Лилия Корнильева.

Старинные сказки на всякую пору



скачать книгу бесплатно

Видит Февраль, а на полотне у ней красные женские фигурки появляются, лошадки, петушки разные.

Невестки Варины прясть принялись. За работой щебечут, хохочут, тёплых деньков ждут.

Мужики у них в доме тоже не бездельничают: одни ложки-плошки вырезают, другие поделки своими руками мастерят.

И сколько ещё красоты всякой да вещиц диковинных повидал Февраль на земле русской: и финифти[52]52
  Финифть – эмаль, которая используется для покрытия металлических изделий и накладывания узора на фарфор.


[Закрыть]
ростовские видел, и шкатулки палехские[53]53
  Палех (РФ, Ивановская область) – крупный центр русской иконописи и миниатюрной живописи. Палехские миниатюры украшают изделия из папье-маше. Словом Палех также собирательно называются предметы, украшенные мастерами палехской школы живописи.


[Закрыть]
, и картины лубочные[54]54
  Лубок, лубочные картины – народные произведения графики, отличающиеся простотой техники, лаконизмом изобразительных средств, доходчивостью образов, яркими красками.


[Закрыть]
, и утварь из бересты[55]55
  Береста – верхний светлый слой коры берёзы.


[Закрыть]
. А ещё видал Февраль росписи чудесные мастеров мстёрских[56]56
  Мстёра (РФ, Владимирская область) – один из крупнейших и наиболее известных в России центров иконописи, изготовления лаковой миниатюры на изделиях из папье-маше, вышивки и ювелирного искусства.


[Закрыть]
да федоскинских[57]57
  Федоскино (РФ, Московская область) – родина федоскинской миниатюры и совокупное название русской народной миниатюрной живописи маслом на лаковых изделиях из папье-маше (также Федоскинская миниатюра).


[Закрыть]
, и букетики жостовские[58]58
  Жостово – народный художественный промысел, который возник в начале XIX в.

под влиянием уральской цветочной росписи по металлу. Основной мотив Жостовской росписи – цветочный букет, в котором чередуются крупные садовые и мелкие полевые цветы.


[Закрыть], будто живые, и гжель[59]59
  Гжель (РФ, Московская область) – изделия народной художественной керамики с сочной синей росписью по белому фону. Совокупное название изделий, именуемых так по названию села Гжель, где возник этот промысел.


[Закрыть]
сине-белую, и городецкие[60]60
  Городец, Городецкая роспись – русский народный художественный промысел, который существует в г. Городец (ныне Нижегородская область) с середины XIX века. Этот вид росписи отличается необыкновенной яркостью и лаконичностью.


[Закрыть]
узоры сочные, и платки павлопосадские[61]61
  Павлопосадские платки – платки высокого качества из Павловского Посада (РФ, Московская область) – старинного центра текстильной промышленности.


[Закрыть]
, цветные, и иконы, будто душою писанные, и много-много ещё чего!

Улыбнулся Февраль, оттаял малость. Уразумел он, что человеку и зимой охота глаз яркими красками порадовать, зимой весну розовощёкую вспомянуть да лето красное.

И с тех пор Февраль всегда с оттепелями, и именно Февраль весеннему Марту место уступает.

Март

Вскорости после лютых февральских холодов робко ступила на землю красавица-весна, а с нею и месяц Март. На дворе пока последние деньки Всеядной седмицы[62]62
  Всеядная Седмица (Всеедная Седмица) – неделя, на которой отменяется обязательный в другое время пост среды и пятницы.


[Закрыть]
стоят, мужика щедрым угощеньем балуют, в среду и в пяток привычного поста нету.

В деревне и за околицей снега? ещё лежат тяжёлые, грузные, будто в Январе, да только теперь уж всё равно не зима. Март-марток он завсегда таков: где снегом сеет, там и солнцем греет.

Не успели деревенские жители, а с ними и Март-месяц глазом моргнуть, как за Всеядной неделей уж и неделя Пёстрая[63]63
  Пёстрая неделя – неделя перед Масленицей, предпоследняя перед Великим постом. Название недели связано с тем, что в отличие от предыдущей, в среду и пятницу соблюдается пост, т. е. дни употребления мяса перемежаются постом.


[Закрыть]
подошла. Теперь уж на столах то густо, то пусто, – прошёл сплошной мясоед[64]64
  Мясоед – период времени, в который по уставу Православной Церкви разрешается употребление мясной пищи.


[Закрыть]
, «пёстры» дни настали. Редко когда свадебный поезд[65]65
  Свадебный поезд – вереница каких-либо экипажей с участниками свадебного обряда.


[Закрыть]
по деревне проедет. А старики только головою кивают.

– Ишь ты, молодые нынче никому не под шапку, ни Бога, ни чёрта не боятся! – говорит дед Никита. – Никто им не указ… А оно ж теперича жениться – токмо[66]66
  Токмо – только, лишь, но (устар.).


[Закрыть]
с горем породниться, одна голь[67]67
  Голь – бедность, нищета (устар.).


[Закрыть]
да беда!

– Да уж, не время свадьбы гулять, – недовольно отзывается его свояк[68]68
  Свояк – муж свояченицы (сестры жены).


[Закрыть]
, дед Кузьма. – Как говорится, оттого и баба пестра[69]69
  Пестра – зд. сварлива.


[Закрыть]
, что на Пёстрой замуж пошла!

В Николиной Сторонке ненадёжное тепло всё чаще крепкими холодами оборачивается, Март морозом на нос садится. Бывает, что ветры сырые, оголтелые налетят, бывает, что и метели с завирухами без спросу в гости заглянут. Небо всё чаще свинцовыми тучами затянуто, кругом серо да неуютно. Куда ни глянь – и спереди и сзади зима, стоят холода нешуточные. Один мартовский денёк за другой заходит, третий за собой ведёт, четвёртый прихватывает, а там глядишь – десяти мартовских дней уж как и не бывало.

В воскресенье у Игнатовых ждали гостей. Видит Март, с раннего утра невестки стали на стол набирать[70]70
  На стол набирать – накрывать на стол.


[Закрыть]
, суетиться, из сеней[71]71
  Сени – помещение между жилой частью избы (старинного дома) и крыльцом.


[Закрыть]
да в сени шмыгать.

– В такой день и Бог повелел гостей встречать, – говорит дед Иван. – Уж угощать так угощать!

– Что верно, то верно, – отвечает баба Нюра. – Сегодня никому не грех по двенадцать раз шти[72]72
  Шти – щи (обл.).


[Закрыть]
хлебать, двенадцать раз мясо есть. На то оно и «мясное воскресенье»!

– А для чего двенадцать раз, бабушка? – спрашивает старшенькая Ариша.

– Это так говорят, – отвечает ей баба Нюра, – коли разумеют, что есть надобно сегодня от пуза, а не так, как вы. С завтрего ужо Сырная седмица[73]73
  Сырная Седмица – неделя перед Великим постом, также именуемая Масленица, Масленая Седмица. В эту неделю по уставу Православной Церкви запрещено есть мясо, зато разрешено вкушать сыр, масло, молоко, яйца.


[Закрыть]
заходит. Вроде только Рождествовали, а сегодня к вечеру уж заговляться[74]74
  Заговляться – употреблять скоромную пищу в последний день перед постом. Говеть – поститься в установленные Церковью сроки и посещать церковные службы, готовясь к исповеди и причастию. Разговляться – есть скоромную пищу в первый раз после поста.


[Закрыть]
на сыр да на масло будем. На Масляную, детки дорогие, угощенья ещё кругом будет полно всякого, да только мяса уж нигде не едят. А там вскорости и строгий пост. Так что, жуйте-ка, милы мои, веселей!

– Ешь, пока рот свеж! – ласково поглядывая на внуков, говорит дед Иван. – А как завянет, так и собака не заглянет!..

С рассветом нового дня встретила Русь Масленую седмицу – Объедуху, Блинницу. Теперь всем от мала до велика одна забота – как от блинов не лопнуть. А это, как ведомо, беда не большая – блин не клин, пуза не расколет.

Любит народ эту пору, да оно и не мудрено: Масленица на Руси – пора забав шумных, гуляний весёлых, катанья с горок заснеженных, проводов зимы постылой да заговенья на Великий пост, что всех других постов в году длиннее будет.

Хорошо в Николиной Сторонке в эту пору – гуляй душа, ешь душа, пей душа! Где блины – там и мы, где с маслом каша – тут и место наше!

Глядит Март, а в понедельник, как говорят, на «узкую Масленицу», что ни двор – то без хозяйки.

«Что такое? Где это они все?.. Куда запропастились?»

Совсем запамятовал первый весенний месяц, что бабы все, как одна, порасходились с роднёй повидаться, мать-отца проведать. В этот день свёкры со свекровями невесток к родителям на денёк отпускают, а к вечеру и сами к сватам в гости идут.

Март частенько забывал, что да когда на Масленой неделе. Она ж не всегда на его срок приходится. А коли год про что думать не думаешь да не вспоминаешь, так и забыть не мудрено.

Идёт Марток по селу, а кругом суетливо как-то, весело.

Ребята и девчата тут и там снежные горки мостят, качели расписные ладят, чучело Масленицы гуртом мастерят, на тройках с ветерком катаются. И у каждого тут сердце молодою надеждою полнится, душа поёт. Тройки быстрые одна за другою проносятся, бубенцы в упряжи – и те в такт общему веселью звенят радостно, игриво, заливисто.

Март тому рад душой. Глядит он на санки резные, расписные, сафьяном[75]75
  Сафьян – тонкая, очень мягкая кожа, выделываемая из шкур коз и овец.


[Закрыть]
да бархатом отделанные, налюбоваться не может. А лошадушки-то, а лошадушки! Одна коренная[76]76
  Коренная лошадь – лошадь, идущая в оглоблях.


[Закрыть]
, две на пристяжечке[77]77
  На пристяжечке (о лошадях) – то есть те лошади в тройке, которые запряжены по бокам от оглобель, в которых по центру идёт коренная лошадь. Они помогают коренной лошади.


[Закрыть]
, глаз не оторвать! Тут тебе и кони в яблоках, и гнедые с пежинами[78]78
  Гнедой с пежинами конь – тёмно-рыжий конь со светлыми пятнами. Хвост и грива у гнедопегого коня – чёрные.


[Закрыть]
, и вороные[79]79
  Вороной – чёрный (о масти лошади).


[Закрыть]
с подпалинами[80]80
  Подпалина – рыжеватое или белёсое пятно на шерсти животного.


[Закрыть]
, и пегие рыжаки[81]81
  Пегий – двуцветный, пятнистый. Пегий рыжак – конь с белыми пятнами на рыжем фоне.


[Закрыть]
, и каких только нет! И все с бубенцами, все с колокольцами!

«Эх, – думает Март, – а ведь чистую правду на валдайских колокольчиках пишут: „Купи, не скупися, езди, веселися!”, „Купи, денег не жалей, со мной ездить веселей!”»

Весело в Николиной Сторонке в эту пору, хорошо, да только многих и не видать на улице.

«А другие-то что поделывают? Чем заняты?» – думает Март.

Заглянул он тогда в пару окошек, а там работа кипит. В избах блины пекутся, хозяева гостей ждут.

«Вторник же завтра! – вспомнил Март. – Держись, коли девки на выданье есть! С завтрего уж сваты ходить станут вовсю, смотрины невестам устраивать. Их и принять надо как следует, и уважить. А там, Бог даст, минёт Великий пост, а на Красную Горку[82]82
  Красная Горка – первая неделя после Пасхи. В старину – время свадеб.


[Закрыть]
уж и свадебку отгулять можно. Да уж, жениться – не напасть, да как бы женившись не пропасть!»

Идёт Март дальше, задумался. А гомонливая[83]83
  Гомонливый – шумливый (разг.).


[Закрыть]
толпа всё не унимается, всё кричит: «У нас горы снежные готовы и блины напечены – просим жаловать!»

– Ишь ты! – только и вымолвил первый весенний месяц. – Масленицу зазывают!

Ушёл Март за околицу от шума отдохнуть, тишину послушать. Зашёл в лес.

Идёт, смотрит: сидит заяц под деревцем, лапками по земле барабанит – с сородичами разговор ведёт. Не узнал заяц Марта-месяца, в сторону со страху как шарахнется!

– Здоро?во, косой, это я! – говорит ему Март. – Неужто сразу не признал?.. Ты, поди, совсем про меня забыл! Хоть бы ты про наше с тобою тезоименитство[84]84
  Тезоименитство – день именин высокопоставленных членов царствующего дома или высоких сановников в церковной иерархии.


[Закрыть]
вспомнил, что ли. Зайцев-то, которые в Марте родятся, в честь меня «Мартовиками» зовут!

А заяц всё никак подойти не насмелится.

– Ну, косой, да ты не робей, а подходи ближе, рассказывай про своё житьё-бытьё!

Заяц чуть дух перевёл и отвечает:

– Здравствуй, добрый молодец Март-месяц, хорошо, что ты пришёл! Мы, зайцы, в зиму уж замаялись![85]85
  Замаяться – прийти в изнеможение, выбиться из сил (прост.).


[Закрыть]

И недолго думая стал длинноухий хитрец на судьбинушку свою горькую жаловаться, Марту свою беду рассказывать.

Поведал Марту, как зима лютовала, как волк постылый за ним тут и там гонялся, как лиса-плутовка чуть не съела.

– Мне, – говорит заяц, – всегда хуже всех. У меня всякий раз душа в пятки уходит, целыми днями покоя нет. Охотятся на меня и человек, и зверь, и птица. Зимою травушки не сыщешь, грызу всё мёрзлое, все зубы себе поисточил! Волк старый за мною гонялся, догнать не догнал, а клок шерсти из хвоста своими когтями-то выдрал.

Молчит месяц Март, а заяц всё причитает:

– Горе мне горькое! И лисе лучше на свете живётся, и волку, и медведю!

И уж так жалобно заяц плакал, так жалостливо смотрел на месяц Март, что кого хошь бы разжалобил.

Да только не по его хотению вышло. Покачал Март головою и говорит тогда этому пострелу:

– Не пристало, косой, тебе на житьё-бытьё жалиться![86]86
  Жалиться – жаловаться (прост).


[Закрыть]
Вас, зайцев, природа тоже не обделила и не обидела! Погляди-ка, вон вы какие с виду пригожие! Шубки у вас меховые, пушистые, глаза зоркие, ноги быстрые, а зубы источиться и вовсе не могут – всю жизнь растут. Зайчатки у вас родятся смышлёные, глазки у них с рождения ясно на белый свет глядят, бегать с первых дней могут. А коли и так случится, что зайчатки твои малые где-нибудь заплутают, сам знаешь, что всё одно с голоду не пропадут. Их любая зайчиха, как своих, молоком сытным-пресытным накормит. Во как Творец о вас, зайцах, подумал!

Сидит заяц, уши прижал, внимательно слушает. А возразить-то и нечего!

– Шкурка на хвосте у тебя тоже легко отстаёт, так что тебе от волка и от лисы немудрено уйти. Ты только смотри в оба да не бегай долго – долго бегать у тебя силёнок не хватит.

Сидит заяц, слушает.

– Люди вас тоже любят, своих детушек ласково «заиньками» и «зайчиками» зовут, из дерева им игрушечных зайцев да медведей вырезают. А в стольном граде Петербурге в вашу честь даже целый остров назвали Заячьим! Чего ж вам ещё надобно-то? И каждый год в достатке – по три шубы носишь!

Потом Март чуть помолчал и продолжает:

– И трава даже есть заячья, или заячья лапка по-другому. И думают деревенские, по наивности, что вы, зайцы, только морковкой, корою да травами шелковыми лакомитесь. А секрет-то ваш какой? А такой, что, коли охотники тетеревов пойманных в капканах оставят, то вы, зайцы, их всех до одного поперетаскаете![87]87
  Как и многие грызунообразные, зайцы могут иногда есть свежее мясо и даже падаль.


[Закрыть]
Так что и ты, косой, не без греха, и так живёшь, что тоже позавидовать можно!

Приободрился заяц, успокоился, счастливый и довольный к своим побежал.

Улыбнулся Март, понял, что доброе дело сделал. Тут же солнышко выглянуло, тепло сделалось. Март голову задрал, загордился, для порядку холодом дохнул, морозцем землю прихватил. Как же только не вовремя!

В берёзках только сок ожил, так нет же, взял Марток и приморозил! Зол он бывает к берёзкам-красавицам! Эх, Март-марток – не снимай порток!.. Свечерело, а там и ночь подошла.

С рассветом на Руси у всех забот-хлопот поприбавилось. В середу на Масленой седмице Русь празднует «лакомки». Тёщи зятьёв своих дорогих в гости ждут, блины им пекут да с пылу с жару к столу несут. Блины у бывалых хозяек выходят знатные, вкусные, красивые, будто само солнце красное. Что тут ещё скажешь? Благодать, да и только!

«Уж то-то потчуют зятьков, то-то задабривают! – думает Март. – Так бы и всегда! А то вон, как я погляжу, не всем в гостях радостно. Был у тёщи да рад утёкши!»

С четверга не токмо в Николиной Сторонке, а и по всей Руси вступила в свои права «Широкая Масленица».

Все в деревне про свои хозяйские дела позабывали, пируя и веселясь вовсю. Под вечер «широкого четверга» Март и сам устал до нет мочи. Уж то-то была потеха, то-то веселье! Он и с мужиками в силе да проворности соревновался, и на кулачки с ними бился, и от души пировал, и снежный город с деревенскими приступом брал, и через костёр прыгал, и на лошадях с ветерком катался. Да уж, любо-дорого вспомянуть! Как говорится, и на горках покатался, и в блинах повалялся!

В пятницу, на «тёщины вечёрки», теперь уж из двора в двор тёщи к зятьям в гости шли. На дворе мартовский ветер до костей пробирает, а в хатах тепло да уют. Видит Март, тёщ в Николиной Сторонке принимают радушно, хлебосольно. Блины в доме у зятя матушкам родные дочки пекли, изо всех сил старались не посрамить родительницу.

В субботу, на «золовкины[88]88
  Золовка – сестра мужа.


[Закрыть]
посиделки», Март ещё пуще землю-матушку холодить взялся. Деревенские бабы опять по хатам хлопотали. Им сегодня надобно мужнину родню уважить, а перво-наперво сестриц супружника, своих золовок.

Прошёлся Март по деревне – редко кого на улице встретишь.

Зато в избах людно, гомонливо. Невестки сродников потчуют, золовок одаривают, беседы задушевные ведут.

А на следующий день уж и Прощёное Воскресенье[89]89
  Прощёное Воскресенье – последнее воскресенье накануне Великого поста (Неделя сыропустная). Называется так потому, что в этот день на вечерней службе совершается Чин прощения, на котором все просят друг у друга прощения.


[Закрыть]
приспело. В Николиной Сторонке шумно, всем миром проводы Масленицы справили, её чучело сожгли да пепел по полям разметали, чтоб урожай был хорош.

Но, как говорят, «не всё коту Масленица, будет и Великий пост». Так и первого дня поста дождались, тужилки по Масленице справили. Март-марток и сам будто затужил. Он то холодом пахнёт, то белым снегом дороги переметёт.

Шло время и, хошь не хошь, а уж и Апрель-месяц не за горами. Тут и Сороки святые[90]90
  Сороки (Сорок Святых, Сорок Мучельников) – народное название дня памяти сорока мучеников, в Севастийском море мучившихся. Русская Православная Церковь отмечает память святых мучеников 22 марта (по новому стилю).


[Закрыть]
подошли – большой праздник, светлый. Русь Святая церковным звоном да Службами сразу сорок святых славит. Они веру крепкую имели и за веру свою живота не пожалели. Оттого-то их на Руси и стар и млад величает.

Баба Нюра к этому дню, как заведено было, жаворонков из тестица вылепила, в печь посадила и испекла на славу. Всех внуков наделила, соседских детишек угостила. А старшая невестка бабы Нюры, Евдокия, решила выпечь к празднику колобки[91]91
  Колоб, колобан, колобок – скатанный из теста и испечённый шар.


[Закрыть]
золотистые, румяные. Мастерица она с тестами возиться! Она и расстегаи, и караваи, и курники[92]92
  Курник – исконно русское блюдо из пресного теста с начинкой из курятины с добавлением грибов, петушиных гребешков, яиц, зелени.


[Закрыть]
к свадьбам печёт.

Дают хозяйки по всей деревне детишкам угощенье знатное и всё приговаривают:

– Берите, кушайте на здоровье, это вам гостинчик из леса, от зайца!..

«Ишь ты, и тут от зайца! – всплеснул руками месяц Март. – Без него – никуда. И за что только серого пострела в таком почёте держат?»

Глядит Март, как детишки уплетают колобки подрумяненные, и всё умиляется, всё тешится. Как тут не вспомнишь: «Сороки святые, колобаны золотые». Вкуснотища! А ещё сразу припоминаешь хвастливого колобка из сказки: «Я колобок-колобок, по амбару скребён, по сусекам[93]93
  Сусек (засек, закром, сукром) – забранное досками в виде неподвижного ларя место в амбаре, житнице. Предназначено для ссыпки зерна или хранения муки, закладки овощей и т. д.


[Закрыть]
метён, на сметане мешен, в сыром масле пряжен[94]94
  Пряжить, пряживать – жарить (о мучном).


[Закрыть]
, в печку сажен»!

Март тоже отведал колобов сытных, золотых, ел и всё думал, что никому не надо быть хвастливому, как колобку из сказки, нельзя, как он, родительского наставления не слушать да на судьбу, как заяц в лесу, жаловаться.

С теми мыслями Март дальше по земле пошёл и сам того не заметил, как перед самым Апрелем оказался.

Апрель

С первым, ненадёжным ещё весенним теплом пришёл в деревню Апрель-месяц – добрый молодец.

Он яркому солнышку подмигнул, подснежники в прохудившейся снежной перине отыскал, журчание ручейков послушал. По окрестностям прошёлся, огляделся, осмотрелся, реке ход дал, из ледяных оков её освобождая. Тут же юркая ледоломка[95]95
  Ледоломка – так в народе прозвали белую трясогузку, которая прилетает в родные края с первыми признаками весны. Издавна народ приметил, что с прилётом этой птицы надо ждать вскрытия рек ото льда.


[Закрыть]
вглубь леса полетела другим птицам порассказать, что она, дескать, своё дело сделала, хвостиком лёд проломила, что в верховьях лёд тронулся и теперь уже половодье не за горами.

Улыбнулся Апрель её новостям.

– Ну, суета! А ведь верно, пичужечка! Апрельский снег тает споро, а вешние воды и самому царю-батюшке не остановить!

Идёт Апрель дальше, чириканье воробышков слушает.

Прошёл по подлеску – первые листочки развернул, в берлогу заглянул, пучок солнечного света туда бросил, чтоб её косолапого хозяина разбудить.

– Вставай, Мишенька! – звонким голосом зовёт бурого ломаку Апрель. – Просыпайся, а то скоро талая вода бока намочит!

Вышел Апрель-месяц на опушку и видит: стоят у него на пути два обоза гружёные, а хозяев рядом с ними и не видать вовсе. Подошёл он ближе, поглядел, что за товар такой, и глазам своим не поверил. Лежат горою сокровища несметные: меха куньи да собольи, бобры[96]96
  Бобры – зд. изделия из ценного меха бобра.


[Закрыть]
, шапки горлатные[97]97
  Горлатные шапки – высокий меховой женский или мужской головной убор русской знати в XV–XVII вв. Мех брался из горлышек лис, куниц, соболей, отсюда и название шапки.


[Закрыть]
да парчовые с меховыми околышами[98]98
  Околыш – часть головного убора, которая облегает голову.


[Закрыть]
, одёжи богатые, сплошь саженым жемчугом, канителью[99]99
  Канитель – очень тонкая металлическая, обычно золотая или серебряная нить, которую использовали для вышивания и украшения одежды.


[Закрыть]
да битью[100]100
  Бить – плоская, сплющенная, очень тонкая проволока, которая используется для золотошвейной и золототканой работы.


[Закрыть]
расшитые, отрезы[101]101
  Отрез – отрезанный кусок ткани для шитья чего-либо.


[Закрыть]
дорогие, узорочье[102]102
  Узорочье – драгоценности, а также резные украшения в архитектуре (устар.).


[Закрыть]
разное.

«Откуда это тут? – думает Апрель и всё по сторонам оглядывается. – Никак в толк не возьму».

Тут дровосеки на своей лошадёнке мимо ехали, увидали скарб невиданный, себе взять захотели. Да только разделить между собою поровну не смогли, всё жадничали, горланили, друг другу ни в чём уступать не желали.

На их крики других зевак понабежало. И все меж собою спорят, не знают, как исхитриться да себе всё и забрать.

Слышит Апрель, как один грамотей громче других кричит:

– Это всё моё, моим дочкам-красавицам везли под заказ да старухе моей. За всё плачено. А ну, руки прочь!

– Не по Сеньке колпак! – орёт другой. – Кишка у тебя тонка столько добра понакупить! Жирно будет твоим дочкам в таких нарядах хаживать, чай, не королевны!

И ну драться меж собою, будто собаки.

А Апрель всё к каждому шороху в лесу прислушивается, всё к каждой веточке присматривается: не объявятся ль сами собою те купцы, которые скарб везли?

А вокруг возов уже народу прилично собралось, и всяк человек на свой нос чужим добром распорядиться хочет. А тут уж и ночь скоро, надо б дотемна богатства невиданные в деревню перевезти. Не в лесу ж бросать!

А в Николиной Сторонке, как прослышали про возы, товаром диковинным гружёные, ещё больше народу на улицу высыпало – на сокровища поглазеть. Дивится Николина Сторонка, диву даётся!

Тут купцы стали меж собою совет держать, чьё это всё добро да куда его везли.

– Не пойму я ничего, – говорит старый купец Григорьев. – Старинная тут одёжа, не простая, чай, не вчера шитая… Одно скажу: тут платья знатные припасены, они с рукавами длинными, что аж по земле волочатся. Их тому везли, кто богат несметно, кто спустя рукава работает да в хоромах, в палатах каменных живёт, как сыр в масле катается.

Потом пощупал он одною рукою воротник высокий, жемчугами низанный да яхонтами драгоценными расшитый, и молвит дале:

– Такой воротник на боярской одёже «козырем»[103]103
  Козырь – зд. высокий стоячий воротник.


[Закрыть]
зовут, он всякого вельможу знатней да важней сделает. Оттого и ходит знатный вельможа козырем, он всякой там мелюзге не чета. Шапки тут тоже хорошие, высокие, в целый локоть[104]104
  Локоть – зд. древнерусская мера длины, равная 38–46 см. (примерная длина локтевой кости).


[Закрыть]
. Они из куньих горлышек да соболей шиты, а значит – не копеечный товар! Не каждому по зубам! А коли кто богат да знатен – так тому и шапку высокую носить должно.

«Да уж, – думает Апрель-месяц, – богат товар и для богатых везётся… Тут и сапоги сафьянные[105]105
  Сафьянный – изготовленный из сафьяна либо обитый сафьяном. То же, что и сафьяновый.


[Закрыть]
, с золотыми нашивками, и шелка наилучшие – дамасские[106]106
  Дамасский шёлк – очень дорогая разновидность шёлковой ткани.


[Закрыть]
, и кокошники расписные, и бархат, и аксамиты[107]107
  Аксамит – старинный плотный узорчатый бархат.


[Закрыть]
, и камка[108]108
  Камка – старинная шёлковая цветная ткань с узорами.


[Закрыть]
, и тафта[109]109
  Тафта – тонкая, глянцевитая шёлковая или хлопчатобумажная ткань.


[Закрыть]
, и чего тут только не найдёшь. Тут грубого миткаля[110]110
  Миткаль – суровая тонкая хлопчатобумажная ткань полотняного переплетения.


[Закрыть]
нету!..»

– Эх, нарядить бы красавиц русских во все эти убранства, – говорит молодой да удалой Иван Степанов, купеческий сын. – Вон тут всего сколько, на всех хватит!

– И то верно, – ответствует его отец. – Премного красавиц на Руси! Глядишь на девок, а перед глазами будто сама красавица-зима в сверкающих аксамитах проходит, осень золотая проплывает в дорогих ферязях[111]111
  Ферязь – старинная русская широкая одежда с длинными рукавами, без воротника.


[Закрыть]
из парчи да бархата золотного[112]112
  Бархат золотный – дорогой бархат ручного ткачества, в составе которого присутствуют золотые нити, шёлк, хлопчатобумажная нить.


[Закрыть]
, лето тёплое в камке разукрашенной на бегу подмигивает, аль весна цветистая в шелках драгоценных тебе приветливо улыбается.

Глядит старый Степанов, что народ примолк, его речами заинтересовался, и продолжает тогда:

– Девица-зима станом тонкая, будто льдинка, с челом высоким, ясным, с кожею белою, чуть прозрачною, словно первый снег. Она не говорлива, не тороплива, хрупка, будто фарфор. Её зимняя краса взор пленяет, за душу берёт. И всё ей к лицу, чем зимние месяцы богаты. Идут такой девице и атласы белоснежные, и тафта серебристая, и аксамит, и бархат рытный[113]113
  Рытный бархат – вид дорогого бархата с рельефным рисунком на нём.


[Закрыть]
, затейливыми зимними узорами расписанный. К лицу ей кокошники высокие, лазоревые, с поднизями[114]114
  Поднизь – бахрома или сеточка на старинных женских головных уборах, спускающаяся на лоб и виски. Чаще всего поднизи были выполнены в виде переплетённых нитей жемчуга или бисера.


[Закрыть]
жемчужными, драгоценными.

– Хорошо говорит, – шумит народ, – знатно!

– А бывает, – продолжает Степанов-старший, – идёт девица, будто сама весна, – тёплая, нежная. Ей первоцветом себя украшать охота, ленты атласные в косы вплетать. Ей-то из всех самоцветов зелень изумрудов к лицу всего боле. Наряды ей подавай яркие, сочные, красоты необыкновенной, будто сама природа, что после зимы пробудилась… А есть девицы, – негромко продолжает купец, – будто лето красное. На них взглянёшь – и сразу на душе тепло становится. Этим любимицам лета красного всё к лицу, чем Июнь, Июль да Август их одарить могут…

– Вот бы нам, братцы, – кричит из толпы молодой Степанов, – раздать таким красавицам сарафанов разных вдоволь, летними красками расцвеченных, отрезов да платков пёстрых, узорочья дивного! А узорочье тут всё, поглядите, сплошь из червонного золота да каменьев ярких, работы тонкой, затейливой. Уж то-то постарались золотых дел мастера!

И видит Апрель, что несказанно хороши русские серьги-малинки, брошки да перстеньки, с душою сделанные. Они тут и с эмалями, и со сканью[115]115
  Скань – филигранные, ажурные ювелирные изделия, которые напоминают кружево. Также вид ювелирной техники, которая позволяет выполнить ажурный или напаянный на металлический фон сложный узор из золотой или серебряной проволоки, которая может быть либо гладкой, либо свитой в верёвочки.


[Закрыть]
, и с зернью[116]116
  Зернь – мелкие золотые, серебряные или даже медные шарики, которые напаиваются на ювелирное изделие с целью придать ему интересную фактуру и подчеркнуть игру светотени на филигранной основе украшения.


[Закрыть]
, и чернёные[117]117
  Чернь – ювелирные изделия из драгоценных металлов, украшенные чернением. Ювелирная техника чернения предполагает нанесение орнаментов из сплава серебра, свинца, серы и иногда других варьирующихся компонентов на гравированную поверхность украшения. После обжига на изделии остаётся чёрный или тёмно-серый рисунок, плотно спаянный с основой.


[Закрыть]
! Золотые руки у русского мужика! А уж купцы-Степановы умеют показать товар лицом.

А Степанов, знай себе, продолжает:

– Бывает ещё, что девица с золотою осенью схожа, что завсегда в парче да багреце ходит аль в других каких паволоках[118]118
  Паволока – в Древней Руси общее название нарядной, привозной ткани.


[Закрыть]
, каких тут много. Ей бы яхонты червчатые, сердолики медовые, яшму переливчатую да янтари сочные подарить, будто бы дарами осени золотой украсить!

Зашумела толпа, заволновалась, кто с тем согласен, а кто и нет.

– Тех баб наделить надобно, – кричит дед Никофоров, – кто работы не гнушается. Наряды-то нынче как достаются? Добрая баба льны посеет, приглядывать за ними станет, а как ленок вырастет – дык она его весь с корешками повыдергает, водою нальёт, чтоб отмок, аль на реку снесёт и там разложит. Потом высушит свои льны на лугу хорошенько, вытрепает, спрядёт витки, станет холсты ткать, потом на морозе аль на солнце их выбелит да рубашку шить станет. Намаешься, пока с холстиною управишься, да только не про одну холстину бабе печаль да забота – другой работы полно. Так что пусть берут бабоньки наряды царские, душу повеселят. Чай, не гадали такими павами да лебёдками хаживать, шубы барские нашивать!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9