Лейф Перссон.

Можно ли умереть дважды?



скачать книгу бесплатно

«Все это возвышенные размышления, на которые легко скатиться, имея философский склад ума», – пришел к выводу Бекстрём и кивнул самому себе, попивая водку с тоником и вполуха слушая то, что все молодые дамы нашептывали ему.


Бекстрём покинул бар «Риш» перед самым закрытием, будучи в полном порядке. Конечно, ночь только начиналась, но через несколько часов его ждал новый рабочий день, наполненный всякой всячиной. А поскольку он был человеком, отвечавшим за свою репутацию, прихватил с собой нечто для себя новенькое. Маленькую дамочку-юриста с живыми глазами и пикантной щелью между передними зубами, работавшую в налоговом департаменте. И если бы она не справилась со скачками на суперсалями, он вполне мог использовать ее в другой связи. Пожалуй, она смогла бы дать ему совет о том, как не попасть в жернова той деятельности, которой занимались ее работодатели.

Час спустя, после окончания обязательной программы, он даже оплатил такси, чтобы оно отвезло ее домой в пригород. Сама она оказалась на шестерку по десятибалльной шкале, однако определенно не стоила бесплатной поездки. Возможно, она удостоится повторного визита к обладателю кровати «Хестенс», если все равно будет проезжать мимо и оплатит транспорт сама. Легкий поцелуй в щеку, только в щеку, чтобы в ее головке не возникло никаких фантазий, затем быстрое «пока, пока», а самого его ждало расследование убийства.

«Долг зовет», – подумал Бекстрём, тщательно запер за дамой дверь и, вернувшись в свою постель, сразу же заснул.

12

Бекстрём проснулся примерно тогда, когда Анника Карлссон послала ему свое второе эсэмэс без пятнадцати восемь в среду утром: «Ты с нами или нет? Мы выезжаем через четверть часа».

Бекстрём вздохнул, покачал головой и отправил короткий ответ: «Собственным транспортом. Увидимся на месте находки».

«Даже она должна ведь иметь какое-то понятие, и что случилось со стародавней вежливостью и корректностью? – подумал он. – Ведь я же ее шеф». Потом комиссар позвонил одному из своих старых знакомых таксистов, пообещал обычное вознаграждение и договорился о встрече через час.

После этого он основательно позавтракал, приготовил пакет с едой и всевозможное снаряжение и только затем направился в ванную, чтобы позаботиться о личной гигиене и одеться. Наконец он упаковал все необходимое для поездки: запас продуктов, резиновые сапоги, подходящую одежду. Крем от комаров, абсолютно необходимый, когда находишься за городом. Дополнительный бутерброд и напиток для малыша Эдвина. Аннику Карлссон он в расчет не брал. Хуже ведь не станет, если, забыв еду, она умрет от голода. Плюс все иное, конечно, что всегда брал с собой, покидая квартиру: маленькую черную записную книжку, где делал рабочие записи, «ролекс» в металлическом корпусе, который использовал на службе и в полевых условиях, деньги и карточки, два мобильных телефона, ментоловые таблетки и маленькую фляжку, которую хранил в специально пришитом кармане пиджака. И наконец, своего друга Зигге в компании с дополнительной обоймой.

Такси уже ждало его, когда он вышел на улицу.

Бекстрём сел на заднее сиденье, как обычно делал, чтобы не вдохновлять водителя на пустую болтовню.

– Как приятно возить комиссара, – сказал тот, однако явно не поняв намека. – Куда комиссар желает поехать?

– В Каролинскую больницу, – буркнул Бекстрём.

– Надеюсь, не случилось ничего серьезного.

Чертов идиот повернулся и посмотрел на него.

– В полной тишине, – добавил Бекстрём. «Идиоты. Откуда берутся все эти придурки и почему им нет конца?»


Анника Карлссон взяла с собой массу всего и, хотя считала, что распланировала все в деталях, задержалась на целых полчаса, прежде чем, вместе с малышом Эдвином и еще полудюжиной коллег на трех автомобилях, наконец смогла покинуть здание полиции Сольны. Она была немного раздражена, но Эдвин не замечал этого, его глаза светились от восторга. Единственное, что его интересовало, – куда направился комиссар.

– Он конечно же приедет туда, – сказала Анника Карлссон. – Ты наверняка скоро сможешь с ним встретиться.

– Вот здорово! – воскликнул Эдвин. – Жду не дождусь этого.

«Ты уже забыл, кто накормил тебя завтраком и дал чистую одежду утром», – подумала Анника, переживая легкий приступ ревности. Неужели никто никогда не прибьет этого жирного коротышку?


Из-за обычных пробок на выезде из города они задержались еще на полчаса, и, когда наконец припарковались у базы скаутов в дальнем конце острова Экерён, отставание от запланированного графика составляло целый час. Лагерь оказался пустым. Заведующий и большинство воспитанников отправились на автобусе на остров Хельгё с целью посетить развалины городища эпохи викингов. Остались только двое старших парней, чтобы следить за порядком, а также попробовать починить лодку, которая днем ранее села на мель во время тренировок и потеряла руль.

Парни, судя по их виду, сгорали от любопытства, но ни один из них не задал вопроса. Даже своему товарищу Эдвину, хотя он принадлежал к самым маленьким из тех, кто находился в лагере. Эдвин также не позволил себе ничего лишнего, только отдал честь на скаутский манер правой рукой и с большим пальцем, прижатым к мизинцу, прежде чем промаршировал в направлении ожидавшего полицейского судна.


Как только они отчалили, Анника Карлссон принесла извинения коллеге, командовавшему катером.

– Ничего страшного, – улыбнулся он.

Если не случится ничего срочного, он и его экипаж все равно должны были находиться в их распоряжении целый день, так что о возвращении ей тоже не стоило беспокоиться.

– Насколько я понимаю, речь идет об обнаружении трупа, – сказал он, понизив голос и покосившись на Эдвина.

– Черепа, – уточнила Анника Карлссон. – Но в нашем случае, похоже, он далеко не древний.

Больше ей в принципе нечего было сказать.

– И пацан нашел его, когда его послали собирать грибы?

– Да, но, на мой взгляд, он, похоже, нормально с этим справился. Для него это стало просто увлекательным приключением.

– На острове Уфердсён приключений хватает, – проворчал коллега и покачал головой. – Вы знаете, почему он получил свое название?

– Если верить Эдвину, из-за обитающих там привидений, – сказала Анника и улыбнулась.

– Наверняка все так и есть, но согласно истории не только из-за них.

– Расскажи, – попросила Анника Карлссон.


В старые времена, а точнее вплоть до конца девятнадцатого века, местные крестьяне летом использовали остров для выпаса домашних животных: коров, овец и коз, иногда той или иной лошади, которой требовалось отдохнуть от плуга. Их перевозили туда, как только остров покрывался травой. Не большой остров, скорее островок площадью едва ли в сто гектар, но достаточный для этого. Корма с лихвой хватало для десятка коров и значительно большего количества коз и овец. Живописный пейзаж вдобавок ко всему. И так продолжалось в течение многих поколений, пока уже более сотни лет назад не начали происходить события, из-за которых остров Бетесхольм поменял свое название на Уфердсён.

– В конце девятнадцатого века, в 1895 году по-моему, молния попала в находившийся там деревенский дом, в нем сгорели две смотревшие за животными работницы. А на следующее лето все стадо, всех коров и их телят, поразила какая-то таинственная болезнь. Они мёрли как мухи. Возможно, съели что-то ядовитое, но на том все не закончилось.

– Что же еще случилось? – спросила Анника.

– Решили забрать домой выживший скот. Для переправы имелся так называемый коровий паром…

– Коровий паром? – перебила собеседника Анника Карлссон. – Ты должен объяснить. Подумай о том, что говоришь с типичной сухопутной крысой.

Коллега улыбнулся дружелюбно:

– Ничего общего с тем, что ты можешь увидеть на выставке яхт и судов сегодня. Проще всего это можно описать, как очень большую деревянную плоскодонку. Конечно с высокими надводными бортами, но не слишком надежное плавсредство…

– Я знаю, что такое надводный борт, – оживилась Анника Карлссон.

– Хорошо, ну, и оно было достаточно большим, чтобы вместить десяток коров и телят. Однако, когда стали перевозить выживших животных, начался шторм, который застал их посередине пути. Сам крестьянин и помогавший ему работник, все коровы и телята утонули. Если верить легендам, что до сих пор бытуют среди местных жителей, их выбросило на сушу, и трупы лежали на берегу острова Экерён на протяжении нескольких километров. Тогда все поняли, что люди нежеланные гости на острове Бетесхольме. Злые силы забрали его себе, и в результате он получил новое название Уфердсён. Все согласно устной традиции. И на мой взгляд, в этом есть доля истины, – с усмешкой подвел итог ее коллега.

– В наши дни на них были бы спасательные жилеты, – заметила Анника Карлссон.

– Но не в то время. Плавать они также не умели, – констатировал ее коллега. – Пусть и прожили у воды всю жизнь. Простой народ никогда не купался в те времена. Этим занимались только богатые люди, выезжая в свои загородные резиденции летом. Мелерен не игрушка, да будет тебе известно.

– А как все обстоит сегодня на острове Уфердсён?

– Не самое гостеприимное местечко, там нет ни пляжей, ни утесов, ради которых захотелось бы высадиться на берег. Непроходимые джунгли. Ты видишь его, кстати, прямо по курсу, – сказал он и жестом показал на маленький кусок суши, находившийся на расстоянии примерно в километр.


Кусты и редколесье, начинавшиеся от самой воды, одинокие сосны и ели, которые возвышались над прочей растительностью в более возвышенных внутренних частях острова.

Далеко не самый приятный пейзаж, и что это за взрослый, которому пришло в голову высадить десятилетнего ребенка в таком месте, подумала Анника Карлссон. Только за то, что тот наблевал на палубе его красивой яхты.

– Тебе надо обойти мыс, чтобы причалить, – сказал Эдвин, внезапно появившийся словно ниоткуда.

– Да, да, сэр, – ответил командир катера и улыбнулся мальчику.

– Я пометил дорогу до места, где нашел ее, – сообщил Эдвин. – Я сделал это по пути назад. И оставил еловую ветку там, где она лежала.

– Ты молодец, парень, – сказал командир катера.

– Спасибо. – Эдвин отдал честь правой рукой с большим пальцем, прижатым к мизинцу.

Они обогнули мыс, чтобы подойти к месту, где требовалось причалить, и там сидел он.

13

Бекстрём плохо переносил воду во всех ее формах, и поездка на лодке относилась к тем занятиям, которые он предпочитал избегать. Плавать он научился лишь во взрослом возрасте, исключительно по необходимости, поскольку иначе его не взяли бы в школу полиции, и о том, какой ценой ему это далось, никогда никому не рассказывал.

Когда такси доставило Бекстрёма к Каролинской больнице, полицейский вертолет уже стоял на площадке, устроенной на крыше одного из ее зданий, и ждал его. Они взмыли вверх к голубым небесам, и когда комиссар увидел колонну из трех знакомых ему машин, двигавшуюся далеко внизу по острову Экерён в том же направлении, что и они, его сердце наполнилось радостью.

«Странно, что таким, как Анника Карлссон, вообще удается вставать по утрам», – подумал он.

Двадцать минут спустя он приземлился на острове Уфердсён, поблагодарил своего знакомого из вертолетного дивизиона и пообещал в ближайшее время отправить ему обычную оплату за проезд в виде бутылки шотландского виски.


В качестве первой меры после приземления он поставил свой складной стул в достаточно затененном месте с целью избежать воздействия палящих солнечных лучей, но одновременно так, чтобы приятный легкий бриз с озера не обошел его своим вниманием. Затем он открыл холодный тоник и добавил в него приличную порцию содержимого своей фляжки, после чего сделал первую запись в черной книжке.

«Среда 20 июля, время 09:45. Подозрение на убийство. Приземлился на месте находки на острове Уфердсён озера Меларен».

Только потом он достал свежий номер «Дагенс Индастри», чтобы в тишине и покое ознакомиться с последними изменениями на бирже.

И если верить газете, одним из самых успешных новичков там была игровая компания, акции которой его друг Гегурра помог ему купить. Ее котировки поднимались как на дрожжах, в чем комиссар не видел ничего особенно странного, поскольку данная деятельность осуществлялась на тех же принципах, как и его собственного кружка чтения в ту летнюю неделю уже скоро пятьдесят лет назад, когда он сидел в заключении в лагере скаутов на острове Тюресё, и его самыми верными клиентами были разные извращенцы.

«Не надо кончать Колумбийский университет, чтобы просчитать это, – подумал Бекстрём. – У них, наверное, черная дыра на самом верху, где у нормальных людей находится голова. – Он неодобрительно покачал головой. – Их жены и дети умирают от голода, а они проигрывают все домашние сбережения и даже продают детские вещи и игрушки через Интернет. Надо же до такого дойти».


Все находящиеся на борту обнаружили его, по большому счету, одновременно. И все на борту, с единственным исключением, обрадовались как дети. И больше всех Эдвин, который ведь и был ребенком.

– Комиссар! – закричал он, показывая на него и буквально излучая восторг.

А Бекстрём сидел с непроницаемой миной, словно и не заметил, что теперь не один, хотя наверняка услышал их с дальнего расстояния. Удобно откинувшись на спинку складного стула и читая газету. Носки и обувь он снял, чтобы охладить ноги в волнах озера Меларен. Комиссар Эверт Бекстрём, одетый в синий льняной пиджак, белые брюки для морских прогулок, соломенную шляпу наподобие панамы и солнечные очки.

«Я утоплю этого идиота, – подумала Анника Карлссон. – Если никто другой не захочет сделать это, придется мне самой. И на Ниеми, похоже, нельзя больше положиться. Даже он улыбнулся и восторженно покачал головой».

14

– Я уже начал беспокоиться. – Бекстрём посмотрел на свои наручные часы и дружелюбно улыбнулся Аннике Карлссон. – Вдруг с вами что-то случилось.

– Сам ты, как я понимаю, добрался сюда вплавь, – ответила Анника Карлссон, прекрасно зная, что подобное было совершенно для него невозможно.

– Нет, – сказал Бекстрём. – Меня подкинули на вертолете. Но, по-моему, я об этом предупреждал. Хочется прибыть вовремя, как ты понимаешь. Все-таки речь идет о расследовании убийства. Как дела с парнем, кстати? – спросил он и кивнул Эдвину, который был занят тем, что гладил полицейскую собаку.

– Пока, похоже, с ним все нормально. Произошедшее кажется ему увлекательным приключением, никаких кошмаров ночью.

– Он спал у тебя дома, – скорее констатировал, чем спросил Бекстрём.

– Да, – подтвердила Анника Карлссон. – А ты как думал? Я же не могла оставить его ночевать в камере в Сольне или отвезти назад в лагерь скаутов среди ночи?

– Само собой, я ничего подобного не думал, – заверил ее Бекстрём. – Лишь немного беспокоился за него. Парнишке ведь только десять лет, а когда сталкиваешься с такими вещами, и взрослому порой бывает несладко.

– Судя по моим впечатлениям, он не хочет назад в лагерь. Мы разговаривали об этом за завтраком, – сообщила Анника. «Хотя какая тебе разница».

– Лагерь все равно закрывается через несколько дней, – сказал Бекстрём. – Вопрос только в том, где…

– В эту ночь он может спать у меня, – перебила его Анника Карлссон. – Мы даже планировали вечером пойти в парк развлечений Грёна Лунд. Эдвин грозился победить меня в пятиборье. Потом родители должны приехать и забрать его.

– Звучит разумно, – согласился Бекстрём. – Кто позвонит им, ты или я?

– Можешь быть абсолютно спокоен, Бекстрём, я позабочусь и об этом тоже.

«Уж он-то точно ничем заниматься не будет», – подумала она.

– Есть еще одно дело, – сказал Бекстрём. – До того, как ты пришла ко мне вчера… пока он сидел и ел бутерброд… рассказал о главе скаутов. У него еще такое странное имя…

– Хаквин Фурухьельм, – напомнила Анника. – Я разговаривала с ним по телефону вчера вечером, чтобы не разыскивал парня напрасно. И что там с ним?

– Я хочу, чтобы ты допросила его. В качестве свидетеля, и не слишком с ним церемонься.

– По-твоему, он замешан в этой истории?

– Нет, – покачал головой Бекстрём. – Я и представить не могу, что он имеет какое-то отношение к нашему черепу.

– Зачем мне тогда его допрашивать?

– Все эти вожаки скаутов вызывают у меня не лучшие ассоциации, – сказал Бекстрём и кивнул в знак подтверждения своих слов. – Довольно плохие, точнее говоря.

– Эдвин рассказал тебе о золотых зубах?

– Каких золотых зубах? – спросил Бекстрём удивленно.

– Забудь об этом, – махнула рукой Анника.

– Мои ассоциации, связанные с вожаками скаутов, главным образом имеют отношение к моим собственным детским переживаниям.

– У тебя есть желание рассказать об этом?

– Нет, но та история оставила глубокую рану в моей душе. Однако она не из таких, о чем ты захотела бы слушать. Да о подобном и не рассказывают.

«Неужели все так просто?» – подумала Анника Карлссон и ограничилась лишь кивком.

15

Петер Ниеми взял бразды правления в свои руки. Сначала он поговорил с Эдвином, и тот показал на карте место, где нашел череп.

– Это в том направлении. – Эдвин показал в глубь острова. – Не более ста метров отсюда. Когда я нашел… нашел его, значит… помечал дорогу, возвращаясь сюда. Здесь ведь они обещали забрать меня, и я подумал, что будет легче вернуться потом.

– Да, это было разумно с твоей стороны, – похвалил Ниеми.

«Хотя ты, парень, немного бледноват».

– Да, потом еще я воткнул еловую ветку там, где он лежал, срезав ее с дерева.

– Абсолютно правильно, Эдвин, – снова одобрил его действия Ниеми. – Я тоже так сделал бы. Обычные люди не понимают, как трудно бывает снова найти такие тропки.

– Вот и хорошо. – Эдвин, судя по его виду, испытал явное облегчение.

– На том месте, где он лежал… Ты искал вокруг? Чтобы проверить, не найдешь ли ничего больше?

– Я заглянул в лисью нору, она находится как раз там, но не увидел ничего. Скелета или чего-то такого. Потом я немного поискал вокруг. Но также ничего не нашел.

– И тогда ты пошел назад, – предположил Ниеми. – И помечал дорогу.

– Да, – подтвердил Эдвин. – Хотя сначала я положил череп в мой рюкзак, поскольку не собирался рассказывать никому другому, кроме комиссара.

– Разумно с твоей стороны. – Ниеми похлопал его по плечу. – Как смотришь на то, чтобы пойти со мной и другими и снова взглянуть на то место, где он лежал? Справишься?

– Да, – подтвердил Эдвин. – Без проблем. Хотя тогда было страшно. Пока остальные не пришли на яхте и не забрали меня.

– Но сейчас тебе не о чем беспокоиться. – И Ниеми похлопал его по плечу снова. – Мы справимся со всем, ты и я.

– Да, – согласился Эдвин.

Затем Ниеми раздал всем карты и показал двум молодым парням из полиции правопорядка, которых они взяли с собой из участка в Сольне, как им оградить территорию вокруг места, где они причалили. Потом он попросил коллег из морской полиции обойти на катере вокруг острова и осмотреть берега.

– Хорошо. – Ниеми повернулся к остальным. – Мы поступим следующим образом. Я с Эдвином, мои коллеги из технического отдела плюс наш кинолог сначала все проверим. Те, кто уже получил задания, займетесь ими. Ты, Бекстрём, и Анника подождете, пока я не позову вас. Потом пойдете к красной ленте, виднеющейся на березе там вдалеке. Это Эдвин повесил ее, когда был здесь вчера.


– Мы пока ждем, – сказал Бекстрём и кивнул вслед коллегам, исчезавшим среди кустов.

– Объясни мне, почему так много чертовых комаров именно здесь, мы же стоим у воды. Опять же они размером с воробьев. – Анника Карлссон прихлопнула пятого из тех, которые, судя по пятнам крови, уже успели атаковать ее.

– Будет еще хуже, как только мы сунем нос туда, – проворчал Бекстрём в качестве утешения и кивнул в направлении первой ленточки. – Оставаться в таком месте в коротких брюках и безрукавке равносильно самоубийству, – заметил он, сочувственно кивнув на шорты Анники и ее блузку с короткими рукавами.

– Вот как, – сказала Анника, убив еще одного комара, сосавшего кровь из ее коричневого от загара бедра.

– Тебе следовало подумать об этом. – Бекстрём озабоченно покачал головой.

– Да, конечно. Хотя я не сделала этого.

– Никакого средства против комаров ты конечно же тоже не взяла с собой, – констатировал Бекстрём с невинной миной, сунув руку в свою туристическую сумку.

– Нет, к сожалению.

«Сейчас ты должна воспользоваться случаем», – подумала Анника Карлссон. Что, собственно, ей мешало? Никаких свидетелей поблизости.

– Ты можешь взять у меня, если хочешь, – предложил Бекстрём и достал маленькую зеленую пластмассовую бутылочку. – Это масло для джунглей. Я предпочитаю его при таких экспедициях. Очень эффективно действует, кроме того, на удивление хорошо сочетается с лосьоном после бритья.

– Спасибо. – Анника Карлссон взяла у него средство от комаров.

«Ты только что спас себе жизнь», – подумала она.

– Ах, ерунда, – произнес Бекстрём с легким вздохом. – Скажи мне, если захочешь пить. У меня есть минералка, тоник и кола. Но я боюсь, ничего покрепче.


Ниеми и другие полицейские двигались за Эдвином и, судя по прежним следам, шли по старой звериной тропе. И это соответствовало наблюдениям, сделанным Эдвином днем ранее. Если верить ему, на острове обитали кабаны. И было их немало, судя по многочисленным следам, которые он обнаружил, пока искал грибы и ягоды.

Ниеми ограничивался кивками, внимательно изучая окружающую их местность.

«Чистые джунгли, нам будет нелегко», – пришел он к выводу. Непроходимые кустарники, плотные заросли берез, орешника и осин, низкорослые сосны и ели, чьи нижние ветки касались земли, ковер из ягодников – черники и брусники. Топкие участки, чередующиеся с просто пропитанной водой почвой, где залегавшая ниже скальная основа нигде не выходила на поверхность.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9