Лим Ворд.

Распад Империи… Рождение Царства



скачать книгу бесплатно

© Лим Ворд, 2018


ISBN 978-5-4490-2517-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Распад СССР

Первые симптомы

26 декабря 1991 года Совет Республик Верховного Совета СССР принимает декларацию о прекращении существования СССР. Что, если без лишних сантиментов, этому предшествует? Начнем с головы. Средний возраст руководителей государства уже к 1980 году составляет 75 лет. Это период, когда человек обычно больше обеспокоен состоянием своего организма, утомленной психики, чем положением дел в государстве. И, если этот человек – правитель, его портреты, привычки известны всем, ментальные состояния передаются народу по тонким информационным каналам, вызывая соответствующие изменения в умах миллионов.

Если выделить человека из толпы, оказывать ему знаки внимания, поселить во внушительном здании, это (даже исходя из банальной логики) активизирует его мыслеформы (попросту – физическое и душевное состояния), дает возможность передать их многим другим, непроизвольно сконцентрировавшимся на данном индивиде людям.

Порой это может быть хорошо. Иногда – нет. Что же мешало своевременной ротации членов ЦК КПСС? Вполне себе приземленные вещи. Если руководитель умирал или выходил на пенсию, государственная дача на следующий же день изымалась из ведения членов его семьи. Вместе с ней пропадали другие, пусть даже сравнительно скромные, но привилегии. Завещать нельзя было и купленный за свои средства автомобиль (в определенный период это касалось всех, наследникам приходилось выкупать машину через комиссионный магазин). Министр получал 800 рублей, член Политбюро – 1200 р. (по крайней мере, знал, сколько зарабатывал), высококвалифицированный рабочий – 240 р. Выстроить приличную «виллу», чтобы достойно встретить старость, на сэкономленные с зарплаты деньги, было непросто даже руководителям высшего уровня. Родные и близкие, естественно, ждали, что их родственник будет занимать ответственный пост как можно дольше. Человеку, у которого отбирают любимый его дом, сложно это перенести. Так Екатерина Фурцева, министр культуры, узнав о своем скором смещении (дачу, построенную на собственные средства, пришлось «сдать» государству), несмотря на довольно молодой возраст, скончалась от сердечного приступа.

Итак, вместе с членами Политбюро болели, теряли активность, энтузиазм, становились нерешительными, все прочие советские граждане.

…Все Советские Республики, согласно 26-му пункту Договора от 29 января 1924 года обладают правом на свободный выход из состава СССР. Белоруссия и Украина имеют представителей в ООН с момента ее образования. Положение о «расторжении Союза» в трех последующих версиях Конституции как бы растворяется, но полностью, однако, не исчезает. В конце концов, руководители Союзных республик, партийные функционеры, директора крупных предприятий, всерьез задумываются; как бы нам построить «развитый социализм» не во всей стране – это слишком медленно, а хотя бы только в своей семье? Ну и уж, в их собственных сводах законов нет параграфа о том, что нажитое с таким трудом имущество полагается кому-то сдавать.

…Очередь.

Первые упоминания об этом принципиально не устранимом советском явлении появляются в отчетах НКВД за 1939 год. У каждого универмага клубится тысячная толпа. Да, в 1935 году отменяют карточную систему, но появляется дефицит, и резко возрастает преступность. Страна поделена на четыре зоны снабжения. К «особой» относятся Ленинград, Москва и некоторые промышленные районы, к последним двум – малые населенные пункты, включая деревни. На них из центральных фондов выделяются хлеб, сахар, крупа и чай; остальное приходится добывать самостоятельно. В 1959 году генсек Хрущев проводит наступление на колхозников, имеющих, по его разумению, уж слишком большие приусадебные участки, и, вследствие этого недостаточно сил уделяющих работе в коллективных хозяйствах. Наделы сокращают с 32-х (допустимый максимум) до 1-й сотки. Заодно у крестьян выкуплен, отчужден, в короткое время пущен на мясо домашний скот. Страна лишается сельскохозяйственного налога и множества продуктов; молока, мяса, овощей, которые люди до того могли производить, потреблять или продавать сами. Дефицитное безумие продолжалось до самого конца. Я помню очереди, везде, всегда, за хлебом, молоком, конфетами, кроссовками, если эти последние «выкидывали». Цивилизованный человек довольно сдержан. Я причисляю себя к таковым, но, наблюдая медлительные движения покупающих что-то, впереди стоящих людей, выслушивая все новые их пожелания «…и еще сто грамм „Му-Му“, пожалуйста», испытываю звериную, безрассудную ненависть. Дефицит. …Представьте, Гагарина и его родственников обрадовали после полета не только премией в 15 000 рублей, но и …десятками предметов броской одежды. Вот такая нехватка всего. Пылким юношей я раздумывал так; «Почему же Советской власти не бросить клич; – местные исполкомы, стройте магазины для народа!». Но, не все так просто. Очередями отсекали тех, кто физически и психологически не мог ждать – на всех всего изначально не рассчитано. Кроме того, образовалась каста снабженцев, завмагов, которые утаивали, а затем продавали на черном рынке популярные качественные товары. Могли ли они на каких-то уровнях противодействовать развитию торговых сетей в СССР? Может быть…

Или …все элементарно? Дефицит туалетной бумаги? Арендуйте помещение, закажите оборудование, завалите продукцией торговые точки, получите деньги, отдайте часть их государству. Джинсы. Почему на черном рынке они стоят более, чем зарплата высококвалифицированного рабочего? В чем сложность их массового производства? Проблема решаема. Но вот, не получалось же так. Все просто – но ничего не делается. Почему? Никакие лозунги и максимы, что, мол «мы выше каких-то тряпок» не дают ответа. Строились танки, сто тысяч, разных типов с 1946 до 1991 года – а туалетной бумаги и модной одежды не было. И, это оказалось важнее.

Свою роль во всем этом сыграла и двухконтурная система денежного обращения, изобретение начала сталинского периода правления (около 1929 г.)

Т.н. «наличная» денежная масса обслуживает сферу личного потребления граждан, их взаимные расчеты.

Контур «безналичного» рубля, по существу – выпускаемые в произвольном количестве государственные гербовые бумаги – приводит в действие экономику, служит учету поставок между предприятиями, запускает проекты, даже без каких-либо инвестиций. Переход между двумя этими системами практически невозможен. Таким образом, правительство обеспечивает выпуск любого количества танков, боевых самолетов, возведение заводов, предприятий, электростанций, даже моногородов, вне зависимости от их действительной необходимости. В норме государство заинтересовано в оживленной оптово-розничной торговле, производстве все новых ходовых видов товаров народного потребления – ведь, снимая налоги с финансовых потоков, оно получает долю – на обеспечение административного аппарата, силовых и социальных структур. Для Советского правительства торговля «ширпотребом» не считалась настолько важной, чтобы ее можно было, скажем, всерьез обсуждать на заседаниях Политбюро… Оно и так имело средства для осуществления своих, зачастую нисколько не продуманных проектов – строительства заводов и станков ради возведения новых заводов и станков, прокладки разрушающихся через два-три года эксплуатации асфальтобетонных автотрасс, помощи «братским странам», и тому подобного.

Есть еще два малых побочных контура – валютный (что понятно) и распределительный. В последнем торговля осуществляется по «чекам» (выдаются морякам, специалистам, практикующим за рубежом), т.н. клиринговым рублям и опять-же, иностранной валютой. Существование распределителей, недоступных 95% граждан СССР, несомненно, вносит в души вдруг возникнувшей «низшей касты», определенный дискомфорт.

К несомненным плюсам СССР можно отнести массовое жилищное строительство. С 1955 г. по 1964 г. квартиры получили (так, даром) 54 миллиона граждан. Для улучшения жилищных условий необходимо было стать на учет по месту работы или в райисполкоме. Не обходилось и без эксцессов. Если кто-то из членов семьи умирал до получения новой квартиры, и, таким образом количество жилых метров на человека становилось выше 6-ти, (позже 9-ти) семью из списков скидывали. Тем не менее, людям не приходилось сталкиваться с ипотекой, бегством застройщиков, а директора строительно-монтажных управлений еще не ведали, что такое «коммерческие цены» и аппетиты представителей Энергонадзора. Максимум десять лет ожидания, при той же зарплате – и вы в своем (ну, или почти) гнездышке.

Человек не может сойти с колеи, выбранной при поступлении в учебное заведение. Если вы врач, инженер, шахтер, учитель, и т. д. – остаетесь в этой системе пожизненно. И, это далеко не всегда правильно.

Армия на 1989 год, без учета флота и пограничных войск, насчитывает 5 350 000 военнослужащих, 60 000 танков и бронемашин. Все это ржавое великолепие только по официальным советским данным съедает 13% ВВП страны, 290 млрд. не девальвированных долларов, одновременно являясь весьма развитым институтом ненависти к Родине.

Кинематограф. Если в пятидесятых годах режиссеры и снимают что-либо оптимистичное, и с серьезными разговорами о жизни («Верные друзья», 1954, «Последний дюйм», 1958, и т.п.), то к семидесятым все сводится к беспросветной т.н.«чернухе». Вершина «элитарного» творчества – картины Андрея Тарковского, за исключением вполне рядового, но смотрибельного «Андрея Рублева». Фильмы «Сталкер», «Зеркало» и тому подобные становятся образцом для подражания. Имя же им «грязь, слякость, пустая болтовня» (мнение автора, вероятно, разделяет и уважаемый читатель). Режиссеры ВГИКА затаптывают гражданина СССР в грязь, не представляют идеала, увлекают в пучину своего язвительного цинизма. Кроме того, более или менее удачные фильмы, в том числе и детские («Москва-Кассиопея», «Тайна двух океанов», «Приключения Электроника», «Большое космическое путешествие»…) просто выводятся из обращения, так, что ждать их повтора на телевидении приходится (и это вовсе не фигура речи) годами. Так, например, «Последний дюйм», увиденный автором лет в семь, обросший в подсознании дополнительными деталями, перманентно ожидаемый, и ставший своего рода легендой, просмотрен им заново уже во вполне зрелом возрасте.

Можно перечислять все очень долго, но, в результате минусов, интуитивно, оказывается больше.

«ПУТЧ» ГКЧП, 18—21 августа 1991г

18 августа 1991 года начался так называемый путч – захват власти в стране Государственным Комитетом по Чрезвычайному Положению (ГКЧП). Цель – недопущение подписания договора о создании Союза Суверенных Государств, ССГ (первое название «Союз Советских Суверенных Республик, т.е., также СССР»).

В Москву введены силы дивизий им. Дзержинского, Кантемировской танковой дивизии, КГБ, ОМОНа, и прочих формирований; всего 4 000 человек, 362 танка, 427 бронетранспортеров. При этом части Таманской танковой дивизии (не имеющие почему-то боеприпасов) переходят в полном составе на сторону защитников Белого дома.

В кругу Дома Советов, помимо популярного на то время политика собираются деятели культуры; пусть не звезды первой величины и властители дум, но есть они, «лебеди, отрывающие у танка крылья». Что же в подобном активе у ГКЧП? Павел Грачев, бравый командующий ВДВ? Вряд ли. Кантемировская дивизия, если брать ее в целом? Был там, «на карантине», ел порубленную, как для свиней, с кожурой, картошку, мылся в холодном душе, терпел бессмысленные построения и унижения. Нет. Не в почете Советская Армия образца 70-х-80-х у тех, кто ее отслужил; ни особого братства, ни вам дружбы народов. Дивизия внутренних войск им. Дзержинского? Обитель зла, судя по публикациям в прессе. Краснопогонники? Встречали таких.

Единственный лебедь ГКЧП – Михаил Сергеевич Горбачев. В начале восхождения к пропасти Генсек успел наработать авторитет пространными речами, да, его любили и уважали. Может быть, он скажет свое веское слово? В крымский Форос вылетает делегация. «А, фиг с вами, делайте что хотите. Но доложите мое мнение». Это было все. Лететь же в Москву Михаил Сергеевич отказался, потому, что у него болела нога.

19 августа вокруг Белого Дома выстраивается цепочка из тысяч людей, пришедших на защиту первого Президента Российской Федерации и Верховного Совета РФ. Прибывают и верные правительству России части МВД, а также генерал-майор А. Лебедь с ротой десантников.

На ТВ в программу «Время» прорывается передача, осуждающая деятельность ГКЧП. Одобрение действиям Комитета высказывают руководства Ирака, Ливии, Сербии, а также палестинский лидер Я. Арафат – но это не совсем то, что нужно.

Народные депутаты РСФСР разъезжаются по воинским частям, чтобы привлечь их на свою сторону.

20 августа у Дома Советов на митинг собирается более 200 000 человек. У командиров подразделений, формально еще остающихся в активе ГКЧП, возникают сомнения, некоторые из них тайно или явно, уходят от дел.

В Ленинграде войска, стягивавшиеся на подступы к нему, останавливаются по приказу генерала В. Самсонова; его убеждает воздержаться от ввода войск мэр Северной столицы, А. Собчак. В центре города происходит 400-тысячный митинг.

21 августа, в полночь колонна из 7-ми бронетранспортеров и БМП, по распоряжению коменданта Москвы патрулирует улицы столицы и, двигаясь от Белого Дома к Смоленской площади, в тоннеле натыкается на десяток сдвинутых поперек дороги троллейбусов. БМП расталкивают троллейбусы, проходят вперед, но, в этот момент толпа (которой раздают ящики водки) и автокран, восстанавливают баррикаду. На оставшиеся три машины со всех сторон летят камни, прутья, бутылки с зажигательной смесью. Взобравшиеся на броню люди стараются разбить приборы наблюдения, или закрыть их брезентом, стараются добраться до экипажа (марш производился «по-походному»). Из люка производится выстрел, смертельно раненый человек, чья нога застревает в люке, свешивается позади бронетранспортера. Его пытаются оттащить, но, пули лишь находят еще одну жертву. Пытаясь вырваться из засады, машины подвигаются вперед-назад. Одна из них загорается, пятеро военнослужащих эвакуируются, стреляют вверх, и не только, убивают еще одного нападающего, пересаживаются в другую машину, после чего наглухо задраивают люки. Либо же третий человек был раздавлен ерзающим по тоннелю БМП – описания этих событий очень пристрастны, различаются ходом действий, оценкой состояния той и другой стороны, даже числом бронемашин. В три часа ночи, когда накал эмоций немного стихает, представители Белого Дома предлагают военным освободить тоннель и проехать к зданию СЭВ (недалеко от Дома Советов); это было сделано.

Двумя часами ранее, к самому Белому Дому, сминая баррикады на Калининском проспекте (Новом Арбате), подходят 30 танков и 15 БТР; они останавливаются перед цепочкой, держащихся за руки людей. Штурм еще не невозможен. Депутаты России имеют возможность вести среди солдат и офицеров разъяснительную работу. Некоторые военные части отходят.

В 3 часа ночи проводится совещание ГКЧП с участием высших офицеров. Генерал Б. Громов (уже изрядно «наевшийся» афганской войны) заявляет, что дивизия Дзержинского и внутренние войска в штурме участвовать не будут. Главнокомандующие ВВС, РВСН и ВМФ на заседании коллегии Министерства обороны заявляют о своей поддержке Верховного Совета. Министр обороны Язов отдает приказ о выводе войск из Москвы.

Депутаты РСФСР вызволяют блокированные в тоннеле БМП и их экипажи.

В 8 часов утра проходит последнее заседание ГКЧП (в здании Минобороны). В полдень некоторые члены Комитета вылетают в Крым, к своей последней надежде – Михаилу Горбачеву, однако, бывший уже Генеральный Секретарь, герой Рейкьявика, отказывается принять их делегацию. Поняв все, Геннадий Янаев, потенциальный лидер обновленного Советского Союза, подписывает указ, в котором объявляет ГКЧП распущенным, а все его прежние решения – недействительными. Несколько позже к М. Горбачеву прибывает вице-президент А. Руцкой с взводом офицеров-автоматчиков, и приглашает его лететь с ним в Москву.

22 августа Г. Янаева арестовывают в его кремлевском кабинете и препровождают в прокуратуру РСФСР, затем в «Матросскую тишину». Берут под стражу и главкома сухопутных войск В. Варенникова.

Возле Белого Дома проходит концерт «Рок на баррикадах». Люди понемногу расходятся по домам.

23 августа Б. Ельцин в присутствии М. Горбачева, несмотря на его возражения, подписывает указ о приостановлении действия Коммунистической партии РСФСР. Возле здания ЦК КПСС (ныне – администрация Президента РФ, на Старой площади в Китайгороде) собираются тысячи граждан. И, в этот же день Горбачев, выдавая нелестные реплики в адрес Политбюро и ЦК, «не сумевшего занять решительную позицию осуждения и противодействия, не поднявшего коммунистов на борьбу», сам предлагает ЦК КПСС самораспуститься.

Агония и перерождение финансовой системы

Дореформенные 100 рублей образца 1961 года.


«Павловские» 100 рублей, представленные народу в 21 час мск, 22 января 1991 года. Найдите, как говорится, десять отличий.


ЦБ России


Приватизационный чек, voucher – «расписка, поручительство». Предполагалось, что люди будут менять эту бумагу на акции приватизируемых предприятий. Его ценность в 1992 году – когда ваучеры раздавали, по паспорту, всем гражданам России, была еще точно не определена. Газетные страницы пестрели объявлениями вроде: «отдам ваучер за комнату в центре столицы». Действительная цена – за которую чек свободно принимали в сберкассах – 9 – 10 тысяч рублей, что соответствовало 7—8 долларов по курсу, или же двум-трем бутылкам водки.


Пятьдесят тысяч рублей 1993 года. Они, так же как остальные купюры утрачивают образ Владимира Ильича Ленина, и всю советскую символику. Теперь в ходу нераспечатанные пачки сторублевок, скромные зарплаты простых рабочих исчисляются миллионами. На востоке страны тем временем печатаются «уральские франки», неразумный ответ региона на неадекваные реформы центральных властей. Новая валюта появляется с подачи губернатора Эдуарда Росселя, по инициативе одного уральского бизнесмена, и с разрешения вице-премьера России Егора Гайдара. Товарные чеки, подозрительно похожие на деньги (почти уже созданной Уральской Республики), изданы в 1991 году в количестве 2 млн. купюр, так и не пущены в оборот, запрещены в конце 1993 года. Есть еще купюры Республики Хакассия, «катановки», выпускавшиеся в середине девяностых, имевшие хождение в организациях, обслуживающих пенсионеров, и т.н. «соппы», денежные знаки, использовавшиеся в Благовещенске до 1995 года наравне с рублем. Выпуск бумаг организовала местная администрация, якобы, как расчетное средство некоей коммерческой организации СОППИТ. Нижегородские «немцовки» использовались в течении 1992 года для покупки бензина, приобрели некую популярность как облигации. Выдавались при наличии паспорта и местной прописки. Деньги Татарстана, «жетоны» введены в 1992 году, под гарантию бюджета республики, для оплаты продуктов первой необходимости, а также топлива. Отменены в 2001 году


Три чеченских нахара. Пожалуй, наиболее эстетичная непризнанная валюта девяностых годов. В хождение купюры не введены. Хранятся и ныне на территории Чеченской республики.


Сто франков вызревающей в начале 90-х «Уральской республики».


С подачи, как считается, министра финансов, к тому времени – Премьер-министра СССР, Валентина Сергеевича Павлова, проводится известная денежная реформа. В девять часов вечера, 14 января 1991 года, по телевидению объявляется об изъятии из обращения и обмене 50-ти и 100 рублевых купюр образца 1961 года. Ограничения: обмен производится всего три дня – с 23 по 25 января (со среды по пятницу), и не более 1000 рублей на человека. Возможность обмена остальных купюр рассматривается особыми комиссиями до конца марта. Находчивые люди обменивают «излишки» крупных денег там, где о выступлении по ТВ еще не известно – у таксистов, в железнодорожных вокзалах, ресторанах, и т. п. Второго апреля того же года, в рамках «шоковых реформ», втрое повышаются цены.

Эксперименты с деньгами продолжаются, уже в новой плоскости. Так, 13 июля 1990 года, на месте Государственного Банка СССР, образуется Центральный Банк России. Согласно Конституции РФ (12 декабря 1993 г.), статья 75, денежная эмиссия осуществляется исключительно ЦБ РФ. Такое положение, существует еще с момента основания банка, являющегося, как и Федрезерв США, учреждением частным (управляемым и поныне, бывшим выпускником Колумбийского университета США), последняя Конституция лишь закрепляет status quo. Каким-то образом все это связано с возможностью торговли нефтью и газом на международном рынке, но подробное раскрытие механизма выходит за рамки книги. Так же, как и Федрезерв во время Великой Депрессии, ЦБ ужимает денежную массу, совершает государству обильное кровопускание, продает народные деньги под ставку 210% годовых. Предприятия лишаются кредитных линий, и, в большинстве своем, увы, останавливают производство. Не в лучшем положении оказываются и сельские хозяйства. Оставшаяся не у дел госсобственность обретает новых хозяев. Положение вещей можно сравнить и с тем, что сложилось в Веймарской республике начала 20-х годов. Корыстные, вошедшие в сговор, либо просто обезумевшие банкиры изначально взвинчивают процентную ставку. Несмотря на то, что средства производства, трудолюбие и пунктуальность немцев остаются в сохранности, страна окунается в пучину гиперинфляции, голода и националистических идей. Организовать экономический взлет помогает государственный банковский надзор, введенный в конце двадцатых, но этот успех приписывает себе уже, набравшая популярность партия Гитлера.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное