Кристина Линси.

Опасные аномалии



скачать книгу бесплатно

Всем сотрудникам скорой медицинской помощи и их пациентам посвящается


© Кристина Линси, 2017


ISBN 978-5-4474-4371-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Ночью все силуэты кажутся черными, а в лесу видимость резко ухудшается. Брюнетка в темной одежде могла бы легко скрыться среди деревьев, притаиться в кустарнике. Но она поступила неразумно, устремившись к пустой трассе. Женщина бежала по обочине, вдоль дороги. Дрон хорошо видел ее. Расстояние между ними сокращалось. Скоро брюнетка устанет, и преследователь настигнет ее.

У Дрона было много имен. Новой знакомой он представился Эдуардом. Дрон обещал, что эту ночь они проведут на даче, в романтической обстановке. Брюнетка поверила. Она запаниковала лишь после того, как машина, свернув на проселочную дорогу, остановилась возле оврага. Дрон все рассчитал заранее. Машину с трассы не видно. Там он ее и оставит. А жертву спрячет в лесу, засыпав травой и ветвями. Но женщина ускользнула прежде, чем он успел достать удавку. Дрон не любил кровь. Он убивал разными способами, хотя предпочитал душить свои жертвы. Брюнетка не заслужила легкую смерть. Но ей повезло. Дрон ограничен во времени, поэтому она умрет быстро. А Дрона никто не заподозрит. У него надежное алиби.

Мимо промчалась белая машина с красными, словно кровь, полосами и крестом такого же цвета. «Скорая» возвращалась в город. Дрон уважал медиков, хотя сам никогда не пользовался их услугами. Он молодой и здоровый. Медики спасли Арна, который был дорог Дрону. Это случилось несколько лет назад. Арн все равно потом умер, нелепо, внезапно, по собственной глупости. А Дрон, его ученик, остался. Он продолжал дело Арна, только более осторожно и получал от этого удовольствие. Дрон знал, что наступит вторая фаза, и тогда ему потребуется медицинская помощь. Но пока у него все нормально. Дрон контролирует себя и действует так, что его невозможно вычислить. Он имитирует несчастные случаи и ограбления. Иногда Дрон прячет трупы таким образом, что их не находят или обнаруживают слишком поздно, когда уже невозможно опознать.

«Скорая» затормозила рядом с женщиной. Брюнетка метнулась к ней и скрылась внутри. Машина двинулась дальше. Дрон ошеломленно замер. Нет! Это невозможно! Медики забрали его жертву! Зачем?! Женщина не просила о помощи! Ее жизнь должна была оборваться здесь, сейчас! Но брюнетка уехала, а Дрон остался. Теперь он должен спасать себя! Женщина расскажет о нем медикам, а те сообщат в милицию. Дрон так был уверен в себе, что не прятал свое лицо. Мертвые молчат. Но брюнетка выжила. «Не паникуй! Тебя не найдут!» – пытался успокоить себя Дрон. «Имя фальшивое. Машина чужая, краденая».

Автомобиль Дрон отогнал в другое место и сжег. Потом уехал в соседний город на новой машине, владелец которой нашел свой последний приют в лесу. Машину бросил в центре города и даже не стал закрывать.

Домой вернулся на автобусе, уже засветло. Принял душ, позавтракал и спокойно отправился на работу. Никто ничего не заподозрил.

Часть 1. Настоящее-прошлое (1992 – 1993 гг.)

Глава 1

Подъем на пятый этаж несложен для молодых, здоровых и энергичных людей. Лена относилась именно к такой категории. Ей уже исполнилось двадцать четыре года, но выглядела она гораздо моложе и была довольна своей внешностью. Не каждая представительница прекрасного пола может похвастаться тонкой талией, пышным бюстом и длинными, стройными ногами. Лена имела все это, не прилагая никаких усилий, без изнурительных диет, лекарств и физических упражнений. С волосами ей тоже повезло. Густые каштановые локоны, вьющиеся от природы крупными кольцами, не требовали особого ухода и не нуждались в укладках. Светло – голубые глаза, маленький нос и пухлые розовые губы придавали ее лицу особый шарм. Лена оценивала себя критически – симпатичная, привлекательная, но не красавица. Хотя красота не имела никакого значения в ее профессии.

Каждый врач должен быть добрым, грамотным, внимательным, терпеливым, аккуратным, корректным, честным и принципиальным. Так их учили в институте, и Лена старалась соответствовать этим требованиям.

После интернатуры она стала работать в поликлинике участковым терапевтом. Ей достался участок, от которого отказались более опытные коллеги. Основную часть территории занимал частный сектор и двухэтажные бараки. Пятиэтажек было две, и обе находились далеко от поликлиники. Вызывали туда гораздо чаще, чем в другие дома. В пятиэтажках жили, в основном, пенсионеры и инвалиды с неизлечимыми хроническими заболеваниями и массой претензий ко всей медицине.

В тот день Лена опять отправилась в одну из пятиэтажек. Увидев возле подъезда машину скорой медицинской помощи, Лена не придала этому особого значения. Пенсионеры и инвалиды ежедневно развлекались таким способом. Они не надеялись на то, что «скорая» решит все их проблемы, а просто ждали сочувствия. Но Лена направлялась не к ним. Участкового терапевта вызвала молодая женщина, которая была незнакома Лене, потому что прежде не обращалась в поликлинику. Ее квартира находилась на пятом этаже. Поднимаясь туда, Лена пыталась угадать причину вызова врача на дом. Наиболее вероятным поводом ей казалось повышение температуры. В августе всегда много ангин. Это связано с употреблением холодных напитков и мороженого.

На лестничной площадке пятого этажа толпились люди. Дверь нужной квартиры была открыта. «Что там случилось?» – удивленно подумала Лена.

Из квартиры вышли двое в белых халатах. Мужчина держал в руке металлический чемодан с красным крестом. Девушка несла миниатюрную черную сумку. «Неужели пациентке так плохо? У нее очень высокая температура?»

– Вас вызвала Юлия Степнова? – уточнила Лена.

– А кем Вы ей приходитесь? – поинтересовалась девушка.

Лене показалось, будто в ее взгляде промелькнуло сочувствие.

– Я участковый терапевт, – ответила Лена.

– Кравцова Елена Николаевна? – уточнил мужчина в белом халате.

– Да, – подтвердила Лена изумленно, уверенная в том, что незнакома с ним.

Мужчина был молодой, высокий и эффектный. Белый халат не скрывал спортивное телосложение. Кудрявые светло – русые волосы и симпатичное лицо с мягкими чертами ассоциировались с добрым характером, но серо – зеленые глаза казались ледяными, и в них проскальзывало что – то неприятное.

– Мы представляли Вас иначе, – сказала девушка с изменившимся лицом. Теперь она смотрела на Лену осуждающе.

Девушка была необычайно красива – безупречная, идеальная фигура, нежная, персиковая кожа, изящные черты лица. Огромные, темно – зеленые глаза с длинными, густыми ресницами и толстая черная коса, опускающаяся ниже пояса, создавали иллюзию нереальности, будто очаровательная актриса играет роль медсестры. Ростом она превышала Лену, хотя казалась совсем юной.

Лена вспомнила Новицкого, преподавателя по терапии, который негативно отзывался о скорой медицинской помощи. Он говорил, что там работают тупицы, неряхи, лентяи и алкоголики. Студенты не спорили с преподавателем. Во время практики они должны были дежурить на «скорой», но всего лишь пять раз по три часа. Что можно узнать за пятнадцать часов? Особенно если учесть, что многие пропускали дежурства, сокращая их число до двух или одного. В дневниках они писали выдуманные истории о глупых, неграмотных врачах, неправильно оказывающих помощь пациентам. Новицкий слушал лгунов, одобрительно кивал и ехидно улыбался. Лена честно отработала свои пять дежурств, но не смогла понять, прав ли Новицкий, потому что каждый раз повторялось одно и то же. Лену отправляли на вызов вместе с пожилой, полной, неопрятной женщиной, которая работала без фельдшера. Пациенты попадались не моложе доктора и жаловались на обострение хронических заболеваний. Только один раз вызвали на уличную травму.

Медики, которых Лена встретила на лестничной площадке пятого этажа, совершенно не соответствовали ее представлениям о сотрудниках скорой медицинской помощи. Новицкий, наверное, удивился бы, увидев их.

– Что случилось с Юлией Степновой? – спросила Лена.

Мужчина хотел что – то сказать, но девушка опередила его.

– Идите в квартиру, Елена Николаевна! Вас там ждут.

Сотрудники «скорой» удалились. Лена осторожно вошла в открытую дверь.

Путь преградил мужчина в милицейской форме и заявил, что посторонним нельзя здесь находиться.

– Меня вызвала Юлия Степнова, – объяснила Лена. – Я участковый терапевт.

– Кравцова Елена Николаевна? – милиционер смотрел на нее, как на привидение.

Лене стало не по себе. Она, молча, кивнула. Милиционер пропустил ее в коридор и указал на дверь в комнату. Лена догадалась, что там увидит, но хотела, чтобы предположение не подтвердилось.

В комнате находились трое мужчин в милицейской форме и двое в штатском. А на полу, на шикарном светлом ковре, лежала светловолосая женщина в роскошном синем платье. Ее глаза были закрыты. Синевато – белое лицо напоминало жуткую маску. Поза казалась неестественной.

– Мертва?! – пробормотала Лена испуганно.

– Медики со «скорой» сказали, что она не подлежит реанимации, потому что смерть наступила давно, – сообщил милиционер.

Мужчина в штатском показал Лене записку, обнаруженную рядом с трупом. Надпись, сделанная красным фломастером на альбомном листе, выглядела ужасно, а ее содержание шокировало. «В моей смерти виновна участковый терапевт Кравцова Елена Николаевна!».

– Эту женщину я вижу впервые, – сказала Лена. – Она никогда не обращалась ко мне.

– Почему же Юлия Степнова вызвала Вас сегодня? – поинтересовался мужчина в штатском, недоверчиво глядя на нее.

– Не знаю, – ответила Лена, ощущая ледяной ком в горле.

Ей стало понятно, почему медики со «скорой» вели себя так странно. Они тоже считали Елену Кравцову преступницей!

– Это неправда! Я не убивала Степнову! – крикнула Лена и не узнала свой голос, дрожащий от волнения, возмущения и страха.

«Я невиновна, но не в состоянии доказать свою непричастность. Меня арестуют, передадут дело в суд и накажут за то, что я не совершала!» – думала Лена, с трудом сдерживая слезы.

– Успокойтесь, Елена Николаевна! Никто Вас ни в чем не обвиняет. Но Вам придется поехать с нами для составления протокола, – произнес мужчина в штатском.

Дальнейшее Лена помнила смутно, словно в тумане. Она куда – то ехала в милицейской машине. Потом сидела в прокуренной комнате, отвечала на вопросы и подписывала протокол.

Домой вернулась вечером, упала на диван и расплакалась. Мама пыталась напоить ее валерьяной. Отец требовал немедленно рассказать о том, что случилось. Но Лена не могла говорить. Вместо слов с губ срывались рыдания. Мама заявила, что нужно вызвать «скорую» и милицию.

– Нет! – завопила Лена. – С меня на сегодня достаточно!

– Что ты натворила? – встревожено спросил отец.

– Почему она? – обиженно воскликнула мама. – Нашу девочку кто—то обидел!

Лена была единственным ребенком в семье. Родители обожали и баловали ее. Мама считала дочку безгрешным ангелом. Отец относился к Лене более критично, но никогда не наказывал и не ругал, а только проводил воспитательные беседы.

– Меня обвиняют в убийстве! – объявила Лена.

Родители остолбенели. Мама побледнела и выпила лекарство, приготовленное для дочки. Отец ошеломленно смотрел на Лену, не находя нужных слов.

Первой опомнилась мама.

– Ты ошиблась в диагнозе или в лечении? – уточнила она.

Лена проинформировала родителей о событиях минувшего дня. После бурного обсуждения отец заявил, что будет жаловаться прокурору.

Утром Лену вызвала заведующая поликлиникой, Алевтина Романовна, солидная сорокалетняя дама с модными красными волосами, испорченными химической завивкой.

– Вчера Вы не обслужили вызова! – произнесла заведующая скорее удивлено, чем осуждающе. Она считала Елену Кравцову самой добросовестной из всех врачей.

Лена объяснила причину. Алевтина Романовна нахмурилась.

– Если Вы незнакомы с Юлией Степновой, то почему она обвиняет Вас?

– Мне это тоже непонятно, – ответила Лена.

– Продолжайте работать и не забудьте про тех пациентов, к которым не явились вчера! – сказала заведующая.

Лена отправилась на вызова. Слушая пациентов, она не могла сосредоточиться, потому что думала о Юлии Степновой и непонятной записке.

После обеда она вернулась в поликлинику. Возле кабинета к ней подошел молодой голубоглазый блондин, показавшийся знакомым.

– Елена Николаевна! Мне надо срочно побеседовать с Вами! – взволнованно произнес он.

– Прием начнется через полчаса, – ответила Лена, приняв его за пациента.

– Я Алексей Степнов, муж Юли, – пояснил он.

Лена пригласила его в кабинет.

– Простите меня, если можете! Это я виноват! Вы лечили мою бабушку, Валентину Ивановну Устинову, – торопливо заговорил посетитель. – Бабушка хвалила Вас, и моя мама хорошо отзывалась о новом участковом терапевте.

– У Валентины Ивановны деформирующий остеоартроз. А Вы приходили за рецептами для нее, – вспомнила Лена.

– Верно, – подтвердил Алексей и продолжил. – Я рассказывал о Вас жене, а она неправильно поняла. Юля была очень ревнива и серьезно больна. Она наблюдалась у психиатра по поводу попыток самоубийства. Когда мне сообщили, что Юля отравилась и написала нелепое обвинение, я понял, что ее болезнь обострилась, и объяснил это следователю. Дело обещали закрыть. Вас больше не станут беспокоить.

– Спасибо, Алексей! – улыбнулась Лена и тут же упрекнула себя за бестактность. Нельзя радоваться, когда рядом находится человек, у которого беда!

– Вы не обиделись на меня? – уточнил он.

– Нет. Примите мои соболезнования!

– Наверное, это звучит цинично, но я не огорчен тем, что произошло. Моя жизнь превратилась в кошмар вскоре после свадьбы. Теперь все закончилось. У меня словно камень с души свалился.

Разговор прервала медсестра Галя. Алексей торопливо попрощался и покинул кабинет.

– Симпатичный мужчина! – прокомментировала Галя.

Ее внешние данные оставляли желать лучшего. Худощавая, длинноносая брюнетка с узкими серыми глазами и короткой стрижкой не пользовалась успехом у представителей сильного пола. Но Галя считала себя неотразимой и мечтала о принце. Алексей Степнов мог бы подойти на эту роль. Он обеспечен и привлекателен. Только Алексей вряд ли заинтересуется Галей.

– Его супруга отравилась вчера, – сообщила Лена.

– Я в курсе, – отозвалась Галя. – Она страдала шизофренией.

«Этот диагноз реабилитировал меня. Хотя я ни в чем не виновна», – мысленно добавила Лена.

Спустя три дня после похорон Юлии Степновой Алексей явился за рецептом для бабушки и пригласил Лену в кино. Она вежливо отказалась и, желая предотвратить дальнейшие попытки ухаживания, солгала, будто имеет жениха.

– Кто он? – поинтересовался Алексей.

– Вам необязательно знать о нем, – ответила Лена.

Она еще не думала о замужестве всерьез, потому что не встретила подходящего человека и даже не представляла, каким он должен быть.

– Извините, если обидел! Желаю Вам успехов в работе и счастья в личной жизни! – Алексей улыбнулся, но в глазах затаилась грусть.

Лене стало жалко его. Но жалость – не любовь. Это чувство лишь унижает и губит. А Степнов достоин лучшего. Он еще найдет свое счастье. «Чем мне не нравится Алексей?» – задала себе вопрос Лена и недолго раздумывая, ответила: «Ничем! Он симпатичный, добрый, скромный, богатый и честный. Не удивлюсь, если у него нет вредных привычек».

Не сдержав любопытство, она спросила:

– Вы курите?

– Нет, – Алексей внимательно посмотрел на участкового терапевта и, предугадал следующий вопрос. – Алкоголь тоже не употребляю.

– Идеальный мужчина! – сделала вывод Лена.

– Спасибо за комплимент! – повеселел Алексей.

– Мы можем остаться друзьями, – предложила Лена.

– Естественно, – согласился Алексей. – Если Вам понадобится моя помощь, обращайтесь в любое время.

«Он сказал так из вежливости. Ему не нужна моя дружба», – предположила Лена.

Вскоре она узнала, что Алексей стал встречаться с Галей. «Если он хочет заставить меня ревновать, то это глупо», – подумала Лена.

Когда Галя объявила, что выходит замуж за Алексея Степнова, Лена не поверила ей. Но Галя не обманула. Свадьба состоялась. Лене пришлось присутствовать там по просьбе Гали в качестве свидетельницы.

Невеста светилась от счастья и казалась почти хорошенькой. Жених тоже выглядел радостным.

А через три дня их обоих не стало. Супруги Степновы погибли во время пожара на даче. Узнав об этом, Лена похолодела от ужаса. Ее ошеломила не только нелепая смерть Степновых, но и то, что она могла бы оказаться на месте Гали, если бы не отказала Алексею.

Галю и Алексея хоронили в закрытых гробах, так как трупы сильно обгорели. От гробов пахло не дымом, а сушеными травами и ладаном. Этот запах вызывал тошноту. Лене хотелось убежать и скрыться от всех, но она была обязана ехать на кладбище.

Лена и Галя не были подругами, хотя хорошо относились друг к другу. Они жили в соседних домах и учились в одной школе. Галя была моложе Лены на три года и периодически обращалась к ней по разным вопросам. Лена охотно решала ее проблемы. Когда Лена стала работать в поликлинике, Галя перевелась на ее участок, чтобы помочь молодому доктору.

После смерти Гали ее место заняла другая медсестра, пенсионерка Лидия Семеновна. Лена ничего не имела против нее, но без Гали кабинет казался пустым, и работа не ладилась так, как прежде.

Глава 2

На очередной вызов Лена шла неохотно и медленно. Она точно знала, что ничем не сможет помочь пятидесятилетней женщине, которая обратилась к специалистам слишком поздно. Опухоль уже стала неоперабельной и дала множественные метастазы. Сочувствуя пациентке, Лена не говорила правду и советовала продолжить лечение, назначенное онкологом.

Но на этот раз, вопреки ожиданиям, ей не пришлось лгать и успокаивать пациентку.

– Я знаю, что скоро умру и не боюсь смерти, – сказала женщина. – Меня беспокоит сын.

– Он болен? – удивилась Лена.

Сын пациентки, Андрей – высокий, полноватый, интеллигентный и застенчивый, производил впечатление совершенно здорового человека.

– Нет, слава богу! – бледное, изможденное лицо женщины озарила улыбка. – У нас с ним нет никого, и я не хочу, чтобы он остался один. Андрею уже двадцать пять лет. Ему надо завести семью, но он стеснительный и малообщительный. Сам Андрей не сможет найти подходящую девушку. А Вы ведь тоже не замужем?

Женщина посмотрела на участкового терапевта вопросительно и смущенно.

– Да, я свободна, – подтвердила Лена, ошеломленная ее словами. – Мне нравится Андрей как хороший человек, любящий свою маму и заботящийся о ней. Но я никогда не думала о нем, как о потенциальном супруге.

– А Вы подумайте! Он, конечно, не красавец и зарабатывает немного, зато добрый, надежный и без вредных привычек.

– Но я не знаю, как Ваш сын относится ко мне, – задумчиво произнесла Лена, понимая, что пациентка права. Участковому терапевту Елене Кравцовой давно пора выйти замуж. Андрей Данилин мог бы стать для нее хорошим супругом.

– Андрюша в восторге от Вас! – заверила пациентка. – Только он не решится первым заговорить на эту тему.

– Предлагаете мне сделать ему предложение? – иронично осведомилась Лена.

Женщина рассмеялась.

Внезапно в комнату вошел Андрей. Лена покраснела.

– Почему ты вернулся так рано? – спросила женщина, глядя на сына удивленно и радостно.

– Мне дали отгул. Я переживал за тебя и поспешил домой.

– У меня все нормально. Мне даже стало лучше.

– Заметно, улыбнулся Андрей. – Я давно уже не видел тебя такой веселой.

– Елена Николаевна знает, как поднять настроение своим пациентам. Между прочим, она свободна. Пригласи ее в кино!

Лена вспомнила Алексея Степнова.

– Нет! Только не в кино! – испуганно произнесла она.

Пациентка и ее сын изумленно взглянули на участкового терапевта.

– Извините! У меня сегодня много вызовов! – пробормотала Лена, направляясь к выходу.

Она опять солгала этой женщине. Вызовы закончились. Лене хотелось побыть одной и все обдумать.

До начала приема оставалось полтора часа. Обедать не хотелось. Лена отправилась в поликлинику.

Дверь ее кабинета была приоткрыта, и оттуда доносились женские голоса. «Предыдущая смена ведет прием», – предположила Лена и села на стул в коридоре, ожидая, пока кабинет освободится.

– Это возмутительно! – раздался из-за двери голос Натальи Ивановны. Она работала в процедурном кабинете и всегда была чем-то недовольна. – Мы со Светой ютимся в маленькой комнате, в коммуналке, а у них на троих – трехкомнатная квартира! Но ей этого мало! Она хочет получить еще двушку! Нахалка! Я не позволю ей отбить жениха у Светы!

– Света – миловидная приятная девушка, – тактично произнесла Лидия Семеновна. – Я рада, что у нее появился жених.

Лена с трудом удержалась от смеха. Тридцатилетняя Светлана Бойкова из физкабинета отличалась скверным характером и отсутствием трудолюбия. А миловидной ее можно было назвать только из вежливости.

– Жених есть, только он пока не знает об этом, – заявила Наталья Ивановна.

Лидия Семеновна, не выдержав, расхохоталась.

– Что в этом смешного?! – завопила Наталья Ивановна.

– Анекдот вспомнила, – отозвалась собеседница.

Наталья Ивановна, наконец, освободила чужой кабинет, громко хлопнув дверью на прощание. Не заметив Лену, сидящую в коридоре, она пронеслась мимо, стуча каблуками и бормоча что-то невнятное.

Когда Лена вошла, Лидия Семеновна еще не успокоилась. Ее тучное тело колыхалось от смеха, слезы текли по щекам вместе с тушью.

– Елена Николаевна, если б Вы только знали, что придумала Наташа Бойкова!

– Очередную глупость, – улыбнулась в ответ Лена.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4