Николай Леонов.

Смерть за наш счет (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Ну что про работу? – Татьяна Семеновна присела на стул и развела руками. – Чем журналисты занимаются? Статьи писал.

– А вы их читали?

– Ну, кое-что в Интернете, мне дочка показывала. Она лучше во всей этой технике разбирается.

– Дочка? – заинтересовался Крячко. – Она, значит, с Олегом общалась?

– Да нет, что вы! Просто в Интернете увидела его фамилию и меня позвала.

– Ну а девушки у него не было?

– Я никогда не видела его ни с кем. И сразу предупредила: встречайся с кем хочешь, только сюда никого не води! А то знаю я! Сегодня одна, завтра другая… А современные девицы какие? К хозяйству не приучены, грязь разведут да еще, не дай бог, сломают что-нибудь. У моей подруги вон две квартирантки-студентки машинку стиральную сломали – и смылись. А новую покупать – это каково?

– И он ничего не рассказывал про свою девушку? – перебил ее Крячко, внезапно подумав, что зря так поспешно покинул редакцию интернет-газеты. Там была девушка. Не факт, что Никонов встречался с ней в неслужебное время, но побеседовать с барышней о личной жизни начальника не помешало бы. Девушки о личной жизни коллег осведомлены лучше. И Дубнева надо потрясти. Он там что-то говорил о том, что подруга у Никонова все-таки была. Пусть лучше о ней расскажет, чем о политике и взятках – об этом и без него известно. Хорошо, что он отправил Дубнева ждать его в полицейской машине. Лишний свидетель никогда лишним не бывает, в этом Станислав был убежден.

– …соседка говорит, всегда один приходил. И у подружки он жить не мог, потому что зачем тогда ему квартиру снимать? – сделала логический вывод Татьяна Семеновна.

– И то верно. А в Москву вообще он часто ездил?

Татьяна Семеновна задумалась.

– Ездил иногда. Но нечасто. Примерно раза два-три в год. Всегда предупреждал.

– А надолго ездил?

– Нет, на пару дней.

– А где он там останавливался? Не говорил? У приятелей, может быть, или в отеле?

– Скажете тоже! В отеле! – протянула Татьяна Семеновна. – Дешевле квартиру на сутки снять! Или домой вернуться ночевать. Олег, кстати, так и делал. Лучше, говорит, в электричке проеду пару часов, зато в своей постели засну.

Эти слова хозяйки заставили Крячко выпрямиться.

– А такое название – «Аркада» – вы никогда от него не слышали? – спросил он.

Татьяна Семеновна отрицательно покачала головой. Больше ничего существенного она не сообщила. Зачем конкретно Олег ехал в Москву, ей было неизвестно, он сообщил лишь, что не знает, когда вернется, планирует дня через три, но, возможно, задержится.

– И вы не спросили, где он там остановится? – недоверчиво посмотрел на нее Крячко.

– Да не успела я! – с явным сожалением призналась Сорокина. – Мы же с ним по телефону разговаривали. А мне как раз соседка позвонила в дверь, я и отвлеклась. Договорились потом созвониться, когда Олег вернется. А он вот не вернулся. – Она вздохнула. – Выходит, последний это у нас разговор был…

От осознания этого факта женщина поежилась.

Крячко задумчиво тер подбородок, размышляя над дальнейшими действиями. Копаться в компьютере Никонова он считал делом неблагодарным. Его пугало многообразие папок на «рабочем столе», в каждой из которых, в свою очередь, скрывалось множество других. Разбираться в этом хозяйстве у Станислава не было ни времени, ни желания. Поэтому он поступил по-крячковски просто и радикально: отсоединил системный блок от монитора и набрал номер своего водителя:

– Саня, давай дуй наверх в тридцать первую квартиру. И Дубнева прихвати. Пригодится.

Водитель появился через минуту. За его спиной маячила долговязая фигура Дубнева. Крячко торжественно вручил им системник и приказал тащить его в машину.

Татьяна Семеновна вопросительно смотрела на полковника.

– Значит, так. Квартиру запирайте, я ее опечатаю, – распорядился Крячко.

– Как же так? Опечатаете? Значит, сюда никому входить нельзя? – забеспокоилась женщина.

– Совершенно верно, – кивнул Крячко, обуваясь в прихожей.

– А как же мне быть?

– А вам-то чего? Живите себе в своей квартире! А эта постоит пока закрытой.

Татьяна Семеновна подавила горестный вздох. Вместе с Крячко они вышли из квартиры, Станислав прилепил на дверь бумажку с круглой печатью.

– Вот так, – удовлетворенно произнес он и загрохотал ботинками по ступенькам.

– А на сколько хоть опечатали-то? – перегнувшись через перила, спросила Сорокина.

– До окончания следствия! – уже снизу отозвался Крячко и поспешил на улицу к машине, где Дубнев с водителем Саней запихивали системный блок в багажник. Крячко развалился на сиденье. Пора было звонить Гурову.

– Лева! Здорово, здорово! – начал он. – Все прохлаждаешься, старый пижон? А чего я? Я зуб лечил! И, между прочим, вылечил! Кстати, я, в отличие от тебя, уже кучу дел успел переделать, да-да! В Москвореченск вот смотался. Поговорил, конечно! И с хозяйкой, и с коллегами. Да не знают они ни хрена! Как это – без толку? Сведения есть, и весьма важные! Нужно только суметь отделить их от всякой ерунды. Мне бы дополнительные свидетели не помешали, да… Так что ты покопайся у убитого в телефоне – может, найдешь, с кем он часто общался? Некоего Дубнева можешь сразу исключить – он здесь, за моей спиной пыхтит.

– За твоей спиной пыхтит? – послышался насмешливый голос Гурова. – Чем это вы, интересно, занимаетесь?

– Ой, Лева, ну вот не надо, а? – поморщился Крячко. – В таких грязных намеках сразу и раскрывается твоя скрытая порочная натура! Ты лучше бы делом занимался!

– Так я уже занимаюсь. И в телефоне покопаться успел.

– Есть что? – насторожился Крячко.

– Есть несколько человек, с которыми Никонов действительно часто перезванивался.

– Ну, скидывай контакты.

– Всех? – уточнил педантичный Гуров.

– Да кидай всех, чтобы наверняка.

Отключив вызов, Станислав принялся ждать, когда Лев пришлет ему контакты из телефона погибшего Олега Никонова. Не прошло и двух минут, как трубка зажужжала и на экране появилось сообщение от Гурова. Станислав принялся методично обзванивать всех знакомых из списка контактов погибшего. По первому номеру он ответа не дождался.

По второму повезло больше: трубку сняли, но разговаривать не стали, сбросили звонок – видимо, решили, что кто-то представился полковником МВД в шутку. Злопамятный Крячко из вредности отметил этот номер, решив, что потом вызовет обидчика в управление повесткой.

Далее шли малознакомые Олегу личности, пересекаться с которыми ему приходилось по различным мелким, но не личным делам. Крячко уже начал расстраиваться, что не может найти друзей погибшего.

– Слышь, – повернулся он к Дубневу, который после погрузки системного блока отогревался в машине, дыша на покрасневшие пальцы. – У него вообще друзья были? Или он так и гнил в вашей редакции, тратя свою молодую жизнь на всякую хрень?

Дубнев надулся и не слишком дружелюбно произнес:

– В нашей редакции никто никого насильно не держит. И если Олег просиживал там допоздна, то только потому, что сам так хотел. Он вообще-то сам себе начальником был.

– Ладно, ладно, не пыхти, – примирительно проговорил Крячко. – Ну раз вы с ним бок о бок работали, ты, наверное, знаешь, с кем он общался помимо офиса?

– Может, и знаю! – гордо произнес Дубнев. – Но вы ведете себя так, что мне не очень хочется делиться с вами информацией!

– Ах, вот как? – выкатил глаза Крячко. – Саня, заводи мотор! Поехали на Петровку! Там, уважаемый, ты поделишься информацией вне зависимости от того, хочется тебе или нет!

– Вы не имеете права, – возмутился Антон.

– Ага, сейчас! Не имею! Поехали!

Водитель завел машину.

– Хорошо, хорошо, – передумал Дубнев. – Зачем сразу угрожать? По-человечески спросить нельзя?

– Почему нельзя? Можно! Я и спрашиваю по-человечески.

Дубнев вздохнул и, отвернувшись к окну, проговорил так, словно сообщал государственную тайну:

– Он дружил с Виталием Косенковым.

– Кто такой, чем знаменит? – поинтересовался Крячко, ища в списке абонентов, присланном Гуровым, нужный контакт.

– Боюсь, что, кроме дружбы с Олегом, ничем, – усмехнулся Дубнев. – Я его и не знаю почти – так, видел пару раз. Он к нам в редакцию заходил.

Крячко уже нажимал на кнопки своего телефона. Ему ответили после первого же гудка. Мужчина не стал задавать встречных вопросов, а просто подтвердил, что он действительно Виталий Косенков.

– Вы знакомы с Олегом Никоновым? – поинтересовался Крячко, продумывая предстоящий разговор.

– Да, знаком, – после небольшой паузы ответил собеседник. – А что такое?

– Мне нужно поговорить с вами насчет Олега в самое ближайшее время. Меня зовут Станислав Крячко, я из Главного управления МВД Москвы. Нам с вами необходимо встретиться как можно скорее.

– Хорошо, я буду свободен через полчаса. Приезжайте.

– Куда?

– На Тракторную.

Крячко повернулся к Дубневу:

– Тракторная – это где?

Судя по внезапно посерьезневшему лицу главного редактора, названная улица не была центральной и, похоже, не отличалась благообразием. Предупреждая возможные неудобства, Крячко обратился к Косенкову:

– Слушай, Виталь, а давай-ка ты подъезжай в центр. Там наберешь меня, я тебя дальше сориентирую.

– Ну… Хорошо. А что все-таки случилось?

– Ты подтягивайся, я тебе при встрече все и объясню.

– А вы точно из МВД? – поинтересовался Косенков.

– Блин, ну что мне тебе, отсканированное удостоверение отправить? – сострил Крячко.

– Хорошо, я подъеду, – сказал Косенков и отключился от разговора.

Станислав убрал трубку и почувствовал, что проголодался.

– Поехали, перекусим где-нибудь, – обратился он к водителю.

– А куда ехать-то? – растерялся тот. – Я здесь ничего не знаю.

Крячко снова напряг Дубнева:

– Слушай, тут поблизости есть какое-нибудь приличное кафе?

– Да, тут кулинария неподалеку. Очень вкусно готовят, – сообщил тот. – Мы в обед часто туда ходим.

– Показывай, – махнул рукой Крячко.

Когда они доехали до кулинарии, Станислав поймал вопросительный взгляд Дубнева, дескать, не пора ли его отпустить, но сделал вид, что ничего не заметил. Он имел к Антону еще один вопрос и потому предложил проследовать в кафе всем вместе.

– Я не голоден! – запротестовал Дубнев. Ему уже надоело таскаться за Крячко и выполнять его дурацкие поручения. – Меня ждет работа! А если я вам так нужен – присылайте повестку!

– Ладно, ладно! Не кипятись! Народ какой-то нервный стал, ей-богу! Ты мне вот что скажи: помнишь, ты про девушку Олега говорил? Кто она такая, как зовут?

– Зовут ее Катя, а больше я ничего не знаю.

– Как так? – недоверчиво покосился Крячко.

– Ну, с ней же встречался Олег, а не я.

– Но он о ней что-нибудь рассказывал?

– Нет. Он вообще был немногословным. Да и не принято у нас о личном говорить.

– Прямо конспиративная квартира какая-то, а не редакция! – не смог сдержать своего раздражения Крячко. – Ладно, иди! Но если понадобится, я тебя действительно повесткой вызову, будь готов.

– Всегда готов, – проворчал Дубнев, освобождая из тесного салона свою длинную нескладную фигуру. Через минуту Крячко наблюдал, как журналист, сутулясь, шагал по обледенелой улице к зданию редакции.

Москвореченск по сравнению со столицей был довольно дешевым городом, и пообедать в нем было не затратно. Крячко с водителем перекусили в кулинарии, где действительно неплохо готовили.

Сыщик не спешил возвращаться в машину – в кафе было куда уютнее. К тому же у него очень кстати зазвонил телефон. На связи был Косенков. Крячко сообщил, что ждет его в кулинарии. Вскоре в дверях появился молодой человек лет под тридцать, одетый в модную светло-бежевую парку. Он оглядел зал и, заметив Крячко, махавшего ему рукой, направился к столику полковника.

– Так, Саня, быстренько дуй в машину и дожидайся там, – спровадил Станислав водителя, а сам обернулся к Косенкову, который внимательно рассматривал столичного гостя.

– Это вы мне звонили?

– Так точно, я. – Крячко полез в карман за удостоверением.

Косенков внимательно изучил документ, сверил фото с оригиналом, и, судя по выражению лица, остался недоволен. И неудивительно: последний раз Станислав фотографировался на удостоверение лет пятнадцать назад, когда был значительно тоньше и моложе.

– Да я это, я, – успокоил его Крячко. – Просто не успел побриться. Ты на мелочи не отвлекайся, лучше послушай меня. Разговор у нас, сразу предупреждаю, будет не слишком приятный…

– У Олега неприятности? – насторожился Косенков.

– Еще какие, – досадливо крякнул Крячко. – Умер он, Виталь.

– Как – умер? – Круглое лицо Косенкова мгновенно вытянулось. – Почему? Он же молодой совсем.

– Помогли, – хмуро сообщил полковник.

– Убили?

Крячко молча кивнул. Косенков насупился, собираясь с мыслями.

– И… как это произошло? – спросил он.

– Найден в номере отеля мертвым. Отравлен. Яд находился в бутылке вина.

– Какой ужас! – Косенков, кажется, еще не до конца осознавал случившееся.

Дрожащей рукой он достал из пачки сигарету, закурил.

– Молодой человек, у нас не курят! – звонким голосом предупредила буфетчица.

Косенков поспешно раздавил сигарету каблуком. Крячко внимательно наблюдал за собеседником. Посидев несколько секунд недвижно, тот неожиданно воскликнул:

– А я говорил ему, чтобы он не ввязывался во всю эту ахинею!

– О чем речь? – осведомился Крячко и потянулся за записной книжкой, которой, кстати, пользовался крайне редко.

– Да он писал про мэра нашего москвореченского. Хотел разгромную статью сделать о разоблачении коррупции во власти. Я предупреждал, что это добром не кончится!

– Так-так-так-так-так, – меленькой скороговоркой проговорил Крячко. – То есть ему угрожали?

Косенков осекся.

– Ну-у не то чтобы… – протянул он, но Крячко уже держал в ладонях выпорхнувшего «воробья»:

– Кто угрожал, когда, при каких обстоятельствах? – Стас наконец извлек из недр своей видавшей виды куртки потрепанную записную книжку и огрызок карандаша. Делая вид, что собирается записывать, он смотрел прямо в глаза Косенкову.

– Нет, вы все слишком буквально поняли. – Собеседник пошел было на попятную, но Крячко вцепился в него мертвой хваткой.

В конце концов сыщику удалось выведать следующее: Никонов готовил материалы о правонарушениях в местной администрации, в том числе – обвинения против мэра Москвореченска Галактионова. Изначально было понятно, что затея опасная, о чем Косенков неоднократно предупреждал Никонова. Однако прямых угроз ни со стороны Галактионова, ни со стороны его подчиненных в адрес Никонова не поступало. За исключением одного странного случая, объяснить который Косенков затруднялся.

А дело было так. Однажды, вернувшись домой после работы, Никонов не смог открыть дверной замок. Как выяснилось впоследствии, замочная скважина была замазана клеем. Никонов вызвал слесаря, который довольно быстро привел замок в порядок. Больше замочную скважину не трогали, но зато облили клеем коврик у двери квартиры. Данный эпизод также обошелся малой кровью: Никонов лишь испачкал подошвы ботинок, которые после просто протер ацетоном, избежав таким образом серьезного для себя ущерба. Больше никаких неприятностей за последнее время с Никоновым не происходило.

– Когда это было? – спросил Крячко.

– В ноябре, – ответил Косенков. Станислав накорябал в блокноте «ноябрь» и поставил ему одному понятные пометки.

– А статью когда он начал писать?

– О Галактионове? – уточнил Косенков. – Примерно тогда же. Собственно, он не писать ее начал, а собирать материал.

– А он тебе его показывал?

– Нет. Хотя я хотел посмотреть. Но Олег говорил, что материал еще сырой.

– Так, а где он его хранил?

Виталий пожал плечами:

– Не знаю – на работе, наверное, где же еще?

– На работе, на работе, – постукивая пальцами по столу, задумчиво пробормотал Крячко. – На работе, брат, говорят, что все материалы он хранил дома!

– Ну, может, и дома, – не стал спорить Косенков.

– А кому-нибудь еще Олег рассказывал, что собирается писать про мэра?

– Не знаю, вряд ли. Зачем об этом кричать на всех углах? Ну, со мной поделился, как с другом. Коллеги наверняка были в курсе.

– А что, ситуация в вашем городе действительно такая удручающая? – полюбопытствовал Крячко. – В смысле, статья правдивая была?

– Ну вообще да, – серьезно кивнул Косенков. – Город в запущенном состоянии. Ну вы наверняка и сами это заметили. Одни дороги наши чего стоят!

– Это верно, – ухмыльнулся Крячко.

– Я-то в этом городе вырос, – продолжал Косенков. – Так вот, раньше лучше было, при прежнем мэре. А Галактионов вообще непонятно чем занимается. Он в Москве больше времени проводит, чем здесь.

– Вырос, говоришь? – переспросил Крячко. – А Олега откуда знаешь? Он ведь вроде приезжий?

– Ну и что? – пожал плечами Косенков. – Мы познакомились почти сразу же после его приезда и подружились.

– На почве работы? – уточнил Крячко.

– Да нет, просто пересеклись случайно на одной тусовке и начали общаться.

– А на какой почве?

– Да что вы с этой почвой! Как люди дружить начинают?

– Вообще-то я всегда считал, что их что-то объединяет, – сказал Крячко.

– Ну, если хотите, нас объединила любовь к рок-музыке, – сообщил Косенков. – Как оказалось, мы слушаем одни и те же группы. Вот на этом и сдружились. А дальше – ну, совпали просто. Характеры оказались подходящие.

– И какой же у Олега был характер? Как бы ты его описал?

– Ну, как… Очень спокойный. Это главное. С ним практически невозможно было поссориться.

– То есть человек неконфликтный. – Крячко сделал очередную пометку в своем блокноте.

– Абсолютно! И на провокации никакие не велся.

– А его кто-то провоцировал? – заинтересовался Крячко.

Косенков усмехнулся.

– С такой профессией, как у него, провокаторы всегда найдутся, – уклончиво ответил он.

– А вот скажи, он свою статью писал ради славы или как? Ну, чтобы продвинуться по карьерной лестнице, в Москву, может, перебраться хотел?

– Ну, карьеру журналиста он, может, и хотел бы сделать. А разве это не естественно? Как говорится, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но статьи свои он писал честно. Если вы к тому, что он мог ради денег написать заказную статью – это не про него. Да и про мэра нашего всем все известно.

– Всем – это кому? – зацепился Крячко.

– Всем – это всем, – упрямо отрезал Косенков.

– Значит, никому, – сделал вывод Крячко. – Слова одни. Голословные обвинения. Ладно, посмотрим материалы – там видно будет. Значит, не заказ, говоришь?

– Нет. Олег был честным журналистом. И слава в том смысле, о каком вы говорите, его не интересовала. Он хотел продвинуться благодаря своим способностям, а не за счет заказных статей! А вот компаньон его… – Косенков осекся…

– Так, так! – подбодрил его Крячко. – И что же компаньон? Кто именно?

– Да есть там один у них… Придурок очкастый! – презрительно произнес Косенков. – Сам ноль без палочки, примазался к Олегу, как рыба-прилипала!

– Это ты про Дубнева Антона? – Крячко был несколько удивлен подобной характеристикой.

– Ну да, про кого же еще! Он же жил за счет Олега, это его редакция, он сам ее поднял с нуля!

– Постой, что значит – жил за счет Олега? Он вообще-то там работает, – заметил Крячко.

– Да он не столько работает, сколько себе дорогу расчищает! Он же чокнутый, вы разве не знаете? Вы его видели вообще?

– Видел, – кивнул Крячко.

– Он же ненормальный! Фанатик! Все время какие-то бредовые идеи выдвигает! Вот уж кто точно славы хочет. Поверьте мне, если бы Олег остался жив – он бы его смел!

– Ну, этого теперь никто не узнает. А когда ты в последний раз видел Олега?

– Да пару недель назад, в бар ходили.

– А вообще вы с ним часто виделись?

– Да не то чтобы. Все работа, знаете, не до встреч.

– И что он говорил в тот день? О планах рассказывал?

– Нет, мы старались о делах не говорить. Наоборот, встретились, чтобы расслабиться.

– Он говорил, что в Москву собирается?

– Нет, не говорил. Но он периодически туда ездил, меня не всегда в известность ставил.

– Как так? Вы же друзья!

– Вот именно! А это дела служебные. Не по дружбе.

– А кроме тебя, у Олега друзья были?

– Я не знаю никого. Вроде нет. Он как приехал сюда, ни с кем, кроме меня, и не общался особо. Он вообще довольно замкнутый был. Да и некогда ему было.

– Ну а девушка у него была? – подмигнул Косенкову Крячко.

Косенков замялся.

– У них там работают две, – подсказал ему Крячко. – Симпатичные!

– Нет, на работе у Олега ничего не было, – покачал головой Косенков.

– Ну а не на работе?

– Нет.

– Что? – Крячко удивленно уставился на Косенкова. – Как это? Молодой, симпатичный – и один? Слушай, я ни за что в это не поверю! Ну, работа работой, а все же? Молодость – она своего требует! Вот я когда молодой был, тоже пахал как лошадь! Но по вечерам на свидание – это святое! Причем не в редакции работал, заметь, не штаны протирал! А тут… Гормоны-то играют!

Косенков старательно отводил глаза.

– Слу-ушай! – догадался Крячко и даже хлопнул себя по коленке. – Так вы с ним того, да? Понятно!

– Да что вам понятно? С ума сошли, что ли? Ничего такого между нами не было, мы оба нормальные!

– Ага, это, знаешь, сейчас тоже принято нормой считать, – с пониманием закивал Крячко. – На Западе даже вон браки однополые легализовали и нам эту туфту втюхивают – дескать, так и надо! Скоро натуралов ненормальными объявят! Так что ты не стесняйся.

– Да нечего мне стесняться! Говорю же, бред это!

– А как же без девушек?

Косенков подавил тяжелый вздох.

– Ладно. – Он внимательно посмотрел в глаза Крячко. – Была у него девушка. Но они полгода назад расстались.

– А чего так? Поссорились, что ли? Или она другого нашла?

– Да нет, там по-другому вышло…

– Слушай, хватит мяться, как девица нетронутая! – рассердился Крячко. – Не темни!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33