Ксения Палагушкина.

Хочу в Европу. Как найти высокооплачиваемую работу и построить карьеру за границей



скачать книгу бесплатно

Как правило, после пары-тройки таких отказов или даже уже после первого многие перестают делать дальнейшие попытки. «Не судьба, у меня не получится, нужно получать дополнительную квалификацию, а на это нет времени или денег…» – распространенные причины, почему люди сдаются или откладывают в долгий ящик.

Специалисты, которые обращаются ко мне, рассказывают свои истории. В Германии, например, нескольким моим знакомым отказали из-за слишком высокой квалификации вакансии, на которую они претендовали. Или же были отказы из-за недостаточного знания языка.

Например, мой муж после переезда в страну и изучения немецкого до нужного уровня, чтобы без проблем искать работу, проходил собеседование на заводе на должность инженера в отдел технического обслуживания производства в известной компании, которая производит растворимый кофе и шоколадный напиток. По квалификации он подходил полностью, но после собеседования на заводе ему отказали. Причина – компания посчитала, что он может долго не задержаться на данной должности, поскольку ему интересно работать на проектах, и вся его предыдущая профессиональная деятельность была связана с проектной работой. Постоянная смена деятельности на проектах против более рутинной работы по обслуживанию оборудования…

Как же с этим быть? Читайте в третьей главе.

«А что будет, если меня уволят во время испытательного срока?»

Ответ на этот вопрос также нужно знать до переезда и иметь план Б на всякий случай. И об этом мы с вами тоже поговорим в книге.

Такой исход маловероятен в большинстве случаев, когда работодатели уделяют достаточно времени выбору подходящей кандидатуры, поэтому очень часто проводится не менее двух собеседований.

На одном из тренингов известного коуча я услышала, что необходимо провести собеседование с понравившимся кандидатом в трех разных местах и с тремя разными людьми. Тогда вероятность того, что вы ошибетесь, снижается практически до нуля. Также вы можете ожидать от некоторых работодателей просьбу пройти определенный тест или бизнес-игру, по результатам которых компания получит представление о ваших сильных и слабых сторонах.

Если же работодатель не уделил должного внимания процессу отбора персонала, например, когда после получасового собеседования вас сразу же наняли, или у вас после прохождения собеседований есть не очень хорошее предчувствие, которое вы сами не можете объяснить, то это повод насторожиться и задуматься, а стоит ли принимать предложение.

«Я работаю в компании несколько лет, но меня не повышают или не переводят за границу. Почему?»

Я сама столкнулась с этой проблемой несколько лет назад. В 2012 году я уже проработала в Германии три года, привыкла к существующей зарплате, и мне хотелось большего – делать более крупные проекты, управлять персоналом и получать за это более высокую зарплату.

К тому же я только закончила очень сложный проект, где несла ответственность за бюджет в размере 1,8 миллиона евро.

Я выкладывалась по полной, проводила на стройке больше 50% времени, то есть полмесяца в месяц я была в командировке. И так в течение девяти месяцев, хотя начиналось все со слов моего начальника: «Нужна помощь на проекте, это займет около восьми недель».

В октябре 2011 мой начальник попросил меня помочь со сложным проектом увеличения производственных мощностей на одном из немецких заводов компании. В марте 2012 планировался запуск производства уже с новыми мощностями, но ответственный за определенную часть работ – мы это условно называем «электрикой» – не справился с доверенным им объемом, и все запланированные сроки были под угрозой срыва, что грозило значительными убытками в сотни тысяч евро. В итоге меня назначили отвечать за все это «безобразие». Не поверите, как я обрадовалась, что мне дали такой замечательный шанс показать себя. Уровень бюджета в 1,8 миллионов евро был абсолютно новой планкой, к тому же я несла ответственность за несколько смежных направлений проекта. До этого я всегда была только ответственна за одно из трех.

Я уже рисовала себе картины, как же «выстрелит» моя карьера, когда я вытяну этот проект до конца. Проект я вытянула вместе с новой командой, хотя запустились мы, конечно, не в марте, а в июле. Мы и не обещали запуск в марте, а сразу сказали, что по нынешнему статусу готовность только летом. Обещание мы сдержали. Но вот ожидаемого «выстрела» не произошло…

Было очень обидно, накладывалось еще и моральное истощение после такого сложного проекта, когда вся команда находилась под давлением сроков и пристальным вниманием начальства. Кадров не хватало, и некоторую работу просто невозможно было делегировать кому-то другому, потому что ее знали 2 человека на заводе, и они еще параллельно вынуждены были заниматься обслуживанием производства, которое на время проекта не останавливали.

В общем, если вы хотите историю о том, как не стоит делать проекты, обратитесь ко мне. После этого случая я поняла: доделывать за кого-то неудачно начатые проекты – это дело не для слабонервных. Но и научилась я там многому.

Как я уже сказала, повышения не последовало, хотя, на мой взгляд, я предоставила необходимые доказательства, что могу больше. Чем все закончилось и какие я выводы сделала, я расскажу во второй главе, но предупрежу сразу – мое повышение состоялось в 2015 году.

Дети

Эта тема, как правило, волнует женскую половину перед поиском работы за границей. Многие переживают, что из-за переезда у них не будет возможности иметь детей в ближайшие годы, а возраст такой, что уже пора. Девушки меня поймут.

Я тоже задумывалась над этим вопросом. Когда я переезжала, мне было 23 года, поэтому время еще было. Но почему-то мне казалось на тот момент, что в ближайшие пять лет, пока я не получу постоянный вид на жительство, о детях мне можно забыть из-за работы. Все оказалось не так плохо, как я ожидала. Сына я родила в 27 лет, и скажу одно – другой страны для родов я себе и не пожелала бы. В Германии медицинское обслуживание на высшем уровне, и доступ к нему есть у каждого человека с обязательной медицинской страховкой.

О достоинствах и недостатках жизни в Германии вы можете прочитать в четвертой главе.

В этой главе я перечислила основные проблемы и вопросы, которые волнуют большинство людей, которые решились на переезд и строят свою карьеру в иностранных компаниях. Эти вопросы задавала себе я, мой муж, мои знакомые и люди, обратившиеся ко мне из социальных сетей за помощью. В третьей главе я постараюсь дать на них возможные ответы и решения, основанные на моем опыте и опыте знакомых, расскажу во второй главе, как я решила эти проблемы или кто-то из моего окружения. Будет интересно.

Глава 2
Как я нашла работу мечты и переехала в Германию

С чего же все начиналось? Жила-была я – обычная школьница небольшого поселка городского типа Иловля в Волгоградской области с общим числом жителей около 13.000 человек. Две школы, памятник Ленину на площади, дом культуры с дискотекой по вечерам, вещевой рынок по выходным на спортивной площадке, речка Иловля и Дон в непосредственной близости для купания, рыбалки и шашлыков в свободное время. Вот, в принципе, и все достопримечательности. Близлежащий город Волгоград в 73 километрах, добраться до него можно либо рейсовым автобусом, либо на машине, у кого она есть.

По определению я очень подходила под термин «ботаник», училась я на отлично. Но была принципиальная разница, как мне казалось, – я всегда находила общий язык со многими в классе и никогда не задирала нос из-за хороших оценок. Мне это давалось довольно легко, кроме русского, по нему я всегда была на грани между 4 и 5, хотя всегда удавалось закончить четверть на пятерку.

Сочинения не любила писать, для меня это была мука, обязанность, которую необходимо было выполнить. Как сейчас вижу, с какой неохотой я садилась за стол и начинала писать. А потом, переписывая в чистовик, пыталась растянуть шрифт, чтобы вытянуть на нужные три с половиной листа. Кстати, интересный показатель выполнения задачи.

Сейчас пишу и улыбаюсь, если бы мне тогда сказали, что в один прекрасный день возьмусь писать книгу, я бы покрутила пальцем у виска, посчитав человека сумасшедшим.

Школьная математика – алгебра и геометрия – мне давались легко, могу сказать, что это были одни из любимых предметов. Я интуитивно понимала, как высчитывать производные, мне не нужны были формулы их расчета; более того, я их не знала.

Помню один случай с урока алгебры в одиннадцатом классе. Учительница вызывает меня к доске, хотя это была редкость, несмотря на то что руку я регулярно тянула вверх. Я бы, наверное, так же делала на ее месте – зачем вызывать к доске того, у кого по математике пятерка.

Но в этот раз она мне разрешила выйти. Нужно было вычислить производную. Я, недолго думая, написала ответ без промежуточных действий. Она мне говорит: «Ксеня, тебе нужно написать ход вычислений, как ты пришла к такому результату». Эта просьба поставила меня в тупик. Ход вычислений? Пока я стояла в недоумении, она мне решила подсказать формулу из учебника, с помощью которой и нужно было проводить вычисления. Это было для меня в новинку.

Не подумайте, что я была вундеркиндом по математике, просто школьная программа давалась мне легко. В университете на «вышке» уже пришлось попотеть.

Плюс гены моих родителей одарили меня привлекательной внешностью, поэтому здесь был полный комплект: симпатичная девушка-отличница. Первую записку от мальчика я получила уже в пятом классе. Причем этот мальчик пришел к нам в класс после того, как его оставили на второй год из-за плохих оценок.

Но какое там! Мне же нужно было учиться, а не с мальчиками гулять, поэтому я вежливо отказала в регулярных встречах. Пытаюсь понять, сколько мне лет тогда было. Придется высчитывать… 10 лет.

В восьмом классе я неожиданно побила рекорд класса по полученным личным поздравлениям от противоположного пола на восьмое марта. Не помню, сколько в итоге получилось, поэтому не буду врать. Один одноклассник даже подарил духи своей мамы.

По поводу «ботаника»: я искренне не хотела, чтобы меня таковой считали или называли, поэтому в десятом классе я со всеми другими одноклассницами начала ходить на дискотеки по субботам, а потом начала встречаться с популярным в школе парнем. Как видите, в этом плане ко мне придраться было нельзя.

Сама удивляюсь, какой расчетливой я была. Заботилась о своем личном бренде, как сказали бы сейчас специалисты. Но мне нравилось ходить на дискотеки, я очень любила танцевать. Сейчас забросила, хотя порывы пойти на хип-хоп или стрит дэнс есть.

Перейдем к сути, а то мужская половина сейчас бросит читать книгу, сказав: «Очередные записки блондинки». Хотя я и не блондинка, по крайней мере точно не натуральная.

Переломный момент в выборе моей будущей профессии настал в 1999 году, когда отец привез домой компьютер с мощным по тем временам процессором и аж четырьмя гигабайтами памяти на жестком диске! Он уже полностью был напичкан разными программами как полезными, так и бесполезными для меня. Например, там была программа для синтезирования музыки, игра-квест «Петька и Василий Иванович», программа по синтезированию речи и несколько игр-стрелялок или, правильнее будет сказать, RPG. Почему-то айтишник, который все это ставил, подумал, что компьютер предназначается парню. Да, цветной принтер также прилагался.

Это была сенсация! Тогда в Иловле компьютер, но далеко не такой мощный, был только у дочки учительницы по информатике, у которой папа к тому же был бизнесменом. Моей радости не было границ. Я уже не помню, сколько я радовалась такому подарку, но длительное время. Он был подарен летом, без повода, а день рождения у меня в декабре.

Это такое ощущение, когда хочется плакать и прыгать от радости. Состояние безусловного счастья. Даже сейчас пишу, и у меня наворачиваются слезы умиления. Я благодарна своим родителям за то, что дали мне такое юношество. Этот компьютер, наверное, самый впечатляющий подарок, который я когда-либо получала, пока была школьницей. На втором месте была кукла Барби, которую папа мне привез из командировки в Грецию.

Именно с того момента я всерьез увлеклась компьютерной техникой. Мне было интересно разобраться, как это все работает. Я читала в свободное время справку об устройстве процессора, оперативной памяти и т. д. Прочитала талмуд по Windows 95, иначе эту книгу толщиной 5 сантиметров не назовешь. В общем, исследовала свой ПК вдоль и поперек. Внутрь системного блока также заглядывала, правда, ничего не разбирала.

Когда мама принесла мне небольшую книжку для абитуриентов с Волгоградскими вузами, мой выбор уже был предначертан – информационные технологии в политехе. Ничего другого я себе представить тогда не могла, кроме того, как посвятить себя своей мечте. А идти на популярную в то время специальность – экономику или юриспруденцию, мне совсем не хотелось. В определенных вещах, например, видение своего будущего, я показывала настойчивость и упорство, если решила, то так тому и быть. Это своего рода «умное упрямство» – целеустремленность.

В одиннадцатом классе родители записали меня на подготовительные курсы в политех. Каждые выходные по субботам, несмотря на погодные условия, отец возил меня в Волгоград на занятия, где я проводила 3—4 часа. Нам задавали домашние задания по методичке.

Каждый раз, когда нужно было выполнять задания, я должна была ходить в библиотеку и собирать все книжки рекомендованной литературы к этим заданиям. То, чему нас учили в школе, абсолютно не совпадало с заданиями, которые были в этой методичке. Мне нужно было готовиться к сдаче физики повышенной сложности. Многие задания я не представляла как решать. Очень часто за эти домашние задания мне ставили тройки. Круглая отличница в школе, которая получала тройки на подготовительных курсах… Было очень обидно.

Также я чувствовала себя временами абсолютно беспомощной, потому что не знала, как заполнить эту «дыру в знаниях» между школьной программой и вступительными экзаменами в вуз. Но сдаваться не хотелось, потому что других вариантов для поступления я для себя не видела. Одна мысль об учебе на другом направлении меня угнетала настолько, что мое расстройство по поводу неудач на курсах сразу проходило. К тому же переключаться на подготовку по абсолютно другим вступительным предметам в такой короткий срок казалось мне неэффективным. Оставалось только продолжать учиться, ходить в библиотеку и надеяться на лучшее.

По математике ситуация выглядела не намного лучше. Опять же школьная программа не совпадала с подготовительными в вуз. Нас учили вычислять матрицы и многие другие задачи, которые я видела там в первый раз.

Ситуация значительно улучшилась, когда родители отправили меня к репетитору в Иловле, учительнице на пенсии из другой школы. Она смогла подтянуть мои пробелы по алгебре и геометрии. Хотя уверенности в успешном поступлении у меня не было.

Помню, как отец в определенный момент сказал, что, по его мнению, мне стоит поступить в сельскохозяйственный университет, который они с мамой окончили, сказав что-то вроде «…лучше быть „в шоколаде“ и быть первой, чем плестись где-то в середине». Очевидно, он сомневался, что я потяну учебу в политехе.

Политех считался в Волгограде одним из самых сложных университетов, но и славился тем, что оттуда выходили очень хорошие специалисты. В сельхоз, в свою очередь, шли многие, кому было лень учиться, но вроде как высшее образование нужно было получить.

Отца я не послушалась, поступление в сельхоз для меня ассоциировалось с полным провалом. А принимать провал, когда ты постоянно находился на первом месте в школе, было для меня абсолютно недопустимым. Мое самолюбие протестовало. К тому же я уже два года настраивала себя именно на поступление в политех. Мне не хотелось довольствоваться малым.

В сельскохозяйственном университете можно было выучиться на агронома, ветеринара, экономиста и получить еще другие профессии, но никак не на ИТ-специалиста. Это все равно что предлагать журналисту стать ученым по физике. Почему-то у нас в стране бытует мнение, что лучше получить хоть какое-то высшее образование, несмотря на то что тебе это направление вообще не нравится. Я до сих пор уверена, что это бесполезно потраченные годы.

В итоге в политех я поступила, но не на информатику, а на машиностроительный факультет, на кафедру автоматизации производственных процессов. Все-таки испугалась я физики повышенной сложности и решила сдавать обычный экзамен. Я на 0,5 балла по 100-балльной системе перешагнула порог зачисления первого потока среди отличников, он тогда был 80 баллов. Но попереживать пришлось.

В то время проводили тестирование нового порядка сдачи вступительных экзаменов, которое в итоге внедрили, – ЕГЭ. Тест проводили в апреле, задолго до школьных выпускных экзаменов. Участие в нем было добровольное, сдать тестирование мог каждый, заплатив определенную сумму денег за административные расходы.

К физике я готовилась, выучив наизусть большую часть справочника (около 600 страниц), прочитав его от корки до корки.

Результаты пришли в мае: физика – 69 баллов, математика – 68 баллов. Расстройство. Проходной балл в прошлом году был 72. Но была надежда на пересчет баллов, что в вузе практиковали. Они оценивали сложность заданий и потом пересчитывали баллы: добавляли или уменьшали их. Обычно, по опыту прошлых лет, разница составляла не более 5 баллов. Поэтому я настроилась сдавать экзамены в вуз.

Когда пришло время подавать документы, я пришла в приемную комиссию и протянула свои сертификаты тестирования. Молодой человек начал смотреть в таблицу пересчета… Тишина на некоторое время, мое сердце замерло. Ведь это тот самый момент, когда ты узнаешь, будешь ли ты сдавать обычные экзамены или нет.

И тут он мне говорит, что мой средний балл из 68,5 по результатам пересчета стал 80,5 баллов! На 12 баллов больше! Я сначала не поверила тому, что услышала. Такого я не ожидала. Совсем не ожидала.

После этого я поверила в свои силы, сомнения на время испарились, и я поняла, что все старания были не зря. Очень гордилась результатом и радовалась своему везению с пересчетом баллов.

Началась учеба в вузе. От зимней сессии до летней. Каникулы, и потом все заново – новый учебный год.

Какие-то предметы давались легко, какие-то не очень, но тем не менее я каждый раз умудрялась по большинству предметов получить «автомат», и экзамен мне сдавать не приходилось. Как я это делала? Очень просто, как правило, учителя говорили в начале, возможен ли такой способ сдачи и что для этого нужно, какой балл. Он всегда был выше, около 60 баллов – пятерки, максимума, который можно было набрать за весь семестр по предмету. Суммировался за выполнение заданий и работы на практикумах и лабораторных. Также предполагалось своевременная сдача курсовых работ, рефератов и т. д.

Я старалась быть одной из первых по сдаче этих работ, старалась всегда выходить к доске на практических занятиях, задавала вопросы преподавателям. В общем проявляла инициативу и интерес к предмету. Там, где мне что-то не давалось с первого раза, например, отчет лабораторной по физике, я всегда проявляла упорство и не сдавалась. Читала книги, которые преподаватель рекомендовал, и сидела, пока не добивалась положительного результата. И так всегда. Я никогда не сдавалась.

Конечно, на потоке были ребята, которые в некоторых предметах разбирались лучше меня. Например, то же программирование. Я никогда не назову себя прирожденным программистом. Да, я могу разобраться, выполнить необходимое задание, но таланта программировать у меня нет.

С такой стратегией у меня был самый высокий рейтинг на потоке среди 100 человек, из которых девушек было 20. На четвертом курсе я даже побила свой рекорд, мой средний балл составил 100 баллов.

Успех обусловлен именно моей стратегией, какое впечатление я производила на преподавателей, а также я всегда верно выполняла задания и получала необходимый балл. Для этого нужно было разбираться в предмете и учить. Я не халявила и не халтурила, что требовали, то и выполняла. И старалась сделать больше.

За все шесть лет учебы в вузе «четвертка» у меня была по двум предметам, включая все зачеты: «вычислительные машины, комплексы, системы и сети» на третьем курсе и «психология» на шестом. «Вычмаш» преподавал замдекана нашего факультета, очень строгий преподаватель, его многие боялись и не любили. Я же решила пойти писать к нему свою бакалаврскую работу. Одним из факторов, повлиявшим на мое решение, было именно то, что он поставил мне 89 баллов на зачете на третьем курсе. Этот факт небольшого поражения меня не оставлял, хотя я была согласна с оценкой.

Это ощущение «непокорившегося» предмета задевало мою самооценку. И мне хотелось добиться и здесь успеха. К тому же никогда не повредит то, что руководитель твоей работы замдекана, который также сидит на защите и принимает решение. Да, и здесь хочу отметить, правильная стратегия достижения определенного результата – это залог успеха. Конечно, я хотела получить красный диплом и предпринимала необходимые для этого шаги.

Для того чтобы сдать госэкзамены, я собрала группу людей. Мы, лучшие студенты на потоке, разделили все вопросы между собой. Учитывались и те факты, кто был руководителем выпускной работы студента. Например, мы специально подключили девушку, у которой руководителем был преподаватель электроники. Это делалось с целью узнать детали для решения некоторых сложных задач, с которыми мы не могли самостоятельно справиться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4