Ли Чайлд.

Дуэль (сборник)



скачать книгу бесплатно

Кобурн по-прежнему держал оружие дулом вниз, но снял его с предохранителя, постаравшись проделать это так, чтобы егерь услышал щелчок.

Однако тот не остановился.

Что с ним не так?

В этот момент Ли заметил длинный толстый цилиндр на поясе егеря. Спрей, отпугивающий медведей. Пикетт хотел подойти поближе, чтобы выпустить мощную струю. Эта штука в десять раз эффективнее перцового баллончика, которыми пользуются копы на улицах городов.

Кобурн поднял обрез.

– Больше ни шагу.

Пикетт колебался, глядя на Кобурна и большую круглую букву «О» дула.

В этот момент земля между ними взорвалась, и воздух наполнился громадными черными комьями. Треск двух полуавтоматических винтовок прозвучал на полсекунды позже из-за расстояния.

Пикетт отскочил назад как ужаленный и рухнул животом на землю, прикрывая голову руками. Потом откатился влево, и град пуль ударил в то место, где он находился мгновение назад.

Кобурн присел на корточки, поднял свою «пушку» 45-го калибра и принялся изучать склоны горы над вершинами деревьев, переводя взгляд от одного скопления камней к другому. Он был уверен, что стреляли оттуда, но никого там не видел. У него за спиной пули ударяли в стволы деревьев, сосновые иголки сыпались на голову и плечи, шею жалили куски коры. Он поднял голову и увидел, что Пикетт на четвереньках ползет в укрытие недостроенного дома.

Кобурн сдвинулся влево, за недавно срубленный ствол дерева диаметром в два фута, на мгновение присел за ним, потом выпрямился, выставив перед собой зажатое в руке оружие, прицелился на приглушенную вспышку в расщелине на склоне горы, между двумя валунами, и дважды выстрелил. Он понимал, что никого не задел, но ответный огонь, по крайней мере, заставит стрелка на пару мгновений затаиться, и Ли использовал драгоценные секунды, чтобы перевалиться через ствол и помчаться в укрытие.

Он догнал Пикетта в тот момент, когда тот споткнулся о корень дерева, и одновременно пуля снесла шляпу с его головы. Кобурн протянул руку и резким движением поставил егеря на ноги. Но вместо того, чтобы побежать прямо к дому, этот идиот повернулся и поднял с земли шляпу, не обращая внимания на пули, которые свистели вокруг.

Кобурн перепрыгнул через труп, влетел в дверь и покатился по грязному полу, пока не оказался возле стены. Пикетт не отставал. Оба прижимались щеками к грубо отесанным бревнам, пока стрелок или стрелки продолжали вести огонь.

Кобурн чувствовал, как пули ударяют в стены снаружи, но бревна оказались достаточно крепкими и останавливали их.

Это было хорошо.

Однако они оказались в ловушке, в то время как стрелки засели наверху и отлично видели все, что происходило под ними, а также три четверти пола недостроенного дома.

– Ты ранен? – спросил он у Пикетта через плечо.

– Не думаю.

– А ты не догадался подобрать пистолет, когда мы сюда бежали?

– От него все равно никакого прока. Но у меня есть дробовик.

– Подведем итог, – сказал Кобурн. – У нас мой «сорок пятый» и твой дробовик против дальнобойных винтовок и парней, у которых куча боеприпасов.

– Сколько их там?

– По крайней мере двое.

Может, все трое.

– Трое?

Ли проворчал утвердительное «да», раздумывая, не подняться ли во весь рост, чтобы аккуратно прицелиться в ту сторону, где чуть раньше он видел вспышки выстрелов. Возможно, удастся прикончить одного из стрелков, и тогда у них сравняются шансы.

Однако огонь прекратился. Стрелки, видимо, сообразили, что не стоит тратить припасы на мишень, прячущуюся за бревенчатой стеной.

– Ты не против рассказать мне, что тут происходит? – спросил Пикетт.

– Позже. Думаю, сейчас они пытаются решить, как поступить дальше.

Кобурн развернулся на пятках и посмотрел на восток, в сторону двери и мертвого мужчины, – единственное направление, где горы не возвышались над деревьями.

– По крайней мере, они не смогут атаковать нас сверху и сзади, – сказал он. – Но они увидят нас, если мы отойдем от стены больше чем на пять футов, так что оставайся на месте.

– А я никуда и не собирался, – раздраженно ответил Пикетт. – Когда это закончится, я все равно арестую тебя за убийство.

Кобурн вздохнул. Этот тип упрям как осел… Худший вариант.

– Слушай, – сказал он, – можешь делать все, что пожелаешь, когда мы отсюда выберемся. Но сейчас у нас есть немного времени, пока они перезаряжают оружие и перегруппируются. Прекращай свои инсинуации и вызови подкрепление. Я знаю, что у шерифа Титона есть вертолет, и могу дать тебе точные координаты.

– Я бы вызвал, будь у меня телефон или рация.

– Что ты за представитель власти, если у тебя даже нет телефона и рации? – повернувшись к нему, сердито спросил Кобурн.

– Тот самый, чью лошадь испугал придурок, который неожиданно появился из-за деревьев. Все осталось в седельной сумке, включая мой мобильник. А у тебя разве нет телефона?

– Был… но теперь нет.

Пикетт нахмурился.

– Что из моих слов ты не понял? У меня больше нет телефона.

– Ты его потерял?

Кобурн тихонько выругался.

– Отдал им, а они вытащили батарейку.

– И ты назвал придурком меня.

Кобурн почувствовал, как его охватывает ярость, и даже собрался хорошенько врезать обидчику, но решил, что правильнее будет разбираться с проблемами по порядку.

– Как хорошо ты знаешь эти горы? – спросил он.

– Совсем не знаю. Не мой участок. Я оказываю приятелю услугу.

– Просто потрясающе… Я застрял в лесу с егерем, который даже не знает, где находится.

– История моей жизни, – пожав плечами, заявил Пикетт. – Кстати, спасибо, что помог мне подняться, когда мы бежали к дому.

Кобурн кивнул.

– И как тебя зовут?

– Кобурн.

– Просто Кобурн?

– Для тебя – да.

– Кобурн? Одно имя, как Шер или Бейонсе?

– Ли Кобурн, черт тебя подери.

– А можешь произнести по буквам, чтобы я правильно написал в ордере на арест?

– Начиная с заглавной: Да Пошел Ты!

Пару секунд Ли размышлял, не врезать ли егерю по его драгоценной шляпе рукоятью «Кольта», чтобы тот хотя бы на время замолчал. Но Пикетт был ему нужен, чтобы следить за северной стороной, пока он сам будет держать под прицелом восток, запад и юг, где наверняка засели стрелки.

– Ладно, я буду называть тебя Кобурн, – сказал Пикетт.

* * *

Следующий час Джо сидел, прислонившись спиной к стене, положив дробовик на колени и думая о том, как бы он хотел, чтобы этот день сложился совсем не так, как сложился. Пикетт поглядывал на верхушки деревьев, которые виднелись над недостроенными стенами, и отчаянно надеялся, что стрелки не подбираются к ним со стороны гор.

Он также следил за северным краем поляны – вдруг Рохо появится из леса, – надеясь, что с его конем все в порядке. Кроме людей с оружием, засевших в скалах наверху, в лесу полно медведей гризли, кугуаров и других хищников, которые вполне могли посчитать Рохо обедом.

Он взглянул на часы.

Два часа дня.

Мэрибет будет ждать его к вечеру, не раньше. Так что, если им не удастся каким-то образом связаться с шерифом округа Титон, в течение следующих пяти часов никто не узнает, что у него проблемы, и даже не подумает отправить поисковый отряд. Пикетт вспомнил, что они собирались сегодня купить билеты на «Альпийскую горку» на Сноу-Кинг-Маунтин и Люси с нетерпением этого ждала.

Кобурн сидел рядом с ним, внимательный, неподвижный, смертельно опасный. Если он и шевелился, то лишь чтобы бросить взгляд над недостроенной стеной на горы, – и всякий раз стрелки открывали в ответ огонь. Пикетт решил, что именно этого он и добивался, чтобы определить, где они засели.

Когда стих последний залп, Кобурн прицелился и выстрелил. Затем сказал, что на все сто гарантировать не может, но почти уверен, что на сей раз попал в цель. Значит, осталось только два врага или два и один раненый. Когда они снова начнут стрелять, он сумеет понять, где они находятся.

– Когда ты в очередной раз высунешься, как в «Замочи крота»[2]2
  Название американской игры (в форме игрового автомата), в которой игроку нужно успеть ударить молотком по голове выскакивающего из норки крота, пока он не спрятался обратно.


[Закрыть]
, они снесут тебе голову, – сказал Джо Кобурну.

– Как где?

– «Замочи крота».

На лице Кобурна ничего не отразилось.

– Это детская игра такая.

Ли посмотрел на пистолет в своей руке.

– У меня особо не было детства. И я мало играл. – Затем он поднял глаза на Джо и насмешливо добавил: – И уж, конечно, не «В замочи»… как ты там сказал?

Джо отправил эту информацию в дальнее хранилище, чтобы подумать над ней позже.

– Значит, ты намереваешься позволить им палить в нас, пока тебе не удастся сделать удачный выстрел?

– А у тебя есть другой план? – сердито поинтересовался Кобурн.

– Нету.

– В таком случае заткнись, пожалуйста.

Джо подумал про баллончик со спреем у себя на поясе. Он вполне мог использовать его против Кобурна, а потом сковать его мягкими наручниками. Только вот зачем? Встанет ли он после этого во весь рост, чтобы объяснить стрелкам в горах, что все хорошо, они могут сложить оружие и мирно сдаться ему как представителю властей?

Кобурн был грубияном и, скорее всего, убийцей.

Однако кое-что все-таки говорило в его пользу.

Он находился по эту сторону стены.

* * *

Ли видел, что егерь на него смотрит, когда перезаряжал свое оружие.

– Кобурн, прежде чем все закончится, я совершенно уверен, что мы сумеем прояснить ситуацию между нами, – сказал Пикетт.

– Я же сказал, это не твоя война. Нужно повторить?

– Моя семья сейчас в Джексоне, и в мои планы входит встретиться с ними вечером.

Кобурну снова отчаянно захотелось с силой врезать рукоятью пистолета по шляпе. Ему требовались тишина и спокойствие, дабы разобраться с тем, что сейчас происходило. Ли никогда не признавал слабости в людях. Не сказать, чтобы он не испытывал сочувствия или понимания по отношению к тем, кто не был заточен на жесткие действия. Но во время перестрелки – а он участвовал во многих – тот, кто медленно думает, не только сам умирает, но и тащит за собой других, храбрых людей.

В данной ситуации у него имелось две возможности. Сражаться или бежать.

Но он сомневался, что стрелки в горах дадут ему возможность воспользоваться вторым.

– По крайней мере, ты мог бы рассказать, что тут происходит, – сказал Пикетт. – Мне не каждый день доводится проводить инспекцию охотничьих лагерей и в результате оказаться мишенью для неизвестных стрелков, да еще рядом с психопатом.

Кобурн фыркнул.

– Меня много как называли, но психопатом – ни разу.

– Тогда докажи, что ты нормальный. Я сижу тут – и вижу мертвого парня с дырой во лбу, в то время как двое или трое других пытаются нас прикончить. Трудно прийти к другому выводу.

Кобурн воспринял его слова как вызов.

– И что, по-твоему, здесь произошло?

Пикетт довольно долго молчал, обдумывая ответ, и это снова начало выводить Кобурна из себя.

– Я видел много странного в горах. Здесь, в Гровантрах, или в моих, Бигхорнах. Иногда люди, которые не могут найти себе места где-то еще, думают, будто лучше этих лесов не найти. Я встречал тут специалистов по выживанию, готовившихся к концу света, гомиков, торговавших метом, экологических террористов и землевладельцев, управляющих своими ранчо, точно мелкие тираны. Когда я оглядываюсь по сторонам, – продолжал Пикетт, показав на лагерь за стенами, – я вижу начало чего-то, что постепенно разваливается. Я думаю, ты и твои дружки выбрали глухое место в горах, чтобы построить здесь штаб. Для каких целей, не имею понятия. Но вы решили, как и многие другие, что окажетесь достаточно далеко от цивилизации и сможете делать все, что вам захочется, – уж не знаю, что именно. Вы взяли с собой свое лучшее оружие и инструменты, пришли сюда и начали строить крепость. А потом между вами возникли разногласия. И меня это нисколько не удивляет, учитывая твой отвратительный характер и тот факт, что парень, лежащий сейчас на пороге, был вооружен винтовкой военного образца. В конце концов конфликт вышел из-под контроля, ты застрелил парня, а остальные сбежали в горы. Ты отправился за ними, но им хватило ума забраться повыше и выступить против тебя. И тут появился я.

Кобурн медленно покачал головой.

– Ты так видишь ситуацию?

– Угу. Примерно.

– Я из ФБР.

Пикетт с сомнением приподнял бровь.

– Ты ведь не рассчитываешь, что я тебе поверю?

Ли достал из кармана куртки бумажник со значком и показал егерю свое удостоверение.

– Я работаю под прикрытием.

– Над чем?

Кобурн сделал глубокий вдох, потом быстро встал и проверил периметр, убедиться, что стрелки к ним не подобрались. Обнаружив, что никого нет, он снова сел и сказал:

– Я живу в Джексоне, когда не на задании. Хорошее место, чтобы восстановиться и вернуться в нормальное состояние.

– Восстановиться?

Ли не стал отвечать.

– Несколько дней назад мне позвонил босс, тип по имени Гамильтон. Настоящая задница.

– Бюрократ?

– Именно. Так вот, он сообщил мне, что четверо по-настоящему плохих парней – белые расисты, которые называют себя «Единая нация», – в прошлом месяце сбежали во время рейда на их лагерь в Западной Вирджинии. Я знаю, что «Единая нация» уже давно находится на радарах Бюро, но сам никогда ими не занимался.

– Чего они хотят?

– Развязать расовую войну, убивая белых копов в черных районах. Они прекрасно понимают, что местные копы, скорее всего, отреагируют слишком остро на подобную ситуацию и начнутся серьезные волнения. Эти парни поместили свой полный манифест в Интернете, как сейчас делают многие придурки, но никто не думал, что они перейдут к активным действиям. Однако они перешли. В Южной Филадельфии было убито несколько копов, и разразился настоящий ад. Массовые выступления, вандализм, грабежи, жертвы с обеих сторон, включая школьников. Не сомневаюсь, что ты видел отчеты в новостях.

Пикетт кивнул.

– Поэтому Бюро организовало рейд на лагерь «Единой нации», который находился рядом с Уилингом. Они арестовали дюжину парней и пару женщин, но четверо из руководства сумели сбежать. Никто не знал, куда они направились, остались ли вместе или разделились. Однако один из арестованных парней сообщил, что кто-то из четверки хорошо знаком с Вайомингом, потому что там он охотился на оленей. А именно в Джексон-Хоул. Мой босс поручил мне немного разнюхать тут обстановку, не вызывая подозрений у местных.

– И ты так и сделал, – сказал Пикетт.

Кобурн кивнул.

– Мне требовалось немного отвлечься, поэтому я ухватился за это дело. У меня ушло четыре дня, чтобы найти продавца в магазине скобяных товаров, который рассказал про двух парней, подходивших под имевшееся у меня описание. Они покупали боеприпасы и инструменты. Еще он сообщил, что у них акцент жителей Западной Вирджинии, а у одного длинная борода, как у типа из сериала «Утиная династия».

– Сейчас он лежит на нашем пороге, – сказал Пикетт.

– Я начал устраивать экспедиции в горы, хотя не рассчитывал, что мне удастся их найти. Так что все получилось совершенно случайно. Сегодня утром я вошел в их лагерь и не сразу понял, кто они такие.

– И тогда ты отдал им свой телефон?

– Не совсем так, – ответил Кобурн раздраженно. – Я сказал, что хочу стать членом их группы, и выдал речь, которую, по моим представлениям, они хотели услышать, – про то, что страна катится псу под хвост и как можно все исправить. Им понравилось то, что я говорил, но не могу сказать, что они приняли меня с распростертыми объятиями. Однако я видел, что они прикидывали все «за» и «против». Среди прочего им требовалась помощь с домом, чтобы закончить его до наступления зимы. Ты и сам видишь, что эти парни – не гении в вопросах строительства.

– Большинство преступников, с которыми мне довелось иметь дело, были идиотами, – сказал Пикетт.

– Я знал довольно много исключительно умных преступников. Но эти ребята – идиоты с целью. И хотя сначала они вели себя достаточно дружелюбно, постепенно в них начала просыпаться подозрительность. Чтобы показать, что я не представляю для них опасности, я отдал им свой телефон, когда они попросили. Я ни о чем не беспокоился, потому что стер все лишнее.

– И что было дальше? – спросил Пикетт.

– Все отправилось к чертям собачьим, когда толстый тип в фуфайке с надписью ГОРДОСТЬ БЕЛЫХ и тощий парень, который выглядел так, будто снимался в фильме «Избавление», решили обыскать меня, чтобы проверить, имею ли я оружие. Я его, естественно, имел. Начал было отступать, и это совсем не понравилось Утиной Династии, который тут же схватил свой винтарь и направил на меня. Остальные трое бросились за своими, а я помчался к деревьям и сумел спрятаться среди больших корней, когда они открыли огонь. Грохот был такой, будто наступил Судный день.

– Я слышал, – заметил Пикетт.

– Наконец, когда они прекратили стрелять, чтобы перезарядить оружие, мне удалось прикончить Утиную Династию, и остальные тут же бросились бежать. Некоторое время я преследовал их, но потом решил, что разумнее будет попытаться найти мой телефон и вызвать подмогу. К несчастью, как раз в этот момент появился ты.

Пикетт развел руки в стороны в жесте «ну-что-тут-поделаешь?».

– Впрочем, сейчас, когда у меня появилось время подумать, мне кажется, я знаю, как добраться до этих парней.

– Правда? Очень интересно.

Кобурн сделал вид, что не заметил скептического тона Пикетта.

– Я буду отвлекать их до наступления сумерек, как делаю сейчас. Так им придется защищаться, и у них не будет возможности к нам подобраться. Затем ты меня заменишь. Я дам тебе мой «сорок пятый», чтобы они думали, будто я продолжаю их обстреливать.

– И что потом?

– Будешь делать то, что делаю я. Играть в… как, ты сказал, оно называется?

– «Замочи крота».

– Вот-вот. Будешь высовываться каждые пятнадцать или двадцать минут и стрелять в них. И пусть они пытаются понять, когда ты выскочишь и куда станешь стрелять.

– А тем временем… – спросил Пикетт.

– Я воспользуюсь твоим огнем как прикрытием, чтобы выбежать из дома. Возьму твой дробовик, отправлюсь в лес и обойду их с фланга. Они умрут, не успев понять, откуда пришла смерть.

Джо с сомнением на него смотрел.

– Лучшее, что можно сделать врагу, – это вывести его из равновесия, – сказал Кобурн. – Учитывая все обстоятельства, они вряд ли будут ожидать, что я приду за ними в лес.

Пикетт ухмыльнулся.

– У меня есть приятель, его зовут Нат Романовски. Мы с ним время от времени сталкиваемся лбами. Думаю, ему твой план понравился бы, а вот мне что-то не очень.

– У тебя есть идеи получше? – сердито спросил Кобурн.

– Я думаю.

– Что-то твой ответ не вселяет в меня уверенности.

Пикетт продолжал размышлять. И почему этому парню требуется столько времени, чтобы сформировать разумную мысль? К тому моменту, когда егерь заговорил, вполне мог растаять большой ледник.

– Значит, ты путешествовал по горам в полном одиночестве в течение нескольких дней, пока не нашел этих ребятишек?

– Я именно так и сказал.

– Похоже, ты сам от чего-то убегаешь.

У Кобурна волосы на затылке зашевелились. Пикетт, конечно, был тугодумом, но, вне всякого сомнения, он не дурак.

– Тебя это не касается.

– После чего ты восстанавливаешься?

Кобурн не ответил.

– Ты сказал, что восстанавливаешься. После чего? – повторил вопрос Пикетт.

– Какое это имеет отношение к чему-либо?

– Просто интересно. Сотрясение мозга? Ветрянка? Вросший ноготь?

Кобурн пожевал внутреннюю поверхность щеки и сказал наконец:

– Пулевое ранение.

Затем он вскочил на ноги и побежал вдоль стены к углу дома, держа наготове свой пистолет. Крепкий белый расист в грязной футболке с надписью ГОРДОСТЬ БЕЛЫХ как раз в этот момент вышел из-за деревьев с южной стороны и направился к недостроенному дому. В руках он держал карабин «Ругер Мини-14» с обоймой на тридцать патронов.

– Бросай оружие! – крикнул Кобурн.

Гордость Белых поднял карабин.

Ли выстрелил и попал ему в центр масс. Гордость Белых отбросило назад, он плюхнулся на задницу и замер.

– Минус два, – ледяным тоном сказал Кобурн.

В следующее мгновение он услышал громкий звук; что-то ударило его с такой силой, будто лягнул мул, и он упал на спину.

Ли не мог пошевелить верхней частью тела.

Но продолжал крепко сжимать в руке пистолет.

Пикетт бросился к нему и потащил по земле к безопасной стене.

* * *

Джо удивился тому, каким тяжелым оказался Кобурн. Он висел на нем мертвым грузом, но был жив, и доказательством тому служил поток ругательств, который сопровождал попытки прислонить агента к стене.

– Сукин сын, больно же, – прошипел Кобурн сквозь стиснутые зубы.

– Куда тебя ранили?

– В грудь.

Плохо. Пуля, выпущенная из крупнокалиберного оружия, может быть фатальной. Пикетт раздвинул полы куртки Кобурна и увидел, что пуля попала чуть ниже ключицы, ближе к плечу, чем к сердцу. Рана показалась ему сквозной, потому что кровь вытекала с обеих сторон. Он много раз видел, что бывает после выстрела в крупное животное, и давно к этому привык. Но совсем другое дело, когда пострадал человек, пусть и тот, который ему совсем не нравился.

– Не думаю, что задеты жизненно важные органы, – сказал Пикетт. – Я даже не уверен, что пуля повредила кость.

– Болит чертовски.

– Однако меня беспокоит кровотечение.

Кобурн что-то проворчал.

У Джо не было аптечки первой помощи – она осталась в седельной сумке у сбежавшего Рохо.

– Я перевяжу рану твоей рубашкой. Наклонись вперед, я сниму с тебя куртку.

Ли сделал глубокий вдох и наклонился вперед. Джо даже представить себе не мог, как ему больно. Он высвободил руки Кобурна, стянул куртку через голову, затем снял запачканную кровью наплечную кобуру. Не став тратить время и расстегивать рубашку, резко дернул ее, и пуговицы разлетелись в разные стороны.

И тут он увидел шрам на животе Кобурна, розовый, сморщенный, совсем свежий.

– Тебя сюда ранили?

– Нет, я порезался, когда брился.

По крайней мере, похоже, ранение не повлияло на его замечательный характер. Руки Кобурна были мускулистыми, с выступающими венами; левый бицепс украшала татуировка, изображавшая колючую проволоку, на правом Пикетт прочитал: «Слава и…»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное