Ledy $maille.

Кома. Часть 1. Наш мир неидеален, но и не единственен…



скачать книгу бесплатно

© Ledy $maille, 2017


ISBN 978-5-4483-9611-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1 «Судьба»

«Ужасная авария произошла сегодня в центре нашего города в полдень», – трубили СМИ во всех новостях по телевидению и радио.

У многотонной фуры отказали тормоза на мосту, и она выехала на встречную полосу в самый час пик. Протаранив бетонное ограждение, фура смела на своем пути двенадцать машин. Первые две иномарки были вдребезги разбиты, люди, находившиеся в них, погибли на месте.

Дженни Уорен торопилась на важную встречу по работе. Её старенький «фольксваген гольф» серого цвета стоял пятым, когда всё произошло. Удар был такой силы, что все стёкла в машине повылетали, а саму машину смяло в комок. Подушка безопасности среагировала мгновенно, но это не уберегло девушку. Она не почувствовала ни боли, ни страха просто не успела: потеряла сознание. Пробка на мосту была слишком плотной, поэтому избежать столкновения не удалось. Бригады «скорой помощи», полиции и МЧС приехали очень быстро. Они вызволяли людей из разбитых автомобилей и отправляли в ближайшие больницы.

Дженни доставили в больницу штата Калифорния, она потеряла много крови из-за множественных порезов стеклом и рваным железом. Осмотрев девушку, главный врач больницы доктор Дэвид Корнер и его ассистенты срочно приступили к операции.

Тем временем на посту одни врачи срочно делали всё возможное, стараясь как можно быстрее оказать помощь каждому, а другие пытались найти родных и близких погибших и пострадавших в аварии.

Родителей Дженни удалось найти сразу её документы всегда были при ней. Узнав о трагедии, они примчались так быстро, как только смогли. Дженни оперировали около часа, а после её перевели в платную палату ограниченного доступа. В этой палате был усиленный уход за больными, и она находилась под постоянным контролем врачей. Каждая палата была оснащена камерами и звукопрослушкой, для того чтобы знать точно, когда человек придёт в сознание. Цена этой палаты колебалась от 300 до 1000 долларов в сутки всё зависело от состояния человека.

После окончания операции доктор Корнер вышел из операционной, неподалёку от дверей плотно к стене стояли две лавки друг напротив друга, на одной из них увидел он двух людей мужчину и женщину примерно одного возраста, на обоих были накинуты белые халаты. Женщина склонила свою голову к коленям, закрыв ладонями лицо, а мужчина, сидевший рядом, заботливо обнимал её, пытаясь успокоить.

Дверь операционной шумно захлопнулась, и они подняли свои глаза. В нескольких шагах от них стоял врач, мужчина около сорока лет, высокий, широкоплечий, очень хорошо слаженный, в белом халате и белой шапочке на голове. На ногах надеты чёрные, начищенные до блеска ботинки, и виднелись брюки оливкового цвета, слегка торчащие из-под халата. На шее у доктора висел стетоскоп.

Внешне доктор был опрятен и чист, у него были короткая стрижка, светло-русые волосы, голубые глаза, густые, но аккуратной формы брови русого цвета, а его губы напоминали бантик, особенно верхняя, и слегка видны скулы.

На халате у доктора слева от плеча висел бейджик: «Гл. врач Дэвид Корнер».

Родители встали с лавки и пошли к нему неуверенными шагами. Его лицо очень серьёзно, было заметно, что он абсолютно спокоен.

– Вы доктор Дэвид Корнер? – обратился к нему мужчина.

– Да, – ответил он, слегка кивнув головой.

– Мы родители Дженни Уорен.

– Я Джон, – протянул он руку доктору, а это моя жена Эни.

Доктор ответно пожал руку отцу, заметив на запястье часы, похожие на золотые.

На первый взгляд можно было подумать, что эта пара бизнесменов оба были одеты со вкусом.

Женщина выглядела на сорок лет. Каштановые волнистые волосы чуть ниже плеч, худое, но очень женственное тело. Темные глаза, длинные чёрные ресницы, тонкие изящные брови в цвет волос, а её губы слегка выделены помадой бледно розового цвета, шикарное тёмно-синее платье чуть ниже колен прекрасно дополняет её облик. Чулки в сеточку, туфли тёмного цвета на высоком каблуке, на шее золотая цепочка с каким-то необычным кулоном, золотые сережки, грациозно свисавшие с её ушей, на запястье тоже дорогие часы, похожие на золотые, помимо обручального золотого кольца, на другой руке были ещё два на среднем и безымянном, и тёмный выделяющийся маникюр.

Отец девушки был одет в дорогой костюм чёрно-белого цвета, под халатом торчал бейджик с именем «Джон Уорен – судебный пристав главного округа Калифорнии». Его чиcтые ботинки блестели, а брюки со стрелками были отглажены идеально. Внешне он чуть выше и старше жены, возможный возраст сорок пять – сорок семь лет, короткие светлые волосы, голубые глаза, густые аккуратно изогнутые брови домиком, он немного полноват, есть небольшие щёчки и живот. На его руке дорогие часы, похожие на золотые, обручальное золотое кольцо. Глаза отца были очень грустны, было заметно, что он сильно переживает за дочь. Дэвид предложил родителям пройти в его личный кабинет и пошёл вперед. Джон обнял супругу, и они пошли следом за доктором.

В конце коридора в углу был кабинет, на двери надпись: «Гл. врач Дэвид Корнер, зав. отделением №4». Он открыл дверь и проследовал в кабинет, родители вошли следом. Кабинет очень светел и просторен, его освещает огромное окно на противоположной стене с белыми жалюзи. Стены в кабинете покрашены в бледно-зеленый однотонный цвет. В середине комнаты стоял большой коричневый стол, а перед ним стояло два деревянных стула, с другой стороны был расположен стул, обтянутый кожей чёрного цвета. На самом столе находился раскрытый ноутбук, повернутый к окну, а всё остальное место на столе было занято какими-то документами, карточками больных и прочими вещами. Также в кабинете справа от окна был огромный шкаф до потолка во всю длину стены, на полках этого шкафа хранились различные карты больных и прочая документация. Слева от стола и от окна была стена, полностью увешанная различными грамотами и благодарностями с именем врача. Плотно к этой стене стоял диван бежевого цвета, а перед ним маленький стеклянный столик на колесиках, на нём лежали какие-то чистые бланки для заполнения деклараций и прочие договоры. Зайдя в кабинет, доктор по больше открыл жалюзи и попросил родителей присесть, а сам стоял у окна лицом к ним.

– Операция, которую мы провели, довольно сложная, но сейчас её выздоровление целиком и полностью зависит не от нас, а от неё, – говорил доктор уравновешенным спокойным голосом на низких тонах, глядя родителям в глаза.

– О чём вы, Дэвид?! Что с моей дочерью? – громко вскрикнула мать Дженни, попытавшись встать с дивана, Джон удержал её, снова пытаясь успокоить.

– Я понимаю ваши эмоции, чувства, но вы должны принять то, что я скажу. Сейчас она в тяжелом состоянии – в коме, мы не можем её разбудить и, скорее всего, не сможем, – добавил он, отвернувшись от родителей к окну. Дэвиду тяжело было об этом говорить, он опустил глаза, глядя вниз: ясная солнечная погода, все куда-то бегут, едут, торопясь по своим делам.

– Полученные травмы практически не совместимы с жизнью, мы сделали всё возможное, – добавил доктор.

От слов доктора мать девочки заплакала навзрыд, а Джон прикрывал своё лицо рукой их сердца разрывались от боли.

– Верните её нам! Верните, – просила женщина охрипшим голосом, упав на колени перед доктором, протягивая к нему руки.

Джон поспешил поднять её и успокоить, но не мог. На его щеках были слезы, а в глазах отчаяние. С трудом усадив жену за стол, Джон подошёл к доктору ближе, взволнованным голосом он просил о помощи.

– Мы заплатим любые деньги, все что угодно, только прошу вас, Дэвид, верните её нам, – просил отец, ожидая от доктора хоть какой-нибудь реакции.

Тяжело вздохнув, доктор неожиданно повернулся к Джону.

– Я бы хотел, чтобы вы прошли со мной, – сказал Дэвид, взяв со стола какую-то карточку, и вышел из кабинета, открыв дверь. Родители девушки вышли следом за ним, доктор закрыл кабинет на ключ и направился к лифту.

Больница состояла из четырех основных этажей, но на четвертый могли попасть только те, у кого было определенное разрешение или допуск, даже не все уборщицы могли мыть там полы. Поднявшись на один этаж выше, они вышли из лифта, прошагали еще несколько лестниц вверх, там была всего одна дверь, возле неё стоял темнокожий охранник с оружием на плече.

Дэвид кивнул ему головой, показав свой пропуск, и провёл картой по электронному замку на металлической двери, на панели загорелась зелёная лампочка, и замок щёлкнул, охранник открыл ему дверь и Дэвид вошёл. Родители последовали за ним.

– Э-э… А вы куда? – возразил охранник грубым голосом.

– Всё в порядке, Морган, это родители девочки, недавно поступившей сюда, мы недолго, – похлопал доктор охранника по плечу.

Морган молча кивнул головой и отошёл в сторону.

Коридор на этом этаже был такой же длины, по обе стороны были палаты с белыми дверями, повсюду висели камеры. Из палаты под номером 573 вышла молодая девушка примерно 27 лет, светловолосая, худая, одета в белый медицинский костюм, на голове белая шапочка, а на руках медицинские перчатки.

Из палаты она вывезла металлический стержень, на котором висели пустые бутылочки от капельниц. Девушка прошла мимо, поздоровавшись с доктором Корнером.

Дойдя до середины коридора, Дэвид остановился возле палаты с номером 578 и осторожно открыл дверь, пропустив родителей вперед. Войдя, они увидели просторную, светлую комнату. Одно большое окно с приоткрытыми жалюзи белого цвета и четыре кровати. Возле каждой стояли стул и небольшая прикроватная тумбочка. Две кровати пустовали, а две были заняты, на одной из них лежала Дженни, а на другой – маленькая девочка 7 лет с обширным сотрясением и переломами почти всех костей. Её приёмные родители издевались над ней, однажды отчим напился и решил показать ребёнку, точнее, научить, как не бояться высоты. Он затащил девочку на крышу трёхэтажного здания, где они жили, взял за капюшон и держал за него подвешенное тело ребёнка в воздухе. Капюшон оборвался, и она упала вниз. Из-за травм головы и позвоночника девочка впала в кому и уже год лежит здесь. Приёмного отца посадили в тюрьму, лишили опеки, а деньги за лечение переводит детский дом, в котором она жила ранее. Дэвид не стал рассказывать эту трагическую историю подавленным родителям, а молча подвел их к дочери.

Кровать находилась возле окна, с левой стороны, а справа ближе к дверям лежала маленькая девочка Роуз Тин. Доктор стоял позади родителей, поглядывая на часы.

Дженни лежала неподвижно в белой чистой рубашке, всё постельное бельё было бледно-голубого цвета, её волосы тёмно-русого цвета, аккуратно распущенные, лежали на подушке. Глаза девушки закрыты, лицо бледного цвета, и чуть-чуть заметно дыхание, казалось, что она просто спит, и если её позвать, то она проснётся, и всё будет хорошо.

– Дженни… – охрипшим голосом позвала мать.

– Доченька, милая, прошу тебя, открой глаза! – женщина целовала её волосы, гладила ласково лицо, но дочь не просыпалась.

– Доченька, очнись, – умоляла Эни, упав на колени от бессилия, сильно плача. Джон поднял её с пола и посадил на край кровати. Шмыгая носом, женщина пристально смотрела на лицо дочери, по её щекам катились слёзы.

– Прости меня, прости, если бы я знала, что этот бизнес доведёт тебя да такого, то никогда бы не назначила тебя, – шептала Эни, наглаживая руку своей единственной дочери.

Джон сел на колени перед кроватью дочери, ласково целуя её ладонь, прижал к своим губам и молился про себя о её выздоровлении и возвращении домой.

Родители долго сидели возле дочери и не хотели уходить, но работу доктора Корнера никто не отменял. Повторный обход больных, диагностика и прочие прелести работы ждали своей очереди. Дэвид подошел к отцу дочери и объяснил всю ситуацию, сказав, что пора идти. Джон согласился и позвал жену, но она не хотела уходить и начала ещё больше плакать. Джон не мог её успокоить и поспешно повёл к выходу, так как на этом этаже нельзя шуметь.

Охранник выпустил их, и они медленно пошли вниз, Эни с трудом шла, держась за металлический поручень. Из-за сильного стресса женщину знобило, и она немного тряслась. Дэвид пожал руку охраннику, поблагодарив за помощь, и пошел следом за родителями, догнав их возле лифта. Доктор понимал всю серьёзность ситуации и предложил обсудить финансовый вопрос оплаты дорогостоящей палаты, в которой лежала Дженни.

Двери лифта открылись, и они вышли на третьем этаже. Джон попросил перенести встречу на следующий раз из-за состояния жены, женщина была совсем плоха и с трудом стояла на ногах.

– Мы заплатим любые деньги, и подпишем всё, что потребуется, только немного позже, – убедительно произнёс отец Дженни, держа супругу за плечи.

– Хорошо, – согласился Дэвид, вежливо проводив родителей до лифта, по пути они обменялись визитками для дальнейшего сотрудничества. Двери лифта открылись, родители зашли в него и уехали вниз, а доктор Дэвид Корнер начал свой повторный дневной обход всех своих пациентов.

Глава 2 «Сон»

Открыв глаза, Дженни увидела небо, тёмное серое небо. Возле лица колыхалась невысокая золотисто-зелёного цвета трава, девушка отчётливо слышала её шелест. Вскочив с земли, она оглянулась вокруг, но не понимала, где она и как здесь оказалась. Рядом справа, находился какой-то лес, а с других сторон пустынное поле, лишь изредка далеко друг от друга стояли изогнутые старые деревья. Сначала ей показалось, что у этого поля нет ни края, ни конца, но такого не бывает, – подумала Дженни и тут же сдвинулась с места.

Погода хмурилась, вдалеке была видна молния и слышен гром, девушка шла по полю вдоль леса с надеждой встретить хоть кого-нибудь. Неожиданно начался дождь, стало совсем темно и холодно.

Дженни зашла глубже в лес, чтобы укрыться от дождя, но её не покидали мысли о том, что со ней и где она. Последнее, что она помнила это как вышла из дома и села в свою старенькую машину, с трудом захлопнув дверь в ней вечно заедал замок, а теперь она здесь…

«Пф-ф, ничего не понимаю», – думала она, перешагивая через корягу.

Пройдя ещё чуть дальше в лес, Дженни увидела странную постройку, высотой примерно метр. Она тщательно прикрыта лиственными ветками, а из середины идёт дым. Приблизившись, девушка почувствовала от неё тепло и наклонилась, чтобы внимательно осмотреть. Вдруг раздался резкий хруст веток за спиной и она получила неожиданный удар по голове.

Тело девушки рухнуло на землю как мешок с картошкой. Подняв мутные глаза, Дженни увидела обидчика. На нём был надет черный плащ, капюшон укрывал лицо, а в руке палка.

Сняв капюшон, он склонился над ней и удивленно произнёс:

– Девушка?!

– Что? – за его спиной проворчал ещё один.

– Это девушка! —крикнул он, взмахнув рукой, и отскочил от неё.

– Ну какая разница, может, она шпионка, добей её и пошли, или ты хочешь поразвлечься с ней, Марк? – улыбчиво заявил второй обидчик.

Голос по рации:

– Карл? Марк? Что там у вас?

Держа в руке бейсбольную биту, Марк достал рацию из кармана своего плаща.

– Эй! Эдди, тут девушка, – произнёс он.

Эдди:

– Девушка? Добейте её и валите вниз гроза усиливается!

– Зачем убивать? она может пригодиться нам, – настаивал Марк.

Эдди:

– Она нам не нужна! Это приказ, конец связи. Рация выключилась.

Марк посмотрел на девушку суровым взглядом и убрал рацию в карман.

– Ты иди, Карл, а я закончу тут всё и догоню, – указал он рукой на тропу, с которой они пришли.

– Не-ет, Марк, если идти, то вместе.

Карл достал из своего плаща пистолет и навел на голову беззащитной девушки, неспешными шагами приближаясь к ней.

Карл:

– Пока, детка, и нажал курок. Громкий выстрел разбудил тишину леса.

Марк вовремя ударил его по руке, и пуля прошла мимо.

– Ты что творишь?! – закричал он на Карла.

– Был отдан приказ, – хладнокровно ответил Карл, косясь на девушку, словно голодный волк на добычу.

Марк отдал биту ему в руки, а сам поднял девушку с земли.

– Пошли, – кивнул он.

– Ну хорошо, пошли – ответил Карл с дерзостью в голосе.

Открыв глаза, Дженни почувствовала жуткую боль в затылке. Она попыталась посмотреть, что там, но не смогла. Руки находились за спиной, прикованные металлическими наручниками к какой-то ржавой трубе, закрепленной по низу стены. Сидя на холодном бетонном полу, она огляделась вокруг: комната была пуста, стены темного серого цвета. Одна дверь, над ней лампочка с тусклым светом, в помещении нет ни одного окна. С потолка капают капельки воды. Рукой она нащупала трубу, к которой была прикована, и попыталась её сломить, но ничего не получилось: наручники слишком туго затянуты.

Через пару минут Дженни услышала шаги в коридоре. В грязном стеклянном окошечке двери показался чей-то силуэт.

– Открывай, – приказал он грубым тоном.

Дверь распахнулась, на пороге показался мужчина, примерно 28—30 лет. Светло-русый цвет волос с выбритыми висками. На его шее татуировка обвивающей змеи. На первый взгляд ей показалось, что глаза у него тёмно-карие, но когда он подошёл ближе, она увидела в них серо-голубой оттенок. Одет незнакомец по-военному: чёрные берцы, бежевые военные штаны, огромная пряжка на ремне, футболка чёрного цвета, а на фоне болтались серебристые военные эмблемы, свисавшие с его шеи. Плюс ко всему кожаная кобура коричневого цвета с пистолетами, висела на его накаченном теле. Мужчина осмотрел девушку с ног до головы, сделав несколько шагов ближе, и неожиданно достал оружие.

– Как тебя зовут? – спросил он низким голосом, подняв пистолет прямо на нее. Сердце девушки застучало в бешеном ритме.

– Дженни, – вымолвила она с трудом от испуга, глядя на пистолет.

– Угу… – сморщился он.

– Уберите от меня своё оружие! Отпустите меня! – прикрикнула она.

– Заткнись! – закричал он, пнув по ногам.

– Откуда ты и что делаешь на этой земле? – спросил он, не сводя оружия.

Мужчина сильно давил на Дженни от этого она не могла говорить и забилась в угол от страха, поджав ноги под себя. По щекам капали слёзы.

– Отвечай! – закричал он, сев на одно колено и схватил девушку за волосы, прижимая дуло пистолета к щеке. Её молчание взбесило мучителя ещё больше, он вскочил с пола и выстрелил в стену рядом с ней. Пуля попала в какой-то металлический стержень и отскочила Дженни в руку.

– Ай! – дёрнулась она и заплакала от сильной боли. Кровь мгновенно начала сочиться из раны.

Марк проходил в соседнем коридоре и услышал выстрелы из комнаты для допроса. Он среагировал мгновенно. Растолкав охрану от дверей, он ворвался в комнату и был неприятно удивлён тем, что Карл издевался над беззащитной девушкой, кем бы она ни была. Марк подошел к нему и силой оттолкнул.

– Что ты вытворяешь?! – взмахнул Марк рукой.

– Веду допрос, от которого ты отказался! – дерзил Карл, обойдя его со стороны, косясь на девушку.

Марк оглянулся на неё и подошел ближе, склонившись к ней. Волнистые русые волосы закрывали её лицо, он попытался убрать их, но она не позволила, отвернувшись в сторону.

– Я не причиню тебе вреда, – прошептал Марк, вглядываясь в её заплаканные глаза, но это не сработало. Тогда он достал из своего кармана ключи и начал отстёгивать наручники с её рук.

– Даже не думай, – прорычал Карл, стоявший за его спиной. Он не задумываясь, навел на него пистолет.

Марк слегка повернул голову, взглянув на соратника через плечо.

– Убери или пожалеешь, – пригрозил он Карлу, ожидая решения.

Карл недовольно цокнул, убрав оружие в кожух, развернулся и покинул комнату.

– За мной, парни, – приказал он охране. Двое молодых парней с оружием послушно последовали за ним.

Марк проводил охрану взглядом, поднял девушку с пола и повел в лечебный кабинет.

Комната находилась за углом. Когда Дженни оказалась внутри, пучок белого света ослепил её. Она попыталась прикрыться рукой, но не смогла: в ней застряла пуля и она распухла. Парень поспешно прошёл к металлическому столу, находившемуся в середине комнаты.

– Меня зовут Марк, – сказал он, набирая какое-то лекарство в шприц.

Девушка стояла неподвижно возле двери. Марк оглянулся назад:

– Садись, нужно достать пулю и обработать рану, – кивнул он на кушетку, стоявшую рядом.

Дженни села напротив Марка. Как только глаза привыкли к свету она смогла осмотреть комнату.

Стены белые, комната просторна и пуста. Помимо кушетки и медицинского столика, в ней находились 2 стула, на одном из них сидел Марк, а второй стоял с другой стороны от столика. Окон в помещении не было и всего одна дверь, а над ней девушка заметила камеру, которая осматривала всю комнату из стороны в сторону.

Обработав инструменты, Марк разрезал рукав джинсовой куртки и принялся доставать пулю. Тёплым пинцетом он осторожно вытащил её, боль была настолько пронзительна, что, не сдержавшись, девушка вскрикнула:

– Ай!

Марк:

– Терпи, осталось немного.

Он бросил пулю и пинцет в металлическую чашу и начал зашивать кровоточащую рану.

Пока Марк был сосредоточен, Дженни успела осмотреть его.

Черная куртка с поднятым воротником, а под ней чёрная футболка с хаотичным рисунком серого цвета, тёмные штаны и ботинки. На левой руке серебристого цвета часы, изредка выглядывающие из рукава. В его одежде не было ничего привлекательного, но она чертовски ему шла, да и внешне он был приятнее Карла. По возрасту ему около тридцати лет. Неширокие плечи, но спортивное телосложение. Смуглая кожа, короткая, кудрявая стрижка, тёмного цвета волосы. Его губы слегка пухловаты, когда он улыбается видны ровные белоснежные зубы. Чёткие линии бровей, а длинные ресницы ещё больше подчёркивают глубину его коричневых глаз. На лице слегка выделялись скулы и небольшая щетина, которая предавала ему еще большую мужественность и строгость. Походка исключительно прямая, не сутулится даже сидя. Когда Марк ворвался в комнату, он показался ей таким брутальным и дерзким, а теперь, глядя на него, она думала иначе. А его приятный, мягкий голос успокаивал девушку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное