться о себе… – раздался в коммуникаторе спокойный голос Звягинцева. – Пусть моя хромота тебя не смущает.

Саша не ответила, лишь резко мотнула головой в знак согласия, продолжая пристально наблюдать за группой страшных существ, которые остановились в нескольких шагах, уставившись на нее своими выпученными глазами.

«Шаранг… Чем же они дышат?» – подумала она, наблюдая, как вздымаются и опадают их грудные клетки.

В руке ближайшего мутанта был зажат увесистый металлический прут. Второй сжимал какой-то продолговатый предмет. Присмотревшись, она вдруг с отвращением поняла, что это человеческая нога, отчлененная от тела и насквозь промороженная. Мутант нес свой завтрак…

Линкс и Андрей уже скрылись во мгле.

Эйзиз осторожно попятилась.

Мутанты некоторое время следили за ней, а потом, не сговариваясь, вдруг с глухим рычанием, потонувшим в завываниях ветра, кинулись на отступающего к залепленным снегом дверям космопорта человека.

Саша дала короткую очередь.

Бледное пламя, мятущееся на срезе электромагнитного компенсатора «ИМ-12» осветило снежную круговерть. Сбоку полыхнула еще одна очередь.

Двое кинувшихся на нее существ упали одновременно, испачкав снег своей кровью, остальные, споткнувшись о корчившиеся тела товарищей, вдруг остановились, проводив отступающую Эйзиз долгим ненавидящим взглядом, и, глухо ворча, склонились над рухнувшими на землю телами сородичей.

Через минуту, забыв о людях, они уже дрались за право получить лучший кусок мяса…

ГЛАВА 6.

Везелвул. В тридцати километрах южнее космопорта…


– Извините, Николай, куда мы идем? – Доктор Фрамер остановился, тяжело отдуваясь. Его неровное, сбивчивое дыхание четко прослушивалось в коммуникаторе.

Фон Риттер, который только что задавал себе тот же самый вопрос, сделал знак Ваби и присел на полусгнивший ствол поваленного дерева.

– Сказать честно, док? – спросил он, чуть приоткрыв забрало своего гермошлема.

Гентри нервно кивнул. Сквозь прозрачное лицевое забрало было видно, как он машинально покусывает растрескавшиеся губы.

Щеки Николая обжег ледяной ветер. Он несколько раз судорожно вдохнул, пытаясь убедить свой организм, что тут есть кислород. Дышал же чем-то Ваби, да и пес, который с готовностью откликнулся на кличку Черч, тоже страдал больше от холода, чем от недостатка кислорода. Николай похлопал себя по колену, и Черч тут же втиснулся меж его ног, дрожа всем телом и пытаясь урвать хоть частичку человеческого тепла.

Тут уж Николай ничего не мог поделать – если на Ваби с неимоверным трудом и пререканиями удалось напялить подходящий по размеру скафандр, то для пса не нашлось ничего, кроме терможилета, который работал от батареек и смотрелся на лохматой отощавшей собаке весьма комично…

– Я не знаю, док, – ответил Николай на заданный ему вопрос. – Спроси у Ваби, он наш проводник.

Услышав свое имя, карлик повернул голову. Если он и смирился со скафандром, то герметизировать забрало и дышать автономным запасом воздуха он отказался наотрез. Теперь из-под стального обода открытого гермошлема, который был слишком велик для головы карлика, на Николая и Фрамера смотрели серые, с красной поволокой глаза. Кожа Ваби имела едва уловимый голубоватый оттенок и наводила на неприятные ассоциации.

– Скоро!.. – отрывисто и как всегда односложно произнес он. – Беда… Ваби дошел… Холодно. Вода, как стекло. Деревья – стекло. Люди – стекло…

Последняя фраза сильно не понравилась Николаю. Он достал сигарету и прикурил. Гентри с вожделением посмотрел на сизый, уносимый порывами ветра дымок, но, несмотря на дикое желание курить, так и не решился открыть забрало.

Похоже, что карлик вел их к какому-то поселению, изолированному в отравленных и насквозь радиоактивных болотах. Ваби был прямодушен и, судя по всему, ожидал от них какого-то чуда…

Откровенно говоря, Николай побаивался того момента, когда они достигнут конечной цели своего тридцатикилометрового марш-броска. Он не был богом и не умел творить чудеса.

Черч, уткнувшийся в колени, перестал дрожать и засопел.

Николай отшвырнул окурок, потрепал собаку по заледеневшей холке и встал.

– Пошли, – коротко бросил он карлику, прежде чем закрыть забрало шлема.

Небольшой отряд тронулся в путь.

Они шли по заснеженной целине, пробираясь по занесенным сугробами пригоркам, покрытым редкой порослью кустов и деревьев, чьи кривые, прихотливо изогнутые ветви действительно казались стеклянными и ломались с нежным мелодичным звоном при каждом неосторожном прикосновении.

Во многих местах, в ложбинах меж пригорков попадались насквозь проржавевшие остовы различных машин. В одном месте им встретилось заброшенное поселение, состоявшее из единственной улицы, по обе стороны которой выстроились временные купола для проживания. Все они находились в плачевном состоянии – по светопоглощающему покрытию змеились трещины, кое-где секции фотоэлементов попросту осыпались, обнажив рыжие пятна ржавчины. Один купол оказался полностью ободранным и издалека походил на скелет какого-то ископаемого животного со стальными ребрами.

Все это убожество вызывало у Николая вполне оправданное любопытство. Он смотрел галактические новости и видел несколько красочных репортажей о Везелвуле – планете, которая усилиями корпорации «Генезис» из радиоактивной свалки превращается в рай…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

сообщить о нарушении