Николай Леонов.

Смерть за наш счет (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Не успели, – ответил Гуров. – Сегодня сообщим.

– С ними пообщаться обязательно! – подчеркнул Орлов. – Расспросить обо всех его делах, знакомых… Сопоставить с показаниями других постояльцев отеля! И разумеется, спросить про семью с мальчиком. Вдруг они знакомы?

– Не особо я в это верю, – поморщился Гуров. – Пустышка, скорее всего. Ну зачем этой семье, даже если они были знакомы с Никоновым в Пензе, его убивать? И потом, никто из персонала отеля не говорил, что они общались. А ведь если бы узнали друг друга, то разговорились бы обязательно.

– Все равно проверь, – отрезал Орлов. – Сколько лет я вас учил – не зацикливайтесь на одной версии, проверяйте все!

– Тогда вот тебе еще одна версия… – глядя в глаза Орлову, проговорил Крячко, доставая из кармана записную книжку: – Сорокованова Екатерина.

– Кто такая? – нахмурился Орлов.

– Девушка Никонова. Бывшая, – уточнил Крячко. – Они расстались около полугода назад. Девушка в настоящее время находится в больнице. И знаете, в какой? – Крячко обвел присутствующих хитрым взглядом и торжественно произнес: – В психиатрической.

Гуров с Орловым переглянулись.

– Стас, давай-ка поподробнее, – сказал генерал-лейтенант.

Крячко, готовясь к своему «выходу», поудобнее устроился на стуле. Закинул ногу на ногу и стал рассказывать:

– Олег Никонов познакомился с Екатериной Сороковановой на литературном вечере. Девушка понравилась начинающему журналисту – хрупкая, женственная. К тому же она искренне считала его талантливым и необычным, что ему особенно льстило. Одним словом, молодые люди начали встречаться. Отношения их были очень близкими, романтическими и практически безоблачными. Он дарил ей цветы, она смотрела ему в рот и боготворила. Так продолжалось около года. О женитьбе, правда, речи пока не шло, но вполне вероятно, ею бы дело и закончилось, если бы… – Крячко выдержал паузу. – Если бы не одно печальное обстоятельство. Около полугода назад с Екатериной стали происходить странные вещи. Олег поначалу списывал их на усталость и расшатавшиеся по непонятной причине нервы своей возлюбленной. Но девушке становилось все хуже и хуже. Олег уже не скрывал своей тревоги и советовал Екатерине обратиться к врачу. Она поначалу отказывалась, пока в конце концов ситуация не зашла слишком далеко. В итоге Сорокованова оказалась в больнице.

Крячко закончил свой рассказ, в кабинете повисло молчание. Нарушил его генерал-лейтенант Орлов:

– И в какой она больнице?

– По словам приятеля Никонова Виталия Косенкова, отправили ее в Кащенко. Никонов ездил к ней, навещал, надеялся, что ситуация изменится. Но, судя по тому, что в последнее время перестал не только ездить, но и говорить об этом, надежды на улучшение не было.

– А что за диагноз ей поставили? – спросил Гуров.

– Этого я не знаю, не знает и Косенков. Никонов ему не рассказывал.

– То есть сейчас Екатерина в больнице? – уточнил Орлов.

– Судя по всему, да. Но это нужно, конечно, проверить.

– Так чего ты сидишь? – всплеснул руками Орлов. – Проверяй!

– Я вообще-то на доклад явился, – напомнил Крячко. – По твоему же требованию! Вот закончим, и поеду проверять.

– Ты не слишком тут язык распускай! – прикрикнул Орлов. – Давай поднимайся и езжай.

Все, совещание окончено!

Оба сыщика поднялись со своих мест.

– То есть мне к Абрашиным? – спросил любивший точность Гуров.

– Для начала – да. Потом к человеку, которому звонил Никонов в Москве.

– Если удастся установить, кто он такой, – подчеркнул Гуров.

– Постарайся установить! Все, отправляйтесь, – распорядился Орлов.

Гуров и Крячко вышли из кабинета генерал-лейтенанта, но разошлись не сразу. Им хотелось обсудить текущие дела вдвоем.

– Стас, а ты осмотр рабочего места Никонова проводил? – задумчиво поинтересовался Гуров.

– А как же! Весь его стол перетряс! И дома тоже. Там у него компьютер стоял, так я его взял, экспертам нашим передал, они сейчас информацию шуруют. Я звонил им, говорят – ничего интересного.

– То есть результаты готовы?

Вместо ответа Крячко достал телефон и набрал номер технического отдела.

– Говорят, результаты переданы дежурному.

– Так, давай бери их и тащи к нам, – поторопил напарника Гуров и двинулся в направлении кабинета.

– Ага, щас! – ухмыльнулся, топая следом, Крячко и вновь достал телефон.

– Алло! Дежурный? Полковник Крячко. Там для меня материалы должны быть. Чтоб через полминуты у меня на столе лежали!

Едва Гуров и Крячко вошли к себе в кабинет, как на пороге появился дежурный со стопкой документов. Это были распечатки файлов с компьютера Никонова. Гуров, зная отношение Крячко ко всякого рода бумагам, стал просматривать их сам. Крячко хотел было взять один листок, но Гуров его остановил:

– Не надо, я сам. Ты сейчас глазами пробежишь, ничего не поймешь и скажешь, что ничего важного тут нет.

– А можно подумать, есть! – хмыкнул Крячко и пошел за своей стол.

Там он демонстративно налил себе чаю и развалился на стуле. Прихлебывая душистый напиток, Стас внимательно следил за Гуровым. Тот с серьезным видом просмотрел листы, отложил их в сторону и поднялся.

– Поехали. Стас! – сказал он.

– Куда? – удивился Крячко. – Неужто убийцу брать?

– Погоди, с этим пока рано.

– Жаль! А я-то уж думал, что наш гений сыска, едва бросив взгляд на несколько листочков текста, мастерски вычислил главного злодея! – с притворным восхищением произнес Крячко.

– Поехали, Стас! – повторил Гуров, не обращая внимания на сарказм товарища.

– Позвольте узнать, куда, товарищ начальник? – заглядывая в глаза Гурову, спросил Крячко.

– Как куда? Я к Абрашиным, а ты – в психушку. Как Петр велел.

– Велел! Чай допить не дадут!

Крячко отодвинул чашку и засеменил к двери. Обогнав Гурова, он снял с вешалки пальто и услужливо распахнул его перед напарником:

– Извольте поухаживать, господин полковник! Ручку вот сюда пожалуйте!

Гуров с усмешкой покачал головой и просунул руки в рукава пальто. А Крячко уже распахивал перед Гуровым дверь, склоняясь в угодливом поклоне.

– После вас, после вас! – приговаривал он.

– Кабинет запереть не забудь! – бросил ему Гуров.

– Как можно-с!

Крячко запер дверь и бросился вслед за Гуровым, который уже спускался по лестнице. Он собирался продолжить свои клоунские миниатюры, но Гуров с самым серьезным видом сказал:

– Хватит кривляться, Стас. Думать мешаешь.

– О чем, интересно? – хмыкнул Крячко. – Пока думать не о чем!

Гуров в молчании проследовал к выходу и уже на улице, направляясь к своей машине, обернулся:

– Есть о чем: где материалы статьи про мэра, которую готовил Никонов?

Глава 4

Как и предполагал Орлов, местом жительства супругов Абрашиных был коттедж в одном из подмосковных поселков, расположенных вдоль Новорижского шоссе, в просторечье именуемого Новой Ригой. В поселке было тихо, под пасмурным небом стояла унылая декабрьская тишина, нарушаемая лишь карканьем ворон. Как и полагается, жилище таких персонажей, как Абрашины, было надежно укрыто от чужих глаз за высоким забором. Видна была только кромка крыши двухэтажного дома.

На настойчивые звонки Гурова обитатели дома откликнулись минут через пятнадцать. Ворота открыл мужчина лет тридцати, одетый в черный пиджак, черные брюки и черные ботинки. Это был типичный охранник, которых в современной России было великое множество.

Гуров развернул перед ним удостоверение сотрудника МВД.

– Мне нужна Людмила Абрашина, – сказал полковник.

Охранник мрачно посмотрел на удостоверение, боковым зрением проверил автомобиль, на котором приехал Гуров, чтобы убедиться, нет ли с полковником кого-то еще. Заодно просканировал взглядом улицу, на которой стоял коттедж, не прячется ли неподалеку микроавтобус, набитый бойцами ОМОНа. Все было чисто.

– Ее, к сожалению, нет дома, – очень вежливо ответил охранник.

Гуров тут же протянул охраннику заготовленную заранее бумажку с номером своего мобильного телефона.

– Пусть позвонит по этому телефону полковнику Гурову. Это в ее же интересах, – многозначительно сказал полковник.

Охранник кивнул, взял бумажку и, считая разговор законченным, закрыл калитку.

Гуров сел в машину и двинулся на выезд из коттеджного поселка. Завернув за угол, сыщик остановился и достал телефон. Надо было вызвать оперативную группу, которая должна будет взять под контроль особняк Абрашиных. Лев не поверил охраннику, хозяйка наверняка была дома.

Эти догадки подтвердились через два часа, когда Гуров был уже в главке. Оперативники сообщали, что из особняка в сторону Москвы выехала красная машина, за рулем которой сидела женщина. Ее, разумеется, «повели». Гуров, получив сообщение, выехал навстречу незнакомке. Через полчаса он встретился с той, которую искал.

Красная машина свернула с Хорошевского шоссе на одну из боковых улиц. Здесь, у скромной пятиэтажки, на которой красовались вывески парикмахерской и солярия, ее и перехватил Гуров. Он преградил Абрашиной дорогу, когда она намеревалась пройти в парикмахерскую. Перед ним стояла женщина лет сорока пяти, усердно молодящаяся, с яркими рыжими волосами.

– Здравствуйте, Людмила, – сказал он. – Позвольте узнать, почему вы от меня бегаете?

Абрашина кинула на него испуганный взгляд, но тут же взяла себя в руки. В ее глазах читалось презрение и недоверие.

– Я с незнакомыми мужчинами на улице не разговариваю, – произнесла она.

– Не хотите на улице – поехали на Петровку, тридцать восемь, – тут же ответил полковник. – А что незнакомый – так это легко исправить. Тем более что о существовании полковника Гурова вы узнали где-то два часа назад, когда я приезжал к вам домой, а вы не захотели меня принять.

– В чем дело? – раздраженно спросила Абрашина.

– Дело в вашем пребывании в отеле «Аркада» несколько дней назад.

– Что? В каком еще отеле? Это неправда! Вы меня с кем-то путаете! – быстро проговорила Абрашина, безуспешно пытаясь обойти полковника и прорваться к спасительной двери.

– Нет, я ничего не путаю, и вы это хорошо знаете, – настаивал на своем Гуров. – Послушайте. Неужели вы думаете, что это сработает? Что вам достаточно просто сказать «нет, я там не была», как я сразу поверю вам на слово, извинюсь и отпущу с миром? Вы же знаете, что я прав. Или будем устраивать канитель с опознанием? Сейчас поедем в отель, я соберу персонал, постояльцев, начну задавать вопросы: знаете ли вы эту женщину, видели ли в отеле? И все подтвердят, что знают и видели. А вы будете стоять и краснеть…

Абрашина вздрогнула. Видимо, ей в подробностях представилась эта крайне неприятная картина. Людмила уже не пыталась проскочить мимо полковника.

– Ну и что?! Что?! Я ведь не убивала этого несчастного! – почти выкрикнула она.

– Может быть, вы знаете, кто это сделал? Почему вы тогда от меня бегаете?

Людмила вздохнула и замолчала. Гуров осторожно взял ее под локоть.

– Давайте пройдем в мою машину, и там вы мне все обстоятельно расскажете.

– А… Там можно курить? – неожиданно спросила Абрашина.

– Вообще нельзя, – серьезно ответил Гуров. – Но вам можно, – так же серьезно добавил он.

Людмила уселась на пассажирское сиденье гуровского автомобиля, достала из сумочки и закурила тонкую ароматную сигарету. Через несколько затяжек она наконец заговорила:

– Я боюсь не вас… Я боюсь своего мужа.

– Владимира Абрашина, фигуранта нескольких уголовных дел в начале нулевых годов? – уточнил полковник.

– Да, – кивнула Людмила. – Я, правда, точно не знаю, какие это уголовные дела, я не имею к этому отношения…

– Разумеется, – тут же согласился Гуров. – А почему вы боитесь его?

– Потому что он страшный человек.

Ответ Людмилы был настолько банален, что Гуров не выдержал и рассмеялся.

– Вы с ним живете недавно и поняли это только что? – спросил полковник, хотя знал правильный ответ.

– Нет, я живу с ним очень давно и поняла это почти тридцать лет назад, – ответила Людмила. – Мы с ним учились в одной школе. Он на меня обратил внимание в восьмом классе, после чего стал вытворять всякие глупости. Он всегда был очень дерзким и, я бы даже сказала, безбашенным… Потом я все-таки вышла за него замуж. А там начались девяностые годы. – Она вздохнула и усмехнулась. – Он начал зарабатывать деньги, это у него получалось лучше других. Занимался каким-то бизнесом, я старалась не вникать в его дела… Но денег было действительно много, мы их практически не считали.

Гуров кивал, мысленно представляя людей, которые в то же самое время считали каждую копейку.

– Но все закончилось в один момент. Я не знаю, что там произошло, но к нам в дом вломились бандиты. Мужу пришлось отстреливаться. У нас в доме постоянно было оружие – и охотничье, и пистолеты… Короче, это нападение он кое-как отразил, а на следующий день мы собрались и уехали. Уехали сначала на Украину, а потом вообще за границу. Бизнес потеряли, но кое-какие деньги были, на них мы и жили. Потом, когда перестреляли тех, кто хотел убить нас, мы вернулись… Надо сказать, Вова довольно быстро все восстановил, снова занялся бизнесом, теперь уже не криминальным. Я говорила, у него этого не отнять.

– Так в чем же его страшнота? – несколько насмешливо поинтересовался Гуров, возвращая Абрашину к началу беседы.

Женщина затушила сигарету.

– Я говорила, что он безбашенный. И несмотря на то, что он уже немолод – ему сорок семь лет, – это качество никуда не делось. Он вообще такой… – она поиграла руками в воздухе, – авторитарный.

– Угнетает вас? – уточнил Гуров.

– Да, угнетает, – призналась Людмила. – И вообще… Стены этого дома сильно на меня давят. Нашего с ним дома, я его имею в виду.

– Значит, в этом отеле вы отдыхали от мужа?

– А куда мне еще деваться? – развела руками Людмила. – Есть еще мамина квартира, но там мама, и туда мне совсем неудобно.

– А дети у вас есть? – спросил Гуров.

– Есть сын, студент. Но он не в России.

– А где?

– В Англии, – не то с гордостью, не то с жалостью ответила Людмила.

– Ах, ну да, как же я не догадался! – воскликнул Гуров. – Вы же у нас считаетесь российской элитой, а где же учиться ее отпрыскам, если не в Англии.

– Нет, это не Кембридж и не Оксфорд! – почему-то сразу начала оправдываться Абрашина. – Всего лишь колледж в пригороде Лондона, не очень престижный. Впрочем, куда смогли, туда и пристроили.

– Значит, вы отдыхали в отеле от мужа. – Полковник направил разговор в прежнее русло.

– Да.

– И как только узнали, что в соседнем номере произошло убийство, сразу же решили съехать.

– Конечно! – эмоционально воскликнула Людмила. – Ведь если будет разбирательство, всплывет и моя фамилия. А это может стать известно мужу, и тогда… Ох, тогда!

– Ну, мужа в этом случае можно понять. – В глазах Гурова мелькнул огонек.

– В каком смысле? – испуганно спросила Абрашина.

– Ну как же – отдыхали вы от мужа не одна. С вами был молодой человек. Вот к его личности нам бы плавно и перейти…

Абрашина часто-часто замотала головой – это означало отказ от подобного разговора.

– Не бойтесь, Людмила Васильевна, – подбодрил ее Гуров. – А то так хорошо начали, давайте уж хорошо и закончим. Скажем всю правду и покончим со всем разом. Что касается вашего мужа, то он об этом не узнает. Во всяком случае, от нас.

Людмила достала из пачки еще одну сигарету.

– Вова стал совершенно невыносим где-то полтора года назад, когда наш сын уехал в Англию. Сам пропадает черт знает где, а меня ревнует к каждому столбу. А уж когда выпьет – совершенно башню сносит. Короче говоря, я не могла больше так жить. Я же еще молодая женщина, понимаете? Мне тоже хочется любви и понимания! – Она посмотрела на Гурова, надеясь увидеть в его глазах поддержку и понимание.

– И вы нашли его в лице этого молодого человека, – кивнул Гуров. – Кстати. Кто он такой? Я ведь все равно узнаю. Пожалейте мое время.

– Но Леня тут совершенно ни при чем!

– Итак, его зовут Леня, – записал Гуров. – А фамилия?

– Кораблев, – нехотя сказала она.

– То есть в отеле вы селились для тайных встреч с ним?

– А где нам еще было встречаться! – раздраженно сказала Людмила.

Гуров ничего не ответил. Ситуация была вполне распространенной: богатая, не первой молодости дамочка и молодой бедный, но отнюдь не гордый человек, не гнушающийся ее подаяниями. В том, что все было примерно так, полковник не сомневался.

– Значит, прошедшую ночь Леонид провел с вами в отеле? – уточнил он.

– Не совсем, – поправила его Людмила. – Он пришел вечером, мы немного посидели, выпили… Потом… – Она смутилась.

– «Потом» мне неинтересно. Когда он ушел от вас?

По словам Абрашиной, молодой содержанец Леня Кораблев покинул отель ночью, примерно в три часа. После чего усталая Людмила уснула, но вдоволь поспать ей не удалось – около девяти часов ее разбудил настойчивый стук в дверь. На пороге возник предупредительный директор отеля Владимир Игоревич Полянский.

– Людмила Васильевна! – приложив руки к груди, озабоченно произнес он. – Я безмерно извиняюсь, что потревожил вас, но у нас непредвиденные обстоятельства. Непредвиденные! – подняв палец вверх, убедительно повторил он. – В соседнем номере произошло ЧП.

– Что случилось? – испуганно воскликнула Людмила.

– Не стану вдаваться в подробности, но один из наших жильцов обнаружен мертвым. Мы вынуждены сообщить в полицию. Как человек, уважающий статус своих клиентов, я предупреждаю вас об этом. Думаю, что вам было бы крайне нежелательно обнаруживать здесь свое присутствие. О, можете не беспокоиться! С нашей стороны все будет в полнейшем порядке, в полнейшем! Ваше имя в книге регистраций не значится, я, со своей стороны, буду хранить молчание.

– Да-да-да! – замотала головой ошарашенная Людмила. – Я все поняла, я сейчас же уеду! Спасибо вам огромное, Владимир Игоревич. Вот, примите эту скромную компенсацию за хлопоты. – Она сунула Полянскому несколько купюр, которые тот принял с самым довольным видом…

– И вы тут же уехали? – спросил Гуров.

– Разумеется. Зачем мне нужны лишние проблемы? Понятно, что никакой связи с этим убитым ни у меня, ни у Лени не было и быть не могло, но все равно… Вы поймите меня – я жила в этом отеле тайно, а разбирательство – это же постоянные вызовы, допросы…

– Ну, вы сбежали из отеля, а разговоров и допросов избежать не получилось – вот они, в моей машине, – возразил Гуров. – Какая же разница?!

– По крайней мере, мы здесь с вами вдвоем, – парировала Абрашина, – а так были бы постояльцы, там мне пришлось бы говорить при посторонних. Для меня – чем меньше людей, тем лучше. Я представляю себе, что бы сделал мой муж, если вдруг обо всем этом узнал?! Он убил бы меня, да и вас тоже.

Гуров усмехнулся. Он совсем не разделял предположения Абрашиной…

– Где вы познакомились с Кораблевым? – спросил он.

На лице Людмилы появилась улыбка.

– Мы познакомились случайно. Впрочем, я думаю, что в жизни не бывает ничего случайного. Меня тогда Вова совершенно вывел из себя. У него был какой-то приступ, он приехал злой как собака, цеплялся ко всему подряд. Сказал, что я трачу его деньги не пойми на что. Потом грозился поехать к моей матери и вызнать у нее, кто мой любовник. Никакого любовника у меня тогда не было. Потом принялся звонить сыну в Англию, а тот не брал трубку – у него был отключен телефон. Это тоже его взбесило… Тут ему позвонил кто-то по бизнесу, там тоже были какие-то неприятности – муж совсем впал в депрессию.

– Короче говоря, вашего мужа посетил приступ злобно-тоскливого настроения? – насмешливо констатировал Гуров.

– Да, совершенно верно, – закивала головой Людмила, не обращая внимания на иронию. – Именно так, как вы сказали. И эта его злобная тоска была невыносима. Я сказала, что поеду переночую у матери. Он сначала запротестовал – мол, едешь к любовнику… А потом ушел в свою комнату, там еще матерился сквозь зубы – я слышала. Ну, я окончательно решила поехать. Сначала вообще без цели – к матери я на самом деле совсем не хотела ехать. Позвонила подруге – у нее были свои проблемы, она отказалась со мной встречаться. Так я и оказалась в том самом баре у метро. Зашла, решила выпить – думала, потом, если что, такси вызову. А Леня как раз барменом там был. Я уж не помню, кто первый заговорил. О том о сем, о фильме каком-то – там у них телевизор был. Я спросила, как ему его работа. Он сказал, что работа нормальная, только немного надоела – хочется самому бизнесом заняться. Только денег у него на это нет.

Гуров снова усмехнулся. Заметив это, Абрашина тут же принялась оправдывать своего друга:

– Я понимаю – вы сейчас будете говорить, что он со мной связался из-за денег. На самом деле он не такой.

– А какой?

– Другой, – ответила Людмила. – Я вот, например, подарила ему машину – эту самую, красную, на которой сейчас приехала. А он мне вернул ее через неделю – сказал, что не может принять такой дорогой подарок.

Гуров усмехнулся. Эта красная машина, конечно, была дорогим подарком, но для мужчины явно не подходила. Это была типично гламурная женская машина – не удивительно, что этот самый Леня от нее отказался.

– Говорил, что чувствует себя альфонсом, – продолжала Абрашина. – А по сути, ведь это же я его соблазнила. Выпила чуть больше обычного. Потом хотела вызвать такси, но он предложил отвезти меня сам.

– На своей машине? – спросил Гуров.

– Да, у него была какая-то там «девятка», – махнула рукой Людмила. – Но я сказала – садись в мою машину, и поехали. А поехали мы не домой, а в отель «Аркада». Владимир Игоревич – мой старый знакомый, еще с юности. Он все понял, предоставил номер.

– И вы стали встречаться…

– Да, мы стали встречаться. Леня мне дарил цветы, был таким внимательным и учтивым. Совсем не то что мой муж… – с горечью добавила она.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33