Кристина Лорен.

Прекрасное начало



скачать книгу бесплатно

Christina Lauren

Beautiful Beginning

Copyright © 2013 by Christina Hobbs and Lauren Billings

© Школа перевода В. Баканова, 2017

© Парахневич Е., перевод, 2017

© ООО «Издательство АСТ», издание на русском языке, 2017

Для наших девочек из фэндома – для всех и для каждой – с их бурными любовными историями, которыми они с нами делились.

Мы начали писать, потому что нам это было необходимо, но не остановились только благодаря вам.

К & Ло


Глава первая

– Да гори оно всё! – Я резко сдвинула груду открыток в центр стола, только Беннетт и бровью не повел. Пришлось мстительно добавить: – А красивый костер получился бы, да?

На его лице появилась слабая тень улыбки. Беннетт работал не покладая рук уже больше часа, однако куча картона перед ним меньше не становилась. Наш обычно безупречный стол был завален голубыми приглашениями на свадьбу. Беннетт сгибал каждую карточку пополам и складывал в аккуратную стопку.

Процедура была до ужаса простой.

Свернуть, отложить.

Свернуть, отложить.

Свернуть, отложить.

Свернуть, отложить.

Меня вся эта рутина медленно сводила с ума. Рано утром нам предстояло вылететь в Сан-Диего, мы уже собрали сумки, оставалось лишь оформить четыре сотни свадебных приглашений… а еще завязать пятьсот синих ленточек на – рррр! – пятистах атласных мешочках с конфетками!

– Знаешь, как можно было бы разнообразить сегодняшний вечер? – поинтересовалась я.

Мельком взглянув на меня, Беннетт потянулся за новой открыткой.

Свернуть, отложить.

– Кляпом?

– Ха-ха, очень смешно. – Я показала большой палец. – Мы могли бы купить билеты на ближайший рейс до Вегаса, быстренько оформить брак и до самого утра трахаться на гигантской кровати для молодоженов.

Он даже не улыбнулся… Впрочем, ничего удивительного – за последние несколько месяцев я предлагала этот вариант тысячу раз.

– Я серьезно. Еще не поздно все бросить и улететь в Лас-Вегас.

Потерев подбородок, Беннетт взялся за новую карточку.

– Ага. Сейчас…

Я, в общем-то, больше дурачилась, но после его слов завелась всерьез и хлопнула ладонью по столу.

– Не смей говорить со мной таким тоном!

– Конечно. Как скажешь.

– Да-да, – ткнула я пальцем. – Именно таким.

Жених наградил меня суровым взглядом… и вдруг подмигнул.

Черт бы его побрал вместе с этой сексуальной привычкой! Злость мигом испарилась.

Он кичился своим высокомерием; я корчила из себя стерву. Что в сумме приводило к сногсшибательному сексу.

Окинув Беннетта жадным взглядом, я закусила нижнюю губу. На нем была старая футболка, заношенная, с растянутым воротом. На подоле пряталась крохотная дырочка – я ее не видела, но прекрасно помнила, как удобно забираться в нее пальцем, чтобы гладить теплый живот.

В этой самой футболке Беннетт был в прошлые выходные, и я жадно мяла в руках синюю ткань, пока он трахал меня у стены ванной.

Я заерзала, пытаясь унять жар между ног.

– На кровати или на полу, выбирай?

Беннетт меня проигнорировал, пришлось добавить шепотом:

– Или я могу залезть под стол и сперва тебе отсосать…

Он ухмыльнулся.

– Не пытайся отлынивать, откупаясь сексом.

– Ну и кто ты после этого? Так нечестно!

– Уж поверь, все будет честно. – Беннетт наконец-то удостоил меня вниманием. – Сперва я доделаю работу, а потом оторвусь на тебе по полной.

– Оторвись сейча-а-ас, – жалобно протянула я, встала и подошла, чтобы запустить пальцы в густые волосы. Он закрыл глаза и застонал. – У тебя же полно денег… Почему мы просто не наймем кого-нибудь для всей этой хрени?

Рассмеявшись, Беннетт отвел мою руку, поцеловав пальцы.

– Хочешь, чтобы мы наняли кого-нибудь складывать приглашения на свадьбу накануне нашего отлета в Сан-Диего?

– Да! А мы бы развлеклись!

– Разве тебе скучно? Приятный вечер, мы наедине… – Он пафосным жестом поднял свой бокал с вином. – Воркуем как счастливые голубки…

Я замотала головой.

– Надо же, я предлагаю тебе заняться сексом, предаться лютому бешеному разврату… а ты предпочитаешь складывать бумажки. Ну и кто из нас портит все веселье?

Пропустив мои слова мимо ушей, Беннетт поднял одну из карточек:

– «Фредерик Миллс, а также Эллиот и Сьюзан Райаны, – зачитал он вслух, а я принялась стаскивать рубашку через голову, – имеют честь пригласить вас на свадьбу своих детей, Хлои Кэролин Миллс и Беннетта Джеймса Райана».

– Да-да, очень романтично, – промурлыкала я. – А теперь иди и поцелуй меня.

– «Службу проведет его преподобие Джеймс Мастерс», – словно не слыша, продолжил Беннетт.

– Подумать только, нашу свадебную церемонию будет вести дряхлый джентльмен со старческим слабоумием, – вздохнула я, роняя рубашку на пол. За ней последовали штаны.

– Преподобный Мастерс поженил моих родителей тридцать пять лет назад, – ласково пожурил меня Беннетт. – Это будет очень романтично. Ну не застегнул он разок ширинку, с кем не бывает?

– Не разок, а трижды! За день!

– Хлоя!

– Ладно-ладно, молчу. – Мне и впрямь стало чуточку стыдно за насмешки над старым человеком, но из головы упрямо не шел тот случай. Мы встретили преподобного Мастерса прошлой осенью в свадебном салоне, при нас он трижды ходил в туалет и всякий раз возвращался с расстегнутой ширинкой. – Если ты думаешь, что он помнит…

Беннетт осадил меня строгим взглядом – и только теперь заметил, что я в одном белье, от чего вмиг изменился в лице.

– Я лишь хочу сказать… – щелкнула застежка бюстгальтера, – что будет немного забавно, если вдруг на середине церемонии он забудет, зачем мы все собрались.

Беннетт отвернулся прежде, чем я оголила грудь. Все свое внимание он сосредоточил на открытке, педантично сложил ее и загладил сгиб ногтем.

– Ты та еще заноза в заднице.

– Знаю. И что?

– Мы почти закончили. – Он иронично приподнял бровь.

Беда в том, что приглашения – это самое мелкое из наших бед. На следующей неделе нам предстоял совместный отдых со всеми родственниками, что грозило обернуться катастрофой похлеще приключений Грисвулдов[1]1
  ?Персонажи комедии «Европейские каникулы» 1985 года.


[Закрыть]
. Так почему бы хоть ненадолго не отвлечься от неприятных мыслей с помощью секса? Один мой отец со своими вечно пьяными сестричками способен довести меня до белого каления, что уж говорить о родне Беннетта в компании Макса и Уилла… В общем, от кровавой расправы нас спасет лишь чудо.

Однако я не стала озвучивать эти мысли вслух, только прошептала:

– Мы быстренько. Отвлекись ненадолго.

Беннетт подался вперед и поцеловал левую грудь.

– Не люблю отвлекаться, когда дела не доделаны…

– Ты не любишь отвлекаться, я не люблю терпеть. Как думаешь, кто из нас добьется своего?

Беннетт провел по соску языком и жадно втянул его в рот. Руки легли мне на бедра, а затем с треском стянули с меня трусики.

Не отводя от меня лукавого взгляда, он облизал и вторую грудь, а пальцы в это время шарили между ног.

– Похоже, моя будущая женушка, будет по-твоему, с приглашениями я разберусь ночью, когда ты уснешь.

Зарывшись руками ему в волосы, я прошептала:

– Не забудь о мешочках с конфетами.

– Не забуду, малыш, – тихо усмехнулся он.

И я снова почувствовало словно теплый порыв летнего ветра: я люблю его, люблю безумно. Всего целиком. Люблю, как горят его глаза, когда он смотрит на меня вот так, а я в тоже время думаю:

Во-первых, это я настаивала на шикарной церемонии.

Во-вторых, это я уверяла, что надо пригласить на свадьбу всю нашу родню даже с самых отдаленных уголков планеты.

В-третьих, мне больше никогда не выпадет шанс покрасоваться в свадебном платье на пляже Коронадо.

Однако вместо того, чтобы укорить меня: что это он проделал большую часть работы и что я, несмотря на все свое нытье, не буду довольна скомканной церемонией в Лас-Вегасе, – Беннетт встал и направился в спальню.

– Ладно, потом. Это последняя ночь, когда мы трахаемся до свадьбы.

Меня так завело это «трахаться», что последнюю часть фразы я осознала, лишь когда Беннетт исчез в темном коридоре.


Когда я добралась до спальни, Беннетт уже раздевался. Он расстегнул ремень, стащил штаны вместе с боксерами и собрался было снять футболку, но вдруг замер, молча уставившись на меня – снять или оставить? Я кивнула, и футболка полетела в общую кучу одежды. Беннетт подошел к кровати и лег на спину.

– Иди сюда, – тихо прорычал он.

Я сделала шаг, однако близко подходить не стала.

– Ты сказал, это последняя ночь, когда мы трахаемся до свадьбы… Ты имел в виду, что дальше секс будет только днем?

– Нет, – усмехнулся он. – Я имел в виду, что после сегодняшней ночи намерен воздерживаться.

В груди шевельнулось незнакомое прежде чувство паники. Я забралась на постель и стала покрывать поцелуями грудь Беннетта.

– «Воздерживаться», значит? Странно, по-твоему, секса у нас не будет до самой субботы?

– Именно так.

Сильные пальцы зарылись мне в волосы и потянули ниже, туда, где наготове подрагивал твердый изогнутый член.

Я замерла на полпути, не замечая, как Беннетт терпеливо выгибает бедра.

– То есть?

– Черт побери, Хлоя, хватит дразниться, возьми мой член себе в рот!

Пропустив приказ мимо ушей, я уселась на Беннетта верхом, чтобы он не мог увернуться, если мне вдруг вздумается его поколотить.

– Ты свихнулся, если думаешь, что я собираюсь пережить четыре дня предсвадебной суматохи без секса.

– Ничего я не свихнулся. Просто хочу, чтобы брачная ночь было особенной. – Беннетт потянул меня выше и, впившись пальцами мне в бедра, рывком прижал к члену. – Слушай, ты же сама хотела по-быстрому заняться сексом. Хватит выделываться.

Я увернулась, пробежав пальцами по особо чувствительной точке между ребрами, и он, дернувшись от щекотки, меня выпустил.

– Это было до того, как я узнала, что в полночь мне закроют доступ к этому шикарному мужскому телу. – Я поцеловала идеально вылепленные губы. – Не понимаю. Брачная ночь бывает только раз в жизни, так что в любом случае выйдет особенной. Какая разница, будем мы всю неделю трахаться как кролики или нет?

– А может, я хочу немного проголодаться? – прошептал Беннетт, горячо целуя мне шею и грудь. – И сделать так, чтобы ты потеряла голову.

Он жадно впился в мою шею. К бедру прижималась его твердая плоть, и мне хотелось поскорей почувствовать ее в себе, услышать, как Беннетт стонет.

И тут я сообразила.

– Все понятно: просто ты хочешь, порвать то белье, которое я прикупила для брачной ночи? Ты хоть знаешь, сколько оно стоит?!

Он тихо рассмеялся.

– Отличная мысль, но не угадала.

Я хорошо знала Беннетта Райана и ни за что в жизни не дам победить в этой схватке. Ни в коем случае. Словами мне его не победить, придется действовать. Я встала, улыбнувшись в ответ на досадливое рычание, и развернулась, нависая попкой над его лицом, а сама при этом жадно потянулась к члену. Беннетт нетерпеливо вцепился в меня, подтягивая ближе, и еще ближе, и еще…

От первого же прикосновения языка, легкого, затем настойчивого, я сладко зажмурилась. Меня дико возбуждали его стоны, невнятное бормотание и крошечные, едва уловимые покусывания. Беннетта это действо распаляло не меньше, потому что он настойчиво выгнулся, понукая меня обхватить рукой основание члена, такого длинного, твердого и гладкого…

С ехидной усмешкой я подула на головку члена и прошептала:

– У тебя такие умелые губы…

Он застонал, но я только устроилась поудобнее, обдавая горячим дыханием пульсирующий ствол. Сжимая основание члена, другой рукой я потянулась ниже и погладила мошонку. Беннетт шумно выдохнул.

Губами и языком он всегда мог довести меня до оргазма быстрее всего, и сейчас я уже закипала. По телу растекались горячие волны, предвещающие мой любимый вид оргазма: когда Беннетт вылизывает меня, а я дразню его ртом. Волна наслаждения внутри меня становилась все жарче, опаляя спину и ноги, и я взорвалась, напрочь забыв о том, что делаю, бездумно сжимая в руке член.

Беннетт сбавил темп, давая успокоиться, поцеловал клитор, ягодицы, бедра и аккуратно перевернул меня на спину. Я провела рукой по животу и груди, чувствуя, как меня колотит от оргазма. Я не забыла, что подло оставила Беннетта без разрядки, но сперва, черт возьми, нужно перевести дух и насладиться восхитительными ощущениями, что дарит мне этот мужчина.

– Просто охренительно хорошо, – задыхаясь, пробормотала я. – У тебя божественный рот. Древние греки назвали бы его бог Языкус.

– Я знаю, что ты задумала.

Я открыла глаза, пытаясь сквозь дымку оргазма разобрать его лицо.

– В смысле?

Он оседлал меня и решительными движениями принялся поглаживать свою плоть.

– Ты надеешься выиграть сражение.

– Какое еще сражение?

Рассмеявшись, Беннетт уперся руками в матрас, нависая надо мной. Член замер в каком-то дюйме от моего рта, и Беннетт, подавшись вперед, провел головкой по нижней губе. Я невольно облизнулась, ощутив на коже влагу. Тут же я почувствовала его вкус, соски затвердели. Мне хотелось взять его в рот, почувствовать, как он движется по языку.

Однако Беннетт тут же отпрянул – и мне оставалось лишь наблюдать, как он ласкает себя.

– Я вижу, как у тебя бьется пульс.

– И что? – сглотнув, прошептала я.

Самодовольная улыбка.

– А то, что ты хочешь этого. – Он вновь наклонился ко мне, мазнув головкой по губам. – Хочешь его облизать. – Рука на члене заходила быстрее, и он сдавленно выдохнул. – Хочешь почувствовать его во рту.

Он прав. Я так сильно этого желала, что млела от предвкушения.

– Куда мне до тебя, – выдавила я. – Ты-то и дня без секса не выдержишь.

Он вдруг замер и слез с меня. На мгновение показалось, что сейчас он раздвинет мне ноги и оттрахает по полной, но Беннетт, склонив голову набок, только окинул меня задумчивым взглядом, встал с кровати и принялся одеваться.

– Ты что делаешь? – спросила я, приподнимаясь на локте.

– Доказываю, что ты ошибаешься.

Беннетт исчез за дверью.

– И чего ты такой упрямый? – крикнула я вслед. Из коридора донеслось лишь тихое фырканье. – Позволь напомнить, утром я сделала тебе минет в душе, так что технически у нас сегодня уже был секс.

Он сейчас придет. Куда он денется? А я подожду.

Я легла на спину, глядя в потолок. Кожа была горячей, между ног ныло. Тело отказывалось внимать разуму и требовало догнать Беннетта и попросить, чтобы в этот раз он взял меня по-настоящему – жарко и неистово.

В кухне открылась дверца холодильника, и я подскочила. Этот подонок что, решил перекусить?!

Не успев одуматься, я, как была голышом, ринулась в коридор. Чуть не поскользнувшись на деревянном полу, влетела в кухню как раз в тот момент, когда Беннетт, набрав целую охапку еды, закрывал холодильник.

– Ты что, блин, издеваешься?! – Я нависла над столом, где он собрался делать бутерброд. – Тебе правда гребаной индейки захотелось?

Беннетт неторопливо прошелся по мне взглядом, задержавшись на всех стратегических местах – этот ублюдок и не думал скрывать, как сильно хочет меня, – и наконец посмотрел в лицо.

– Я решил, раз уж моя невеста играет в стерву, а сам себе отсосать не могу, так хоть поем.

– Но ведь… – Я запнулась, не зная, как бы половчее в качестве главного блюда предложить себя. Он криво усмехнулся, и я фыркнула. – Сволочь!

– Хочешь секса? Ладно, но только на моих условиях. Сегодня, Миллс, будет последняя ночь, когда ты трахаешься под этой фамилией.

Он расплылся в самодовольной улыбке.

Нет уж, я этого так не оставлю.

– А мы, между прочим, насчет смены фамилии так и не договорились. Я по-прежнему голосую за Хлою Майан и Беннетта Риллза.

– Сообщи, когда определишься. – Он несколько секунд глядел мне в глаза и вдруг подался ближе – одно движение, и я смогу его поцеловать. Я потянулась было к нему, но он отпрянул. – Скажи «Я хочу тебя, Беннетт, пожалуйста, возьми меня», и я оттрахаю тебя так, что ты неделю не сможешь сидеть, не думая обо мне.

Я открыла рот, но не сумела выдавить ни слова. Беннетт, понимающе усмехнувшись, вернулся к своему сэндвичу.

Он так и не надел рубашку, сверкая голым торсом. Его кожа была гладкой и ровной, загоревшей на весеннем солнце. На руках играли мышцы, когда он открывал банку горчицы, доставал нож, отрезал ломоть хлеба. Такие простые обыденные жесты – однако в исполнении полуголого Беннетта они смотрелись как самое крутое порно. Я обожала его тело, темные волосы, смуглую кожу, крепкие мускулы…

Вот ведь влипла!..

Я жадно глядела, как он облизывает губы. Волосы Беннетта растрепались и упали на лоб. Пожирая его взглядом, я заметила то, чего он не смог бы скрыть при всем желании: под тканью боксеров вполне отчетливо прорисовывался напряженный член.

Вот чеееерт…

Я открыла рот для новой попытки, и Беннетт, не глядя на меня, чуть наклонился, подставляя ухо. Разочарованно выдохнув, я зажмурилась.

– Беннетт…

– Что ты сказала? Не расслышал.

Сглотнув, я пробормотала:

– Пожалуйста.

– Что пожалуйста?

«Пожалуйста, Беннетт, отвали нахрен», – чуть было не слетело у меня с языка. Впрочем, кому я вру? Мне же безумно хочется поскорее затащить его в постель. Так что, набрав полную грудь воздуха, я выпалила:

– Пожалуйста, Беннетт, я хочу тебя.

Послышался дикий грохот: одним движением Беннетт смел с кухонного стола все, что там было. Банка разбилась, нож, отскочив от плитки, воткнулся в плинтус. Беннетт дернул меня к себе, впиваясь в губы, пропихнул язык мне в рот и, к моему глубочайшему удовлетворению, утробно застонал.

Игры закончились, ласки и нежность остались в прошлом. Беннетт затащил меня на стол, опрокинул на спину и, прижав широкую ладонь к груди, заставил распластаться по холодному мрамору. Другой рукой он развел мне ноги и сдернул с себя чертовы боксеры. Прежде чем я успела извиниться за свое поведение (потому что и впрямь вела себя как последняя стерва), он вошел в меня и начал двигаться в выверенном ритме.

Убрав руку с груди, он поднял мне ноги и закинул себе на плечи, толкнувшись при этом так глубоко, что меня пронзило до самого сердца. Запрокинув от удовольствия голову, он сжал мои бедра, удерживая на месте. Стол был достаточно крепким, чтобы выдержать нас обоих, и все же я хваталась за край, чтобы при каждом выпаде прижиматься к Беннетту еще сильнее. Однако мне было мало, я хотела больше, глубже, грубее.

Он сказал, что это последний раз до свадьбы, и лишь его прикосновения не давали мне сорваться в истерику. Я должна почувствовать его в себе как никогда раньше, чтобы надолго удержать это ощущение.

– Черт, до чего же ты мокрая, – выдохнул Беннетт, открывая глаза. – Как же мне вытерпеть все это время? Ты ведь даже не знаешь, как сильно я тебя хочу.

– Тогда зачем? – прошептала я. – Зачем терпеть?

Он наклонился, отчего мои бедра плотно прижались к груди.

– Потому что это единственная возможность просто радоваться тому, что ты рядом. – Он подул мне на шею и облизнул. Горячий язык опалил кожу. – Не думать при этом, как украдкой залезть тебе под юбку. Не злиться, что нам постоянно мешают. Я одержим тобой. И хочу показать, что могу быть другим.

– А если мне это не нужно?

Зарывшись носом в шею, он сбавил темп – и я поняла, что он почти достиг точки невозврата. Беннетт прижался ко мне, поймав тот самый, идеальный ритм – и заставил забыть о вопросе, сосредоточившись лишь на безумных ощущениях между ног.

Он стал решительно доводить меня до оргазма, толкаясь внутрь и выскальзывая наружу, а я могла лишь цепляться за его плечи, оставляя метки от ногтей. Спину саднило, столешница была твердой и холодной, но сейчас все это не имело никакого значения. Плевать, пусть вся буду в синяках, я хотела лишь одного – поскорее добраться до пика.

Когда меня накрыло оргазмом, это было так, словно вся я пошла серебряной рябью, переполняясь изнутри. Мне казалось, я больше не выдержу, перед глазами почернело. Я закричала, цепляясь за Беннетта и желая втянуть его в себя целиком.

Движения Беннетта стали резкими и рваными, и вдруг он навалился на меня.

– А-ар-р-рх! – зарычал он, и рев эхом заметался под высоким потолком.

Хоть столешница и была ледяной, мы оба взмокли от пота и еле дышали. Беннетт приподнялся на руках, продолжая медленно скользить во мне, будто не желая останавливаться.

Он кончил, но ему словно было этого мало. Беннетт походил сейчас на хищника, который лишь попробовал добычу и жаждал теперь сожрать ее целиком. Мне нравилось, как он, сам того не замечая, теряет над собой контроль. Этим он отличался от сдержанного спокойного Беннетта, которого знали другие. Глаза у него потемнели, руки слепо шарили по моим бедрам, животу и груди. Он опустил голову и жадно прикусил мою шею.

– Осторожнее, не оставь засос, – сипло предупредила я. – А то платье…

Тут же отпрянув, он взглянул на меня, и в его глазах всплыло понимание, что мы не одни в этом мире, что вскоре нам предстоит общаться с другими людьми. А мое свадебное платье слишком открытое, и любые отметины будут на виду.

– Прости, – шепнул он. – Я просто…

– Знаю.

Я провела рукой по его волосам, притягивая Беннетта к себе и мечтая остаться здесь навсегда – лежать на кухонном столе и чувствовать на себе тяжесть мужского тела.

Он выдохнул и обмяк, словно у него разом кончились силы. Последние месяцы Беннетт не только помогал со свадьбой, но и удерживал меня в здравом рассудке – и это вконец его вымотало. Перебирая темные пряди, я закрыла глаза. Приятно иногда сознавать, что Беннетт – простой смертный, который тоже устает и нуждается в нежности. Он идеальный любовник, отличный босс, прекрасный друг… Как ему это удается? Наверное, порой Беннетту хочется, чтобы рядом была тихая безропотная женщина, которая не станет спорить по любому поводу. В груди зашевелилось сомнение, однако я опомнилась прежде, чем оно успело там обосноваться. Губы сами собой растянулись в ухмылке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное