Лия Аштон.

Под защитой трепетного сердца



скачать книгу бесплатно

Leah Ashton

BEHIND THE BILLIONAIRE’S GUARDED HEART


Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.


Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.



Серия «Соблазн»


Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.


Behind the Billionaire’s Guarded Heart

© 2017 by Leah Ashton


«Под защитой трепетного сердца»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

* * *

Пролог


Эйприл хотелось кричать. Все шло вовсе не так, как она планировала. Никакого намека на романтику и уединение!

Эван растянулся на своем пляжном полотенце. Повернувшись к жене спиной, он полностью сосредоточился на своем телефоне.

А ведь сегодня годовщина их свадьбы. Три года, подумать только!

Эйприл изучала содержимое корзины для пикника: багеты, масло, сыры собственного приготовления, мускаты.

– Мы точно должны это делать? – поинтересовался Эван, даже не взглянув на нее.

– Ты имеешь в виду веселую годовщину с любимой женой? – Слова Эйприл звучали резко, но она чувствовала уверенность.

Морской ветер развевал длинные белые волосы Эйприл так, что они падали на глаза, и она сердито заправляла их за уши. Она сидела, подогнув ноги под себя, и длинное бледно-розовое платье едва закрывало ее бикини.

– Ты знаешь, что я имел в виду.

Да, конечно, она знала. Но она ждала этого дня, публикуя фотографии с их свадьбы на своей странице в социальной сети.

Эйприл организовала для них перелет из Брума. Она нашла отличный частный пляж и заказала корзину для пикника у Маргарет Ривер, а ее ассистент раздобыл разноцветное пляжное полотенце у спонсоров ее фонда.

И после всего этого Эван спокойно совершал рабочие звонки, не замечая Эйприл.

Он сразу поинтересовался, долго ли продлится их путешествие? И раз уж ему совсем не хочется ехать, можно ли остаться дома?

Как только они оказались на пляже, компромисс был найден. И речь шла даже не о пляжном отдыхе, нет.

Только о фото. От Эвана требовалось только улыбнуться на камеру.

Затем они спокойно отправятся домой, чтобы наслаждаться остатками пикника и просмотром телевизора. Или же наслаждаться пиццей, это не важно. Эван молча поужинает, затем удалится в свой кабинет, и до следующего вечера они обмолвятся друг с другом лишь парой слов. Ровно так же он будет вести себя и ночью.

Эйприл снова почувствовала комок в горле.

Эван наконец подал признаки жизни. Он сел так, чтобы видеть лицо Эйприл, сбросил солнечные очки, и ей пришлось последовать его примеру. Впервые за долгое время он взглянул прямо на нее.

– Не думаю, что нам стоит оставаться здесь, – сказал он.

Эйприл изобразила крайнее удивление.

– Да ладно, нас ждет всего лишь глупое фото. Оно нужно нам обоим. У меня контракт.

Контракт на публикацию фотографии: здесь должно лежать мохеровое полотенце от спонсоров, там корзина для пикника, очки и бикини. Благотворительные взносы в ее фонд «Молинье фаундейшн» от партнеров сделаны ради этой фотографии.

Эван удивленно качал головой.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю.

Да, она понимала.

Эйприл записала их с Эваном на консультации к семейному психологу спустя год после свадьбы. К этому моменту они перестали пытаться завести ребенка, решив, что для начала хорошо бы разобраться с собственными проблемами.

Но они так и не разобрались. Оба послушно посещали консультации, учились слушать и слышать друг друга… но ничего не изменилось. Эйприл знала: она все еще любит Эвана. Она любила его так же, как и в тот миг, когда он попросил ее руки на Новогоднем балу три года назад.

Для нее их отношения были все так же важны, как и раньше. И в конце концов, она верила, все обязательно наладится. Разве может быть иначе?

– Я всегда буду любить тебя, Эйприл, – сказал Эван с напускным спокойствием, тщательно подбирая слова. Он явно репетировал свою речь заранее. – Но… Мои чувства… в общем, это не то, что должен испытывать муж к любимой жене. Ты заслуживаешь большего.

Слова Эвана, казалось, смешались и потеряли смысл, медленно растворяясь в соленом бризе. Единственное, что услышала Эйприл: «Я тебя не люблю».

Эта фраза эхом повторялась в ее воспаленном сознании.

Его губы изогнулись в ухмылке.

– Наверное, я тоже заслуживаю большего. Мы оба заслуживаем той любви, о которой читали в книгах, которую не раз видели в фильмах. Подумай сама. У нас ведь никогда так не было.

Эван сделал паузу, словно ожидая, что Эйприл скажет что-то, попытается переубедить. Но она молчала.

– Слушай, ты знаешь, я никогда тебя не обманывал. Но я встретил другую женщину. Я думаю, что она – самая большая любовь моей жизни. Я слишком уважал тебя и оборвал все контакты с ней, вычеркнув ее из своей жизни. Но я не могу перестать думать о ней…

Эван тщательно избегал встречаться взглядом с Эйприл.

– Я хочу развестись. – Он нервно сглотнул. – Прости.

Она могла только послушно кивать, соглашаясь с каждым его словом.

– Эйприл?

Она попыталась найти свои солнечные очки, отчаянно желая скрыть слезы.

– Давай хотя бы просто сделаем это глупое фото, – произнесла она тихо.

Глаза Эвана расширились от удивления, но он согласился.

Немного неловко они начали позировать, касаясь друг друга только плечами. Эйприл сделала фотографию быстро, стараясь не думать обо всем произошедшем. Удивительно, но за те мгновения, пока она нажимала на кнопку телефона, пляж полностью опустел.

Подписчики явно порадуются: частный пляж, красивый, любящий муж, великолепный закат…

В полной тишине она отредактировала изображение, добавила подпись и хештеги:

«Три удивительных года брака с этим классным парнем».

#годовщина#тригода#любовь#романтика

Но последний хештег она удалила прежде, чем нажать на кнопку «опубликовать»:

#конец


Взгляд Хью Беннела был обращен на черную дверь, к которой вела серая каменная лестница. Он ощутил необъяснимую тоску – и не только потому, что солнце только-только показалось этим унылым лондонским утром. На месте дверного коврика образовалась горстка сухих листьев, из-под порога уверенно пробивал себе дорогу сорняк.

Ему придется разобраться со всем этим.

Но сейчас он просто катил свой велосипед, сигнальные огни которого все еще горели от предрассветной поездки, мимо этих ступеней, ведущих к викторианской трехэтажной террасе. Хью въехал в свою подвальную квартиру, поставил ноги на паркет, шумно тормозя.

Он повесил велосипед на специальную подставку на стене, прямо напротив подвальной двери.

После душа Хью устроился за своим рабочим столом. Его темные волосы все еще были влажными.

Все, что он мог видеть, сидя за столом, придвинутым вплотную к окну: пятки, ботинки, шнурки прохожих. От взгляда посторонних его скрывали плотные жалюзи, которые, правда, пропускали достаточное количество солнечного света.

Хью сделал себе чай и поставил кружку на специальную подставку, встроенную в ноутбук. Перед ним лежал список дел, который он тщательно продумал и записал вручную еще накануне вечером. Хью всегда любил делать списки, даже когда был маленьким.

Он до сих пор помнил удивление матери, наблюдавшей, как сын вешает над прикроватным столиком список вещей, которые понадобятся ему в школе в тот или иной день недели. Хью посчитал, что делать напоминания гораздо спокойнее.

Он был уверен, что его рабочая команда в Токио считала его любовь к спискам довольно странной особенностью для миллионера, управляющего многомиллионной корпорацией мобильных приложений. Впрочем, команда явно считала его странным по многим другим причинам…

На экране высветилось напоминание о начале вебинара, и Хью вошел в онлайн-кабинет.

Четверо из пяти участников встречи уже зарегистрировались, их лица можно было видеть справа в специальном окне. Аватар Хью представлял собой лишь черный силуэт – он никогда не общался в режиме видеосвязи. Камера его ноутбука специально была заклеена изолентой.

Конфиденциальность была важна для Хью превыше всего. И это не обсуждалось. Наконец последний участник вебинара зарегистрировался.

– Ну что ж, все в сборе, – сказал Хью. – Начнем.

Глава 1


Эйприл было тридцать два года, и сегодня ее ждало первое в жизни собеседование.

Конечно, она уже проходила стажировки после окончания университета, но работодатели так ею и не заинтересовались. Сегодня был ее первый, по-настоящему серьезный выход в реальную жизнь.

Она улыбнулась: в поезде не было ни одного свободного места. Люди читали, смотрели в телефон, в окно.

С момента катастрофической годовщины прошел почти месяц. Месяц, в течение которого Эйприл практически не чувствовала себя живой. Сначала она не могла отойти от шока, затем боролась со страшным гневом к бывшему мужу, с ужасом представляя, как расскажет обо всем маме и сестрам, Айви и Миле. Это были недели бесконечных встреч с юристами, нудных обсуждений о разделе имущества. Также было много слез, вина и длинных спасительных задушевных разговоров.

Этот хаос, казалось, не закончится никогда.

Но иногда время словно останавливалось. Особенно когда Эйприл оставалась дома одна. Мила иногда гостила у нее, но дома ее ждал парень, которому также требовались внимание и забота.

Первые две недели у Эйприл также ночевала мать. Она решительно собралась вникнуть во все тонкости бракоразводного процесса. Еще Айви регулярно приводила к ней сына Нейта. Правда, однажды малыш случайно столкнул со стола салатницу, разбив ее на миллионы маленьких осколков, чем очень расстроил мать.

– Не беспокойся, – сказала Эйприл сестре. – Одной проблемой меньше: не нужно думать, кому достанется эта несчастная салатница.

Первое время Эйприл казалось, что все вещи, которые они купили вместе с Эваном, очень важны для нее. Возможно, в эти мгновения в ней просыпались гены матери-предпринимательницы, жесткой и властной натуры. Но время шло, в жизни Эйприл ничего не менялось: она все так же смотрела в потолок, не спала ночами. В конце концов, вся эта затея с разделом имущества стала казаться ей абсолютной бессмыслицей.

Возможно, так и должно быть: ее семья и без того владела состоянием, равным миллиарду долларов.

«Я не люблю тебя…»

Все долгие ночи после расставания она анализировала эти ужасные слова.

Эван не любил ее. Но кто же она, если не жена любимого мужа? Кем она была? Женщиной, которая любила мужа недостаточно сильно. Женщиной, которая даже не заметила, что ее брак давно трещит по швам.

Кто она сейчас? Брошенная, которая ни дня в своей жизни не работала. Дом, в котором они жили с Эваном, Ирина Молинье, ее мать, преподнесла молодоженам в качестве свадебного подарка. Все свои покупки Эйприл оплачивала кредиткой «Молинье траст». Взамен она преданно служила семье. Правда, родные явно не возлагали на нее особых надежд, считая, что вращение в светской тусовке – верх возможностей Эйприл.

Может, они были правы. Все свободное время Эйприл посвящала шопингу, дорогим благотворительным обедам, открытиям галерей, аукционам… В свободное время она старалась запечатлеть на фото каждый момент своей жизни. Снимки тут же выкладывались в Интернет, и миллионы людей могли оставить комментарий или поставить лайк очередному посту, радуясь чужому счастью.

Гениальная фикция.

Она не заработала ни цента для той «счастливой» жизни, которую демонстрировала миру. В довершение всего, муж не любил ее. Она сама была фикцией, не более того.

Эйприл оставила позади все.

Она завела новую кредитную карту и банковский счет, договорившись о ежемесячном погашении баланса старой кредитки, принадлежавшей «Молинье траст». С этого момента она решила платить за все сама. Еще она нашла свой британский паспорт, который получила благодаря двойному гражданству своей матери – гражданке Австралии и Великобритании.

И только после всего этого она решилась объявить о своих планах семье. Игнорируя все сомнения, Эйприл с уверенностью шагнула в новую жизнь.

И сейчас она жила в Лондоне. Уже три дня.

Эйприл нашла квартиру. Впервые в жизни купила недорогую одежду. Тщательно собрала всю информацию о консалтинговой компании, в которой у нее было назначено собеседование.

Она спокойно отметила про себя, что ее длинные волосы, собранные в аккуратный хвост, казались еще более темными на фоне нового замшевого пальто, и это ей очень шло. Она чувствовала себя другой. Обновленной. У нее даже было новое имя: Эйприл Спенсер.

После ухода отца Эйприл и ее сестры приняли решение взять фамилию матери, но в некоторых документах фамилия осталась прежней. И теперь ей это очень пригодилось.


Как и предполагал Хью, дожди лили весь сентябрь и октябрь.

Но сегодня ноябрьское небо было чистым. Ежась от холода, он достал банку черной краски, хранившейся под лестницей подвала, и направился к главной двери дома своей матери.

Занимался рассвет, но даже несмотря на рабочий день, Ислингтон-стрит была почти пустынной.

Сначала Хью подправил некоторые неровности, затем положил свежий слой краски. Теперь дверь должна была сохнуть: ее нельзя было закрывать в течение нескольких часов. Зная об этом, он заранее положил в рюкзак ноутбук и оставил его в главном холле.

Он вошел в дом, его рабочие сапоги гулко отдавались по кремово-синему плиточному паркету. Сняв обувь, Хью вытащил ноутбук из рюкзака и, оставшись в мягких толстых носках, подошел к главной парадной лестнице. Слева от него располагалась первая из двух приемных, но он не собирался работать там. Хью сел на третьей ступени парадной лестницы, положил ноутбук на колени и приступил к делам.

По крайней мере, таков был его первоначальный план – плодотворно поработать. Но внимание Хью постоянно рассеивалось: электронные письма так и остались непрочитанными, звуковые оповещения из мессенджеров тоже игнорировались.

Кто же так подшутил над ним? Он никогда бы не решился работать здесь.

Его отвлекали запахи дома: здесь ощущалась затхлость, вероятно из-за множества коробок, заполонивших пространство. Окна явно давно не открывались, свету трудно было проникнуть внутрь. Бросая беглый взгляд на каждую из дверей, он вспоминал, как свет, вместо того чтобы освещать пространство и делать его более ярким, порождал ощущение мрачности и покинутости.

Собственно, так и произошло в итоге: дом оказался заброшенным. Ни разу с тех пор, как Хью переехал в подвальную квартиру, он не появлялся здесь. Тогда, три года назад, это было слишком тяжело. Он не готов был иметь никаких дел с этим домом.

Хью поднялся, желая размяться. Но выходить на улицу не стал. Вместо этого он подошел к двери, которая была всего в нескольких шагах от лестницы, дернул крепкую медную ручку. Неосознанно затаив дыхание, Хью вошел и не смог сдержать вдох полного разочарования. Словно он ожидал увидеть здесь что-то другое… Хотя прекрасно знал, что скрывается за этой дверью. Раньше в этой комнате была приемная для гостей: мать и ее второй муж частенько любили выпить чай с необыкновенно вкусным печеньем.

Сейчас эти счастливые мгновения, увы, невозможно повторить.

Всю антикварную мебель, напоминавшую то счастливое время, полностью спрятали в ящики и коробки, которых было столько, что Хью бросил бессмысленную попытку их сосчитать.

Хью потянулся к ближайшей коробке. Она стояла довольно высоко, ее гладкая картонная поверхность уже успела немного деформироваться от переполнявших вещей. Некоторые ящики, окружавшие его повсюду, содержали бесполезные надписи: «пурпурные сокровища», «сверкающие предметы». Впрочем, кое-где имелись подробные этикетки и наклейки с четкими обозначениями – в этом ему помогла сиделка.

Но мать всячески сопротивлялась: руководствуясь собственной логикой, она с огромной радостью объединяла свои вещи в категории, которым давала смешные названия, тайно меняла предметы местами в коробках. В конце концов, расстроенная помощница заявила Хью, что все их старания были напрасными…

Он и так уже все понимал – ну и что с того?

Врачи, специалисты, консультанты… они так ничего и не добились. Да и могли ли? Ведь его мать прекрасно понимала, что делает.

Все ее имущество появилось задолго до Лена. Когда-то этот дом видел только Хью, его мать и ее сокровища. Ну и ее бесконечные поиски любви… Казалось, с Леном она наконец обрела счастье, которое так долго ждала. Все вещи, купленные после болезненного расставания с мужем, отцом Хью, были бесконечно дороги ей.

Мать Хью считала, что без отношений с Леном единственной ценностью ее скучной жизни является что-то материальное, и он ничего не мог с этим поделать.

Вновь погрузившись в болезненное прошлое, Хью ощутил беспомощность. Он закрыл глаза.

Вещей в этой комнате было так много, что стоило сделать всего один шаг, как перед ним возникали стены коробок. Впрочем, так было в каждой комнате – спальне, гостиной, столовой, не важно. Хью, будучи десятилетним мальчиком, даже попытался нанять специалистов клининговой службы, но его мать всячески сопротивлялась появлению в доме чужих людей. Единственное, чего ему удалось добиться: втайне заплатить за уборку некоторых комнат. Также ему помогли расчистить от коробок путь от спальни до входной двери – на случай пожара.

Хью открыл глаза, и его взгляд снова уперся в бесконечные ряды ящиков и коробок. Оставаться здесь он больше не мог.

Хью вернулся в холл, схватил ноутбук, положил его в рюкзак, намереваясь немедленно уйти… и внезапно замер. Краска на двери еще не высохла, а это значило, что ему нужно остаться. Но и браться за дела было бесполезно – ящики и коробки отвлекали от рабочего процесса.

Глядя на вещи матери, Хью понимал: три года не избавили его от безнадежности, тоски и сожалений. Эти ящики будут вселять в него тоску и через десять лет.

Он придавал им гораздо больше значения, чем следует. И давно пора избавиться от этого хлама. Дом имеет права на вторую жизнь, он должен наполниться новыми красками, звуками, запахами… и светом.

Хью сел на нижнюю ступень главной лестницы и достал ноутбук. Он чувствовал небывалую уверенность в себе. Время перемен настало.


Все началось с конфуза в магазине.

– У вас есть другая карточка? – спросила кассир.

– Что-то не так?

Эйприл не могла скрыть замешательства: раньше с ней никогда не случалось ничего подобного. А вот кассир явно привыкла к таким ситуациям. Судя по бейджу, ее имя Бриджит. Она пристально наблюдала за тщетными попытками Эйприл ввести правильный ПИН-код. Эйприл пробовала вновь и вновь, и у нее ничего не получалось, хотя она точно знала: код правильный.

Других карточек не осталось – все, что принадлежали «Молинье траст», она отправила обратно в Перт. Поэтому Бриджит вежливо попросила ее не задерживать очередь.

Эйприл замялась: совсем не хотелось возвращать упаковки тайской готовой еды, связки бананов и средства для снятия макияжа. Но, чувствуя недовольные взгляды покупателей, она вылетела из магазина со скоростью, на которую только была способна.

Потом Эйприл отправилась в тренажерный зал. Позанимавшись, вернулась в дом, легла на серую кожаную кушетку, взяла ноутбук и вошла в Интернет. Впервые после создания нового счета она заглянула в свой онлайн-банк. Квартира была забита мебелью, но в ней не было банального принтера, поэтому Эйприл пришлось просматривать выписки по кредитке прямо с экрана. Причина ее конфуза в магазине обнаружилась довольно быстро: на карточке не осталось средств.

Но разве такое возможно?

Ведь Эйприл почти ничего не тратила. Она исключила из своей жизни кафе и рестораны, думать забыла о новых вещах. Вместо этого пристрастилась к готовым обедам и ужинам, которыми были заполнены полки магазинов. Эйприл очень нравились треугольные сэндвичи в пластмассовых упаковках, коробочки с едой, приготовленной на гриле. Ей казалось, что, покупая все это, она становится истинной англичанкой.

Полюбившиеся продукты стоили от силы несколько фунтов. По крайней мере, так ей казалось. Ну да, еще она записалась в тренажерный зал, что тоже почти ничего не стоило. Кажется… Слава богу, хотя бы вай-фай в квартире входил в стоимость аренды.

Так куда же ушли все средства? Через пять минут Эйприл знала ответ. Вооружившись ручкой и бумагой, она детально записала расходы: основной виновницей ее безденежья оказалась плата за жилье. Только теперь стало ясно: даже если бы она получила одну из множества вакансий, на которые откликалась, ее первой зарплаты все равно не хватило бы на жизнь. Сейчас ей не на что было купить даже любимые треугольные сэндвичи!

Сев на диван, Эйприл внимательно осмотрела квартиру: да, она маленькая… но если быть честной, не такая уж и маленькая. И красиво обставленная. Дорого обставленная. Кухонные принадлежности стоили примерно столько же, как и те, какими она пользовалась дома, в Перте. Ванная комната, пусть и небольшая, от пола до потолка была облицована мрамором. И если учесть еще и балкон… Который Эйприл не могла себе позволить. Да, она не могла себе позволить ничего из того, что имела на данный момент. Потому что у нее не было денег – совсем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3