Николай Леонов.

Свой среди больных



скачать книгу бесплатно

– Галина, можно вас на пару слов?

Вся компания дружно остановилась, рассматривая немолодого опера. Во взглядах сквозило любопытство.

– Галочка, у тебя новый бойфренд? – хихикая, произнесла блондинка, отрывая руку от локтя Галины. – Что же ты молчала, партизанка?

– Не пори чушь, Светка! – фыркнула Галина и, обращаясь к Гурову, спросила: – Вы кто?

– Я – друг семьи Лады Самохиной, – слукавил Гуров. Ему не хотелось начинать разговор с размахивания «корочками», все-таки беседа предстояла не с криминальными элементами, а всего лишь с бывшей подругой пропавшей девушки. – Позвольте задать вам несколько вопросов. Много времени я не займу.

– Опять про Ладку пытать будут, – закатила глаза Галина. – Да что ж вы никак не отцепитесь? Я же русским языком сказала: не знаю я, где ваша Ладка шарится. Не знаю, и точка!

Девушки начали перешептываться за спиной подруги. Гуров не мог слышать, о чем они шепчутся, но был уверен, что разговор идет о Ладе. Галина тоже это поняла. Повернувшись лицом к подругам, она зашипела:

– Нечего шушукаться! Не знаем мы, где Ладку носит. Ни вы, ни я не знаем!

Последние слова Галина произнесла с нажимом, будто приказ отдавала. Бойкая блондинка, которую Галина назвала Светкой, сморщила симпатичный носик и вполголоса проговорила:

– Я бы на твоем месте не стала упираться.

– Но ты не на моем месте и никогда на нем не будешь, – отрезала Галина.

Светка, похоже, обиделась. Она фыркнула и выпалила:

– Думаешь, тебе кое-кто спасибо скажет? Да он и смотреть-то в твою сторону не смотрит. Чего ты его прикрываешь?

– Никого я не прикрываю. Я просто не знаю, где Ладка. – Галина покраснела. – Все, мне это надоело. Вы идете?

Девушки смущенно топтались на месте. Галина махнула рукой и с вызовом произнесла:

– Ну и оставайтесь. Всего хорошего!

– Я не стану силком тащить Ладу домой, – вполголоса произнес Гуров. – Все, что мне нужно, это убедиться, что девушка в порядке.

– Это вы только для отвода глаз так говорите, – снова вступила Светка. – А сами, как только найдете ее, так за шиворот, и к родителям.

– Что, так все плохо? – обращаясь уже к Светке, спросил Лев.

– Что плохо? – не поняла та.

– Отношения Лады с родителями. Настолько все плохо, что оставаться в родном доме стало невыносимо?

– Почему же невыносимо? – удивилась Светка. – Просто Ладке взрослой жизни захотелось, вот и все. Обычное дело.

– А вы, Светлана, с родителями живете?

– Конечно. У меня родаки что надо! Глупых запретов не выставляют, в личную жизнь не лезут.

– Значит, у Лады родители до стандартов не дотягивают? Много запретов?

– Понятия не имею. Мы с Ладкой в подругах не ходили, – хихикнула Светка, косясь на подруг. – Может, и правда монстры какие.

– Любовь у нее, понятно? – недовольная тем, что инициатива уходит от нее, грубовато бросила Галина.

– Плохой парень?

– Почему плохой? Нормальный парень.

Постарше он, интересы другие. Он уже школу окончил, – ответила Галина и с вызовом добавила: – А что, не с сопливыми же школьниками шуры-муры крутить?

– С сопливыми, пожалуй, не стоит, – пошутил Гуров, и девицы дружно рассмеялись. – Значит, он к учебе отрицательно относится?

– С чего вы взяли? – снова вступила в разговор Светка, не желая отдавать первенство подруге. – Нормально он к учебе относится. Сам-то ведь аттестат получил.

– То-то и оно, – подхватил Лев. – Сам получил, а девушка его рискует без аттестата остаться. Сколько она уже на занятия не ходит?

– Думаете, это Макс ее в школу не пускает? – Галина округлила глаза. – Чушь собачья! Это Ладке, поди, надоело форму протирать. Надеется, что он ее обеспечит.

– Богатенький Буратино, – вставила Светка. – Денег немерено, да только не своих.

– Ты язык-то попридержи! – прикрикнула на подругу Галина. Сердилась она скорее на себя, вот ведь не выдержала и сдала подругу.

Гуров окрик понял правильно. Неспешно извлек из кармана красные «корочки» и официальным тоном заявил:

– Все, девушки, шутки кончились. Для того чтобы вызвать каждую из вас повесткой в Главное управление полиции, наболтали вы тут достаточно.

Девушки дружно ахнули и попятились от Гурова.

– Есть два варианта дальнейшего развития событий, – невозмутимо продолжал он. – Первый вариант: вы упорно храните верность подруге, и сегодня же ваши родители получают повестки, обязующие их явиться в Управление вместе с вами. Второй вариант: вы рассказываете мне все, что знаете о местонахождении Лады, и мы мирно расходимся. Какой вариант предпочтительнее, решает каждый для себя. Меня устроит любой.

– Доигралась, Галка? – Светка ринулась в бой. – Теперь из-за тебя все мы с родаками конфликт заимели. Короче, выкладывай все, что знаешь, или я сама все выложу! Я по участкам таскаться не намерена. И про Валика забудь, Макс тебя все равно с ним не сведет.

Остальные девушки поддержали Светку, требуя от Галины полного отчета:

– Давай, Галка, колись! Если ты Валику понравилась, он и без Макса к тебе подкатит.

– Может, Макс и не узнает, что это ты Ладку сдала. – Невысокая шатенка бросила настороженный взгляд на Гурова: – Вы ведь можете не говорить Максу, откуда у вас информация? Очень надо.

– У Галки тоже любовь, к другу Макса, – пояснила Светка. – Она потому Ладку и прикрывает. Надеется на помощь Макса.

– Это я могу гарантировать, – пообещал Лев. – Макс, кем бы он ни был, о нашем разговоре знать не будет.

– Ладно, черт с вами! – сдалась Галина. – Мне тоже с родителями ссориться не в нос. Только я мало что знаю. Ладка втрескалась в Макса по уши. Он вроде тоже к ней неровно дышит. Давно предлагал ей к нему переехать, только Ладкины родители ни за что на это не согласились бы. Вот она и ушла из дома. Как восемнадцать стукнуло, так и свалила. Мне рассказала, потому что надо же было с кем-то поделиться, а мы вроде как подругами раньше были. Еще до того, как…

Галина осеклась, а девушки захихикали. Видимо, размолвка носила щекотливый характер, по крайней мере, на взгляд восемнадцатилетних девиц. Гуров поспешил замять неловкость.

– Причина вашего разрыва меня не интересует, – заявил он. – Расскажите мне о Максе: кто он, сколько лет, где живет, чем занимается?

– Максу двадцать. Сам по себе он ничего особого не представляет, так, сынок богатых родителей. Предки ему хату купили в центре Москвы. Живет самостоятельно. Учится в юридическом, что у Парка культуры, на втором курсе.

– Адрес Макса знаете?

– На Комсомольском проспекте его дом. – Галина назвала точный адрес.

– Чем занимаются его родители?

– Понятия не имею. Мы с ним всего два раза встречались, – ответила она. – Вроде бы в госструктурах, но не уверена.

– А как его фамилия?

– Вроде Сердобцев, – неуверенно ответила Галина. – Он по фамилии не представлялся. Это Ладка потом хвасталась, фамилией его, как знаменем, трясла, а уж кто такие Сердобцевы, я не выясняла.

– Разберемся, – уверенно произнес Гуров. – Спасибо за помощь.

– Теперь мы можем идти? – за всех спросила Светка.

– Разумеется. Удачи на уроках, – пожелал Лев.

– А вам в поисках Ладки, – бросила Светка и первой направилась к школьным воротам.

Гуров немного постоял, провожая девушек взглядом, а когда они скрылись за школьными дверями, направился к машине. Начало было положено. И он был уверен, что на встрече с Максом все закончится.

Глава 2

Вопреки логике, Гуров поехал не в институт, а к Максу домой. Почему-то он решил, что в институте парня не застанет, видимо, помня, как отзывались о нем одноклассницы Лады: мальчик-мажор, престижный вуз, куча денег и никакой ответственности. Дом Макса Сердобцева Лев нашел не сразу. Сложная дорожная развязка вынудила покататься кругами, прежде чем попасть к дому на Комсомольском проспекте. Несмотря на то что жилой дом находился в престижном районе Москвы, ни пропускного пункта, ни захудалого консьержа в нем не было. Беспрепятственно поднявшись на восьмой этаж, Гуров нажал кнопку звонка. Ответом была тишина. За дверью ни звука, впрочем, на другое он и не рассчитывал. Золотая молодежь общим законам не подчиняется, следовательно, раньше двенадцати ей покидать уютную постель не положено. Вдавив кнопку звонка, он терпеливо ждал. Спустя некоторое время его терпение оправдалось, за дверью послышались шаркающие шаги.

– Какого трезвонишь? – Вопрос прозвучал одновременно с мягким звуком открывающегося замка. – Сказал же, приходи к часу.

Дверь распахнулась. Высокий темноволосый парень, обмотанный простыней, заспанными глазами вглядывался в нежданного гостя.

– Не понял, а где Шурик?

Как только до него дошло, что перед ним вовсе не Шурик, он попытался захлопнуть дверь. Не удалось. Реакция у Гурова была куда лучше. Он не стал подставлять под дверь ногу, как это обычно показывают в кино, а попросту сдвинул парня в сторону и прошел в прихожую, после чего уже сам захлопнул дверь. И даже замком щелкнул. Тот оторопело смотрел на Гурова, не пытаясь возмущаться.

– Один дома? – спросил Гуров.

– Вы кто? – вопросом на вопрос ответил парень.

– Для начала выясним, кто ты. Фамилия, имя. Живо!

– Да что происходит? Врываетесь в мой дом, допрос учиняете. Вы вообще в курсе, что это подсудное дело? Нарушение прав, частная собственность, и все такое…

– Подкованный? Сразу видно, на юриста учишься. Или числишься в студентах, судя по тому, что в разгар учебного дня дрыхнешь без задних ног.

– Вы из универа? – высказал догадку парень и сам ее опроверг: – Нет, университетские преподы так себя не ведут.

– Макс Сердобцев, полагаю? – исключительно для проформы спросил Лев. – А я – полковник Гуров. Московский уголовный розыск. Пройдем в комнату или у дверей держать будешь?

– Уголовный-то с чего? Я вроде никого не убивал, – следуя за Гуровым в открытую дверь гостиной, заявил Макс. – Ошибочка вышла, гражданин начальник.

– А жаргон-то уголовный. Или этому вас тоже на юрфаке обучают?

– Сериалы про ментов смотрю, – нагло ответил Макс. – Чего надо-то?

– Ладу буди, разговор есть, – осматривая пустую гостиную, выдал Гуров.

– Вот оно что… Ладкины предки накляузничали? И откуда только «инфу» нарыли, я вроде с ними не братался. Галка сдала?

– Интернет, – коротко пояснил Лев.

– Про нас уже в сетях байки сочиняют? – слегка удивленно протянул Макс. – А вы, значит, чужой перепиской интересуетесь. Аккаунты отслеживаете? Незаконно!

– Подруга твоя фото в Сети выложила. С подписью, – опираясь на знание привычек современной молодежи, блефовал Гуров. – Не могут молодые девушки удержаться, чтобы не похвастаться.

– Вот гадство! – выругался Макс. – Теперь ни с одной девкой фоткаться не стану.

– Зови Ладу, – повторил Лев. – Объясняться потом будете.

– Нет ее, – демонстративно усаживаясь в кресло, заявил Макс. – И где искать, не знаю.

– Как думаешь, почему я тебе не верю? – доверительным тоном произнес Гуров.

– Да мне плевать! – Макс закинул ногу на ногу. – Хотите, квартиру обыщите. Нет тут Ладки и больше не будет.

– Значит, то, что она у тебя жила, не отрицаешь. Уже хорошо. А квартирку я все же осмотрю.

Гуров прошелся по комнатам. В спальне пусто. В кухне пусто. Заглянул в ванную. Полка возле умывальника ломилась от женской косметики, но и тут было пусто. В квартире Лады не было. Он вернулся в гостиную. Макс так и сидел в кресле, даже позу не сменил.

– Убедились? – спросил он.

– Где Лада? – Гуров сел в свободное кресло.

– Откуда мне знать? Я ей не сторож. – Парень буквально наслаждался ситуацией. – Лучше скажите, с чего это поисками школьницы занимается уголовный розыск, да еще в лице полковника? Настолько с кадрами худо?

Гуров не ответил. Он решил сменить тактику. Из нагрудного кармана вынул блокнот, ручку и принялся писать. Молча. А Макс тем временем продолжал ерничать:

– Теперь что будете делать? Приметы мои записывать? Давайте пишите! Рост – сто восемьдесят семь сантиметров. Вес – восемьдесят два килограмма. Национальность, возраст, пол. Так у вас заведено? Только вот мне все это по барабану. Прав у вас нет допросы учинять. И задержать меня без ордера вы тоже не можете. Я как-никак два года на юрфаке оттрубил.

Гуров продолжал писать, не обращая никакого внимания на треп парня. Макс начал нервничать. Потянувшись, он взял с журнального столика пачку сигарет, демонстративно закурил. И на это Лев не отреагировал. Тогда Макс встал, прошлепал на кухню, загремел посудой. Минуту спустя вернулся с бутылкой пива и бутербродами в тарелке.

– Долго еще мне терпеть ваше присутствие? – грубо спросил он. – Я жрать хочу.

– Ешь, мне это не помешает, – благодушно разрешил Гуров, не отрывая взгляда от бумаги.

– Что вы там пишете? Сочинение на вольную тему?

– Про «вольную» это ты здорово придумал. Долгонько тебе воли не видать.

– С чего это? – вскинулся Макс. – Я законов не нарушал. Ладка совершеннолетняя, может жить где захочет. Я позвал, она согласилась. Все по обоюдному согласию. Пожили и разбежались, никакого криминала.

– Тоже по обоюдному?

– Не понял?

– Разбежались тоже по обоюдному согласию?

– Намекаете на то, что я ее выгнал? Ну и выгнал бы, если бы возможность представилась. Не обязан я с ней жить.

– Так и запишем, – произнес Гуров, черкая что-то в блокноте.

– Послушайте, нельзя же так! – не выдержал Макс. – Хотите поговорить, валяйте. А нет, так уходите, иначе я отцу позвоню.

– А вот это весьма кстати. Сам хотел предложить, да ты парень сообразительный, на лету все схватываешь. Дождемся отца, вместе и побеседуем, – откладывая блокнот, заявил Гуров. – Выясним, в каких отношениях ты со школьницей состоял, какими обещаниями ее кормил, как потом за дверь выставил, чем, возможно, подтолкнул ее к необдуманным поступкам. Девушка, конечно, совершеннолетняя, но ведь и совершеннолетних провоцировать на суицид – дело подсудное.

– Какой еще суицид? Не было никакого суицида! И вообще она сама меня бросила.

– Это еще нужно доказать, – невозмутимо проговорил Лев.

– Да что вы все вокруг да около ходите. Можете толком объяснить, что случилось? – взмолился Макс.

– Мог бы, если бы ты вел себя по-взрослому.

– Все, я сама серьезность. Слушаю и не дышу.

– Лучше отцу звони, – усмехнулся Гуров. – Сейчас ведь снова начнешь выделываться, а мне на твои выкрутасы времени жаль тратить. Пожалуй, вызову наряд. В отделении не повыпендриваешься.

– Не знаю я, где Ладка. Честно. В сотый раз повторяю: ушла она от меня. К Валику ушла.

– Вот видишь, кое-что все-таки знаешь. Значит, в отделении и остальное вспомнишь.

– Не поеду я ни в какое отделение. Будете слушать, здесь все расскажу, а нет, так молчать буду, насильно не заставите. – Макс выжидающе смотрел на Гурова.

– Так и быть, дам тебе шанс, – как бы нехотя произнес Лев. – Но если снова вилять начнешь, отправишься в «обезьянник». Ты у нас тоже совершеннолетний.

– Пиво можно пить? – сдаваясь, спросил Макс.

– Дело твое, – неопределенно пожал плечами Гуров.

Макс повертел в руках бутылку и, с сожалением отставив ее в сторону, начал рассказ. История оказалась банальной до оскомины на зубах. Жили-были два приятеля. Один умный, второй богатый. Может, и не встретились бы никогда, да случай свел. Поступили в университет на один факультет. Попали в одну группу. Тот, что богатый, Макс, сразу сообразил: за умного Валика держаться надо. Контрольные, лабораторные, рефераты всякие: все на блюдечке, знай, приятельствуй с умным. А умному с той дружбы что? Оказывается, тоже выгода. Пропуск в мир золотой молодежи, халявная выпивка, хорошая еда. Одним словом, симбиоз. Так бы все и шло своим чередом, да в дружбу вмешалась девушка. Красивая и умная. Редкое сочетание. Так уж случилось, что оба парня втрескались в девушку. Она, не будь дурой, предпочла богатого. Бедный повздыхал-повздыхал и смирился. Терять дружбу с денежным мешком ему не особо хотелось. К тому же девушка сама выбор сделала. Какое-то время все шло мирно. Вместе в бары-рестораны ходили, праздники встречали. А потом девушка повзрослела настолько, что переехала к богатому на постоянное жительство. И это бедный проглотил. Правда, тусоваться со счастливой парочкой реже стал. Подальше от соблазна.

И все-то было расчудесно до последней недели. Вдруг ни с того ни с сего девушка, а это была Лада, принялась уговаривать Макса пригласить Валика в ночной клуб. Нехорошо, мол, дружбу рушить. Нужно учиться как-то сосуществовать вместе. Если, говорит, чаще втроем общаться будем, у Валика комплексы рассосутся, и дружба наладится. Макс и сам был не прочь возобновить дружбу. Сессия не за горами, а у него «хвостов», что у спрута щупалец. Одним словом, поддался он на уговоры Лады, пригласил Валика в ночной клуб. Тот помялся, но согласие дал.

Вечер начался неплохо. Все находились в приподнятом настроении, размолвки будто и не было. Пили, веселились, на танцполе дрыгались. Макс немного перебрал на радостях. В какой-то момент ему приспичило в туалет. Желудок взбунтовался. Сколько времени он там провел, не помнит. Когда оклемался, вернулся на танцпол. Ни Валика, ни Лады там не было. Поспрашивал танцующих, никто его друзей не видел. Обратился к бармену как к самому трезвому. Тот нехотя сообщил: то ли девушке плохо стало, то ли еще что, только Валик вывел ее на хоздвор. Бармен сам разрешение дал. Обеспокоенный Макс бросился туда. И застал вполне ожидаемую картину: целующиеся Валик и Лада даже не заметили его появления. В бешенстве он подскочил к парочке, отбросил в сторону Ладу, а Валику – кулаком по морде. Лада завизжала, во двор выскочила охрана. Макса оттащили, Валика подняли, Ладе велели заткнуться. На этом инцидент был исчерпан. Нет, не совсем. Уходя, Макс пригрозил: попадетесь на глаза, в порошок сотру. И ушел. После этого ни Ладу, ни Валика больше не видел. Впрочем, встретиться с ними он и не мог, так как все три дня гудел по-черному, не вылезая из квартиры. И сегодня бы продолжил, не явись к нему Гуров.

Почему-то сочувствия рассказ Макса у Гурова не вызвал. Не больно-то он на убитого горем рогоносца похож был. И историю свою рассказывал без стеснения, а ведь Гуров ему совершенно посторонний человек. Да и внешне не похоже было, что трое суток беспробудно пьянствовал. Скорее удачное избавление от надоевшей девицы праздновал. Впрочем, выводы полковник оставил при себе. Выяснил фамилию Валика, адрес проживания, взял с Макса слово, что сообщит, если Лада все же вернется, и откланялся.

К Валику Лев ехал без уверенности, что Лада отыщется легко. Валик жил на съемной квартире, которую делил на паях с тремя однокурсниками. Привести туда Ладу, это какую выдержку надо иметь? Квартира однокомнатная, уединиться негде. Впрочем, кто их разберет, современную молодежь? Мог и привести. В любом случае других зацепок у Гурова не было, и он отправился на окраину Москвы разыскивать второго кавалера любвеобильной Лады.

Только добравшись до Алтуфьевского шоссе и поплутав в поисках нужного дома, он сообразил, что не каждый студент может позволить себе прогуливать занятия. Студенты, вынужденные ютиться в «однушке», отстоящей от ближайшей станции метро в получасе ходьбы, такую роскошь позволить себе уж точно не могут. Худшие опасения оправдались. На звонок никто не открыл, а услужливая соседка, высунувшая на лестничную клетку любопытный нос, охотно подтвердила, что «ребятки на учебе». Поблагодарив ее, Гуров вышел во двор.

Что теперь? Дорога до дома Валика заняла ни много ни мало два часа. Это ему еще повезло миновать пробки, обратный путь занял бы не меньше. Пока выбрался бы с окраины к центру, занятия в университете точно закончились бы, и застать Валика там все равно не получилось бы. Оставалось одно – набраться терпения и ждать возвращения студентов. «Выходной насмарку», – досадливо подумал Гуров и отправился в ближайшее кафе коротать время за чашкой чая.


Домой Лев вернулся только к одиннадцати. Голодный и уставший, но с твердым убеждением, что день прожит не зря. Возвращения товарищей Валика по съемному жилью он все-таки дождался. На это потребовались пять часов и троекратный поход к означенной квартире. Новости, полученные от соседей по съемному жилью, оказались неутешительными. Валик не появлялся дома уже три дня. Ни с Ладой, ни в одиночку. Беспокойства по поводу долгого отсутствия Валика парни не проявили. Единственное, что их хоть как-то беспокоило, кто будет платить четвертую часть квартплаты в следующем месяце. Впрочем, и этот вопрос уже решался. Парни собирались позвать в долю кого-то из студентов, и отсутствие Валика было не главным, хотя и сообщили они об этом лишь под нажимом и ввиду предъявления Гуровым удостоверения.

Желание сменить соседа заключалось в том, что Валик стал ненадежен. И в плане платежеспособности, и в плане безопасности проживания. Парни утверждали, что некоторое время назад стали подозревать Валика в том, что тот балуется наркотиками. Домой он их не приносил, этого бы студенты не потерпели, но не вычислить «торчка» в их-то возрасте! До откровенного разговора дело не дошло: пока парни собирались с духом, Валик пропал. Вещи его были на месте, а самого и след простыл. На звонки не отвечает, на учебу не является. Когда Гуров поинтересовался, обращались ли парни в полицию, те только посмеялись. Кто станет искать студента спустя три дня после исчезновения? И потом, у Валика родители есть, пусть они и беспокоятся.

О Ладе тут даже не слышали, но, узнав о том, что девушка пропала одновременно с Валиком, вывод сделали однозначный: раз вместе, значит, и та с наркотиками на «ты».

Из Бибирева Гуров поехал в ночной клуб, в котором Валика и Ладу видели в последний раз. Но перед этим набрал номер Макса, чтобы прояснить вопрос с наркотиками. Помявшись, парень признался, что Валик и правда подсел на наркоту. Баловалась ли зельем Лада, он не знал. С его слов выходило, что в его присутствии девушка ничего подобного себе не позволяла. Как обстоят дела теперь – его не интересует.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное