Литагент Щепетнов Евгений.

Колян 2



скачать книгу бесплатно

На перекрёстке он заметил нищего со страшным перекошенным лицом, ковыляющего на костылях – одной ноги у него не было. Бродяга просил милостыню у водителей проезжающих машин. Колян достал из кармана полтинник и открыл стекло джипа, с удовольствием впустив в машину тёплый, пахнущий сыростью и распускавшимися почками воздух. Инвалид поравнялся с джипом Коляна, тот сунул нищему полтинник, автоматически мазнув взглядом по хромающей фигуре и нажал на газ. Машина рванула с перекрёстка. Колян задумчиво потер лоб рукой – ему почему-то показалось, что он где-то видел этого мужика на костылях. Он недоумевал. В этом городе он никогда не был. Откуда ему знать какого-то нищего. В конце концов, он отбросил эти мысли и, ткнув пальцев в кнопку магнитолы, под рок Серебряного дождя рванул по трассе, легко обходя какие-то ржавые пятёрки и копейки, забитые под завязку дачниками-курдючниками, с рассадой на крышевых багажниках и с дородными тётками в салоне.

Проносились мимо разноцветные миниатюрные машинки, которых Колян боялся как огня, объезжая их за полтора метра – в таких обычно ездили автоледи, от которых можно было ждать чего угодно на дороге. Колян очень любил женщин, но только не за рулём. Иногда ему хотелось выволочь очередную даму из-за руля, схватить её за волосы и крича страшно – «Будешь сука!? Будешь ещё такое вытворять!? Будешь ещё за руль садиться!?» – бить её за волосы головой в такт словам о борт её блестящего автомобильчика.

Трасса со свежими заплатками чёрного, ещё не испачканного асфальта, тянулась среди бескрайних полей, перелесков, овражков. Россия, типичная Россия лежала перед ним во всём своем великолепии… или убожестве. Колян отключил климат-контроль, приоткрыл окна и полной грудью вдохнул апрельский воздух. Деревья ещё не распустились и стояли голыми после тяжкой снежной зимы. Местами в кюветах дороги, там, куда не сразу заглядывает солнце, виднелись чёрные сугробы смёрзшегося снега, подтаивая тёмными лужами.

Показались Новые Мурасы. Дорога обходила райцентр слева и уходила дальше в сторону села Мох. Колян въехал в село около трёх часов дня, было ещё светло, вокруг явственно чувствовалось приближение лета. Покосившиеся дома села вросли в землю. Мох поражал своим убожеством и грязью: разбитые дороги уже много-много лет никто не латал и даже не собирался. Лишь одно здание выделялось свежей побелкой и бодро развевающимся российским триколором над коньком. Колян сразу направил машину к этому зданию, решив взять быка за рога.

Он заглушил джип, вылез, хлопнув дверью, и вошел в помещение, в котором, как всегда в русских присутственных местах, пахло пылью, старой бумагой и другой канцелярщиной. Он прошествовал мимо нескольких прикорнувших на стульчиках старушек и колоритного мужика в ватнике с испитым лицом прямо к кабинету главы администрации. Постучав и так и не дождавшись ответа, он заглянул внутрь.

За столом сидела женшина пятидесяти лет с выбеленной до состояния мочалки причёской, преисполненная уважения к себе и к своей деятельности, а также презрения ко всему остальному миру.

Она взглянула на Коляна со смесью удивления и отвращения, как на внезапно упавшего с потолка таракана.

– Что хотели? К кому?

– Нуууу… Как бы к вам, познакомиться… – протянул Колян, оглядывая даму и выбирая стиль поведения с ней.

– А вы вообще кто?

– Я-то? Я вообще человек, – Коляну даже стало весело. Давно с ним никто так не разговаривал.

– Ну я вижу, что не привидение, – фыркнула женщина. – Что хотели-то?

– Я руководитель археологической экспедиции, которая будет вести раскопки в Кудеяровой пещере. Зашёл познакомиться с вами, наладить контакты для взаимовыгодного сотрудничества.

– А почему я не знаю ничего ни о какой экспедиции? – внезапно повысила голос женщина и в ее голосе послышались истеричные нотки. – Почему без моего ведома какие-то экспедиции?!

– Ну я не знаю, можете позвонить председателю областной думы, он все вам объяснит. Он-то точно знает о нас, поддерживает.

– Дааа? Хммм… Ну ладно, – ослабила хватку женщина. – А чего от меня-то надо?

– От вас – консультации, помощь в размещении экспедиции, – пожал плечами Колян. – Нам необходимо помещение для рабочих, столовая если есть, где можно готовить.

– Нет у нас помещений! Вы что, не видели, что в селе делается? Разруха полная. Колхоз давно не работает. Молодёжь поразъезжалась, одни старики да алкаши остались. Ищите, где пристраиваться, я вам ничем помочь не смогу, – вздохнула она.

Колян понял, что тут нечего ловить. Он коротко попрощался с дебелой дамой и, запрыгнув в джип, медленно покатил по дороге, рассматривая дома и редких жителей села, бродивших возле своих домов и сгребавших зимний мусор в кучи для просушки и сожжения. Он остановился возле одного дедка и попросил его указать дорогу к Кудеяровой пещере. Дедок охотно объяснил дорогу, с любопытством поглядывая на иностранную машину с мощным протектором, надписями на боках и иногородними номерами.

Колян двинулся по грязной, тряской дороге, разбитой копытами сотен коров и овец, вдоль покосившихся домишек, прицепившихся к склону горы, мимо вспаханных еще с осени огородов. Затем дорога ушла в лес. По ней текли потоки воды – видимо ещё не до конца сошли талые воды. Поток был настолько сильным, что если бы не высокопроходимый джип, Колян вряд ли продвинулся бы дальше. Грязные лужи с липкой грязью усеивали путь как маленькие озерки. Колян внимательно осматривал окрестности возле дороги, потом опытным взглядом приметил место, что-то вроде лужка возле реки Соколки, которая несла свои жёлтые, как вода Хуанхе, струи из-под горы.

«Тут можно поставить палатки, большие, солдатские, – подумал он. – А что – сейчас лето уже, не замёрзнут, тут и кухня, и туалет разместятся. Надо будет оборудовать лагерь по всем правилам – и проблема с помещением решена, и всё рядом, до пещеры – рукой подать».

Его джип вынырнул из очередной грязной лужи и выскочил из леса на склоне горы. Дорога уткнулась в тупик, окончившись чем-то вроде полянки для пикника, загаженной бутылками и всяческим мусором. Колян заглушил движок машины, вышел на влажную траву и направился вперёд пешком, взбираясь на склон горы и скользя по грязному дёрну. Он шел, пока не заметил тёмную дырку в склоне высотой вполовину человеческого роста, когда понял – вот она, пещера.

Согнувшись, он вошёл в пещеру. В ней было очень холодно, как в холодильнике. Коля включил фонарик, который взял с собой, осмотрелся – песчаная почва, что-то вроде суглинка. Стоять в полный рост было нельзя, только согнувшись вполовину.

«Работы много, – подумал Колян. – А вдруг там что-то и правда есть? И зачем мне это, а? Просто любопытство? А почему и нет! Деньги есть, солить мне их, что ли, могу себе позволить и почудить! А вдруг там и правда железные двери, амбарные замки с поросёнка величиной…»

Колян хохотнул, но почувствовал, как в глубине души нарастает знакомое радостное возбуждение и ожидание чего-то чудесного. Поисковик никуда не делся, как оказалось. Просто он затаился до поры до времени…

Колян вылез из пещеры и упругим шагом пошёл к джипу, чтобы направиться назад, в город. Пора было вывозить экспедицию на место.

Глава 3. Колян оказывается в подземной ловушке

Закон# 456

Трупы граждан необходимо немедленно хоронить за пределами города или сжигать на кострах.


Колян медленно пошевелил рукой. Прохладная сырая земля с трудом отпустила его руку. Он поднёс руку к глазам, туго соображая: «Почему темно? Где я? Что вообще случилось-то? Я ослеп?»

Голова страшно трещала, просто разламывалась от боли. Он сосредоточился на своих ощущениях. Щека лежала на песке… или это не песок? Запах влажной земли щекотал нос.

«Замуровали что ли? Что за херня? Где я вообще? В блиндаж провалился что ли?»

Коляну почему-то привиделось, что он опять копает по войне. Как и не было этих долгих лет, как будто кто-то стёр, как ластиком, воспоминания о прошлом. Он с трудом пошевелился, скрипя суставами и, застонав, непроизвольно встал на колени, опёршись на руки и тупо глядя в пол, который всё равно не было видно в глухой холодной тьме.

«Так. Где я? Блиндаж? Нет. Пещера какая-то. Какая? – он встряхнул головой и начал шариться по сторонам руками, нащупал что-то твёрдое. – Ботинок? Откуда ботинок? Мои на месте?! На месте».

Он протянул руку дальше и, как обжёгшись, отдёрнул – обнаружил владельца ботинка. Нога в вонючем носке. Холодная.

«Труп? Что тут воообще произошло? Откуда жмур? – Колян собрался с силами и пополз в сторону трупа, шаря руками по полу. – Так – фонарь? Ага, налобник. Липкий какой-то…»

Он потянул к себе фонарик за упругие резинки, стараясь не думать о том, В ЧЁМ был испачкан фонарь. Щелчок кнопки сбоку, и пространство залил тусклый белый мертвенный свет. Колян огляделся – он находился в узком тоннеле, где можно было согнувшись стоять во весь рост. Тоннель был схвачен крепью из двадцатисантиметровых столбов. Местами столбы выгнулись так, что непонятно было, как они ещё держат толщу грунта над собой. А там, где очнулся Колян, столбы были сломаны как спички, грунт осыпался, и из под него торчали ноги человека. Они лежали прямо на рельсах, по которым каталась вагонетка – никто ещё не придумал лучшего способа вывозить грунт в отвал, чем вагонетка по рельсам и дешёвый тупой труд.

«Я под землёй, меня прибило куском крепи. А там труп. Я ни хера ничего не помню. Ладно, надо вначале выбраться, а думать, как так получилось, буду потом».

Колян пошёл по рельсам в ту сторону, где проход был свободнее – в другую он был практически наполовину засыпан. Оставалась лишь узкая щель, лезть в которую он не испытывал ни малейшего желания – один чих, и гора просядет и тут уже без вариантов – неживой пример этому лежит на полу, одни ноги торчат. Через метров сто тоннель упёрся в груду песка и глины, наглухо перекрывших ход.

«Глухо. Точно замуровали… Да где же я, черт побери?!»

У Коляна стали всплывать каки-ето смутные картинки, воспоминания, но голова так трещала, что его тошнило. Он отбросил усилием воли мысли и побрёл назад. Подошёл опять к трупу, осмотрелся.

«Хорошо, что эти налобные фонари жрут мало энергии и надёжны, а то бы в темноте сейчас сидел…Но надо поторапливаться – батарейки не вечны».

Он подобрал штыковую лопату на деревянном грязном черенке, подошёл к куче земли, похоронившей какого-то человека и начал аккуратно копать. После четверти часа копания куча над трупом уменьшилась настолько, что он, боясь зацепить лопатой труп (или не труп?!) стал разгребать песчаную почву руками, отбрасывая её по-собачьи назад. Когда тело открылось полностью, Колян посмотрел в обезображенное ударом брёвен лицо – незнакомый. Он обшарил карманы неизвестного, выгребая горстями из них песок – зажигалка, смятая пачка сигарет, перочинный ножик, замусоленный и грязный. Всё.

Колян обессиленно отвалился в сторону. От проделанной работы у него ещё больше разболелась голова и сильнее затошнило. Он наклонился в сторону и его вырвало какой-то желчью, слизью. Он сотрясался в спазмах рвоты, потом откатился в сторону от мерзкой лужи и обессиленно подумал: «Сотрясение, по-ходу… Ничего, отойду, не первый раз».

Он закрыл глаза и провалился в спасительную бархатную черноту, едва успев выключить драгоценный фонарик. Прошло некоторое время. То ли он спал час, то ли полчаса, то ли сутки – под землёй время течёт медленно и неизменно, пока наверху проходят века. Под землёй тихо и темно, и лишь капли воды отмечают время.

«Капли? Откуда капли? Вроде слышно капли было? – подумал Колян очнувшись. – Пить хочется до смерти… Надо воду искать, а то превращусь тут в мумию нахрен… Потом найдут – скажут Кудеяр, мля, засох. – Колян хохотнул про себя – Кудеяр? Какой Кудеяр? Что-то знакомое. Что-то связанное с этим местом – Кудеяр-пещера… Кудеяр… Да я в Кудеяровой пещере!»

К Коляну стала возвращаться память.

«Вот меня шарахнуло, все мозги отбило, всё позабывал нахрен. А раз я тут, ещё и вместе с жмуром – почему не откапывают? Какого хрена? Эдак и сдохнуть тут можно».

Колян нащупал лопату рядом, поднялся, опираясь на неё как на костыль, и включил самый малый уровень яркости фонаря. Побрёл к завалу, перегородившему другую сторону тоннеля. Между завалом и крепь стены оставалась узкая щель. Он сколько мог осторожно расширил её, заглянул за осыпь – рельсы тянулись дальше. Колян вернулся к трупу, еще раз все внимательно осмотрел вокруг. В углу нашлась початая литровка колы. Он подхватил её, открутил крышечку и жадно глотнул тёплой шипучей жидкости. Его сразу затошнило, он с трудом сдержал позыв – не переводить же добро – неизвестно, когда ещё попьёт теперь. Постоял, сунул бутылку за пояс и решительно заковылял к щели завала.

Коля лёг на бок и, извиваясь как червяк, стал протискиваться в щель, с ужасом думая, что вот сейчас гора сдвинется и размажет его, как соплю по стене. Но Бог миловал и он благополучно перевалился через кучу.

Фонарик отбрасывал мертвенный свет на стены и потолок, прогнувшийся под грузом горы, на рельсы, неровно сходящиеся и местами оторванные от шпал.

«Здорово досталось тоннелю, подумал он. Спасло только то, что крепь хорошая, по всем правилам, выдержала… почти».

Колян побрёл вперёд с лопатой в руке. Ему показалось, что воздух, до того совершенно неподвижный, сдвинулся и коснулся его щеки прохладным дуновением. Он достал зажигалку и щёлкнул ей. Пламя с секунду колебалось и отклонилось вперёд – где-то там был выход, там, куда вытягивало воздух из тоннеля. Это порадовало Коляна. Он пошёл дальше.

Через метров 150 тоннель неожиданно оборвался в пустоту. Рельсы с прибитыми к ним шпалами торчали над пропастью, из которой тянуло холодом и сыростью. Он прислушался и услышал далеко внизу капель и журчание. Колян лёг на пол и осторожно подполз к краю, заглянул. Фонарик почти не доставал до дна провала, но было понятно, что там журчит небольшой поток воды, который стремился куда-то. Высота с трёхэтажный дом… Обрыв почти отвесный, внизу – насыпь из глыб песчанистого грунта и глины. Видимо, при сдвиге грунта открылась скрытая ранее полость, тоннель шёл прямо над ней.

Колян отполз назад, выключил фонарь и задумался.

Остаться у входа? Ждать когда откопают? А если НЕ откопают – хрен знает что там случилось наверху. Спуститься вниз? Попробовать вылезти наружу? А если не получится, тогда – что? Подыхать внизу? А не один хрен, где подыхать?

Деятельная натура Коляна не могла позволить ему сидеть и ожидать смерти. Он привык двигаться, бороться – и никак иначе.

«Как слезть вниз? Высота приличная. Сверзишься – мало не покажется, можно и башку сломать. Да и не только башку, ноги переломать – хорошего мало. Верная смерть. На руках что ли выползать… Кучи внизу вроде рыхлые. Каменюхи глиняные есть, но совсем немного. Если спуститься, повиснуть на руках, а потом аккуратно прыгнуть – уже высота поменьше будет. Грохнусь на кучу», – решил он.

Кинув вниз лопату, Колян проследил, как она, падая, воткнулась в грунт и, удовлетворённый, начал готовиться к десантированию – спустил ноги вниз, повиснув на руках, вытянулся и с замиранием сердца отпустил руки.

Удар был, конечно, тяжкий. Колени чуть не выбили ему челюсть. Он упал на бок, перекатился и замер, больно ударившись боком так, что искры посыпались из глаз. Фонарик улетел, правда, недалеко. Первое, что он сделал после того как отошёл от прыжка – пополз на бледный холодный свет фонаря.

«Хорошо, что не в воду», – подумал он. Колян внимательно осмотрелся. И вдруг с интересом заметил ниже в стене овальный ход, явно сделанный руками человека. Он пробрался по куче песка и глины к ходу и вошел в него. Ход был метра полтора высотой. Колян сделал несколько шагов и оказался в довольно большой комнате, заваленной каким-то барахлом и ящиками. Колян вытаращил глаза:

– Мляяяя… Неужели это то, что мы искали?!

Он с замиранием сердца подошёл к ящикам и начал там шарить. Какая-то посуда, похоже, серебряная. Сабли. Стволы старые – железо довольно хорошего сохрана, почти не тронуто ржавчиной.

«Откуда ржавчине появиться – тут же сухо и вентиляция, – отметил он про себя. И тут же спохватился. – А откуда вентиляция?»

Колян осмотрелся и увидел узкое отверстие в потолке – видимо, что-то вроде дымохода, выводящего в верхние штольни. Он пошарился ещё – ларцы с монетами. Ветхая, распадающаяся одежда старинных покроев, какие-то уздечки, опять оружие – кинжалы, ножи, сабли…

Он выдвинул один нож из ножен. Его лезвие, скрытое ранее в лакированных кожаных ножнах, замерцало в свете фонаря странным витым узором. Колян подумал и заткнул нож в ножнах себе за ремень. Может пригодиться, да и вообще Колян всегда испытывал слабость к хорошему холодному оружию. Он окинул ещё раз взглядом сокровища и подумал:

«Везёт же тебе, Колян! Люди за всю жизнь находят два пятака, и те гнилые. А ты уже второй схрон нашёл, да какой! Даже слишком хорошо… Чего же там наверху-то народ делает, с какого хрена меня не откапывают?»

Он повернулся и пошёл на выход. Поток мутной жёлтой воды так и журчал перед ним. Колян спустился с груды песка и глины, вошёл в поток воды и побрёл вниз по его течению. Большая пещера-провал скоро закончилась, промытый потоком ход становился всё уже и уже. Колян наклонился, потом пополз практически на четвереньках. Ему стало страшно. Стены смыкались, вызывая чувство клаустрофобии, даже у него, довольно спокойно относившегося к фобиям и маниям.

Наконец подземная река поднялась к потолку пещеры так, что у Коляна снаружи оставалась лишь голова с фонарём. Он сидел по шею в потоке холодной воды, с каждой минутой вымывающей из него тепло и жизнь. Его трясло от холода, руки немели. Он выключил фонарь и всмотрелся в пустоту. Глаза после непродолжительного времени привыкли к темноте и ему показалось, что будто бы впереди, над потоком жёлтой мутной воды, забрезжил свет.

Колян подумал, лёг на спину, и, высунув из воды лицо, поплыл, отдавшись течению потока. Воды подземной реки были быстрыми, проносившийся над ним потолок бил Коляна по лбу, сдирая кожу и засыпая глаза песком. И вдруг неожиданно поток воды выплюнул его из горы, как отброс.

Колян плюхнулся, подняв брызги, в небольшой водоём у ее подножия, окружённый кустами и деревьями так, что практически не был заметен с берега. Он выбрался на берег, заросший травой и забылся, поливаемый проливным дождём. Так, без движения, он пролежал с полчаса. Затем перевернулся на спину и стал осматриваться. Приподнялся на колени – картина его обескураживала, он не узнавал пейзажа. Деревья сломаны, местами под корень. В кустах застряли палки. В водоёме плавали груды мусора, брёвна и два плавающих трупа, частично разукомплектованные – у одного не было головы, у другого – ноги до колена.

Коля в оцепенении смотрел на эту картину. Создавалось такое впечатление, что над Землёй пронёсся страшный ураган, разметавший всё, что мог.

«Да что же здесь нахрен случилось-то! Вот почему гора сдвинулась. Хорошо, не похоронила меня там. Да, Колян, видать, ещё не твоё время. Никак тебя не приберёт бабенка с косой, а ведь сколько раз рядом махала… и вот опять».

Он поднялся и стал медленно, но верно продираться через заросли кустарника, перелезать через упавшие стволы деревьев. Через тридцать метров он вышел на дорогу, ранее бывшую вполне проезжей, а теперь размытую потоками непрекращающегося ливня и состоявшую из жидкой грязи и промоин. Он увидел место, где раньше был их лагерь, лагерь кладоискателей – палаток, навесов над обеденным столом. Сейчас там не было ничего. Два тяжёлых грузовика, на которых они привозили стройматериалы, валялись вверх колёсами, будто громадным великаном заброшенные на противоположный край оврага. Один обгорел и обуглился – видимо, при падении замкнуло проводку и он воспламенился. Людей не было. Джип Коляна торчал в обрыве, как раздавленная лягушка.

Колян досадливо поморщился: «Теперь пёхом идти до деревни 3 километра. Эх, ну и хер с ним – главное, живой. А тем, что навсегда остались плавать в реке или лежать под завалом в горе – не повезло. Бог знает, что тут происходило в это время снаружи, но явно ничего хорошего. Топать надо».

Коляна бил колотун – злой дождь хлестал по коже струями, как плетьми. Коля полез к грузовикам и обшарил их. Нашёл в одном, не сгоревшем, старую спецовку и засаленную фуфайку, восхитительно сухие, клацая зубами сбросил свою мокрую одежду и переоделся, оставив из своего только ремень, на который он повесил нож, захваченный из сокровищницы в пещере. Почему-то эти сокровища уже почти не волновали его – слишком всё вокруг было неожиданно и странно, и стало как-то не до них.

Колян потрусил быстрым шагом-полубегом в сторону деревни, стараясь движением согреться как можно быстрее. Ноги его разъезжались в грязевых лужах, жёлтая речка рядом вспухала от потоков, несущихся из Кудеяровой горы, и норовила смыть дорогу начисто.

До деревни в другое время было пешком около 40 минут. Коля проделал этот путь за два часа. Наконец показалась окраина деревни, или, скорее, то, что от неё осталось. Большинство из домов были разрушены, снесены до основания как бульдозером, у оставшихся стоять как минимум не было крыш. Деревня молчала. Не было слышно ни лая собак, ни гоготанья гусей. Её как будто вымели веником. Коля вошёл в деревню. Столбы поломаны или вывернуты из земли. И трупы. Куски трупов. А над ними ветер, хлещущий потоками воды.

Коле неожиданно подумалось: «Земля наконец-то решила смыть с себя эту плесень – людей. Задолбали её, вот и получили. Но надо жить дальше – я же как гавно непотопляемый и не сдохну никак. А раз не сдох – надо жить. Выжить.»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное