Николай Леонов.

Драгоценный выстрел (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Нет, об этом Кирилл не говорил мне. Да он и вообще со мной подобные дела почти никогда не обсуждал. Это, может быть, Максим сможет вам подсказать.

– А на старой работе, в этом охранном предприятии, он общался с кем-нибудь близко?

– Не знаю. Дома у нас бывал только Максим. Но вообще у Кирилла всегда было много друзей, я уже говорила. Наверняка были и на работе.

– Где находится это предприятие?

– Офис у них в Одинцово. Я могу дать вам визитку, там есть все координаты. Это начальство раздавало сотрудникам в целях бесплатной саморекламы.

– Чтобы сотрудники распространяли информацию среди знакомых?

– Да, именно.

Людмила прошла к небольшой тумбочке в коридоре и достала из ящика визитку.

– Спасибо, думаю, мне это пригодится, – кивнул Лев. – Кроме того, раз уж я взялся за поиски, думаю, не помешает узнать, как выглядит тот, кого я ищу.

– Ах да! Действительно, – спохватилась Людмила. – Что же это я, столько всего наговорила, а фотографию так и не показала. У меня несколько альбомов.

Она вернулась в комнату и, подойдя к книжному шкафу, достала оттуда небольшой альбомчик с прозрачными файлами для фотоснимков.

– Это – самый маленький, – сказала она. – Но вам ведь, наверное, и не нужен большой формат?

– Да, чем компактнее, тем удобнее.

– Какую бы? Вот эту, пожалуй. Да, эта подойдет. Здесь Кирилл один, и план крупный, лицо видно хорошо. Вот, возьмите.

Она протянула Гурову фотографию, и тот с интересом взглянул на снимок. Там был запечатлен молодой мужчина довольно приятной наружности, светловолосый, с голубыми глазами. Подтянутая, спортивная фигура со всей очевидностью доказывала, что слова его матери о хорошей физической подготовке – это не выдумка или попытка что-то приукрасить, а просто констатация факта.

– Сколько ему лет?

– Двадцать девять, – ответила Людмила.

– Двадцать девять, – повторил Лев, перевернув фотографию и записывая на обратной стороне цифру. – Двадцать девять лет, Кирилл… как фамилия?

– Титов. Кирилл Титов.

– Титов… Что ж, Людмила Ивановна, пожалуй, на сегодня это все. Не буду вас утомлять на ночь глядя.

– Ну что вы, какое утомление, напротив, я очень благодарна. Я подавала официальное заявление, но, похоже, никто и пальцем пошевелить не собирается. А когда позвонил Андрюша, я просто духом воспряла. «Знаменитый полковник Гуров», так он сказал. Честно говоря, Ирине я просто хотела, как говорится, пожаловаться на судьбу. Не думала, что это принесет какие-то реальные результаты. А вот видите, как получилось. Не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

– Ирина – это мама Андрея?

– Да. Мы с ней дружим. Очень давно, еще со школы. Были на свадьбах друг у дружки. А потом она у меня… на похоронах. Мой муж умер пять лет назад. Кирилл – единственное, что у меня осталось, поэтому, сами понимаете, равнодушие полиции не может меня не волновать.

– Но теперь равнодушия нет, – заверил Гуров. – Если я берусь за дело, то стараюсь довести его до конца.

– Спасибо, что согласились.

Теперь у меня есть надежда.

В отличие от Людмилы, у самого полковника надежд было не так уж много.

«Вариант с похищением возможен в двух случаях, – размышлял он по дороге домой, – либо получение выкупа, либо бесплатная эксплуатация. Во всех остальных случаях гораздо проще убить, чем заморачиваться с похищением. С другой стороны, денег у них не так много, а если парень этот действительно так хорошо подготовлен физически, как утверждает его мама, то и в рабы на кирпичный завод пристроить его тоже проблематично. Остается только один вариант. Если в исчезновении этом нет ничего криминального и оно действительно связано с особенностями его новой работы, тогда шансы на то, что парень жив-здоров, вполне реальные. Но если это не так, тогда искать придется скорее труп, чем живого человека».

Придя к такому неутешительному выводу, Лев решил, что первым пунктом повестки дня на завтра должно быть посещение городских моргов.


«Нужно размножить фотографию и оставить свои координаты, – думал он. – Хотя, возможно, это уже проверяли, когда она подала заявление, но… Одно дело – формальная проверка, а другое – личная просьба. Нужно съездить».

Дело представлялось ему не таким уж сложным, и он был уверен, что уже через несколько дней сможет разобраться, что там к чему. Переживания одинокой женщины, потерявшей единственного сына – все, что у нее осталось в жизни, – тронули полковника, и он решил, что небольшая дополнительная нагрузка к основной работе не будет ему в тягость.

Ненадолго свернуть с «основного маршрута», чтобы поговорить с теми или иными и прояснить обстоятельства исчезновения Кирилла, – задача вполне осуществимая. Но, намечая программу действий на завтрашний день, Лев даже не предполагал, насколько запутанным и неоднозначным окажется это «параллельное» расследование.


На следующий день Гуров поступил, как и планировал. После утреннего совещания у Орлова он объехал городские морги, показывая фотографию и выясняя, не поступал ли в ближайшие три-пять дней труп с похожими чертами.

Процедура заняла немало времени, но Лев не считал его потраченным зря. Теперь он точно знал, что в прошедшие несколько дней труп человека, похожего на Кирилла Титова, в городские морги не поступал.

Везде, куда он приезжал, полковник оставлял ксерокопию фотографии и свой телефон, высказывая убедительную просьбу сразу же сообщить ему, если обнаружится труп Кирилла. А затем поехал в охранную фирму, где трудился Кирилл до того, как устроиться на новую, «совершенно секретную» работу.

ООО «Стрелец» располагалось на первом этаже многоквартирного дома. Неприметная табличка сообщала, что здесь находится офис частного охранного предприятия.

По-видимому, хозяева фирмы броской рекламе предпочитали реальные доказательства надежности. Лучшей рекомендацией, чем все призывные слоганы и яркие вывески, служила массивная входная дверь, способная, наверное, выдержать атаку гранатомета. Прочные решетки на окнах и объективы видеокамер, «смотревшие» буквально отовсюду, закрепляли нужное впечатление.

– Добрый день, чем я могу вам помочь? – приветливо улыбнулась миловидная девушка, сидевшая в небольшом вестибюле за компьютером.

– Я хотел бы поговорить с кем-то из руководства, – ответил Гуров, протягивая удостоверение. – Кто у вас тут заведует личными составом?

Взглянув на «корочки», девушка озабоченно сдвинула бровки и несколько минут о чем-то очень сосредоточенно размышляла. Потом поинтересовалась:

– А вы по какому вопросу?

– По личному, – холодно улыбнулся Гуров, давая понять, что свои вопросы он будет обсуждать только с руководством.

– Хорошо, я сейчас узнаю. Подождите минуту.


Девушка вышла из комнаты, скрывшись во внутренних помещениях, а Лев остался один на один с подкачанным средних лет мужчиной, являвшим собой наглядный пример того, как сотрудники фирмы делают свою работу.

Когда девушка вернулась в вестибюль, ее сопровождал невысокого роста плотный мужчина с заметной проседью в темных волосах.

– Здравствуйте, чем могу быть вам полезен? – спросил он.

– У меня есть несколько вопросов по поводу одного из ваших сотрудников, – ответил Гуров. – Точнее, бывших сотрудников. Мы могли бы поговорить без… свидетелей?

Мужчина нахмурился с тем же озабоченным выражением, что и девушка несколько минут назад. Но размышлял он тоже недолго.

– Хорошо, пойдемте.

Сделав пригласительный жест в сторону двери, из которой они с девушкой только что вышли, и пропустив Гурова вперед себя, он аккуратно прикрыл дверь за собой.

Они оказались в коридоре, из которого вело еще несколько дверей. Открыв одну из них, мужчина коротко произнес:

– Проходите.

Войдя, Гуров оказался в небольшом кабинете. Там стоял стол с компьютером, шкаф для бумаг и несколько стульев.

Мужчина сел за стол и, жестом указав на стоявший рядом стул, вновь лаконично произнес:

– Прошу вас. Так что же случилось? Кто-то из моих ребят напортачил?

– Как раз это я сейчас и пытаюсь выяснить, – ответил Лев. – Кто напортачил и что произошло. Но сначала давайте познакомимся. Мое имя вам, наверное, уже сообщили, а ваше…

– Алексей. Егоров Алексей Дмитриевич.

– Очень приятно. Речь пойдет о Кирилле Титове, Алексей. Ведь у вас работал такой сотрудник?

– Кирилл? – удивленно поднял брови Егоров. – Вот уж никогда не подумал бы.

– Не подумал бы чего?

– Но как же. Вы ведь говорите, что он что-то там натворил. Вот я и удивляюсь. Кирилла меньше всего можно заподозрить в каких-нибудь… нарушениях.

– Он был таким пай-мальчиком?

– Он был адекватным, – серьезно ответил Егоров. – И, надеюсь, остался. В нашей работе случается всякое. И с обкуренными, и с психически нестабильными приходится иметь дело. Иногда такие отморозки попадаются, глаза бы не глядели. Ведут себя тоже по-всякому. И обозвать могут, и оскорбить. В нашей работе выдержка нужна. Так вот, могу вам заявить с полной ответственностью, у Кирилла она была. Лично я ни разу не видел, чтобы он сорвался или потерял контроль. И от ребят не слышал. Поэтому я и говорю, что… странно это. В его адрес меньше всего я бы мог ожидать претензий.

– А почему он ушел с фирмы, если у него все так хорошо складывалось?

– Почему ушел? – сразу как-то осекся Егоров. – Не знаю. Сказал, что нашел другую работу, где больше платят. Хотя и у нас платят неплохо. Для этой профессии, по крайней мере.

– А что за работа, он не говорил?

– Нет. По крайней мере, мне. Может, из ребят с кем-нибудь обсуждал.

– У него были здесь друзья? – сразу уцепился за ниточку Гуров. – Те, с кем он общался чаще других?

– Не знаю. Может, Миша. Климов Михаил. Кажется, они с Кириллом дружили.

– Он сейчас здесь?

– Да. Он в группе быстрого реагирования, сегодня его дежурство.

– С ним мне бы тоже хотелось поговорить.

– Не проблема.

– Отлично. Значит, о своей новой работе Кирилл не распространялся?

– Я не слышал.

– Кирилл был хорошим сотрудником? Вы ощутили потерю, когда он ушел?

– Он был адекватным, я уже сказал. Конечно, когда уходят профессионалы, это… обидно. Но каждый свой выбор делает сам. Насильно никто никого не держит.

– Вы говорили, что в такой профессии может случиться всякое. Вы можете припомнить подобные «экстренные» случаи с участием Кирилла?

– Экстренные? Экстренные в каком смысле? Пару раз во время дежурства он на бандитов попадал. Пришлось даже вооруженное нападение отражать. На мой взгляд, это случай еще какой экстренный. Но только здесь ведь не вина Кирилла. Он, наоборот, он…

– Да я и не стремлюсь найти какую-то его вину, – успокоил Гуров. – Мне нужно узнать, не случалось ли чего-то такого, после чего кто бы то ни было мог иметь к Кириллу претензии, затаить зло или обиду.

– А, вот вы о чем. Нет, такого, кажется, не было. Разве что бандиты эти. Только ведь они все на том свете давно. Мои ребята с ними разобрались.

– Вот как. А что это было за нападение, не расскажете подробнее?

– С удовольствием расскажу. Ребята действовали просто героически, почему бы не похвастаться. Мы курируем ювелирную сеть, работаем с одним солидным клиентом. У него несколько магазинов и ломбард. Там постоянно дежурят наши сотрудники. По сменам. В тот день была смена Кирилла. Они вдвоем дежурили с Игорьком. Игорь Сотников, наш сотрудник. Хотя тоже уже бывший, – счел нужным пояснить Егоров. – Так вот, сидели они в этом магазине, следили за порядком. И вдруг откуда ни возьмись – банда налетчиков. С ходу застрелили продавщицу, девочка там в тот момент за прилавком стояла, не повезло бедной. А потом и в моих стали стрелять. Только тут уж не на девочку нарвались. Кирилл сразу сообщил, выехала группа, но приехали уже к шапочному разбору, как говорится.

– Ваши ребята справились самостоятельно?

– Да. Только в тот раз, похоже, действительно день был неудачный. Во время этой перестрелки в магазин по каким-то своим делам приехал хозяин и…

– Не вовремя вошел в дверь, – закончил за него Гуров.

– Еще как не вовремя. Прямиком под пулю попал. Да точно так, прямо в переносицу угодила. Мгновенная смерть.

– Получается, из-за этого нападения вы лишились хорошего клиента?

– Нет, почему. У него наследники, дочь. Магазины к ней перешли. Работать мы продолжаем, но тот инцидент, пожалуй, самый неприятный из всех экстренных случаев, которые я могу припомнить. До сих пор осадок остался. С одной стороны, вроде бы ребята свою работу сделали, а с другой – жертвы. Жертвы – это всегда плохо.

– Особенно когда это – сам клиент?

– Да, в этом случае – особенно. Хотя мы, в общем-то, охраняли объект, а не персону, но… все равно. Жертвы – это всегда плохо.

– Этот Игорь, который дежурил с Кириллом, он именно после этого случая уволился?

– Нет, он позже ушел. В охрану тоже, но не в фирму, а телохранителем. Устроился к какому-то крутому мэну, на большие бабки польстился. Все хвастал, что разбогатеет, сам такую же фирму откроет.

– Получилось?

– Не знаю, – усмехнулся Алексей. – Пока про нового конкурента ничего не слышно.

– Значит, получается, что оба сотрудника, дежурившие в тот злополучный день в ювелирном магазине, у вас теперь не работают?

– Получается так. Только не думаю, что это взаимосвязано. Игорь ушел где-то через полгода после этого случая, а Кирилл и того позже. Он совсем недавно уволился, а с ювелирным история, она почти год назад произошла. Да, почти год, – немного подумав, будто подсчитывая в уме, повторил Егоров.

– Понятно. Еще я хотел бы узнать, в процессе своей работы ваши сотрудники могут получать доступ к какой-либо конфиденциальной информации?

– Конфиденциальной? – вновь задумался Егоров. – Не знаю. Думаю, нет. Откуда? Мы просто контролируем обстановку. Помещения, внешний периметр. Документы не смотрим, секретные разговоры не подслушиваем. Нет, не думаю. Это кто телохранителем работает, вот как Игорь, например, те да, они могут. И услышать что-нибудь интересное, и даже, наверное, в документы заглянуть. Они ведь всегда рядом с человеком. Но могу вам сказать, что и в этом случае, если охраняемый не захочет, чтобы телохранитель о чем-то узнал, есть масса способов этого не допустить. Так что нет, охрана не имеет такой широкой свободы действий. Разве что случайность. Но здесь у охранника шансов не больше, чем у любого другого.

Слушая эти рассуждения, Гуров думал, что последнее замечание про случайность все предыдущие глубокомысленные выкладки сводит фактически на нет.

Ему хотелось выяснить, мог ли Кирилл в силу своей профессиональной деятельности получать доступ к каким-либо данным, не предназначенным для посторонних ушей или глаз. Из опыта ему хорошо было известно, что один из распространенных мотивов загадочных убийств – это то, что жертва «слишком много знает». А из ответа Егорова выходило, что к конфиденциальным данным Кирилл доступа иметь не мог, но… мог.

– У Кирилла были хорошие отношения с товарищами? – решил он сменить тему.

– Да, вполне, – почему-то с удивлением взглянул на него Егоров. – Я ведь вам говорил, он был абсолютно адекватным. Адекватным, доброжелательным и общительным человеком. Коммуникабельным, как это называют. У Кирилла не было проблем с личным общением.

– Таким как раз частенько завидуют, – постарался навести на мысль Гуров.

– А, вот вы о чем. Да нет… нет, не думаю, что ему кто-то так уж сильно завидовал. Кирилл – обычный парень. Кроме того, мы стараемся учитывать личные характеристики при подборе персонала. Если человек угнетен комплексами, это, как правило, заметно. Мы таких не берем. Нет, в коллективе у нас отношения всегда хорошие, – немного подумав, уверенно добавил Егоров. – Наша задача – разрешать конфликты, а не создавать. Таких и людей подбираем. Нет, отношения хорошие, – еще раз повторил он.

– Что ж, это только радует. Если отношения среди коллег такие хорошие, думаю, со мной не откажутся пообщаться по поводу Кирилла. Как, вы говорили, зовут того молодого человека, который дружил с ним? Кажется, Михаил? Можно будет его прислать ко мне?

– Да, конечно. А что он натворил, я так и не понял? Подрался, что ли, с кем-то?

– Вы Кирилла имеете в виду?

– Ну да, а кого же еще. Вы из-за него ведь сюда пришли.

– Нет, Кирилл не подрался. И вообще ничего не натворил. Он пропал.

– То есть как? – На лице Егорова отразилось неподдельное изумление.

– Хотел бы я это знать. Сейчас как раз пытаюсь собрать информацию, которая могла бы пролить свет на это исчезновение, объяснить хоть что-то. И чем больше людей я смогу опросить, тем лучше. Так вы пришлете Михаила?

– Да, конечно, – заторопился Егоров. – Если так, то… конечно. Пропал… вот это фокус!

Он вышел в коридор, продолжая бормотать себе под нос недоуменные отрывочные фразы.

Через несколько минут дверь снова открылась, и перед глазами полковника предстал богатырь под два метра ростом. Внешне от напоминал картинных героев, которых снимают в роликах, рекламирующих товары «для настоящих мужчин».

– Здравствуйте, – вежливо проговорил парень. – Алексей Дмитриевич сказал, что…

– Присаживайся, – по-свойски обратился к нему Гуров. – Мне нужно навести кое-какие справки. Если я правильно понял, из всех, кто здесь работает, ты ближе всего общался с Кириллом Титовым?

– Да он вроде со всеми нормально общался, – неуверенно проговорил Михаил, похоже, пока не определившийся с тем, какую занять позицию.

– Да, конечно. Но с тобой, кажется, немного чаще, чем с другими. Меня, собственно, интересует его новое место работы. Удивительно, но ни от кого не могу добиться толку по этому вопросу. Может быть, ты что-то прояснишь? Перед увольнением он не делился с тобой мыслями по этому поводу? Что именно это за работа и почему он решил перейти туда? Ведь ему и здесь было неплохо. Платили вовремя, с товарищами ладил.

– В целом да, но… Человек ищет, где лучше, – чуть усмехнулся Михаил. Поняв, о чем пойдет речь, он заметно успокоился, расслабился. – Кира не особенно распространялся об этой своей «вакансии», но, судя по его сияющей физиономии, условия там предложили действительно неплохие.

– А что это за условия, он не говорил?

– Только в общих чертах. Сказал, что платить там обещали больше на порядок и что наконец-то он сможет заняться настоящим делом. Несколько раз повторил это.

– «Настоящее дело», это что?

– Понятия не имею.

– А у Кирилла не спрашивал?

– Спрашивал, конечно, только он не больно-то отвечал. Сделает загадочные глаза и талдычит об одном и том же. Про настоящее дело да про то, что серьезная работа, дескать, и оплачивается всегда серьезно. Это, мол, аксиома. Понятно, что аксиома. Только что это за работа, что там платят на порядок больше, чем нам здесь? Он ведь так и сказал, «на порядок». Интересно было бы узнать. Я бы и сам не отказался так поработать.

– Но узнать об этом у Кирилла, как я понял, не удалось?

– Нет. Попрыгал-попрыгал да и отвалил со своим счастьем. Так и не сказал ничего толком.

– Послушай, Миша, а ты с Кириллом только на работе встречался? В другое время контактов не было? Собраться, посидеть, пивка пропустить? А?

– Да нет. Мы не настолько близко общались. Не знаю, кто сказал вам, что мы такие уж закадычные друзья. Собраться – это мы собирались, конечно. Всей компанией, с ребятами. Чисто профессионально, так сказать. Отмечали дни рождения и всякое такое. Здесь же вот и собирались. В офисе. Хотя не очень часто. А вне работы у каждого свои дела, сами понимаете.

– Да, действительно. Что ж, Миша, больше у меня вопросов, пожалуй, нет. Спасибо, что согласился поговорить со мной.

– Пожалуйста. Хотя я, кажется, немного смог вам сообщить. Я с Кирой не так уж тесно общался, – снова повторил он. – Только на работе.

Но Лев уже и сам понимал, что, если хочет получить «помощь друга», ему, скорее всего, придется обратиться к тому самому Максиму Каткову, про которого говорила Людмила. Если они дружат со школы, то вероятность того, что именно с ним Кирилл мог поделиться информацией о своей «совершенно секретной» работе, довольно велика.

Однако лимиты времени, отпущенные на это дополнительное расследование, уже истекали, и к другу он решил наведаться ближе к вечеру. В конце дня больше шансов застать его дома, да и у самого Гурова будет больше возможности вновь сосредоточиться на этом деле, не отвлекаясь на обязательную повседневную текучку.

Следом за плакатным красавцем Михаилом он вышел в коридор и, поблагодарив сидевшего в вестибюле Егорова, поехал в управление.

Глава 2

За повседневной рутиной полковник не забывал о «дополнительной нагрузке», свалившейся на него как снег на голову с легкой руки дежурившего в СИЗО Андрея Калязина. Подсознательно он все время ожидал, что ему позвонят из морга и сообщат о найденном трупе мужчины, лицо которого очень напоминает человека, запечатленного на оставленной им фотографии.

Но из морга не звонили.

В седьмом часу вечера, покончив с текущими делами, он раскрыл свой блокнот и, найдя записанный там номер Каткова, сделал звонок.

– Да, слушаю, – прозвучал спокойный голос из трубки.

По-видимому, у Максима не было фобии по отношению к абонентам, звонившим с незнакомых номеров.

– Максим Катков, правильно? – прежде чем начать разговор, уточнил Гуров.

– Да, это я. А с кем я говорю?

– Оперуполномоченный уголовного розыска полковник Гуров. Я провожу проверку по факту исчезновения Кирилла Титова. Если не ошибаюсь, вы были знакомы? Мне бы хотелось задать несколько вопросов.

– И даже полковник? – удивленно проговорил Максим. – Круто!

– Мы можем встретиться?

– Да, конечно. Только… только где? И когда? Я целый день в зале, домой прихожу, можно сказать, ночью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8