Ксения Лагойда.

Практическое руководство по оборотничеству



скачать книгу бесплатно

***

Виктор вернулся к нему спустя два часа после начала занятий. Парень уже не выглядел таким убитым. Он одевался в принесенный ему комбинезон и был готов приступать к работе.

– У тебя есть всего неделя на подготовку. Ты справишься?

– Я пережил клиническую смерть и вышел из искусственной комы меньше суток назад. А всего пару часов назад я умудрился притвориться тяжелобольным человеком, чудом пережившим смерть.

– Так и было. И кстати, твой младший брат отдал за тебя жизнь. – Подтвердил Виктор.

– Нет. Он здесь ни при чем. Брат умер по своей глупости, потому что был неосторожен.

– Он гонял на байке? – предположил мужчина.

– Нет, скорее переходил дорогу в неположенном месте.

– Это, по-твоему, достаточно правдоподобно? – вздернул бровь Витя.

– Это лишь стечение обстоятельств. Естественно, что он навлек на себя смерть своими неосторожными действиями.

– Мистика?

– Метафизика. Он влез в вещи, в которых не разбирался.

– Если подумать, ты тоже чуть не погиб из-за этого.

– Я был чуть более предусмотрителен. К тому же у меня есть хорошие связи.

– Вполне себе неплохие. – Ухмыльнулся мужчина. – Кстати, из-за этого происшествия ты так и не закончил летнюю практику за пределами школы. Как ты собираешься отчитываться перед профессорами за этот прокол?

– Я вновь воспользуюсь своими связями, – пожал плечами ученик.

Витя усмехнулся и потрепал парнишку по седой голове.

– Говорят, они должны вернуться к норме через пару недель.

– Будешь отращивать?

– И покрашу. Такой шикарный хвост отрезали. Он мне так нравился! – немного наигранно ответил парень.

– Долго растил?

– Года два.

– Долго наверстывать. – Прикинул мужчина. – Ладно, я договорюсь с профессорами. Кстати, все твои старые записи все еще на твоем аккаунте. И ты помнишь, где твоя комната?

– Да, а также помню своих соседей, Дениса и Рому. Я не головой ударился.

– Ну мало ли! – всплеснул руками Виктор.

– Но меня больше волнует, что будет с Крисом и Игорем. Миша, – он едва смог выговорить это имя, – так скоропостижно скончался. Это будет шоком для них.

– Наши ребята позаботятся об этом. Они окажут моральную поддержку.

Близнец со вселенской грустью и смирением взглянул в глаза командира.

– Ник. – Отозвался мужчина. – Миша мертв. И будет лучше, если мы тоже никогда не будем говорить о нем. Тем более с Катей. Хорошо?

– Я знаю, Вить. Я…

– Тебе нужно время, чтобы смириться с этим. Я понимаю. Поэтому и спрашиваю: тебе хватит недели?

– Да. Чем раньше я начну осваивать оборотничество, тем быстрее забуду об этом.

– Отличный настрой! Тебе нужны будут какие-нибудь материалы?

– Пока нет, – покачал головой парень, – если что-нибудь понадобится, я тебе скажу.

– Окей. Тогда это тебе, – мужчина протянул другу карточку и телефон, – твоя карта. Я повысил на ней некоторые допуски. И тревожный телефон.

Я на быстром наборе.

Парень взял из рук Виктора вещи и не смог сдержать скупую слезу. Мужчина без слов обнял друга и погладил по голове.

– Еще не поздно все отменить.

– Мой брат лежит в земле. Позднее и быть не может, – зло прорычал он в комбинезон командира.

***

Катя не понимала, что она здесь забыла. С виду это было обычное учебное заведение со вполне обычными правилами и порядками. Здесь были вполне обычные уроки, учителя и учащиеся. Были обычные классы с обычными партами. Были и специализированные классы, как, например, спортзал или компьютерная комната. Была только одна вещь, которая смущала новенькую: та ересь, которую они преподавали здесь в качестве учебного материала. Никакой математики, физики, биологии, языка или истории. Здесь ежесекундно гнали какую-то пургу об энергетических каналах, об альфа-ритмах, об осознанных сновидениях и о богах-эгрегорах. Все эти словечки Катя слышала, но в довольно насмешливых предложениях и фразах. Причем во всем окружающем ее мракобесии никто, кроме нее, не сомневался. Они находили самые невероятные связи в различных религиях, которые не то что эпохами, территорией никогда не пересекались! Они видели закономерности в числах, которые были просто числами.

Она едва дожила до конца учебной недели и готова была сама уйти в дурку, лишь бы не делать домашнее задание, которое заставляло ее, как шальную дуру, махать вокруг себя руками, с умным видом представляя, как она переливает энергию из одного чана в другой.

В комнате у соседок утешения она не нашла. Маша обещала ей скорое привыкание к такому режиму. Света просто пожимала плечами и отмалчивалась. Казалось, это был маленький уголок сумасшествия, в который она решила прийти добровольно. И пусть Катя никогда не считала себя скептиком, это было слишком даже для нее.

Одна надежда оставалась на занятия с Никитой.

Когда она пришла в отведенный для них класс, она удивилась. Это было довольно большое помещение для двоих людей. В ее старой школе спортивный зал был примерно таких размеров. Комната была обшита стальными листами, в стенах отсутствовали окна, зато с потолка на тонких тросах свисали десятки ламп дневного света, которые были прикрыты стальной сеткой.

Никита сидел в углу почти у самого входа в этот зал. Перед ним стоял стол с ноутбуком и еще один стул. Судя по всему, для Кати.

– Привет! – сказал он ей, не отвлекаясь от ноутбука. – Садись, сейчас начнем.

Девушка немного волновалась. Это была ее третья встреча с Никитой. Если так посудить, каждая ее встреча с ним была чем-то особенным и неповторимым. Каждый раз она испытывала какие-то новые эмоции, о которых и не подозревала. Этот парень изменил ее жизнь, и теперь она в каком-то роде зависела от него.

– Здравствуйте. – Дружелюбно поздоровалась она, присев на свободный стул.

– Ради бога, давай на ты. Я всего на пять лет старше тебя. – Все так же не отвлекаясь, заметил он. – К тому же у нас уже есть совместная история, так что формальности излишни.

Девушка зарделась. Ее всю жизнь учили уважать старших, и такое пренебрежение к человеку, который был на целых пять лет старше, она себе позволить не могла!

– Прости… те, я…

Никита тяжело выдохнул и посмотрел на нее. Катя вспомнила этот взгляд. Все те же проницательные серые глаза смотрели на нее, когда девушка пришла к нему в первый раз.

– Посмотри на меня. Разве я одет в черную форму?

Кстати, этого Катя не заметила. Никита был в точно таком же сине-белом комбинезоне, как и девушка.

– Вот именно! Я такой же ученик, как и ты. Я тоже учусь. Просто у меня есть способности, которые должна получить и ты. Это как совместный реферат или практика в парах. Хорошо?

Девушка кивнула, хотя и не была уверена в себе. По ее прикидкам, не будь Никита учеником этой школы, он бы уже заканчивал четвертый или даже пятый курс университета.

– Отлично, а теперь давай начнем. – Он щелкнул что-то в ноутбуке, и заиграла приятная, расслабляющая музыка.

– Вы уже практиковали альфа-ритмы?

Девушка закатила глаза к потолку и, не сдержав себя, простонала.

– Что такое? – холодно осведомился парень.

– Я не понимаю всей этой ерунды! Я не вижу в ней смысла! Зачем оно нужно?! – было заметно, что эта неделя сильно взбесила ее, и ученица просто старалась выплеснуть эти эмоции единственному знакомому здесь человеку.

– Тебе рассказывали теорию?

– Да! – зло выплюнула она, но тут же смущенно отвела взгляд.

– И тебе не понятно, для чего ученики отрабатывают навык вхождения в это состояние и нахождения в нем?

– Нет! – подтвердила девушка.

– Хорошо, – спокойно сказал Ник, – тогда начнем с теории. Ты не против музыки?

Она помотала головой. Парень же встал со своего места, обошел стол и встал за спиной у Кати. Это немного напрягло ее.

– Позволь, я распущу твои волосы и заново соберу их в хвост?

Ученица, покраснев еще сильнее, снова кивнула. Когда чужие руки коснулись ее головы, она так сильно напряглась, что ногти непроизвольно вонзились в ладошки. Парень тем не менее не торопился стягивать с нее резинку. Он прошелся руками по голове, невзначай коснулся ее уха, легонько царапнул шею. Девушка шумно задышала и начала дергаться от каждого случайного прикосновения. В итоге не выдержал парень. Он по-доброму рассмеялся и вернулся на свое место.

– А теперь расскажи мне, в каком состоянии находится твое тело? – сложив руки в замок, улыбнулся он.

– В смысле? – удивленная девушка не до конца поняла вопрос.

– У тебя, скорее всего, вспотели ладони. Руки еще не болят от вонзившихся ногтей или сжатых мышц? Шея, наверно, затекла и спина болит? Будь твоя воля, ты бы, скорее всего, захотела размяться и потянуться сейчас. Я прав?

Чем больше Никита рассказывал ей, тем больше она чувствовала свое тело. Все было именно так, как он говорил! Она не замечала этого напряжения в процессе, но сейчас. У нее даже челюсть устала от этого напряжения.

– Вот, – он подскочил, взял у себя за спиной небольшой коврик и расстелил его, – ложись. Сейчас я буду показывать тебе всю силу альфа-ритмов!

Девушка послушно легла. Парень сел у нее в ногах, чтобы лишний раз не смущать.

– А теперь прислушайся к музыке. Улови ее ритм. Постарайся дышать в такт. Хорошо, – сопровождал ее тихий голос, – погрузись в свое тело, дыши музыкой через напряженную спину. Потом через руки, ноги.

Чем больше парень говорил, тем сильнее расслаблялась девушка. Казалось, музыка и его голос уносят ее в какой-то транс. Еще чуть-чуть, и она уснет.

– Не спать!

Катя встрепенулась. Наваждение ушло. Она уставилась на Никиту.

– Черт, слишком громко. Хорошо, давай попробуем еще раз. Только постарайся не засыпать. Ты должна уловить то самое состояние, когда тебе уже хорошо, но ты еще не уснула. Это довольно трудно, но ты должна это сделать. Без этого мы не сможем двигаться дальше.

И Катя послушно старалась достичь неведомого блаженного состояния полудремы, когда телу хорошо, но мозг ясен и, по словам преподавателей, невероятно продуктивен.

На то, чтобы продержаться в этом состоянии хотя бы пять минут, у нее ушли почти все три часа их индивидуального занятия. По завершении они провели небольшую физическую разминку.

– Так, а теперь расскажи мне, что ты ощутила на сегодняшнем уроке? Любую информацию, которая кажется тебе важной.

Катя задумалась. Она пробежалась по воспоминаниям о проведенном времени. В целом ей понравилось, чем она и поделилась с Никитой.

– Отлично! У меня к тебе только одна просьба: слушай и записывай все, что тебе рассказывают, настолько внимательно, насколько можешь. – Совершенно серьезно сказал Ник. – Сейчас ты очень многое можешь не понимать или просто не принимать. Со временем это изменится, и ты должна быть к этому готова. Мозаика рано или поздно складывается у каждого, да и твоя голова точно не упрямее моей. – Он картинно постучал себя по макушке. – И мое задание: сегодня сделай пару кругов рядом с корпусом, а потом сразу спать. Не обязательно быстро, можно даже спортивным шагом.

Катя кивнула и уже собралась удалиться, как он вдруг окликнул ее:

– Если мои уроки покажутся тебе странными, непонятными или неприятными, сразу скажи об этом мне. Поняла?

– Да! – серьезно кивнула ему ученица и задумалась. На ее вопрос, для чего нужны альфа-ритмы, он ответил. Ну, хотя бы частично, так что упрекать Никиту было не в чем. – До завтра!

– До встречи. – Кивнул ей куратор и вновь уставился в экран монитора.

***

Близнец сам ненавидел это упражнение, хотя и прекрасно понимал, что без него нельзя добиться буквально НИЧЕГО! И именно потому, что он знал это, отмазки у него не было. Ему срочно необходимо было наверстывать все то, чему «он» успел научиться за это время.

Младшему сильно не повезло: старший брат, в отличие от него самого, был почти гением и работал над собой не покладая рук на протяжении всех шести лет. Чтобы «вернуться» в состояние Никиты, у него было не так много времени. Период реабилитации после комы заканчивался: скоро нагрянут преподаватели с долгами и друзья с подозрениями о подмене.

Все это сильно выматывало и напрягало парня. Но потом близнец «вспоминал», что давить на Никиту, обвиняя ученика в том, что он недостаточно крут – это абсурдно. И вдыхая поглубже, школьник продолжал. И неплохо получалось. То ли из-за уверенности, то ли из-за сил, которые отдал ему покойный брат, то ли еще из-за чего, но парень рос, все быстрее восстанавливая «Никиту» после комы.

Ему рассказывали, что, даже когда тело погрузили в кому, он кричал. Кричал и бился, будто резали без анестезии. Парень не помнил этого. Помнил только, как его схватили, уложили и воткнули в руку шприц. У него не было снов, а следующее воспоминание – пробуждение. И чувство, будто после операции. Ощущение складывалось, словно ампутировали что-то. Если быть точнее – его второе тело. Пусть у каждого из близнецов была своя душа, им был категорически дорог опыт их второго тела. Потерять этот опыт, даже зная все то, что знает близнец, было чертовски нелегко.

А теперь от него требовали этот самый опыт, причем даже в улучшенном варианте, так как нужно было срочно осваивать новый, никем до него не изученный предмет и преподавать его девчонке, которая вообще ничего в этом не смыслит. И так бы оно и к лучшему, потому что у него было больше времени на самообучение, только вот времени у него не было. Оборотень нужен был к конкретному числу. Виктор никогда не давал таких точных прогнозов. И это давило на плечи парня с огромной силой.

«Никита бы справился», – периодически всплывала в голове неуместная фраза.

– А я и справляюсь. – Иронично отвечал он сам себе.


Они довольно долго отрабатывали это состояние. Много времени потратили и на то, чтобы научиться входить в него мгновенно, еще больше на то, чтобы суметь удержать его хотя бы полдня без перерывов. Кате все еще тяжело было держать определенную волну, и ее состояние постоянно колебалось.

Такие, казалось бы, плевые нагрузки выматывали. Никита постоянно требовал большего, раз за разом усложняя задачи. Расслабить свой мозг действительно очень тяжело, когда ты бежишь стометровку.

В один из таких вечеров, когда ученица, особенно изнуренная, вернулась в свою комнату.

– О, Катька, привет! – крикнула ей Маша из ванной. Светы в комнате тоже не было, так что для Кати осталось загадкой, как Маша узнала, кто это.

– Привет, – измученно ответила ей девушка, – где Света?

– Она занимает нам места.

– Места? – непонимающе пролепетала та.

– В кинотеатре! – удивленная мордашка с недокрашенным лицом показалась из ванной. – Я разве тебе не говорила? Мы сегодня все вместе идем в кино!

– Что за фильм?

– Что-то про пришельцев. Не уверена точно.

Катя пожала плечами и пошла к своей койке. У нее было немного времени, прежде чем Маша закончит.

Надо сказать, что всегда при возвращении в эту комнату, независимо от количества дел или мыслей в ее голове, она начинала чувствовать себя лучше. Да и отношение к этой странной школе со временем поменялось. Какие-то неочевидные истины стали доходить до нее, позволяя лучше понимать суть протекающего вокруг бедлама. В какие-то моменты она даже ловила себя на том, что «это звучит довольно логично».

– А ты чего такая уставшая? – вырвала ее из мыслей Маша.

– Как ты это делаешь? – ответила вопросом на вопрос девушка.

– Что именно?

– Отличаешь меня и Свету, когда мы заходим в комнату, даже не видя нас, – перечисляла Катя, – чувствуешь настроения других. Как?

– Ну, все дело в практике. И в ощущениях общего энергетического фона.

Девушка закрыла лицо подушкой. Она не настолько глубоко проникла в тонкости всех этих процессов, поэтому не могла принять этот ответ.

– Но большую часть работы за меня делают мои сущности, конечно.

Катя удивилась новой информации и открыла лицо, чтобы задать вопрос.

– Какие сущности?

Несмотря на то что Маша говорила очень часто и много, она вообще очень туманно рассказала, как и почему она попала в школу, часто переводя разговор в другую сторону. Сейчас у Кати появился отличный шанс, жаль, у нее не было достаточно энергии, для того чтобы как следует нажать на соседку.

– Ну знаешь, они витают рядом с нами. Их тут довольно много. Они отвечают за разные штуки. – Не вдавалась в подробности Маша.

– Какие, например?

– Ну, за всякие. Есть те, которые отвечают за эту комнату. За то, что она именно такой формы и в ней именно такие предметы. Есть те, которые отвечают за наши тела. Есть такие, которые отвечают за наши движения, какие-то навыки или мысли, – поняв, что сболтнула лишнего, девушка заткнулась.

– И ты умеешь их различать?

– Немного, – пискнула она из ванной.

– Маш, ты не подумай, мне все равно. Я уже встречала в своей жизни человека, который умеет читать мои мысли. За тот короткий промежуток, что мы общались, я уже успела к этому привыкнуть.

– Правда? – смущенная мордашка выглянула из-за двери. – Ой, слава богу, я уже что только себе не напридумывала. Ты не смотри, мне еще далеко до идеала, я пока только учусь. Не то чтобы учусь читать именно мысли, просто, – она снова спряталась за дверь, – работаю и в этом направлении тоже. Видишь ли, я с детства чувствую все не так, как обычные люди. Точнее даже, совсем не так, как обычные люди. Я не чувствую тепла или холода, не чувствую запахов, вкусов, не слушаю и не вижу. Ну точнее, не воспринимаю все это, как все нормальные люди. Для меня это разрозненный набор информации, приходящий одновременно с разных сторон. Я чувствую все, что находится на определенном расстоянии от меня, – как из пулемета, тараторила она, – слишком хорошо чувствую. Из-за этого обильного потока неструктурированной информации порой начинаю говорить слишком много слов, чтобы объяснить все, что нужно донести до человека так, чтобы он понял. Потому что обычно до человека доходит лишь пять процентов всей окружающей его информации.

Это объясняло тот факт, что порой Машу реально трудно было заткнуть.

– То есть ты буквально чувствуешь то, что чувствую я, когда мы рядом?

– Понятие расстояния в данном случае не совсем уместно. Ну точнее, неуместно в том смысле, в котором это понимаешь ты, но если упрощенно, то да – я чувствую, что сейчас ты устала.

– Понятно, спасибо. – Искренне поблагодарила ее девушка. – Ты скоро?

– Да, уже закончила, – Маша вышла из ванной и подошла к кровати соседки, протянув ей руку, – пойдем?

Катя приняла протянутую руку и поднялась. Она неплохо провела время до отбоя.

***

Сегодня вечером Никита забрал ее с лекций и повез на машине за пределы школы, в сторону частного аэродрома, где их забрал небольшой вертолет. Ближе к ночи их доставили в город и высадили на крыше многоэтажки. Они спустились на лифте на несколько этажей вниз и оказались в помещении, где царил страшный строительный бардак.

Предупреждая столкновения и падения, Никита провел Катю на балкон, где на хиленьком стальном парапете сидел на корточках человек. Несмотря на всю шаткость положения, фигура в черной одежде и с капюшоном на голове была настолько устойчива и фундаментальна, что казалась частью интерьера. На спине у человека красовалась снайперская винтовка, на одну лишь лямку перекинутая через плечо.

– Привет. – Прозвучал приглушенный голос Виктора. Он обернулся и ловко спрыгнул с парапета. На его голову, скрытую капюшоном, был надет странного вида шлем. Стальные пластины были аккуратно, словно пазл, собраны в единый объект. Вместо прорезей для глаз, которые вообще отсутствовали, наблюдались два ряда тонких диодных лент голубоватого цвета. Надо заметить, Виктор выглядел довольно круто во всем этом прикиде.

– Здравствуйте, – кивнула Катя.

Витя пожал руку Нику и произнес:

– Ты объяснил ей?

– Нет.

– Тем лучше. Катя, как ты думаешь, для чего тебя сюда позвали?

– Вероятно, для проверки? – уточнила девушка.

– Догадлива. Впрочем, это вполне очевидно. Идем, я тебе кое-что покажу. – Он поправил лямку винтовки и шагнул в сторону парапета. Ученица последовала за ним. – Посмотри на ту площадь. Видишь?

Шагнув на балкон, девушка пошатнулась. Ее чуть не сбило с ног мощным порывом ветра. Прищурившись, она подошла почти к самому краю балкона и уставилась на далекие огни площади в конце квартала.

– Да.

– Что ты видишь на ней?

– Вижу фонтан, на ступенях и на лавочках вижу несколько людей.

– Видишь фигуру женщины, которая стоит у самого входа в здание?

– Не уверена, что это женщина, но да. Я ее вижу.

– Отлично. Запомни ее – это наша приманка.

Девушку вдруг пробило ознобом с головы до пят. Она осознала весь ужас того, свидетелем чего ей предстоит стать.

– Не свидетелем, Кать. – Усмехнулся голос из шлема, продирая страхом до самых костей. – Как ты думаешь, – он перевел тему, – за счет чего наша школа функционирует?

Девушка растерянно помотала головой. Она была жутко удручена, ее трясло от холода и перспективы, которая ее ждала. Из-за этого она не могла нормально думать.

– Мы по сути своей строго засекреченная государственная организация. Нас спонсирует государство. Оно же пользуется нашими услугами в личных целях. Если ребята в правительстве хотят поменять курс развития страны, они это делают. Если им кто-то мешает, приходим мы и разруливаем ситуацию.

«Машина для убийства? Это меня ждет? Зачем я ввязалась во все это?» – судорожно мелькали мысли в ее голове.

– Чтобы забрать свою собаку. – Пожал плечами Витя, вновь заставив ее чувствовать себя беззащитной.

Катя со злостью зыркнула на него.

– Сейчас я поставлю перед тобой задачу, слушай внимательно: чтобы проверить твой уровень владения альфа-ритмами, мы будем использовать это, – он качнул винтовкой на своем плече, – без определенной настройки мозга она не сработает. Такие уж у нас игрушки, – вновь пожал плечами мужчина. – Я установлю винтовку, скорректирую направление ствола и дам отмашку. Ты должна будешь выстрелить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8