Ксения Эшли.

Мятежница



скачать книгу бесплатно

– Подумаешь, виделись всего один раз несколько лет назад, на балу у Уордов. – Она нервно махнула веером в сторону. – Он уже тогда выглядел довольно подозрительно. Было ясно, что в голове у него недобрые мысли.

– Де-воч-ки! – басистый голос отца раздался за дверью.

Оливия ахнула, а Аманда торопливо спрятала свои листовки обратно под подушки и поправила юбки.

Раздался стук, дверь открылась, и в комнату заглянуло улыбающееся лицо генерала Шоу. Ангус был невысоким, полноватым, седым, как мел мужчиной, имел крупный нос, отвислые щеки и носил бакенбарды. К своей внешности он относился философски, заявляя, что несказанно рад тому факту, что его дочери пошли в мать, так как сам он был на три четверти урод.

При виде отца близнецы одинаково улыбнулись. Он замер на секунду, хитро оглядывая дочерей, а потом его лицо расплылось в довольной улыбке.

– Лив и Мэнди, – он указал пальцем на каждую, точно угадывая, кто здесь кто.

Девушки засмеялись. Ангус вошел в комнату и раскрыл свои теплые объятия, сестры тут же бросились ему на шею. Он чмокнул их поочередно в макушки и пробормотал что-то про то, как они выросли, и для полного счастья ему не хватает сейчас лишь Лотти.

Глава 2

Аманда в волнении прижала руки к груди, с трепетом глядя на дверь, где их дворецкий объявлял приезжавших гостей.

– Карик Андонежский с супругой. Кари Мюррел с дочерью. Карик Лирой…

Они вместе с сестрой и отцом стояли на лестнице второго этажа, одетые нарядно в соответствии с сегодняшним праздничным событием. Ангус надел черный бархатный сюртук, белую сорочку с красиво повязанным галстуком и атласные панталоны. Оливия сменила свое домашнее муслиновое платье на красивое, изящное, ярко-зеленого цвета. А Аманда была в наряде, в который обрядилась еще утром, в предвкушении радостного события.

Поместье Шоу тоже было украшено соответственно. В ярком свете изящных канделябров все блестело золотом и серебром. В столовой уже был сервирован стол, на кухне поварихи создавали творения кулинарного искусства. Их хозяин не поскупился на праздничный ужин. Как-никак две его дочери празднуют именины. Хотя нет – три дочери. Но одна впервые в жизни отмечала день рождения вне поместья Шоу.

Дом генерала находился за городом, в пяти милях от Корка. Это было трехэтажное имение из добротного серого камня, стены которого снаружи заросли плющом, с огромным по меркам даже самых богатых лордов хозяйством. Конюшня Шоу славилась своими удивительными скакунами, а плодородные поля, раскинувшиеся вдоль зеленых холмов, ежегодно приносили отличный урожай. Поместье, с одной стороны, было окружено густым хвойным лесом, а с другой – живописной рекой, впадающей своими водами в Эдейское море.

Ангус украдкой подглядывал за девушками. Обе они выглядели просто восхитительно. Но если Лив в довольно откровенном наряде с глубоким декольте тем не менее казалась главной скромницей Глин-Гудвика, то ее сестра даже в пастельном нежном цвете не смогла скрыть своей природной дерзости и озорства.

Генерал понял, что невольно улыбается.

Он обожал всех трех дочерей, но Мэнди всегда была особенной. Непоседа и забияка, в ней с детства клокотало чувство справедливости. В пять лет она запретила вырубать деревья в их поместье, так как во многих из них жили духи леса. В десять умолила отца никогда больше не охотиться на зверей и птиц. В пятнадцать отказалась больше пить чай с сахаром, так как сахарный тростник, выращиваемый на юге, слишком тяжело давался крестьянам, но стоил чересчур дешево для их труда. И Мэнди заявила тогда, что каждый кусочек сахара пропитан потом и кровью простых земледельцев. А в семнадцать с ним чуть приступ не случился, когда он нашел среди ее книг запрещенную литературу о равенстве и справедливости. Он ничего тогда не сказал Мэнди об этом, но стал за ней неустанно следить. Благо сейчас эти смутьяны, сыновья его младшей сестры, были далеко отсюда, а его доченька влюбилась в сына их славных соседей. Поэтому ее голову не дурманили бредовые идеи.

В этот момент слуга известил о приезде кареты с гербом Уилбургов, и все трое: отец и две дочери, встали на лестнице по стойке «смирно». Ангус подметил, как сильно взволновалась Аманда. Она даже слегка вспотела и стала интенсивно обмахивать себя веером. Но вдруг лицо ее побледнело, а глаза округлились.

Когда вместо четы соседей и их сына на пороге дома появился слуга с письмом в руке, Аманда почувствовала сильный холод внутри. Он не приехал, тут же догадалась она и сильно испугалась. Отец и сестра сразу догадались о причинах изменившегося настроения Мэнди, и оба сердито нахмурились.

Слуга быстро поднялся по лестнице, переступая через ступеньки и встав напротив семьи, отвесил поклон генералу.

– Карик Шоу. Я принес известие от своего хозяина, лорда Уилбурга, для кари Шоу.

– Да? – одновременно произнесли Аманда и Оливия и взволнованно уставились на посыльного.

Тот, оторопев немного при виде двух одинаковых женщин, сглотнул и стал переводить взгляд с одной на другую. Оливия, слегка улыбнувшись, сделала шаг назад, оставив сестру наедине со слугой. Тот смущенно покраснел и протянул ей конверт.

– Карик Ирвин просил передать вам искренние поздравления и глубочайшие извинения, что не сможет быть сегодня на вашем празднике. Он и вся его семья заболели.

Лицо девушки стало бледным как мел.

– Ччтто случилось? – одними губами спросила она, в мыслях ярко представляя своего возлюбленного, лежащего на кровати с влажной тряпкой на голове и бьющегося в лихорадке, свирепствовавшей сейчас в округе.

– Ничего серьезного, – поспешил заверить ее слуга. – Лишь легкая простуда. Но карик Уилбург не захотел портить вам праздник своим недомоганием.

Мужчина раскланялся и покинул дом. Дрожащими руками на глазах у сочувствующих родственников Аманда раскрыла конверт и пробежала глазами по кривым строчкам. Ничего нового из того, что она уже услышала из уст посыльного, девушка не прочитала. Ирвин извинялся и поздравлял ее с днем рождения. Аманда нервно поджала подбородок. Нет, ее не расстраивало, что возлюбленный не пришел на праздник, она искренне беспокоилась за его здоровье.

А вот Ангус и Оливия были с ней не согласны. Отец и дочь были раздосадованы поведением парня и не верили, что какая-то простуда могла помешать ему приехать сегодня на бал.

Аманда давилась непролитыми слезами, но чтобы не показывать близким, как она расстроена, девушка глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки. Но подняв голову, она столкнулась с сочувствующими взглядами отца и сестры. Аманда немного смутилась. В конце концов, ничего страшного не произошло, просто предложение руки и сердца откладывается ненадолго…

– Может, спустимся вниз? – предложила Оливия. Ангус смущенно молчал. Он не знал, что говорить в таких случаях.

– Нет, – прошептала Аманда и понуро опустила голову. – Я хотела бы перед ужином подышать свежим воздухом. Прогуляюсь по саду.

И не глядя на родственников, спустилась с лестницы и через кухню вышла на улицу. Лица гостей сливались у нее перед глазами. Она никого не хотела видеть и натянуто улыбалась в ответ на приветствия и поздравления.

Но оказавшись в своем любимом саду, в объятиях лунной ночи молодой весны, девушка вдохнула аромат распускавшихся цветов, и ей стало легче. Воздух был по-весеннему теплым, но кожа тут же покрылась мурашками. Аманда передернула плечами. Из окон дома лил свет, слышались шум, смех и приятная музыка. А здесь, в тишине ночного сада, было так спокойно и безмятежно, что у Аманды вмиг поднялось настроение, и все волнения растаяли как дым.

Решив немного прогуляться перед ужином, она сделала пару нерешительных шагов, а затем смело направилась в лесной гребень, что раскинулся неподалеку. Она навалилась спиной на шершавый ствол векового дуба и прикрыла глаза, прислушиваясь к голосам природы в округе. Монотонно стрекотали сверчки, где-то ухая, пролетела какая-то птица, легкий ветерок шевелил листву на деревьях.

– Кари Шоу, – послышался ни то скрежет, ни то шепот за спиной девушки, заставив ее замереть и округлить глаза от испуга.

Она отпрянула от дерева, резко повернулась и увидела, что к ее большому ужасу ей не показалось – ее в самом деле окликал какой-то человек. И человек этот был весьма неприятной внешности. Выйдя из-за тени дерева, перед Амандой предстал сморщенный бродяга в рваной одежде, который смердел, словно куча навоза. Девушка невольно поморщилась и сделала шаг назад.

– Не бойся меня, кари, – прокряхтел бродяга и протянул к ней сморщенную костлявую руку с грязными, поеденными болезнями ногтями. – Я не причиню тебе вреда.

Аманда лихорадочно соображала, что ей делать дальше. Она оценила расстояние до дома и поняла, что легко сможет вернуться обратно. Судя по тому, что бедняга опирался на сук дерева вместо трости, передвигался он черепашьими шагами. Но как он смог пробраться к ним в поместье? Каменные забор, окружавший имение, был два метра в высоту.

Словно прочитав ее мысли, бродяга ответил:

– Я проник сюда благодаря ветвистой ели, что растет у самого забора с северной стороны.

– Что вам нужно? – резко спросила девушка, всем видом давая понять, что не боится оборванца.

– Нам нужна ваша помощь, кари Аманда. Нам всем.

Откуда он знает ее имя?

– Завтра ворота поместья будут открыты всем желающим, – пояснила она спокойным ровным голосом, которым общалась с людьми в деревне. – Сегодня мы даем бал, а утром можете прийти на кухню и получить свой кусок пирога.

Словно в подтверждение своих слов, девушка услышала болезненное урчание в животе бродяги.

– Нет-нет, – поспешил объясниться он. – Нам нужна помощь иного рода.

Мужчина старательно подбирал слова:

– Вы…эээ…как-то связаны в кариками Маккормик…

Аманда напряглась, услышав фамилию своих кузенов.

– Откуда вы их знаете? – напряженно спросила она и оглянулась по сторонам. Стало ясно, что перед ней представитель сиу. И если кто-то увидит ее в компании мятежника, беды не миновать.

Бродяге все же удалось дотянуться до Аманды. Он тронул своей мозолистой рукой нежную кожу ее пальцев. Девушка не отпрянула и не убрала руку. Мужчина, который, может быть, и не был стар, но выглядел таким из-за тяжелой работы и полнейшей антисанитарии там, где проживал, довольно прохрипел:

– Так мне вас и описывали: добрая, не брезгует простыми людьми…

Он убрал свою руку и нежно уставился на Аманду.

– Кто описывал? – испуганно спросила она.

– В этих краях народ знает про вас, дорогая кари, – ответил бродяга, и девушка почувствовала дурноту. Если про нее знает простой люд, скоро это дойдет и до лордов.

– Итак, что же вы хотели? – заставив себя успокоиться, она решила поскорее закончить этот разговор.

Старик немного занервничал.

– Ведь я могу вам доверять, не так ли?

Аманда кивнула.

– Эээ…дело в том, что завтра у соловых гор состоится набор рекрутов в армию сиу на востоке. Знаете, где это?

Девушка снова кивнула.

– Так вот, – прохрипел оборванец. – В нашей деревне все уже знают об этом. А в ту, что за рекой, новость еще не дошла. Там живет гусляр Самюэл, он-то и набирает людей. Необходимо ему срочно обо все рассказать.

– Но я-то тут при чем? – недоумевала Аманда. – Любой из ваших рыбаков под предлогом продажи рыбы может пойти в деревню и доложить обо всем.

– Никак нельзя. В наших краях рыщут гвардейцы Корка, слежка идет за каждым. Пришел приказ от главы города крестьянам из разных деревень не общаться друг с другом. Мы даже боимся лишний раз на тот берег ходить. А вы кари, вам везде дорога открыта.

Аманда нахмурилась, медленно обдумывая его предложение. Отправиться одной посреди ночи на другой берег реки было настоящим безумием. Но что делать, если людям нужна помощь? Но если кто-то узнает? Да и как она уйдет незамеченной с бала, который открыт в ее честь?

– Я не могу, – прошептала девушка.

Старик, прищурившись, долго глядел на нее, а затем, словно сделав для себя какой-то вывод, пожал плечами и спокойно заметил:

– Понимаю, это не женское дело. Да и вы сасенар. Какая вам забота до бедных обездоленных людей. Вот если бы лорды Маккормики были здесь…

Прохиндей словно знал, за какие ниточки нужно потянуть, чтобы уговорить упрямицу. Аманда насупилась и зафыркала. Мало того что негодник намекнул на ее статус, затем дал понять, что она, как женщина, совершенно слабое существо, а еще и припомнил братьев, которые запрещали ей участвовать в общем «веселье». Теперь ей выдался шанс доказать своим кузенам, что и она не лыком шита.

– Хорошо, – уверенно кивнула Аманда. – Я вам помогу. Только дайте мне одеться.

Бродяга расплылся в довольной улыбке, обнажив редкие гнилые зубы.

– Э нет, кари, я ухожу. Мне нельзя здесь больше оставаться. А вас будет ждать рыбацкая лодка на берегу в миле от таверны «Тетерев и куропатка». Там наш человек, он переправит вас на тот берег, но сам с вами не пойдет. И не волнуйтесь, он понятия не имеет, кто вы, поэтому ваше имя будет нераскрыто.


Впервые за свою недолгую жизнь Аманда испытала одновременно такой набор эмоций. Осторожно глядя по сторонам и закрыв голову капюшоном черного плаща, девушка прокралась из дома через вход для прислуги и засеменила к воротам. Передний двор поместья в этот час был многолюден. Туда-сюда сновали слуги: кто по-прежнему был занят балом, кто убирал сено с дороги, кто занимался каретами гостей, а кто отправлялся домой в деревню.

Аманда незаметно пристроилась с группой купцов, которые громко обсуждали, как им неплохо удалось поторговать сегодня. Ей удалось выйти за ворота поместья, так что стражники не обратили на нее внимания.

Этот вечер стал для нее самым трудным в жизни, а то ли еще будет. Во-первых, пришлось уговорить Лив помочь ей и тем самым сильно напугать сестру и испортить ей все торжество. Но кто-то должен был прикрыть Аманду, если вдруг папа схватится дочери. Сославшись на разболевшуюся голову, она отправилась в свою комнату, где ее и настигла Оливия. Если генерал искренне поверил, что из-за отсутствия Ирвина его Мэнди поникла и совсем не хотела праздновать, то младшую сестру было не провести. Она сразу заметила, как изменилось выражение лица Аманды, и поспешила узнать, что произошло.

– Ты с ума сошла! – вопила девушка, когда сестра предложила ей поменяться местами. – как они часто проделывали это в детстве – если папа вдруг случайно заглянет в ее комнату. – Ты хоть понимаешь, во что ввязываешься, и как это опасно?!

– Понимаю, – кивнула Аманда. – Потому буду крайне осторожна.

Ей понадобилось еще минут двадцать, чтобы успокоить разволновавшуюся сестру и убедить помочь ей. А дальше действовать нужно было быстро.

Ей пришлось пережить не одну волну страха, когда пристроившись за группой купцов, она покинула ворота поместья. Ночь была лунная, и в серебристом свете охранники дома легко могли узнать среди посторонних дочь своего хозяина, даже спрятанную за темным плащом. Но, оказавшись на свободе, девушка глубоко выдохнула и быстрым шагом направилась к реке.

Как и обещал бродяга, она увидела лодку, а рядом с ней рыбака. Аманда нахмурилась и замерла, не в силах сделать и шага. Почему-то в качестве переправщика на тот берег она представляла себе скрюченного старика в дырявой холщевой тунике, но никак не огромного мужчину, возвышавшегося в темноте, словно скала. Он стоял к ней боком, и сквозь темную шерстяную накидку, как и у нее, девушка видела гору мышц и мускулов, широкие плечи, крепкие руки и каменную спину. Аманде вдруг стало не по себе. Даже с такого расстояния она чувствовала ледяную мощь этого человека, непоколебимую уверенность, силу…и опасность. Ей тут же захотелось вернуться в свою уютную теплую комнату.

Девушка остановила себя. Как она может трусить, когда их дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки. На западе и востоке войска сиу медленно, но уверенно продвигались вперед, а значит, Ханлею нужны были рекруты. Многие говорят, что их народ не может без власти. Пусть так, но тогда пусть она будет справедливая, в лице Леланда. И Аманда обязана внести свой маленький вклад в эту борьбу за права и свободы мирных граждан Глин-Гудвика.

Втянув в себя воздух и расправив плечи, она осторожно, но решительно шагнула к переправщику. Теперь он повернулся к ней спиной, слегка согнувшись и занимаясь своими делами. Аманда прочистила горло, привлекая к себе внимание.

– А вот и я! – сказала она, стараясь, чтобы голос ее звучал как можно увереннее.

Она заставила себя стоять на месте и не дрожать, когда эта глыба замерла и медленно повернулась к ней. Он был даже больше, чем ей казалось. И, несмотря на то, что сама девушка была не по-женски высокой, ей пришлось задрать голову, чтобы увидеть его лицо. Хотя это было затруднительно, ведь его голову скрывал капюшон, а вот ее лицо было хорошо ему видно, ведь свет луны, как специально, падал прямо на нее.

Но все же Аманде кое-что удалось разглядеть в тени от капюшона, – а именно золотисто-карие глаза, которые на мгновение замерли и округлись. Она была довольно привлекательной женщиной и привыкла к таким взглядам со стороны мужского пола, но вот чего она не ожидала, что эти самые глаза вдруг опасно сверкнут и прищурятся.

Воцарилась хрупкая тишина.

– Что вы тут делаете? – как будто из мрака услышала Аманда голос незнакомца.

Оторопев от такого вопроса, она на секунду потеряла дар речи.

– Яяя…яяя, – стала заикаться девушка. – Я пришла вам помочь.

Его глаза снова прищурились, а потом Аманда увидела квадратную челюсть и плотно сжатый рот, словно от досады и гнева. Мужчина, а он оказался довольно молодым, долго и оценивающе смотрел на девушку, словно обдумывая, что с ней делать.

В голове Аманды крутился рой мыслей. Может, он типичный мужлан, не привыкший, как и ее братья, чтобы женщина участвовала в опасных делах, и теперь просто не знает, отправить ее домой или все же переправить на тот берег? Но с другой стороны, рыбак должен был знать, что на встречу придет именно она! Аманда испугалась – а вдруг она перепутала и подошла не к тому рыбаку. И что теперь ей делать?

Но, кажется, случилось чудо. Верзила, видимо, обдумав, все же решил принять ее помощь. Окинув девушку таким прямым оценивающим взглядом, словно она была лошадью на ярмарке, он медленно кивнул.

– Так значит, нам помогает кари? – спросил он, и Аманда встретилась с опасным блеском в глазах.

Она заставила себя твердо кивнуть.

– Если я знатная особа и женщина, – заносчиво подметила она, – это еще не значит, что я глупа, бессердечна и слаба!

Мужчина еще раз бегло оглядел ее, хмыкнул и направился к лодке.

– А вот с этим я бы поспорил, – наклонившись, ответил он. – Особенно с первым определением.

Аманда покраснела от досады. Ну, конечно! Чего еще можно ожидать от закоренелого деревенского мужика? Он же привык, чтобы женщина сидела дома у печки и ждала мужа, но никак не лично участвовала в борьбе.

Она поставила руки по бокам и громко заговорила, желая проучить нахала:

– Да, я кари! И я вовсе не глупа, раз именно меня выбрал ваш человек.

– Наш человек? – он повернул голову и с интересом взглянул на Аманду.

– Да, ваш, который приходил сегодня в поместье и попросил о помощи.

– Ах, этот, – мужчина кивнул и снова занялся лодкой.

Девушка нахмурилась. Ну и болван же ей достался в провожатые. Видимо, даже свои его не посвящают в суть дела, а используют исключительно в качестве рабочей силы. Да уж, с такими крепкими руками, держащими весла, она быстро доберется до нужного места.

Рыбак, наконец, перестал копаться и посмотрел на девушку.

– Ну и чего же вы ждете, кари? – он произнес последнее слово с издевкой, словно насмехался над ее положением.

– Я думала, вы подадите мне руку, чтобы я могла сесть в лодку.

В золотисто-карих глазах запрыгали чертики.

– Руку? Ну что вы, кари? Неужели вы позволите прикоснуться к вам грязной шершавой ладонью рыбака? Да и кто только что разглагольствовал о равных правах и возможностях женщин? Так будьте верны себе до конца.

Аманда вспыхнула. Этот верзила – настоящий плут! А ведь она борется за его счастливую жизнь, между прочим.

Гордо подняв голову, девушка прошествовала к лодке и села на корму маленького суденышка, скрестив руки на груди и заметив, как по лицу негодника расплывается кривая улыбка. Глупый увалень. Она никогда не была гордячкой и снобом, но этот рыбак вызывал в ней самые низменные чувства, заставляя думать, что такие, как он, может, и заслужили гнет легиона.

Мужчина оттолкнул лодку от берега и в два шага оказался в середине нее, взявшись за весла.

Первое время они плыли в молчании. Аманда грустно смотрела на темные воды, в которых отражалось серебро полной луны, думая о том, что в это время суток весь подводный мир приходит в движение, и надо быть очень осторожными. Духи рек и низменные подводные существа весьма проказливы и оттого опасны двум ночным путникам. Давным-давно, водные духи вели активную дневную жизнь, но когда легион в тяжелой битве загнал богинь природы в подземелье, низшие волшебные существа, стали прятаться и теперь бодрствовали в основном в темное время суток. Но почему-то в компании этого верзилы девушка чувствовала себя на удивление спокойно. Глядя, как крепкие руки, – между прочим, чистые и гладкие, совсем не похожие на рыбацкие, с подстриженными ногтями, – держат весла, как бугры мышц перекатываются под одеждой при каждом движении, Аманда ощутила странное спокойствие. Если бы он не открывал рот, был идеальным спутником.

Хотя нет. Даже в такой тишине что-то ее беспокоило. Наверное, прежде всего то, что верзила и спускал с нее глаз. Любой бы нервничал, когда кто-то неустанно таращится на тебя. Да еще и совершенно бесстыдно. Мужчина не имеет права так глядеть на женщину. Это неприлично!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8